«Воз­мож­но все» ...... стр.11 На пик­ник с на­у­кой ................. стр.12 Эк­зи­стен­ци­аль­ное про­ти­во­сто­я­ние

США и КНР на­ча­ли тор­го­вую вой­ну

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вик­тор КОНСТАНТИНОВ

(Ин­сти­тут меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний КНУ им.т.г.шевченко)

Тор­го­вая вой­на меж­ду США и КНР все же раз­ра­зи­лась.

Хо­тя по­вы­шать та­риф­ные став­ки в обе­их странах ста­ли еще с начала го­да, пер­вым сра­же­ни­ем этой вой­ны сле­ду­ет счи­тать по­яв­ле­ние но­вых по­шлин, которые ад­ми­ни­стра­ция До­наль­да Трам­па вве­ла против Ки­тая с 24 сен­тяб­ря. Решение США за­тро­нет им­порт ки­тай­ских то­ва­ров на сум­му порядка 200 млрд долл. Трамп так­же при­гро­зил, что зер­каль­ные ша­ги со сто­ро­ны КНР приведут к но­во­му по­вы­ше­нию та­ри­фов, — то­гда под удар по­па­дет ки­тай­ский им­порт еще на чет­верть трил­ли­о­на долл. Но от­вет­ные меры Пе­ки­на не за­ста­ви­ли се­бя ждать: ки­тай­ская сто­ро­на по­обе­ща­ла ввести та­ри­фы, которые за­тро­нут аме­ри­кан­ский им­порт в объ­е­ме 60 млрд долл., и заявила, что даст адек­ват­ный от­вет на лю­бые но­вые ша­ги США. На фоне та­ких мас­шта­бов про­ти­во­сто­я­ния об­мен уда­ра­ми в пер­вой по­ло­вине го­да (то­гда каж­дая из стран под­ня­ла по­шли­ны на по­став­ки то­ва­ров в объ­е­ме око­ло 50 млрд долл.) вы­гля­дит не бо­лее чем «при­гра­нич­ным ин­ци­ден­том».

Но сен­тябрь­ские события зна­ме­ну­ют начало вой­ны не толь­ко из-за бес­пре­це­дент­но­го мас­шта­ба про­тек­ци­о­нист­ских мер. Еще опас­нее то, что сто­ро­ны неуступ­чи­вы, не го­то­вы к пе­ре­го­во­рам и де­ла­ют все, что­бы эс­ка­ла­ция про­ти­во­сто­я­ния ста­ла необ­ра­ти­мой.

На­деж­да, что спор бу­дет уре­гу­ли­ро­ван, со­хра­ня­лась до по­след­не­го вре­ме­ни — еще в се­ре­дине ав­гу­ста аме­ри­кан­ские и ки­тай­ские пред­ста­ви­те­ли вы­ра­жа­ли на­деж­ду, что к но­яб­рю ос­нов­ные раз­но­гла­сия удаст­ся уре­гу­ли­ро­вать. Очень уж за­ви­си­мы друг от дру­га экономики США и КНР: объем тор­гов­ли то­ва­ра­ми со­став­ля­ет бо­лее 630 млрд долл., для Ки­тая ры­нок США яв­ля­ет­ся важ­ней­шим (на­ря­ду с ЕС), а аме­ри­кан­ский экс­порт в Ки­тай и сов­мест­ные ин­ве­сти­ции обес­пе­чи­ва­ли бо­лее 2,5 млн ра­бо­чих мест в США. К то­му же, ко­гда в об­мен на неко­то­рые торговые уступ­ки Ва­шинг­тон смяг­чил требования к Ка­на­де, Австралии и ЕС, со­гла­ше­ние с Пе­ки­ном вы­гля­де­ло оче­вид­ным сле­ду­ю­щим ша­гом.

Од­на­ко фун­да­мен­таль­ное от­ли­чие мно­го­чис­лен­ных тор­го­вых кон­флик­тов, раз­вя­зан­ных США в по­след­ние два го­да, от про­ти­во­сто­я­ния с Китаем со­сто­ит в отношении аме­ри­кан­ской эли­ты к КНР. Лишь на пер­вый взгляд за опре­де­ле­ни­ем кур­са в отношении Пе­ки­на сто­ит борьба ин­те­ре­сов раз­ных групп американского биз­не­са: тех, для ко­го Ки­тай яв­ля­ет­ся кон­ку­рен­том, и тех, кто за­ра­ба­ты­ва­ет бла­го­да­ря ин­ве­сти­ци­ям в КНР или вы­хо­ду на ки­тай­ский ры­нок. На са­мом де­ле про­ти­во­ре­чия меж­ду дву­мя ла­ге­ря­ми не столь зна­чи­тель­ны, их — и боль­шин­ство аме­ри­кан­ских по­ли­ти­ков — объ­еди­ня­ют глу­бо­кие опа­се­ния в отношении КНР и желание огра­ни­чить про­ник­но­ве­ние по­след­не­го в аме­ри­кан­скую эко­но­ми­ку. Ки­тай­ским ин­ве­сти­ци­ям в США «неуют­но», их объем па­да­ет два по­след­них го­да, и рост вся­че­ски сдер­жи­ва­ет­ся аме­ри­кан­ской сто­ро­ной с по­мо­щью ад­ми­ни­стра­тив­ных мер (од­но из глав­ных об­ви­не­ний со сто­ро­ны Ки­тая в отношении США — в спе­ку­ля­тив­ном ис­поль­зо­ва­нии ин­те­ре­сов на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти для дис­кри­ми­на­ции ки­тай­ско­го ка­пи­та­ла).

Столк­но­ве­ние двух дер­жав не слу­чай­но — все шло к нему дав­но, во­прос был лишь в том, ко­гда оно начнется. Ведь уже се­го­дня Пе­кин для Ва­шинг­то­на — главный эко­но­ми­че­ский кон­ку­рент. А планы ки­тай­ско­го ру­ко­вод­ства, стро­я­ще­го гло­баль­ную су­пер­дер­жа­ву, бро­са­ют вы­зов США в по­ли­ти­че­ской, во­ен­ной и да­же куль­тур­ной сфе­ре. Борьба за до­ми­ни­ро­ва­ние в ми­ре меж­ду дву­мя стра­на­ми обе­ща­ет быть бо­лее мас­штаб­ной и мно­го­гран­ной, чем в свое вре­мя бы­ло про­ти­во­сто­я­ние США и СССР. Ра­зу­ме­ет­ся, сдер­жать Ки­тай — задача уже не эко­но­ми­че­ско­го порядка. Эта задача для США яв­ля­ет­ся эк­зи­стен­ци­аль­ной.

Воз­мож­но, сам Трамп ви­дит в своей ата­ке на Ки­тай лишь эко­но­ми­че­скую со­став­ля­ю­щую. Аме­ри­кан­ский пре­зи­дент, ка­жет­ся, ве­рит, что тор­го­вая вой­на по­мо­жет вы­пол­нить его пред­вы­бор­ные обе­ща­ния: сни­зить тор­го­вый де­фи­цит (он в тор­гов­ле с КНР со­став­ля­ет бо­лее 350 млрд долл.), сдер­жать рост госдол­га и уве­ли­чить ко­ли­че­ство ра­бо­чих мест в США. Но основная мас­са аме­ри­кан­ских по­ли­ти­ков не пы­та­ют­ся предот­вра­тить ан­ти­ки­тай­ские дей­ствия Трам­па по­то­му, что счи­та­ют но­вый «кре­сто­вый по­ход» вполне свое­вре­мен­ным.

Ко­гда ад­ми­ни­стра­ции Трам­па пред­при­ни­ма­ет ша­ги, на­прав­лен­ные против Ка­на­ды или ЕС, это вы­зы­ва­ет по­ляр­ные оцен­ки в аме­ри­кан­ском по­ли­ти­че­ском клас­се и, как след­ствие, нема­лое дав­ле­ние на пре­зи­ден­та и его окру­же­ние, вы­нуж­дая тех ид­ти на уступ­ки. В слу­чае с Китаем по­ли­ти­че­ский класс един в сво­ем мне­нии: сле­ду­ет дать бой опас­ней­ше­му кон­ку­рен­ту уже сей­час, ко­гда у США еще есть за­мет­ное пре­вос­ход­ство по боль­шин­ству па­ра­мет­ров. Рас­хож­де­ния во взгля­дах ка­са­ют­ся лишь ме­то­дов, которые сто­ит ис­поль­зо­вать, и усло­вий, на ко­то­рых дол­жен ка­пи­ту­ли­ро­вать Ки­тай. Так, ес­ли «яст­ре­бы» из Со­ве­та на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти тре­бу­ют драть­ся до мак­си­маль­ных усту­пок со сто­ро­ны Ки­тая (от сня­тия всех ба­рье­ров для аме­ри­кан­ских ин­ве­сти­ций до са­мо­огра­ни­че­ния ки­тай­ско­го экс­пор­та в США), то «го­лу­би» в ми­ни­стер­стве тор­гов­ли го­то­вы до­воль­ство­вать­ся лишь уси­ле­ни­ем за­щи­ты ин­тел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, от­ка­зом от кон­тро­ля кур­са юа­ня для укреп­ле­ния кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти ки­тай­ских экс­пор­те­ров и ря­дом вто­ро­сте­пен­ных усту­пок.

Ожи­да­е­мо, тор­го­вая вой­на пе­ре­рас­та­ет в пол­но­мас­штаб­ное про­ти­во­сто­я­ние США и КНР. Аме­ри­кан­ская ад­ми­ни­стра­ция го­то­вит па­кет мер против Пе­ки­на в наказание за «вме­ша­тель­ство во внутренние де­ла США»: кра­жу ин­тел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, ки­бе­р­ата­ки против аме­ри­кан­ских го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов и ин­фра­струк­ту­ры, вме­ша­тель­ство в вы­бо­ры. Ве­ро­ят­но, в бли­жай­шее вре­мя Ки­тай офи­ци­аль­но зай­мет ме­сто ря­дом с Рос­си­ей в ка­че­стве главного про­тив­ни­ка США, ве­ду­ще­го «враж­деб­ные дей­ствия против американского государственного и част­но­го сек­то­ра». Трамп с три­бу­ны Генеральной Ас­сам­блеи ООН в оче­ред­ной раз об­ви­нил Ки­тай в недоб­ро­со­вест­ной кон­ку­рен­ции и в «экс­плу­а­та­ции США», кро­ме то­го, он вы­ра­зил уве­рен­ность, что Пе­кин вме­ши­ва­ет­ся в про­хо­дя­щую сей­час пред­вы­бор­ную кампанию (в но­яб­ре со­сто­ят­ся вы­бо­ры в Кон­гресс).

20 сен­тяб­ря США вве­ли санкции против Де­пар­та­мен­та подготовки войск и снаб­же­ния Цен­траль­но­го Во­ен­но­го со­ве­та КНР за за­куп­ки во­ору­же­ний в Рос­сии. США су­ще­ствен­но активизировали кри­ти­ку ки­тай­ских вла­стей за нарушения прав че­ло­ве­ка: на­столь­ко мас­штаб­ны­ми аме­ри­кан­ские де­мар­ши не бы­ли, по­жа­луй, лет де­сять, ес­ли не боль­ше. Кри­ти­ка ки­тай­ской по­ли­ти­ки в Синьц­зяне и Ти­бе­те, обвинения в ре­гу­ли­ро­ва­нии Ин­тер­не­та и со­зда­нии по­ли­цей­ско­го го­су­дар­ства в по­след­ний год слы­шат­ся на всех уров­нях аме­ри­кан­ской государственной си­сте­мы.

На­ко­нец, на днях Го­сде­пар­та­мент США одоб­рил поставку Тай­ва­ню во­ен­ной тех­ни­ки и обо­ру­до­ва­ния на сум­му в 330 млн долл. Аме­ри­кан­ская под­держ­ка Тай­ва­ня, ко­то­рый КНР считает своей про­вин­ци­ей, — дав­няя бо­ле­вая точ­ка ки­тай­ско­аме­ри­кан­ских от­но­ше­ний. Вре­мя для сдел­ки аме­ри­кан­цы вы­бра­ли крайне неудач­ное — ес­ли они рас­счи­ты­ва­ли на диа­лог с Пе­ки­ном. И, на­обо­рот, крайне под­хо­дя­щее, ес­ли це­лью бы­ло рас­кру­тить про­ти­во­сто­я­ние еще силь­нее.

Свою леп­ту в эс­ка­ла­цию кон­флик­та внес и Пе­кин. По­сле американского объ­яв­ле­ния о вве­де­нии но­во­го па­ке­та по­шлин ки­тай­ская сто­ро­на пре­рва­ла пе­ре­го­во­ры ра­бо­чих групп по тор­го­вым во­про­сам и от­ме­ни­ла пла­ни­ро­вав­ший­ся ви­зит ви­це-премьера Гос­со­ве­та КНР Лю Хэ в Ва­шинг­тон (там он пла­ни­ро­вал об­суж­дать пу­ти вы­хо­да из кри­зи­са).

Ки­тай сде­лал слиш­ком боль­шую став­ку на гло­баль­ное ли­дер­ство. Тут и сот­ни мил­ли­ар­дов на мас­штаб­ные про­ек­ты пре­об­ра­зо­ва­ний как внут­ри стра­ны (в транс­пор­те, энер­ге­ти­ке, на­ко­нец, в тех­но­ло­ги­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ни­ях по программе «Сде­ла­но в Ки­тае — 2025», на ко­то­рую преду­смот­ре­но вы­де­лить око­ло 50 млрд долл.), так и за ее пре­де­ла­ми (в рам­ках про­ек­та «Один по­яс, один путь», где од­ни толь­ко го­су­дар­ствен­ные ин­ве­сти­ции оце­ни­ва­ют­ся в 70-80 млрд долл.). Тут и по­ли­ти­че­ский ка­пи­тал ны­неш­не­го ру­ко­вод­ства — по­сле кон­со­ли­да­ции власти на про­шло­год­нем съез­де КПК Си Цзинь­пин фак­ти­че­ски еди­но­лич­но несет от­вет­ствен­ность за успе­хи и про­ва­лы государственной по­ли­ти­ки. И по­то­му от­сту­пить Пе­кин не мо­жет, о ка­пи­ту­ля­ции — в лю­бом ви­де — речь не идет.

Под­твер­жда­ет это то, на­сколь­ко тщательно Ки­тай за­ни­ма­ет­ся по­ли­ти­че­ским обес­пе­че­ни­ем тор­го­вой вой­ны. Све­жий до­клад о «недоб­ро­со­вест­ной тор­го­вой по­ли­ти­ке США» (обвинения в ко­то­ром, к сло­ву, во мно­гом зер­каль­ны вы­дви­ну­тым аме­ри­кан­ской сто­ро­ной) при­зван под­твер­дить мо­раль­ную право­ту Пе­ки­на в кон­флик­те. Многочисленные пе­ре­го­во­ры с парт­не­ра­ми по все­му ми­ру при­зва­ны за­ру­чить­ся хо­тя бы их ней­тра­ли­те­том в про­ти­во­сто­я­нии с США. А анон­си­ро­ван­ные ша­ги по даль­ней­шей ли­бе­ра­ли­за­ции эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки (Ки­тай де­ла­ет свой внут­рен­ний ры­нок бо­лее от­кры­тым, да­же в та­ких тра­ди­ци­он­но чув­стви­тель­ных сфе­рах, как стра­хо­вой биз­нес) долж­ны быст­ро обес­пе­чить аль­тер­на­тив­ные аме­ри­кан­ским источ­ни­ки им­пор­та то­ва­ров и услуг. На­ко­нец, с 1 но­яб­ря Ки­тай сни­жа­ет та­ри­фы на ши­ро­кий спектр неа­ме­ри­кан­ских то­ва­ров — с тем, что­бы осла­бить нега­тив­ные по­след­ствия вой­ны для ки­тай­ских по­тре­би­те­лей. Это под­твер­жда­ет, что в Пе­кине не ожи­да­ют ско­ро­го за­вер­ше­ния про­ти­во­сто­я­ния с США. Ес­ли Пе­кин и вправ­ду, как про­дол­жа­ет го­во­рить, не хо­чет тор­го­вой вой­ны, он все рав­но к ней уси­лен­но го­то­вит­ся и пы­та­ет­ся уси­лить свои по­зи­ции по мак­си­му­му.

Фо­кус из­ме­не­ний ми­ро­вой си­сте­мы все боль­ше сме­ща­ет­ся в сто­ро­ну про­ти­во­сто­я­ния США и КНР. В бли­жай­шее вре­мя от­но­ше­ния этих двух дер­жав ста­нут опре­де­лять мно­гие про­цес­сы на гло­баль­ной арене. И ес­ли ре­зуль­тат аме­ри­ка­но­ки­тай­ско­го про­ти­во­сто­я­ния станет из­ве­стен не ско­ро, его по­след­ствия — при­чем не толь­ко для участ­ни­ков, но и для все­го мира — ста­нут за­мет­ны уже в бли­жай­шее вре­мя.

Сама тор­го­вая вой­на чре­ва­та за­мед­ле­ни­ем эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и ухуд­ше­ни­ем конъ­юнк­ту­ры на меж­ду­на­род­ных рын­ках. Экс­пер­ты ожи­да­ют, что один лишь сен­тябрь­ский па­кет та­ри­фов «съест» пол­то­ра-два про­цен­та эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в Ки­тае, и бо­лее по­лу­про­цен­та — в США. А ведь речь о двух круп­ней­ших эко­но­ми­ках мира — зна­чит, неиз­беж­на кор­рек­ция эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в гло­баль­ном мас­шта­бе. За этим сле­ду­ет па­де­ние объ­е­мов ми­ро­вой тор­гов­ли, со­кра­ще­ние экс­пор­та для мно­гих стран, и па­де­ние эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, осо­бен­но для эко­но­мик, не име­ю­щих до­ста­точ­но­го за­па­са проч­но­сти — та­ких как укра­ин­ская.

На пе­ре­пу­тье ока­жет­ся вся система ин­сти­ту­тов меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли, пре­жде все­го ВТО. США и ранее не вы­пол­ня­ли ре­ше­ния этой ор­га­ни­за­ции, а Трамп неод­но­крат­но за­яв­лял, что США не долж­ны сле­до­вать ее нор­мам и ре­ше­ни­ям. Ки­тай, на­обо­рот, по­ка скру­пу­лез­но вы­пол­ня­ет все ре­ше­ния ВТО. Но в усло­ви­ях про­ти­во­сто­я­ния двух стран воз­мо­жен сце­на­рий, при ко­то­ром иг­но­ри­ро­ва­ние по­зи­ции ВТО (осо­бен­но по дву­сто­рон­ним спо­рам) обе­и­ми сто­ро­на­ми при­об­ре­тет си­сте­ма­ти­че­ский ха­рак­тер — при­чи­ной то­му бу­дут и по­ли­ти­че­ская по­вест­ка кон­флик­та, и то, что при мас­со­вом по­вы­ше­нии по­шлин воз­мож­но­сти для им­пле­мен­та­ции ре­ше­ний ор­га­ни­за­ции ста­нут огра­ни­чен­ны­ми. О необ­хо­ди­мо­сти ре­фор­ми­ро­ва­ния ВТО и так дав­но го­во­рят. Смо­жет ли организация со­хра­нить вли­я­ние, ес­ли ее бу­дут иг­но­ри­ро­вать два круп­ней­ших участ­ни­ка, — боль­шой во­прос.

Под ударом ока­жут­ся и мно­го­сто­рон­ние со­гла­ше­ния о сво­бод­ной тор­гов­ле. Ес­ли про­ти­во­сто­я­ние США и КНР за­тя­нет­ся, по­доб­ные объ­еди­не­ния во мно­гих ча­стях све­та бу­дут по­ли­ти­зи­ро­вать­ся — ведь обе стра­ны по­ста­ра­ют­ся при­влечь на свою сто­ро­ну как мож­но боль­ше со­юз­ни­ков. Осо­бен­но слож­ной станет си­ту­а­ция в АТР, где вли­я­ние США и КНР осо­бен­но ве­ли­ко. В слож­ном по­ло­же­нии ока­жет­ся и ЕС. По­ка Евросоюз ста­ра­ет­ся оста­вать­ся ней­траль­ным, но это уже тре­бу­ет опре­де­лен­ных жертв. Так, у ев­ро­пей­цев к Ки­таю в тор­го­вой сфе­ре есть це­лый ряд пре­тен­зий, по боль­шо­му сче­ту сов­па­да­ю­щих с аме­ри­кан­ски­ми, — к при­ме­ру, по охране ин­тел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти и по до­сту­пу на ки­тай­ский фи­нан­со­вый ры­нок. Но ЕС вы­нуж­ден воз­дер­жи­вать­ся от ак­тив­но­го их об­суж­де­ния на фоне про­ти­во­сто­я­ния США и КНР — что­бы не вы­гля­деть в гла­зах Пе­ки­на со­юз­ни­ком аме­ри­кан­цев и не повредить тор­гов­ле с Под­не­бес­ной.

Не ме­нее важ­ны­ми обещают стать сдви­ги в меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке. Наи­бо­лее су­ще­ствен­ны­ми эти пе­ре­ме­ны обещают быть в Во­сточ­ной и Юго-во­сточ­ной Азии. Здесь США и КНР уже несколь­ко де­ся­ти­ле­тий — главные иг­ро­ки, цен­тры си­лы, точ­ки гра­ви­та­ции. По­след­ние два де­ся­ти­ле­тия боль­шин­ство стран ре­ги­о­на из­вле­ка­ли вы­го­ду из кон­ку­рен­ции Ва­шинг­то­на и Пе­ки­на, ста­ра­ясь по­лу­чать пре­фе­рен­ции от обо­их. Но в усло­вии кон­фрон­та­ции обе дер­жа­вы мо­гут по­тре­бо­вать от парт­не­ров опре­де­лить­ся — на чьей они бу­дут сто­роне. А это — пря­мой путь к по­те­ре са­мо­сто­я­тель­но­сти во внеш­ней по­ли­ти­ке, к без­услов­ной за­ви­си­мо­сти от един­ствен­но­го «боль­шо­го бра­та». Да, в та­кой си­ту­а­ции снова станет вос­тре­бо­ван­ной про­ве­рен­ная по­ли­ти­ка непри­со­еди­не­ния. Од­на­ко се­го­дня глав­ной меж­ду­на­род­ной про­бле­мой в ре­ги­оне яв­ля­ет­ся де­фи­цит без­опас­но­сти, и спра­вить­ся с этой про­бле­мой без США и КНР осталь­ные стра­ны не смогут. Ска­жут­ся и от­сут­ствие до­ста­точ­ных ре­сур­сов, и про­ти­во­ре­чия меж­ду ни­ми, и очень раз­ная по­вест­ка по­ли­ти­ки без­опас­но­сти.

Про­ти­во­сто­я­ние США и КНР бу­дет спо­соб­ство­вать ро­сту ро­ли си­лы в меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке в гло­баль­ном мас­шта­бе. Мы при­вык­ли свя­зы­вать эту угро­зу с дей­стви­я­ми Рос­сии и рос­сий­ско-укра­ин­ским про­ти­во­сто­я­ни­ем. Но на­ши про­бле­мы в гло­баль­ном мас­шта­бе оста­ют­ся до­ста­точ­но мел­ки­ми, и ре­ша­ю­ще­го вли­я­ния на меж­ду­на­род­ную си­сте­му они не ока­зы­ва­ют. Ведь в про­ти­во­сто­я­нии США и Рос­сии при­ме­не­ние си­ла в лю­бых фор­мах но­сит огра­ни­чен­ный ха­рак­тер. Другое де­ло — си­стем­ный кон­фликт двух круп­ней­ших иг­ро­ков, в ко­то­ром став­кой бу­дет мировое ли­дер­ство. Здесь огра­ни­че­ние на при­ме­не­ние си­лы по су­ти лишь од­но — пол­но­мас­штаб­ная вой­на меж­ду дву­мя стра­на­ми. Оче­вид­но, что нор­мы и ин­сти­ту­ты бу­дут от­хо­дить на вто­рой план — и не толь­ко в кон­флик­те Ва­шинг­то­на и Пе­ки­на, но и по­все­мест­но. Для укреп­ле­ния соб­ствен­ных по­зи­ций в про­ти­во­сто­я­нии обе сто­ро­ны бу­дут го­то­вы не се­рьез­ные уступ­ки — в первую оче­редь, в части со­блю­де­ния норм и вер­но­сти прин­ци­пам.

А зна­чит, США и Ки­тай обещают нам неза­бы­ва­е­мое зре­ли­ще, ко­то­рое ни­ко­го не оста­вит рав­но­душ­ным. И ни­ко­му не поз­во­лит остать­ся в сто­роне.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.