Ми­ро­слав Куль­чиц­кий и одес­ский кон­цеп­ту­а­лизм

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ма­рия ГУДЫМА

Семь лет на­зад на­ча­лось со­труд­ни­че­ство Му­зея со­вре­мен­но­го ис­кус­ства Одес­сы с Ми­ро­сла­вом Куль­чиц­ким (1970-2015), ку­ра­то­ром, зна­ко­вой фи­гу­рой укра­ин­ско­го со­вре­мен­но­го ис­кус­ства.

Ди­рек­тор МСИО Се­мен Кан­тор по­де­лил­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми о Ми­ро­сла­ве — о сов­мест­ных про­ек­тах, но­вой арт­эпо­хе, ко­то­рую эти про­ек­ты фор­ми­ро­ва­ли.

Ми­ро­сла­ва не ста­ло на 45-м го­ду жиз­ни — 20 февра­ля 2015 го­да. Все­го ме­сяц он не до­жил до гром­кой меж­ду­на­род­ной вы­став­ки со сво­им уча­сти­ем в Ин­сти­ту­те со­вре­мен­но­го ис­кус­ства Фи­ла­дерль­фии (США). Без него же ле­том 2015-го со­сто­я­лась и IV Одес­ская би­е­нал­ле со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, со­ку­ра­то­ром ко­то­рой был Ми­ро­слав.

Он окон­чил Одес­ский эко­но­ми­че­ский уни­вер­си­тет. Ра­бо­тал в раз­лич­ных ме­диа со­вре­мен­но­го ис­кус­ства — фо­то, ви­део, ин­стал­ля­ция. С 2000-го по 2003-й был ди­рек­то­ром Цен­тра со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, со­учре­ди­те­лем Ин­сти­ту­та со­вре­мен­но­го ис­кус­ства (Одес­са), был участ­ни­ком мно­го­чис­лен­ных вы­ста­вок и про­ек­тов — Пра­га, Сток­гольм, Ту­рин, То­рон­то. Есте­ствен­но, Одес­са, Укра­и­на.

— Свой ху­до­же­ствен­ный ме­тод Ми­ро­слав ха­рак­те­ри­зо­вал как «пуб­лич­ный экс­пе­ри­мент по ре­кон­тек­сту­а­ли­за­ции со­ци­о­куль­тур­ных фе­но­ме­нов», как «свое­об­раз­ную сов­мест­ную со зри­те­лем прак­ти­ку», «ле­че­ние от за­мы­лен­но­сти взгля­да, ху­до­же­ствен­ные оч­ки и глаз­ные лин­зы», и да­же «но­вое эф­фек­тив­ное ору­жие, пред­ла­га­е­мое к при­ме­не­нию в войне с ма­ши­на­ми зре­ния, ме­ди­аль­ны­ми филь­тра­ми, узур­пи­ру­ю­щи­ми на­ше ви­де­ние ре­аль­но­сти», — рас­ска­зы­ва­ет ди­рек­тор Му­зея со­вре­мен­но­го ис­кус­ства Одес­сы Се­мен Кан­тор. — В се­ре­дине 2011 го­да со­сто­я­лась вы­став­ка «Спра­ва и сле­ва от тек­ста» Ми­ро­сла­ва Куль­чиц­ко­го. Мы по­ка­за­ли там все, кро­ме ви­део в боль­шом ко­ли­че­стве, по­то­му что у нас то­гда еще не бы­ло нуж­но­го ко­ли­че­ства те­ле­ви­зо­ров.

С это­го вре­ме­ни на­ча­лось со­труд­ни­че­ство на­ше­го му­зея с Ми­ро­сла­вом. Мы при­об­ре­ли мно­го его ра­бот. А еще в его ли­це при­об­ре­ли класс­но­го ку­ра­то­ра.

Еще в 2010 он по­со­ве­то­вал мне ку­пить (это бы­ла пер­вая по­куп­ка ви­део­ар­та в Укра­ине му­зей­ной ин­сти­ту­ци­ей) ви­део­ра­бо­ту Юрия Лей­дер­ма­на «Ха­сид­ский Дю­шан». То­гда же по­явил­ся пер­вый в Укра­ине зал одес­ско­го кон­цеп­ту­аль­но­го ис­кус­ства в по­ме­ще­нии на Фран­цуз­ском буль­ва­ре.

Са­мое глав­ное, ко­неч­но, 2013 год, ко­гда Ми­ро­слав Куль­чиц­кий и Ми­ха­ил Раш­ко­вец­кий ста­ли со­ку­ра­то­ра­ми Одес­ской би­ен­на­ле. А я был их веч­ным оп­по­нен­том-скеп­ти­ком.

Мы за­ду­ма­ли и про­ве­ли тре­тью, но по-на­сто­я­ще­му, с со­от­вет­ству­ю­щим на­зва­ни­ем первую Одес­скую би­ен­на­ле со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. Она уже бы­ла меж­ду­на­род­ной, и в этом ду­эте Ми­ша и Ми­ро­слав со­вер­шен­но чет­ко про­сле­жи­ва­лась си­ту­а­ция: Ми­ша — до­ста­точ­но взрыв­ной то­ва­рищ, как и я, Ми­ро­слав тон­ко, с лег­кой иро­ни­ей успо­ка­и­вал нас обо­их.

Ес­ли на Пя­той би­ен­на­ле уже был open call, и мы при­ни­ма­ли за­яв­ки со все­го ми­ра, бы­ло 500 за­явок из 45 стран, а оста­лось 107 за­явок из 32 стран. То­гда не бы­ло, мы вы­би­ра­ли.

И вот Ми­ро­слав де­лал эти экс­по­на­ты чи­сты­ми. Они быст­ро ста­но­ви­лись по­сле­до­ва­тель­ны­ми, ме­нее эмо­ци­о­наль­ны­ми и очень ло­гич­ны­ми. Из­бав­лял­ся от из­лиш­ней сен­ти­мен­таль­но­сти, ка­ких-то ро­ди­мых пя­тен преды­ду­щих под­хо­дов, ка­ко­го-то пост­мо­дер­низ­ма, тран­са­ван­гард­ных штук, ко­то­рые уже смот­ре­лись до­ста­точ­но ино­род­но и ана­хро­нич­но.

В этом роль Ми­ро­сла­ва бы­ла очень боль­шой. Кро­ме то­го, он то­гда был из­ве­стен в Укра­ине го­раз­до мень­ше, чем за ру­бе­жом. И мы очень ак­тив­но ис­поль­зо­ва­ли его свя­зи. Он вел пе­ре­пис­ку с ху­дож­ни­ка­ми в Интернете, кро­ме то­го, у него ан­глий­ский язык был качественно луч­ше, чем у ме­ня.

По­сле 2013 го­да бы­ло два этап­ных ку­ра­тор­ских про­ек­та Ми­ро­сла­ва — «Сце­на­рии бу­ду­ще­го-1» и «Сце­на­рии бу­ду­ще­го-2».

В об­щем и це­лом я счи­таю, что все, что про­изо­шло и про­ис­хо­дит в Одес­се сей­час, вот эти со­бы­тия, Тре­тья би­ен­на­ле и два «Сце­на­рия бу­ду­ще­го» и еще плюс га­ле­рея «Нор­ма» Иго­ря Гу­се­ва — че­ты­ре точ­ки, ко­то­рые из­ме­ни­ли качественно арт­про­стран­ство Одес­сы и, в ка­кой-то ме­ре, мы по­лу­чи­ли вли­я­ние и за ее пре­де­ла­ми.

Вме­сте с Ми­ро­сла­вом в 2013-14 го­ду мы со­зда­ли Му­зей уже в но­вом зда­нии на Бе­лин­ско­го. Там мы сде­ла­ли экс­по­зи­цию — пер­вый этаж был в ос­нов­ном от­ве­ден пост­мо­дер­низ­му. Ми­ро­слав пред­ло­жил, ка­за­лось бы, со­вер­шен­но ба­наль­ную идею: все искус­ство Одес­сы мож­но рас­по­ло­жить в од­ном про­стран­стве, меж­ду «хо­лод­ным» (кон­цеп­ту­а­лиз­мом и кон­тек­сту­а­лиз­мом) и, с дру­гой сто­ро­ны, мо­дер­низ­мом, его по­сле­до­ва­те­ля­ми (то­гда еще сло­ва «ме­та­мо­дер­низм» не бы­ло). Это был его нар­ра­тив. Вот он внес этот нар­ра­тив в по­стро­е­ние экс­по­зи­ции. В прин­ци­пе, все, что мы ту­да ото­бра­ли, мы от­би­ра­ли вдво­ем. Не зря его вы­став­ка на­зы­ва­лась «Спра­ва и сле­ва от тек­ста» — текст был глав­ным.

У нас по­яв­ля­лись но­вые ра­бо­ты, но­вые про­стран­ства.

Ко­гда нас при­гла­сил На­ци­о­наль­ный Ху­до­же­ствен­ный му­зей с про­ек­том ENFANT TERRIBLE, это бы­ла пер­вая вы­став­ка «про­вин­ци­аль­но­го» Му­зея в та­ких мас­шта­бах в Ки­е­ве. Мы по­ста­ра­лись по­ка­зать, что одес­ский кон­цеп­ту­а­лизм — глав­ное, чем мы долж­ны гор­дить­ся и счи­тать его вкла­дом не толь­ко в со­вре­мен­ное мест­ное искус­ство, но и во­об­ще в искус­ство Укра­и­ны. Ко­гда нас при­гла­си­ли, иде­ей был не ENFANT TERRIBLE, а длин­ное и скуч­ное на­зва­ние «Одес­ская кон­цеп­ту­аль­ная тра­ди­ция».

И там, ко­гда го­во­ри­лось о 80-х, это был кон­цеп­ту­а­лизм, в де­вя­но­стых — кон­тек­сту­а­лизм и неокон­цеп­ту­а­лизм ну­ле­вых, мы же хо­те­ли по­ка­зать все это вме­сте, ком­плекс­но. Это бы­ла идея Ми­ро­сла­ва.

К мо­мен­ту осу­ществ­ле­ния это­го про­ек­та он, к со­жа­ле­нию, уже ушел из жиз­ни. На мою до­лю вы­па­ло это де­ло про­дол­жать…

Для ме­ня очень важ­на иро­ния Ми­ро­сла­ва де­вя­но­стых, двух­ты­сяч­ных. На этой иро­нии бы­ли вы­стро­е­ны все его ку­ра­тор­ские про­ек­ты. Ес­ли экс­по­на­ты от­би­рал толь­ко он — они по­чти все­гда бы­ли иро­нич­ны­ми. zn94@ukr.net Под­пис­ной ин­декс 49777

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.