Пред­вы­бор­ный stand-by

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Оль­га КОВАЛЕНКО

Начало сен­тяб­ря в Укра­ине стало вре­ме­нем гром­ких эко­но­ми­че­ских новостей.

Сна­ча­ла премьер-ми­нистр Владимир Грой­сман заявил, что Украина на­хо­дит­ся на гра­ни де­фол­та. Затем в СМИ про­со­чи­лась ин­фор­ма­ция о том, что Меж­ду­на­род­ный ва­лют­ный фонд го­тов предо­ста­вить Киеву но­вую про­грам­му фи­нан­си­ро­ва­ния, за­ме­нив программой stand-by ныне дей­ству­ю­щую про­грам­му Extended Fund Facility, ко­то­рая за­кан­чи­ва­ет­ся вес­ной 2019 го­да — ак­ку­рат к вы­бо­рам пре­зи­ден­та Украины. Эта про­грам­ма ку­ет­ся, что­бы не до­пу­стить де­фол­та и удер­жать Укра­и­ну от падения в но­вый фи­нан­со­вый кри­зис, ко­то­рый мо­жет иметь нега­тив­ный эф­фект и для всех окру­жа­ю­щих стран.

Как так вы­шло, что в период ро­ста экономики, от­сут­ствия но­вых зна­чи­тель­ных внешних рис­ков на­ша стра­на снова ока­за­лась на по­ро­ге де­фол­та? По­че­му мис­сия уеха­ла из Украины без ре­зуль­та­тов? Что нуж­но, что­бы пе­ре­го­во­ры о stand-by за­вер­ши­лись успе­хом? И по­че­му показатель де­фи­ци­та бюд­же­та — уже не ин­ди­ка­тор здо­ро­вья го­су­дар­ствен­ных фи­нан­сов в Укра­ине?

Стан­дарт­но-уникальные пе­ре­го­во­ры

Но­вость о том, что Фонд ве­дет пе­ре­го­во­ры с Укра­и­ной о но­вом со­гла­ше­нии stand-by, по­явив­ша­я­ся в СМИ в се­ре­дине сен­тяб­ря, бы­ла неожи­дан­ной, но сам факт острой по­треб­но­сти Украины в та­ком со­гла­ше­нии — нет. Без по­мо­щи кре­ди­то­ра Украина не в со­сто­я­нии спра­вить­ся с пред­сто­я­щи­ми внеш­ни­ми вы­пла­та­ми, о чем пря­мо заявил премьер.

Задача лю­бой про­грам­мы со­труд­ни­че­ства МВФ с ка­ким­ли­бо го­су­дар­ством — сде­лать стра­ну са­мо­сто­я­тель­ной в фи­нан­со­вом плане. Фонд кон­стру­и­ру­ет про­грам­мы фи­нан­со­вой по­мо­щи так, что­бы в их рам­ках мож­но бы­ло ис­пра­вить все клю­че­вые струк­тур­ные дис­ба­лан­сы в го­су­дар­ствен­ных фи­нан­сах, и по­сле это­го, окон­чив про­грам­му, стра­на мог­ла жить без этой си­сте­мы «ис­кус­ствен­но­го жиз­не­обес­пе­че­ния».

Имен­но так произошло в слу­чае Гре­ции, ко­то­рая, про­ве­дя мно­же­ство ре­форм, в ав­гу­сте это­го го­да офи­ци­аль­но за­вер­ши­ла трех­лет­нюю про­грам­му со­труд­ни­че­ства с МВФ и те­перь мо­жет успешно об­хо­дить­ся без его по­мо­щи. Это же яв­ля­ет­ся це­лью каждой про­грам­мы со­труд­ни­че­ства с Укра­и­ной.

Но в от­ли­чие от Афин, Ки­ев ни­как не мо­жет вый­ти из про­грамм МВФ, за­ме­няя од­ну дру­гой. И про­жить 2019 год без фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ских по­тря­се­ний Украина смо­жет, толь­ко ес­ли по­лу­чит кре­ди­ты Фон­да.

Са­ми пе­ре­го­во­ры о со­гла­ше­нии stand-by сей­час — до­ста­точ­но уникальные. Обыч­но Фонд пред­по­чи­та­ет воз­дер­жи­вать­ся от со­труд­ни­че­ства с раз­ны­ми стра­на­ми в период вы­бо­ров. В Укра­ине, на­про­тив, со­гла­ше­ние го­то­вит­ся как раз на из­би­ра­тель­ный период, — пред­ва­ри­тель­но, с окон­ча­ни­ем со­гла­ше­ния в начале 2020 го­да (то есть на 12 или 15 ме­ся­цев).

По­это­му сам факт пе­ре­го­во­ров о stand-by agreement сей­час — при­знак же­ла­ния и го­тов­но­сти со сто­ро­ны МВФ по­мочь Укра­ине прой­ти период по­ли­ти­че­ской тур­бу­лент­но­сти без рез­ких фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ских ко­ле­ба­ний.

Госказ­на­чей­ства, за ян­варь—ав­густ в об­щий фонд гос­бюд­же­та (то есть день­ги, которые по­сту­па­ют в об­щий ко­тел и не при­вя­за­ны к спе­ци­фи­че­ским ста­тьям рас­хо­дов) недо­бра­ли 17 млрд грн, или не вы­пол­ни­ли план на 3%. Хо­тя в про­цент­ном соотношении сум­ма вы­гля­дит неболь­шой, в ре­аль­ном измерении она со­от­но­си­ма, к при­ме­ру, с по­чти дву­мя го­до­вы­ми бюд­же­та­ми На­ци­о­наль­ной гвар­дии Украины (10,9 млрд грн — бюд­жет на 2018 год).

Даль­ше ста­ти­сти­ка гос­бюд­же­та бу­дет ухуд­шать­ся как минимум из-за то­го, что Нац­банк боль­ше не пла­ни­ру­ет пе­ре­во­дить до конца те­ку­ще­го го­да день­ги в бюд­жет. Со­глас­но пла­ну на 2018 год, НБУ дол­жен пе­ре­чис­лить в бюд­жет 50,5 млрд грн. Но уже пе­ре­вел в бюд­жет всю сум­му при­бы­ли, ко­то­рую под­твер­дил аудит и ко­то­рую банк, со­от­вет­ствен­но, мо­жет пе­ре­ве­сти в 2018-м, — 44,6 млрд грн.

Во-вто­рых, бюд­жет-2018 был по­стро­ен на нере­а­ли­стич­ном плане за­им­ство­ва­ний. В пла­нах на 2018 год пра­ви­тель­ство за­ло­жи­ло про­гноз «чистого» фи­нан­си­ро­ва­ния по дол­го­вым опе­ра­ци­ям (то есть раз­ни­цу меж­ду тем, что Мин­фин за­ни­ма­ет в гос­бюд­жет, и тем, что он от­да­ет кре­ди­то­рам) в объ­е­ме 56,2 млрд грн. Но за ян­варь—ав­густ чи­стая сум­ма за­им­ство­ва­ний ока­за­лась ми­ну­со­вой (-9 млрд грн). Клю­че­вой про­бел — неспо­соб­ность при­влечь дол­го­сроч­ные зай­мы от внешних кре­ди­то­ров, за счет ко­то­рых в пер­вые восемь ме­ся­цев го­да пла­ни­ро­ва­лось про­фи­нан­си­ро­вать 36,6 млрд грн в об­щий фонд гос­бюд­же­та.

Еще 10,6 млрд грн по ре­зуль­та­там пер­вых вось­ми ме­ся­цев Мин­фин недо­по­лу­чил из-за уже тра­ди­ци­он­но нере­а­ли­стич­но­го пла­на при­ва­ти­за­ции. В це­лом за год он пла­ни­ру­ет по­лу­чить 21,3 млрд грн за счет про­да­жи гос­соб­ствен­но­сти, в том чис­ле 10,7 млрд — до конца ле­та. Но при­ва­ти­за­ция круп­ных и убы­точ­ных гос­пред­при­я­тий дав­но и упор­но сто­ит на па­у­зе, и, со­от­вет­ствен­но, по­ступ­ле­ний от нее прак­ти­че­ски нет.

В це­лом же по ста­тье «фи­нан­си­ро­ва­ние бюд­же­та» по об­ще­му фон­ду пра­ви­тель­ство за ян­варь— ав­густ ока­за­лось в ми­ну­се (-7,4 млрд грн), хо­тя пла­ни­ро­ва­ло на этот период плюс в раз­ме­ре 27 млрд грн. В та­кой си­ту­а­ции у Мин­фи­на про­сто нет де­нег — не толь­ко «сво­их», но и за­ем­ных, что­бы фи­нан­си­ро­вать расходы.

И, ло­гич­но, часть рас­хо­дов ми­ни­стер­ство про­сто не фи­нан­си­ру­ет. Со­глас­но данным Госказ­на­чей­ства, по со­сто­я­нию на ав­густ расходы об­ще­го фон­да гос­бюд­же­та ока­за­лись, ни мно­го ни ма­ло, на 51 млрд грн мень­ше (или на 8,4%), чем бы­ло за­пла­ни­ро­ва­но со­глас­но рос­пи­си гос­бюд­же­та (план рас­хо­дов по спе­ци­аль­но­му фон­ду Госказ­на­чей­ством не ука­зы­ва­ет­ся). Не­до­фи­нан­си­ро­ва­на по­чти каж­дая статья рас­хо­дов, за ис­клю­че­ни­ем со­ци­аль­ных (за­щи­щен­ных) ста­тей, та­ких как Пен­си­он­ный фонд, на­при­мер.

На прак­ти­ке это озна­ча­ет, что Мин­фин вы­нуж­ден эко­но­мить на ка­пи­таль­ных (и не толь­ко) рас­хо­дах, а рас­по­ря­ди­те­ли бюд­жет­ных средств не мо­гут быть уве­ре­ны, что рас­пла­тят­ся со своими под­ряд­чи­ка­ми и контр­аген­та­ми, — ведь им мо­гут про­сто не дать на это де­нег. В свою оче­редь, это пло­хой сиг­нал для экономики и по­тен­ци­аль­ная угро­за на­ра­щи­ва­ния де­би­тор­ской за­дол­жен­но­сти Кабмина пе­ред биз­не­сом, ко­то­рый по­став­ля­ет ему про­дук­цию или ока­зы­ва­ет раз­лич­ные услу­ги.

Та­ким об­ра­зом, ес­ли счи­тать ре­аль­ный уро­вень до­хо­дов по об­ще­му фон­ду (551 млрд грн) и все расходы по об­ще­му фон­ду, которые го­су­дар­ство взя­ло на се­бя обя­за­тель­ство про­фи­нан­си­ро­вать за этот период (598 млрд), де­фи­цит об­ще­го фон­да гос­бюд­же­та со­став­ля­ет, ни мно­го ни ма­ло, 47 млрд грн (см. рис. 1).

В-тре­тьих, и ве­ро­ят­но, са­мое глав­ное то, что де­фи­цит гос­бюд­же­та не учи­ты­ва­ет ба­ланс так на­зы­ва­е­мых вне­бюд­жет­ных фон­дов, пре­жде все­го Пен­си­он­но­го фон­да. А си­ту­а­ция ПФ в этом го­ду ста­ла стрес­сом для всех, кто имел от­но­ше­ние к пен­си­он­ной ре­фор­ме и фор­ми­ро­ва­нию бюд­же­та (см. рис. 2). под­сче­ты эф­фек­та пен­си­он­ной ре­фор­мы на бюд­жет де­ла­лись Мин­фи­ном на вы­бор­ке, предо­став­лен­ной Ми­ни­стер­ством со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки. Ока­за­лось, что вы­бор­ка непра­виль­но от­ра­жа­ла струк­ту­ру укра­ин­ских пен­си­о­не­ров, а ка­че­ствен­но­го ре­ест­ра у Мин­со­ца про­сто нет. Как итог, по данным ис­точ­ни­ков ZN.UA, ды­ра в бюд­же­те ПФ по го­ду со­ста­ви­ла по­чти 30 млрд грн.

К то­му же си­ту­а­цию усу­гу­бил премьер. По его ини­ци­а­ти­ве, без кон­суль­та­ций с Мин­фи­ном, утвер­жда­ют со­бе­сед­ни­ки ZN.UA, бы­ли по­вы­ше­ны пен­сии для военных пен­си­о­не­ров. Это решение «сто­и­ло» бюд­же­ту еще 7,8 млрд грн в 2018 го­ду.

В ито­ге уже в ян­ва­ре 2018-го в бюд­же­те ПФ об­ра­зо­ва­лась ды­ра, ни мно­го ни ма­ло, на 10,2 млрд грн. Пе­ре­кры­вать ее при­шлось за счет зай­мов Госказ­на­чей­ства (см. рис. 3 и 4). В це­лом с начала го­да ПФ по­лу­чил по­чти 50 млрд грн в ка­че­стве каз­на­чей­ских зай­мов, из ко­то­рых 10 мрлд еще не по­га­ше­но. Ви­це-пре­мьер­ми­нистр Павел Ро­зен­ко в ав­гу­сте заявил, что кре­ди­то­ва­ние ПФ из Госказ­на­чей­ства — нор­маль­ная прак­ти­ка. Но он лу­ка­вит: при нор­маль­ной ди­на­ми­ке по­ступ­ле­ний в ПФ зай­мы не нужны. В 2016 го­ду зай­мов Госказ­на­чей­ства не бы­ло совсем, в 2017-м — 4,5 млрд грн за весь год, при­чем весь этот долг был по­га­шен.

Вы­бор аль­тер­на­тив

Другими сло­ва­ми, при фор­маль­но непло­хой офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке Мин­фин сей­час бо­рет­ся сра­зу с тре­мя ви­да­ми про­блем: най­ти день­ги на опла­ту те­ку­щих рас­хо­дов, на об­слу­жи­ва­ние и по­га­ше­ние государственного дол­га и на фи­нан­си­ро­ва­ние ПФ.

В та­кой си­ту­а­ции пра­виль­но бы­ло бы адап­ти­ро­вать рас­ход­ную часть бюд­же­та под воз­мож­но­сти на­пол­не­ния гос­бюд­же­та, и про­во­дить се­к­вестр, неслу­чай­но это сло­во не раз зву­ча­ло из уст укра­ин­ских по­ли­ти­ков в 2018-м. Но от се­к­ве­ст­ра бы­ло ре­ше­но воз­дер­жать­ся: как заявила и.о. ми­ни­стра фи­нан­сов Ок­са­на Мар­ка­ро­ва в июне, ос­но­ва­ний для пе­ре­смот­ра бюд­же­та нет.

Имен­но по­зи­ция Мин­фи­на кри­тич­на в та­кой си­ту­а­ции: он мо­жет ли­бо от­ста­и­вать взве­шен­ную по­ли­ти­ку в гос­фи­нан­сах, ли­бо про­сто «ра­бо­тать на хо­тел­ки» по­ли­ти­ков.

В 2012–2013 го­дах он занимался вто­рым. Имен­но то­гда по­яви­лось мно­же­ство схем, как про­фи­нан­си­ро­вать рос­сы­пи обе­ща­ний Аза­ро­ва/Яну­ко­ви­ча о по­вы­ше­нии со­ци­аль­ных стан­дар­тов, не имея на то ре­аль­ных по­ступ­ле­ний бюд­же­та. На­при­мер, день­ги в бюд­жет про­сто изы­ма­ли у биз­не­са или мест­ных ор­га­нов власти, поль­зу­ясь раз­лич­но­го ро­да схе­ма­ми и тем, что все от­но­ше­ния биз­не­са, цен­траль­ной и местной вла­стей в де­неж­ной сфе­ре про­ис­хо­дят че­рез сче­та Госказ­на­чей­ства. На­при­мер, то­гда Мин­фин ис­поль­зо­вал для фи­нан­си­ро­ва­ния бюд­жет­ных вы­плат НДС (вме­сто то­го, что­бы воз­ме­щать его биз­не­су), аван­со­вые пе­ре­пла­ты биз­не­са по на­ло­гу на при­быль (объем пе­ре­плат, то есть дол­га бюд­же­та пе­ред биз­не­сом, по на­ло­гу на при­быль к ян­ва­рю 2015-го со­став­лял 45 млрд грн). Или, к при­ме­ру, фи­нан­си­ро­вал «Наф­то­газ» не жи­вы­ми деньгами, а за счет ре­гу­ляр­ной до­ка­пи­та­ли­за­ции его устав­но­го фон­да дол­го­вы­ми бу­ма­га­ми, которые мо­не­ти­зи­ро­вал НБУ. Ре­зуль­та­том по­яв­ле­ния всех этих схем фи­нан­си­ро­ва­ния рас­хо­дов стало то, что при фор­маль­ном де­фи­ци­те гос­бюд­же­та в 4,3% в 2013 го­ду ре­аль­ный де­фи­цит гос­фи­нан­сов со­став­лял, по позд­нее опуб­ли­ко­ван­ным данным Мин­фи­на, 6,7%.

Сей­час Мин­фин ока­зал­ся на рас­пу­тье.

С од­ной сто­ро­ны, на­ли­цо воз­вра­ще­ние к ря­ду «нездо­ро­вых» прак­тик в сфе­ре управ­ле­ния гос­фи­нан­са­ми с це­лью за­крыть ды­ры в бюд­же­те. На­при­мер, к той же прак­ти­ке фи­нан­си­ро­ва­ния ПФ за счет зай­мов Госказ­на­чей­ства, часть из ко­то­рых не по­га­ша­ет­ся. Это повод за­дать важ­ный во­прос: чьи же день­ги Го­каз­на­чей­ство от­да­ет сей­час Пен­си­он­но­му фон­ду? Ведь лю­бая грив­ня в бюд­же­те или на сче­ту каз­на­чей­ства — это день­ги налогоплательщиков. Госказ­на­чей­ства со­став­лял око­ло 50 млрд грн.

Сей­час, по данным ZN.UA, требования мест­ных бюд­же­тов к еди­но­му каз­на­чей­ско­му сче­ту (ЕКС) со­став­ля­ют 50–60 млрд грн, в то вре­мя как на ЕКС есть толь­ко 20 млрд.

Та­кой же нездо­ро­вой прак­ти­кой яв­ля­ет­ся воз­врат пра­ви­тель­ства к раз­ме­ще­нию ко­рот­ких и дорогих дол­го­вых бу­маг «до по­луч­ки». Ти­пич­ный при­мер — не­дав­ний private placement ев­ро­бон­дов на сум­му 725 млн долл., про­ве­ден­ных Мин­фи­ном. Кре­дит стал спа­се­ни­ем для Мин­фи­на, ко­то­ро­му нуж­но бы­ло про­ве­сти по­га­ше­ния по внеш­ним дол­гам, но был раз­ме­щен на крайне невы­год­ных для Украины усло­ви­ях: все­го на пол­го­да, с дис­кон­том 95,551%, с ре­аль­ной сто­и­мо­стью за поль­зо­ва­ние кре­ди­том в примерно 36 млн долл. Ес­ли бы тот же ресурс Мин­фин за­ни­мал на внут­рен­нем рынке, по став­ке око­ло 7%, на ко­то­рую есть рыночный спрос, он мог бы за­пла­тить за об­слу­жи­ва­ние на 6–7 млн долл. мень­ше.

Здесь сто­ит по­ни­мать, что у Кабмина все­гда есть вы­бор: брать де­ше­вые день­ги офи­ци­аль­ных кре­ди­тов, пла­тя за них 1–3% (ес­ли это день­ги МВФ или Все­мир­но­го бан­ка), или же при­вле­кать очень до­ро­гой и ко­рот­кий «част­ный» ресурс. В те­ку­щем го­ду от­сут­ствие зай­мов меж­ду­на­род­ных кре­ди­то­ров за­кры­ва­лось в ос­нов­ном за счет ко­рот­ких бу­маг: с января по ав­густ 2018-го он при­влек за их счет на 17 млрд грн боль­ше, чем пла­ни­ро­вал.

Еще один нега­тив­ный сиг­нал — то, что по су­ти пра­ви­тель­ством по­став­ле­на на па­у­зу ра­бо­та по рас­чист­ке ста­рых струк­тур­ных про­блем в гос­фи­нан­сах: по­треб­ность очи­стить ба­лан­сы гос­бан­ков, которые год от го­да про­дол­жа­ют по­лу­чать до­ка­пи­та­ли­за­цию; расширять на­ло­го­вую ба­зу и лик­ви­ди­ро­вать «осо­бые усло­вия» для от­дель­ных от­рас­лей или иг­ро­ков; ми­ни­ми­зи­ро­вать фис­каль­ные рис­ки, про­ду­ци­ру­е­мые гос­пред­при­я­ти­я­ми (за счет их ре­фор­ми­ро­ва­ния, ка­че­ствен­ных наб­со­ве­тов или про­да­жи), и т.д.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.