Тай­ны ре­фор­ми­ро­ва­ния «лес­ных от­но­ше­ний» в Укра­ине

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Орест ФУРДЫЧКО, Алек­сан­дер КОВАЛИВ, д.э.н.

Зем­ли лес­но­го фон­да за­ни­ма­ют по­чти пя­тую часть су­ши всей тер­ри­то­рии Укра­и­ны — бо­лее 10,6 млн га.

Глав­ной про­бле­мой и пре­пят­стви­ем на­сто­я­ще­го ре­фор­ми­ро­ва­ния «лес­ных от­но­ше­ний» в Укра­ине с по­зи­ций на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов яв­ля­ет­ся се­рьез­ная несо­гла­со­ван­ность за­ко­но­да­тель­ных ак­тов не толь­ко меж­ду со­бой, осо­бен­но Лес­но­го ко­дек­са Укра­и­ны (ЛК) с Зе­мель­ным ко­дек­сом Укра­и­ны (ЗК), но и с де­кла­ри­ру­е­мы­ми нор­ма­ми Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны (КУ) как нор­ма­ми пря­мо­го дей­ствия. Еще боль­шую тре­во­гу вы­зы­ва­ют нрав­ствен­но-эти­че­ские ас­пек­ты мол­ча­ли­во­го со­гла­сия мно­го­чис­лен­ных уче­ных, экс­пер­тов-юри­стов и за­ко­но­да­те­лей с та­ким несо­от­вет­стви­ем, ко­то­рое по­рож­да­ет так­же по­до­зре­ния в том, что до­пу­щен­ные зло­де­я­ния со­вер­ше­ны пред­на­ме­рен­но — слов­но в уго­ду недоб­ро­со­вест­ным чи­нов­ни­кам ор­га­нов го­су­дар­ствен­ной вла­сти и мест­но­го са­мо­управ­ле­ния.

Ос­нов­ной За­кон Укра­и­ны (ст. 13, 14) де­кла­ри­ру­ет, что зем­ля, ее нед­ра, ат­мо­сфер­ный воз­дух, вод­ные и дру­гие при­род­ные ре­сур­сы, на­хо­дя­щи­е­ся в пре­де­лах тер­ри­то­рии Укра­и­ны (в том чис­ле зем­ли лес­но­го фон­да — по ЗК или ле­са — по ЛК) яв­ля­ют­ся объ­ек­та­ми пра­ва соб­ствен­но­сти укра­ин­ско­го на­ро­да, а так­же ос­нов­ным на­ци­о­наль­ным бо­гат­ством, на­хо­дя­щим­ся под осо­бой охра­ной го­су­дар­ства.

Это озна­ча­ет, что в Укра­ине ни­кто (да­же ор­га­ны го­су­дар­ствен­ной вла­сти или мест­но­го са­мо­управ­ле­ния) в поль­зу ко­го бы то ни бы­ло и ка­ким-ли­бо, да­же «за­кон­ным», об­ра­зом не мо­жет сме­нить вла­дель­ца зем­ли и ее при­род­ных ре­сур­сов — объ­ек­тов пра­ва соб­ствен­но­сти укра­ин­ско­го на­ро­да, ведь ни один за­кон Укра­и­ны не мо­жет ли­шить на­род его пра­ва соб­ствен­но­сти. Это тре­бо­ва­ние уси­ли­ва­ет дру­гая сверхваж­ная нор­ма упо­мя­ну­той 13-й ста­тьи, де­кла­ри­ру­ю­щей, что каж­дый граж­да­нин (вклю­чая фи­зи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц) име­ет пра­во поль­зо­вать­ся при­род­ны­ми объ­ек­та­ми пра­ва соб­ствен­но­сти на­ро­да в со­от­вет­ствии с за­ко­ном. К со­жа­ле­нию, по­ка та­ко­го за­ко­на нет. Имен­но это клю­че­вое усло­вие: толь­ко «поль­зо­вать­ся» при­род­ны­ми объ­ек­та­ми, а не «вла­деть» и не «рас­по­ря­жать­ся» ими, — ука­зы­ва­ет на от­сут­ствие апри­о­ри кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва вла­деть и рас­по­ря­жать­ся чу­жой соб­ствен­но­стью (по­дроб­нее эти за­кон­ные от­но­ше­ния рас­кры­ты в ста­тье «Зе­мель­ный дья­вол. Как снять про­кля­тие с зе­мель­ной ре­фор­мы», ZN.UA №35 от 22 сен­тяб­ря 2017 г.).

Еще бо­лее опас­но вы­гля­дит непра­во­моч­ная услу­га ча­стей вто­рой и тре­тьей ста­тьи 7 Лес­но­го ко­дек­са, где ука­за­но: «Ле­са мо­гут на­хо­дить­ся в го­су­дар­ствен­ной, ком­му­наль­ной и част­ной соб­ствен­но­сти. Субъ­ек­та­ми пра­ва соб­ствен­но­сти на ле­са яв­ля­ют­ся го­су­дар­ство, тер­ри­то­ри­аль­ные гро­ма­ды, граж­дане и юри­ди­че­ские ли­ца», как буд­то это­го тре­бу­ет вто­рое пред­ло­же­ние ча­сти пер­вой ста­тьи 13 Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны, ко­то­рое ис­ка­жен­но из­ло­же­но в ча­сти пер­вой ста­тьи 7 ЛК: «От име­ни Укра­ин­ско­го на­ро­да пра­ва соб­ствен­ни­ка на ле­са осу­ществ­ля­ют ор­га­ны го­су­дар­ствен­ной вла­сти и ор­га­ны мест­но­го са­мо­управ­ле­ния в пре­де­лах, опре­де­лен­ных Кон­сти­ту­ци­ей Укра­и­ны».

На­ше утвер­жде­ние сле­ду­ет из то­го, что в Ос­нов­ном За­коне Укра­и­ны, к сча­стью, нет ни сло­ва о ка­ких-ли­бо пра­вах или обя­зан­но­стях ор­га­нов го­су­дар­ствен­ной вла­сти или ор­га­нов мест­но­го са­мо­управ­ле­ния на осу­ществ­ле­ние от име­ни укра­ин­ско­го на­ро­да пра­ва соб­ствен­ни­ка (вла­де­ния, поль­зо­ва­ния и рас­по­ря­же­ния) на зем­лю и ее при­род­ные ре­сур­сы как на при­род­ные объ­ек­ты, в том чис­ле на «зем­ли лес­но­го фон­да» или на «ле­са». На­про­тив, ст. 41 КУ за­пре­ща­ет вла­деть и рас­по­ря­жать­ся чу­жой соб­ствен­но­стью.

Но от­дель­ные по­ли­ти­че­ские си­лы ан­ти­го­су­дар­ствен­ной на­прав­лен­но­сти, за­ву­а­ли­ро­вав ис­тин­ные ин­те­ре­сы под на­ме­ре­ния яко­бы де­цен­тра­ли­зо­вать и уси­лить роль мест­но­го са­мо­управ­ле­ния, пред­ла­га­ют кон­сти­ту­ци­он­но предо­ста­вить ор­га­нам мест­но­го са­мо­управ­ле­ния пра­во рас­по­ря­жать­ся все­ми зем­ля­ми, в том чис­ле и зем­ля­ми лес­но­го фон­да или ле­са­ми — в пре­де­лах и вне пре­де­лов на­се­лен­ных пунк­тов. Это­го ка­те­го­ри­че­ски нель­зя де­лать так­же вви­ду то­го, что, на­при­мер, ор­га­ны мест­но­го са­мо­управ­ле­ния как субъ­ек­ты пра­ва соб­ствен­но­сти, вла­дея и рас­по­ря­жа­ясь зем­лей и ее при­род­ны­ми ре­сур­са­ми как соб­ствен­ны­ми, мо­гут от име­ни укра­ин­ско­го на­ро­да про­дать или пе­ре­дать их дру­го­му го­су­дар­ству или про­воз­гла­сить (со­здать) вся­че­ские мни­мые «Л/ ДНР», на­ру­шая гра­ни­цы и тер­ри­то­ри­аль­ную це­лост­ность Укра­и­ны.

В то же вре­мя пред­ла­га­е­мые стра­те­гии ре­фор­ми­ро­ва­ния тра­ди­ци­он­но­го для Укра­и­ны лес­но­го и охот­ни­чье­го хо­зяй­ства, ле­со­за­го­то­ви­тель­но­го про­из­вод­ства и лес­ной про­мыш­лен­но­сти как яко­бы ком­плекс­ной сфе­ры лес­ных от­но­ше­ний на прин­ци­пах ры­ноч­ной эко­но­ми­ки (с до­та­ци­я­ми или без них) не име­ют ни­че­го об­ще­го с необ­хо­ди­мой транс­фор­ма­ци­ей при­род­но-эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ний в ле­сах (на зем­лях ле­со­хо­зяй­ствен­но­го на­зна­че­ния), ко­то­рая долж­на ба­зи­ро­вать­ся на по­зи­ци­ях укра­ин­ских на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов, а так­же учи­ты­вать вы­зо­вы гло­ба­ли­за­ции и внут­рен­нюю ги­брид­ную неста­биль­ность.

К со­жа­ле­нию, мно­го­чис­лен­ные экс­пер­ты и кри­ти­ки пред­ла­га­е­мых транс­фор­ма­ций так­же не на­хо­дят ло­ги­че­ско­го и пра­во­мер­но­го вы­хо­да из та­ко­го ла­би­рин­та, по­то­му что ЛК как глав­ный нор­ма­тив­ный акт от­рас­ле­во­го на­зна­че­ния ока­зал­ся непри­го­ден для осу­ществ­ле­ния на его ос­но­ве ре­фор­ми­ро­ва­ния лес­но­го хо­зяй­ства и пе­ре­во­да его на прин­ци­пы ры­ноч­ной эко­но­ми­ки (по­дроб­нее во­прос о пе­ре­хо­де от «за­ко­но­да­тель­но­го лес­но­го кри­зи­са» к прак­ти­че­ским дей­стви­ям осве­щен в ста­тье «Ре­фор­ми­ро­ва­ние ле­со­вод­ства: от де­кла­ра­ций к прак­ти­че­ским дей­стви­ям», ZN.UA №29 от 11 ав­гу­ста 2017 г.).

Ведь в усло­ви­ях кон­флик­та за­ко­нов при­ро­ды (фи­зи­че­ских) и рын­ка (эко­но­ми­че­ских) и на­ру­ше­ния прин­ци­па вер­хо­вен­ства пра­ва об­ще­на­ци­о­наль­ных норм, опре­де­лен­ных КУ как нор­мы пря­мо­го дей­ствия, в ре­зуль­та­те под­ме­ны их мно­го­век­тор­но­стью лич­ност­ных (груп­по­вых) ин­те­ре­сов как яко­бы рав­но­прав­ных — по­ни­ма­ние «лес­ных от­но­ше­ний» и пу­тей их ре­фор­ми­ро­ва­ния сво­ди­лось и про­дол­жа­ет сво­дить­ся пре­иму­ще­ствен­но к изъ­я­тию из лес­ных эко­си­стем ча­сти дре­ве­си­ны как глав­ной про­дук­ции ле­со­хо­зяй­ствен­но­го про­из­вод­ства. Хо­тя пробле­ма ра­ци­о­наль­но­го ис­поль­зо­ва­ния лес­ных эко­си­стем как при­род­ных объ­ек­тов пра­ва соб­ствен­но­сти укра­ин­ско­го на­ро­да для всех нас дей­стви­тель­но весь­ма ак­ту­аль­на.

При этом нель­зя за­бы­вать, что од­ним из важ­ней­ших ком­по­нен­тов и фак­то­ров чи­сто­ты и жи­во­твор­но­сти окру­жа­ю­щей при­род­ной сре­ды яв­ля­ет­ся рас­ти­тель­ность, осо­бен­но цель­ные лес­ные эко­си­сте­мы. Ра­сти­тель­ный мир как неотъ­ем­ле­мая со­став­ля­ю­щая про­стран­ства, в ко­то­ром про­жи­ва­ют лю­ди, вос­про­из­во­дит­ся в жи­вом по­верх­ност­ном слое Зем­ли (поч­вах) во вза­и­мо­дей­ствии с во­дой, воз­ду­хом, мик­ро­эле­мен­та­ми, мик­ро­био­той (жи­вы­ми мик­ро­ор­га­низ­ма­ми) и бла­го­да­ря кван­то­вой энер­гии Солнца и са­мо­му фак­то­ру фо­то­син­те­за как про­цес­са, про­те­ка­ю­ще­го вне че­ло­ве­че­ской во­ли.

На се­го­дняш­ний день прак­ти­че­ски все сфе­ры ис­поль­зо­ва­ния при­род­ных ре­сур­сов в Укра­ине со­про­вож­да­ют­ся фор­маль­ным вне­се­ни­ем со­от­вет­ству­ю­щих сбо­ров и обя­за­тель­ных пла­те­жей в бюд­же­ты. Од­но­вре­мен­но раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся и внед­ря­ют­ся си­сте­мы «руч­но­го» рас­пре­де­ле­ния пла­те­жей меж­ду бюд­же­та­ми раз­но­го уров­ня, чем вро­де бы обес­пе­чи­ва­ет­ся со­гла­со­ва­ние ин­те­ре­сов го­су­дар­ства с ин­те­ре­са­ми ре­ги­о­нов и объ­еди­нен­ных тер­ри­то­ри­аль­ных гро­мад.

Од­на­ко со­вре­мен­ные эко­но­ми­че­ские про­цес­сы от­ра­жа­ют су­ще­ству­ю­щую непро­зрач­ную си­сте­му управ­ле­ния и ре­гу­ли­ро­ва­ния, что при­во­дит к раз­лич­ным де­фор­ма­ци­ям в эко­но­ми­че­ском и со­ци­аль­ном раз­ви­тии. С од­ной сто­ро­ны, эта си­сте­ма еще не яв­ля­ет­ся со­вер­шен­ной ры­ноч­ной, а с дру­гой — не име­ет ни­че­го об­ще­го с про­грамм­но-ре­гу­ля­тор­ной в пе­ре­ход­ный пе­ри­од ре­фор­ми­ро­ва­ния и ста­нов­ле­ния го­су­дар­ствен­но­сти стран, к ко­то­рым от­но­сит­ся и Укра­и­на.

Счи­та­ем, что та­кие изъ­я­ны яв­ля­ют­ся след­стви­ем сме­ще­ния ак­цен­тов на фи­нан­со­вые про­цес­сы без со­от­вет­ству­ю­щей ин­сти­ту­а­ли­за­ции зем­ле- и при­ро­до­поль­зо­ва­ния, ко­то­рая долж­на бы­ла бы обес­пе­чи­вать по­лу­че­ние сба­лан­си­ро­ван­ных при­бы­лей (до­хо­дов) на но­вой рент­ной ос­но­ве и со­от­вет­ству­ю­щее раз­ви­тие ре­аль­ной эко­но­ми­ки хо­зяй­ство­ва­ния, в том чис­ле на зем­лях лес­но­го фон­да. Имен­но это ста­ло ос­нов­ной при­чи­ной и след­стви­ем пе­ре­рас­пре­де­ле­ния в чрез­вы­чай­но ко­рот­кие сро­ки «прав» на вла­де­ние ос­нов­ным на­ци­о­наль­ным бо­гат­ством, на­коп­ле­ния круп­ных ка­пи­та­лов, со­ци­аль­но­го рас­сло­е­ния об­ще­ства, раз­но­го ро­да кор­руп­ци­он­ных схем и т.д.

Ве­ду­щи­ми уче­ны­ми до­ка­за­но, что в Укра­ине как го­су­дар­стве с пе­ре­ход­ной эко­но­ми­кой воз­ник­ла пробле­ма про­ти­во­сто­я­ния меж­ду пра­вом соб­ствен­но­сти на рент­ный ре­сурс (ис­точ­ник воз­ник­но­ве­ния рен­ты) и пра­вом его ис­поль­зо­ва­ния. Та­кая си­ту­а­ция сло­жи­лась по той при­чине, что при сла­бо­сти ин­сти­ту­ци­о­наль­ных ре­гу­ля­то­ров ры­ноч­ных от­но­ше­ний, уже до­стиг­ших опре­де­лен­но­го уров­ня раз­ви­тия, и от­сут­ствии на­ла­жен­ных ин­сти­ту­тов соб­ствен­но­сти на при­род­ные ре­сур­сы и на­ло­го­об­ло­же­ния воз­ник ре­аль­ный дис­ба­ланс меж­ду от­но­ше­ни­я­ми мо­но­по­лии соб­ствен­но­сти на при­род­ные ре­сур­сы и мо­но­по­ли­ей на при­сво­е­ние рен­ты. Это про­яви­лось в том, что в важ­ней­ших от­рас­лях, в част­но­сти ле­со­поль­зо­ва­нии, где ис­поль­зу­ют­ся пло­до­род­ные поч­вы как осо­бый жи­во­твор­ный вос­про­из­во­дя­щий при­род­ный ре­сурс, пред­при­ни­ма­те­ли ста­ли ис­поль­зо­вать при­род­ные ре­сур­сы как соб­ствен­ные, хо­тя они не яв­ля­ют­ся та­ко­вы­ми в ин­сти­ту­ци­о­наль­ном смыс­ле.

В ре­зуль­та­те это­го и из-за от­сут­ствия со­от­вет­ству­ю­щих го­су­дар­ствен­но-ре­гу­ля­тор­ных ме­ха­низ­мов и со­от­вет­ству­ю­щих ин­сти­ту­тов по их ре­а­ли­за­ции, а так­же несба­лан­си­ро­ван­но­сти всей си­сте­мы эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ний про­дол­жа­ет функ­ци­о­ни­ро­вать ис­кус­ствен­ная мо­но­по­лия под ви­дом «лес­ных» струк­тур — фак­ти­че­ски по­сред­ни­че­ских или фи­нан­со­вых, кон­тро­ли­ру­ю­щих то­вар­ные и фи­нан­со­вые по­то­ки, свя­зан­ные с са­мой лик­вид­ной ле­со­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ци­ей, дре­ве­си­ной.

Эта мо­но­по­лия непро­из­вод­ствен­ных струк­тур ис­поль­зу­ет­ся ими для мак­си­ми­за­ции до­хо­да, преж­де все­го от вла­де­ния дре­ве­си­ной, и, как след­ствие, для при­сво­е­ния при­род­но-ре­сурс­ной рен­ты. То есть мож­но утвер­ждать, что в со­вре­мен­ных усло­ви­ях по­след­няя со­сре­до­то­чи­ва­ет­ся имен­но в по­сред­ни­че­ско-фи­нан­со­вой сфе­ре, то есть функ­ци­о­ни­ру­ет лиш­няя струк­ту­ра (над­строй­ка).

В свою оче­редь, под ви­дом по­ис­ка пу­тей вы­хо­да из кри­зис­ной си­ту­а­ции, в том чис­ле в ле­со­вод­че­ской от­рас­ли, ос­нов­ной по­ток ин­фор­ма­ции сре­ди уче­ных и об­ще­ствен­но­сти, осо­бен­но пуб­лич­ной, в спек­тре слиш­ком про­из­воль­ных и од­но­вре­мен­но раз­но­об­раз­ных трак­то­вок о яко­бы необ­хо­ди­мо­сти уси­ле­ния так на­зы­ва­е­мо­го го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния ле­са­ми (фак­ти­че­ски вли­я­ния чи­нов­ни­ков) ука­зы­ва­ет на от­вле­че­ние вни­ма­ния по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства граж­дан от ос­нов­ных проблем, при­чин и след­ствий су­ще­ству­ю­ще­го со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го по­ло­же­ния.

Вви­ду та­кой кор­руп­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей и де­я­тель­но­сти нефор­маль­ных кла­нов в от­но­ше­нии на­ше­го ос­нов­но­го на­ци­о­наль­но­го бо­гат­ства — зем­ли и ее при­род­ных ре­сур­сов как объ­ек­та пра­ва соб­ствен­но­сти укра­ин­ско­го на­ро­да — за­мед­ля­ет­ся раз­ви­тие пра­во­во­го го­су­дар­ства в ин­те­ре­сах об­ще­ства.

Ка­кие ори­ен­ти­ры на успех…

Ру­ко­вод­ству­ясь дей­ству­ю­щи­ми нор­ма­ми Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны, для пол­но­цен­но­го ста­нов­ле­ния на­шей стра­ны как со­сто­яв­ше­го­ся, де­мо­кра­ти­че­ско­го, пра­во­во­го го­су­дар­ства с пол­но­прав­ны­ми граж­да­на­ми и чи­стой окру­жа­ю­щей сре­дой мы долж­ны, преж­де все­го, вос­при­ни­мать и при­ме­нять сло­во «зем­ля» (в на­шем слу­чае так­же от­но­си­тель­но зе­мель лес­но­го фон­да — по ЗК, или да­же по про­со­вет­ско­му опре­де­ле­нию «зем­ли лес­но­го фон­да», до сих пор фи­гу­ри­ру­ю­ще­му в ЛК) в двух его ос­нов­ных сущ­но­стях кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва соб­ствен­но­сти. То есть го­во­рить (во всех ас­пек­тах и от­но­ше­ни­ях) о зем­ле и ее при­род­ных ре­сур­сах как о при­род­ных объ­ек­тах пра­ва соб­ствен­но­сти укра­ин­ско­го на­ро­да и об­ще­на­ци­о­наль­ном ка­пи­та­ле, а так­же о зе­мель­ном участ­ке как объ­ек­те граж­дан­ских прав, на­хо­дя­щем­ся в соб­ствен­но­сти (го­су­дар­ствен­ной, ком­му­наль­ной, част­ной) и яв­ля­ю­щем­ся ка­пи­та­лом его вла­дель­ца (го­су­дар­ства, об­ще­ства, граж­да­ни­на или юри­ди­че­ско­го ли­ца).

В этой свя­зи клю­че­вая роль долж­на от­во­дить­ся фор­ми­ро­ва­нию но­вых ме­ха­низ­мов вза­и­мо­дей­ствия этих зе­мель­ных прав, ко­то­рые ка­пи­та­ли­зи­ру­ют­ся в про­цес­се ре­а­ли­за­ции ин­те­ре­сов (по­лу­че­ния при­бы­ли), бла­го­да­ря по­яв­ле­нию ре­аль­но­го соб­ствен­ни­ка на кон­крет­ный зе­мель­ный уча­сток, в пре­де­лах ко­то­ро­го и воз­ни­ка­ет «пра­во поль­зо­ва­ния при­род­ны­ми объ­ек­та­ми пра­ва соб­ствен­но­сти на­ро­да», что и ста­но­вит­ся ре­аль­ным клю­чом к про­ве­де­нию на­сто­я­щих ре­форм в ле­со­хо­зяй­ствен­ной от­рас­ли.

Та­кой под­ход очень ва­жен, учи­ты­вая мно­го­функ­ци­о­наль­ность лес­ных эко­си­стем. Ведь лес­ные на­саж­де­ния, ле­со­по­ло­сы, ку­стар­ни­ки, от­дель­ные де­ре­вья и ку­сты и все на­саж­де­ния и рас­те­ния вме­сте с при­ле­га­ю­щи­ми уго­дья­ми дру­гих ка­те­го­рий зе­мель и их есте­ствен­ны­ми свой­ства­ми как при­род­ны­ми объ­ек­та­ми по сво­е­му на­зна­че­нию и ме­сто­по­ло­же­нию вы­пол­ня­ют пре­иму­ще­ствен­но во­до­охран­ные, во­до­ре­гу­ли­ру­ю­щие, за­щит­ные, са­ни­тар­но-ги­ги­е­ни­че­ские, оздо­ро­ви­тель­ные, ре­кре­а­ци­он­ные, эс­те­ти­че­ские, вос­пи­та­тель­ные, дру­гие функ­ции, яв­ля­ют­ся ис­точ­ни­ком удо­вле­тво­ре­ния нужд об­ще­ства в лес­ных и дру­гих ре­сур­сах и соз­да­ют­ся в ре­зуль­та­те со­зна­тель­ной ле­со­хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти че­ло­ве­ка или же са­мой при­ро­дой по­ми­мо во­ли че­ло­ве­ка.

Несмот­ря на то, что, по дан­ным Гос­гео­ка­даст­ра Укра­и­ны, со вре­ме­ни при­ня­тия Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны пло­щадь ле­сов и дру­гих ле­со­по­кры­тых пло­ща­дей в це­лом по стране уве­ли­чи­лась в ос­нов­ном пу­тем са­мо­за­лес­не­ния из-за бес­хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти на ма­ло­про­дук­тив­ных сель­ско­хо­зяй­ствен­ных уго­дьях (см. табл.), сле­ду­ет кон­ста­ти­ро­вать тот факт, что функ­ци­о­наль­ная воз­мож­ность лес­ных эко­си­стем зна­чи­тель­но сни­зи­лась.

В то же вре­мя умень­ши­лись пло­ща­ди от­кры­тых зе­мель без рас­ти­тель­но­го по­кро­ва или с незна­чи­тель­ным рас­ти­тель­ным по­кро­вом. Вы­зы­ва­ет се­рьез­ную обес­по­ко­ен­ность ухуд­ше­ние со­сто­я­ния во­до­ре­гу­ли­ро­ва­ния и во­до­удер­жа­ния не столь­ко из-за гло­баль­но­го по­теп­ле­ния, сколь­ко из-за мас­со­во­го про­ре­жи­ва­ния дре­во­сто­ев и на­ру­ше­ния ба­лан­са уго­дий в аг­ро­ланд­шаф­тах пу­тем умень­ше­ния при­род­ных за­леж­ных зе­мель, се­но­ко­сов и паст­бищ и за­или­ва­ния рек, ру­чьев и во­до­е­мов в ос­нов­ном про­дук­та­ми вод­ной эро­зии па­хот­ных зе­мель. Хо­тя, по дан­ным зе­мель­но­го уче­та, пло­ща­ди, за­ня­тые по­кры­ты­ми по­верх­ност­ны­ми во­да­ми, уве­ли­чи­лись.

Важ­но, что все эти и дру­гие при­род­ные ре­сур­сы оли­це­тво­ря­ют со­от­вет­ству­ю­щие при­род­ные объ­ек­ты био­сфе­ры, ко­то­рые кон­сти­ту­ци­он­но за­де­кла­ри­ро­ва­ны как при­род­ные объ­ек­ты пра­ва соб­ствен­но­сти укра­ин­ско­го на­ро­да, на­хо­дя­щи­е­ся под осо­бой охра­ной го­су­дар­ства. По­это­му при­род­ные свой­ства лес­ных дре­во­сто­ев (де­ре­вьев, ку­стов, рас­те­ний) и в це­лом лес­ных эко­си­стем как при­род­ных объ­ек­тов предо­став­ля­ют эко­си­стем­ные услу­ги, что ге­не­ри­ру­ет ка­пи­тал в поль­зу всех участ­ни­ков (фак­то­ров), осо­бен­но ле­со­во­да-хо­зя­и­на (его фи­зи­че­ских, ин­тел­лек­ту­аль­ных, про­фес­си­о­наль­ных или фи­нан­со­во ма­те­ри­аль­ных вкла­дов).

При этом важ­но по­ни­мать, что ве­ли­чи­на при­бы­ли в поль­зу при­род­но-ре­сурс­ной со­став­ля­ю­щей в ка­пи­та­ле эко­си­стем­ных услуг (ко­неч­но­го про­дук­та) со­став­ля­ет ос­нов­ную до­лю и не мо­жет при­сва­и­вать­ся кем бы то ни бы­ло. Это кон­сти­ту­ци­он­ное тре­бо­ва­ние уси­ли­ва­ет необ­хо­ди­мость об­ще­на­ци­о­наль­но­го обес­пе­че­ния со­сто­я­ния и ка­че­ства окру­жа­ю­щей при­род­ной сре­ды и уси­лен­но­го кон­тро­ля.

Од­на­ко в ны­неш­них усло­ви­ях ры­ноч­ной неста­биль­но­сти и в про­цес­се по­спеш­но­го ре­фор­ми­ро­ва­ния ле­со­хо­зяй­ствен­ной от­рас­ли оста­лась без вни­ма­ния пробле­ма ин­сти­ту­ци­о­на­ли­за­ции аб­со­лют­но­го пра­ва соб­ствен­но­сти укра­ин­ско­го на­ро­да на при­род­ные ре­сур­сы, в том чис­ле на зем­ли лес­но­го фон­да.

Ис­хо­дя из кон­сти­ту­ци­он­ных тре­бо­ва­ний, на дан­ном эта­пе го­су­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства и пе­ре­хо­да к част­ной соб­ствен­но­сти толь­ко на зе­мель­ные участ­ки как объ­ек­ты граж­дан­ских прав пред­ла­га­ем раз­гра­ни­чи­вать ин­те­ре­сы при­над­леж­но­сти соб­ствен­но­сти, поз­во­ля­ю­щей по­лу­чать до­хо­ды (при­быль), а имен­но за:

— пра­во соб­ствен­но­сти на зем­лю и ее при­род­ные ре­сур­сы как объ­ект пра­ва соб­ствен­но­сти все­го укра­ин­ско­го на­ро­да (при­род­ные свой­ства и при­род­ная энер­гия);

— пра­во соб­ствен­но­сти на зе­мель­ный уча­сток как объ­ект недви­жи­мо­сти;

— пра­во соб­ствен­но­сти на до­пол­ни­тель­но за­тра­чен­ную ра­бо­ту в про­цес­се хо­зяй­ство­ва­ния;

— пра­во со­зда­вать го­су­дар­ством (пу­тем вве­де­ния квот, по­шлин, льгот и т.п.) бла­го­при­ят­ную эко­но­ми­ко­пра­во­вую сре­ду для экс­пан­сии оте­че­ствен­ны­ми то­ва­ра­ми углуб­лен­ной пе­ре­ра­бот­ки с вы­со­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью, а не сы­рьем, на внут­рен­ние и внеш­ние рын­ки (мо­но­поль­ное пра­во).

Все ука­зан­ные че­ты­ре ви­да до­хо­дов вза­и­мо­свя­за­ны меж­ду со­бой и го­су­дар­ством и все­ми участ­ни­ка­ми, ис­поль­зу­ю­щи­ми зем­лю и ее при­род­ные ре­сур­сы.

Сле­ду­ет от­ме­тить, что пра­во на по­лу­че­ние со­от­вет­ству­ю­щей рент­ной при­бы­ли субъ­ек­том пра­ва соб­ствен­но­сти (го­су­дар­ствен­ной, ком­му­наль­ной, част­ной) на зе­мель­ный уча­сток яв­ля­ет­ся ку­му­ля­тив­но-про­из­вод­ным, по­яв­ля­ю­щим­ся бла­го­да­ря су­ще­ству­ю­щим при­род­ным ре­сур­сам (жи­во­твор­ным поч­вам, сол­неч­ной кван­то­вой энер­гии, воз­ду­ху, вод­ным и дру­гим при­род­но-энер­ге­ти­че­ским ре­сур­сам и са­мо­му про­цес­су фо­то­син­те­за) в про­цес­се осу­ществ­ле­ния за­кон­но­го и ра­ци­о­наль­но­го хо­зяй­ство­ва­ния (ле­со­хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти как ви­да лес­но­го зем­ле­де­лия) в пре­де­лах та­ко­го участ­ка — его соб­ствен­ни­ком или поль­зо­ва­те­лем (ле­со­во­дом-хо­зя­и­ном, спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ным ле­со­хо­зяй­ствен­ным пред­при­я­ти­ем лю­бой фор­мы соб­ствен­но­сти), в том чис­ле на пра­вах дол­го­сроч­ной (до 99 лет) арен­ды.

В свя­зи с этим, фор­ми­руя в про­цес­се ре­фор­ми­ро­ва­ния лес­но­го хо­зяй­ства ре­ги­о­наль­ную мно­го­уклад­ную эко­но­ми­ку на част­ной ос­но­ве, «ле­со­вод­ству» и «ле­со­поль­зо­ва­нию» как от­рас­лям про­из­вод­ства необ­хо­ди­мо при­дать при­су­щие им зна­че­ние и по­ря­док сво­бод­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния на ос­но­ве фи­нан­со­во-хо­зяй­ствен­ной са­мо­сто­я­тель­но­сти, ко­то­рая бу­дет без­апел­ля­ци­он­но дей­ство­вать в по­ле об­ще­на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов и бес­пре­це­дент­ной пол­ной от­вет­ствен­но­сти за свою де­я­тель­ность.

Пред­ла­га­е­мые ме­ха­низ­мы долж­ны функ­ци­о­ни­ро­вать как вза­и­мо­за­ин­те­ре­со­ван­ные, быть вза­и­мо­за­ви­си­мы­ми, а са­ми при­бы­ли (до­хо­ды) рас­пре­де­ле­ны меж­ду че­тырь­мя ос­нов­ны­ми их участ­ни­ка­ми (см. рис.).

В ре­зуль­та­те та­ко­го вза­и­мо­со­гла­со­ван­но­го при­ро­до­поль­зо­ва­ния в про­цес­се ра­ци­о­наль­ной и про­гно­зи­ру­е­мой хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти ле­со­во­да (спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го пред­при­я­тия) в кон­крет­ных при­род­но-кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях про­яв­ля­ет­ся и утвер­жда­ет­ся, кро­ме зе­мель­ной рент­ной при­бы­ли в ка­че­стве ос­нов­но­го ин­те­ре­са субъ­ек­та­соб­ствен­ни­ка и субъ­ек­та-хо­зя­и­на, еще и глав­ная ка­пи­та­ли­зи­ро­ван­ная об­ще­на­ци­о­наль­ная при­быль в ви­де рен­ты, на­ло­га или иной фор­мы пла­ты за поль­зо­ва­ние лес­ны­ми эко­си­сте­ма­ми и их со­став­ля­ю­щи­ми как при­род­ны­ми объ­ек­та­ми пра­ва соб­ствен­но­сти.

Пред­ла­га­е­мое раз­де­ле­ние этих ин­те­ре­сов с по­зи­ции эко­но­ми­че­ской вы­го­ды в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни уси­ли­ва­ет пред­став­ле­ние о це­лост­но­сти и вза­им­но­сти функ­ци­о­наль­но-хо­зяй­ствен­ной при­над­леж­но­сти к при­род­ным объ­ек­там как ос­нов­но­му на­ци­о­наль­но­му бо­гат­ству толь­ко в про­цес­се «поль­зо­ва­ния», при­ме­няя ме­ха­низ­мы наи­бо­лее при­ме­ня­е­мых тер­ми­нов: «зем­ле­поль­зо­ва­ние»—«ле­со­поль­зо­ва­ние»—«при­ро­до­поль­зо­ва­ние»...

При этом пра­во соб­ствен­но­сти (вла­де­ния, поль­зо­ва­ния и рас­по­ря­же­ния) кон­крет­ным лес­ным зе­мель­ным участ­ком как объ­ек­том недви­жи­мо­сти, фак­ти­че­ски оли­це­тво­ря­ю­щим толь­ко тер­ри­то­ри­аль­ную еди­ни­цу в кон­крет­ных пре­де­лах, не мо­жет ав­то­ма­ти­че­ски при­ме­нять­ся в от­но­ше­нии пра­ва «...-поль­зо­ва­ния» лес­ных эко­си­стем и пло­до­род­ных почв как при­род­ных объ­ек­тов — ос­нов­но­го на­ци­о­наль­но­го бо­гат­ства и ос­но­вы жиз­не­де­я­тель­но­сти в Укра­ине.

Кро­ме то­го, сле­ду­ет до­ба­вить, что раз­мы­тое кон­сти­ту­ци­он­ное га­ран­ти­ро­ва­ние пра­ва соб­ствен­но­сти на «зем­лю» и неод­но­знач­ные по со­дер­жа­нию и су­ти по­ня­тия «зем­ля» и «зе­мель­ные участ­ки» тре­бу­ют кон­кре­ти­за­ции, кор­рек­ти­ров­ки, а так­же уре­гу­ли­ро­ва­ния ме­ха­низ­мов их ад­рес­но­го при­ме­не­ния и в ле­со­хо­зяй­ствен­ных от­но­ше­ни­ях, на­чи­ная с Ос­нов­но­го За­ко­на Укра­и­ны, Зе­мель­но­го и Лес­но­го ко­дек­сов Укра­и­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.