Ко­гда па­да­ет рей­тинг Пу­ти­на…

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ирина ПАВЛЕНКО,

за­ме­сти­тель ру­ко­во­ди­те­ля Цен­тра ис­сле­до­ва­ний про­блем РФ (На­ци­о­наль­ный ин­сти­тут стра­те­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний)

Этим ле­том в Рос­сии произошло нечто неожи­дан­ное — рей­тинг по­пу­ляр­но­сти Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на упал.

По­хо­же, что 86% под­держ­ки пре­зи­ден­та оста­лись в про­шлом. Как и эй­фо­рия от внеш­не­по­ли­ти­че­ских «по­бед» и ан­нек­сии Кры­ма.

Лишь че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле три­ум­фаль­ных пре­зи­дент­ских вы­бо­ров 18 мар­та с.г., где В.пу­ти­на (по вер­сии ЦИК РФ) под­дер­жа­ли 76,69% из­би­ра­те­лей при об­щей яв­ке 67,5%, уже в июне вполне ло­яль­ный к ре­жи­му Фонд «Об­ще­ствен­ное мнение» (ФОМ) за­фик­си­ро­вал уро­вень под­держ­ки пре­зи­ден­та у 48% опро­шен­ных. По­след­ний опрос ФОМ 9 сен­тяб­ря показал, что ес­ли бы пре­зи­дент­ские вы­бо­ры со­сто­я­лись в сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье, то за В.пу­ти­на про­го­ло­со­ва­ли бы 47% рос­си­ян.

При этом за­ме­чу, что пре­зи­дент оста­ет­ся (и с боль­шим от­ры­вом) в Рос­сии ли­де­ром по уров­ню под­держ­ки сре­ди всех других по­ли­ти­ков и вы­со­ких долж­ност­ных лиц. То есть у власти РФ — пра­ви­тель­ства, пар­ла­мен­та, партии «Еди­ная Рос­сия», гу­бер­на­то­ров и др. — рей­тин­ги по­пу­ляр­но­сти и до­ве­рия, как для ав­то­ри­тар­но­го по­ли­ти­че­ско­го ре­жи­ма, крайне низ­ки.

Так, рей­тинг партии «Еди­ная Рос­сия» упал до ми­ни­му­ма впервые с де­каб­ря 2011 г. — до 37,1%. Как след­ствие — про­валь­ные для партии власти, по рос­сий­ским стан­дар­там, ре­зуль­та­ты вы­бо­ров в мест­ные ор­га­ны власти, которые со­сто­я­лись 9 сен­тяб­ря 2018 г. «Еди­ная Рос­сия» умень­ши­ла свое пред­ста­ви­тель­ство в боль­шин­стве за­ко­но­да­тель­ных со­бра­ний ре­ги­о­нов. Кан­ди­да­ты от этой партии не по­бе­ди­ли в пер­вом ту­ре и по­шли на вто­рой в че­ты­рех ре­ги­о­нах Рос­сии. В двух из них по­бе­ди­ли в ито­ге пред­ста­ви­те­ли ЛДПР, а еще в двух кан­ди­да­ты от «Единой Рос­сии» от­ка­за­лись от даль­ней­ше­го уча­стия в вы­бо­рах. .

Весь­ма по­ка­за­те­лен скан­дал с фаль­си­фи­ка­ци­ей про­изо­шел в При­мор­ском крае, след­стви­ем че­го бы­ла вы­нуж­ден­ная от­ме­на ЦИК РФ ре­зуль­та­тов го­ло­со­ва­ния. Са­мой яркой осо­бен­но­стью этих вы­бо­ров гу­бер­на­то­ра бы­ло рез­кое уве­ли­че­ние го­ло­сов во вто­ром ту­ре, от­дан­ных за оп­по­зи­ци­он­но­го еди­но­рос­су кан­ди­да­та от КПРФ, ко­то­рый в пер­вом ту­ре про­иг­ры­вал с от­ры­вом бо­лее 20%. То есть из­би­ра­те­ли При­мор­ско­го края про­го­ло­со­ва­ли не столь­ко за ком­му­ни­ста, сколь­ко против пред­ста­ви­те­ля партии власти.

«Еди­ная Рос­сия», ко­неч­но, со­хра­ни­ла до­ми­ни­ру­ю­щие по­зи­ции во власти на всех уров­нях, од­на­ко за­мет­но умень­ши­ла свое пред­ста­ви­тель­ство. Это мо­жет со­здать оши­боч­ную ил­лю­зию де­мо­кра­тич­но­сти го­ло­со­ва­ний. Но на са­мом де­ле та­кой ре­зуль­тат стал след­стви­ем из­ме­не­ния сти­ля про­ве­де­ния из­би­ра­тель­ных кам­па­ний, ко­то­рый свя­зы­ва­ют с пер­вым за­ме­сти­те­лем председателя ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та РФ С.ки­ри­ен­ко.

Кремль, счи­тая, что уже мо­жет се­бе это поз­во­лить, от­ка­зал­ся от пря­мо­го дав­ле­ния и на­деж­ных, од­на­ко гру­бых ме­то­дов фаль­си­фи­ка­ции вы­бо­ров, и начал дей­ство­вать другими спо­со­ба­ми. Ос­нов­ным из них яв­ля­ет­ся за­бла­го­вре­мен­ная за­чист­ка (в том чис­ле услож­не­ни­ем про­це­ду­ры вы­дви­же­ния кандидатов че­рез т.н. му­ни­ци­паль­ный фильтр) из­би­ра­тель­но­го по­ля от кон­ку­рен­тов, ко­гда рос­си­яне в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев долж­ны вы­би­рать меж­ду кан­ди­да­та­ми от ЛДПР, ком­му­ни­ста­ми и пред­ста­ви­те­ля­ми не та­кой оди­оз­ной, не идео­ло­ги­че­ской и вполне про­пре­зи­дент­ской партии «Еди­ная Рос­сия».

Прав­да, у такого под­хо­да об­на­ру­жи­лось од­но до­воль­но важ­ное нега­тив­ное по­след­ствие — по­те­ря ин­те­ре­са граж­дан к вы­бо­рам. 9 сен­тяб­ря, в т.н. еди­ный день го­ло­со­ва­ния, сред­няя яв­ка по всей Рос­сии со­став­ля­ла око­ло 30%.

Вме­сте с тем по­те­ря ин­те­ре­са к вы­бо­рам не сви­де­тель­ству­ет об апо­ли­тич­но­сти рос­си­ян. На­обо­рот, в по­след­нее вре­мя со­цио­ло­ги фик­си­ру­ют рост го­тов­но­сти к про­те­стам. Так, в июле с.г. ко­ли­че­ство лю­дей, которые счи­та­ли ве­ро­ят­ны­ми мас­со­вые про­те­сты в Рос­сии с эко­но­ми­че­ски­ми тре­бо­ва­ни­я­ми впервые с 2009 г., со­став­ля­ло 41%. Го­тов­ность лич­но участ­во­вать в та­ких про­те­стах со­став­ля­ет сей­час 28%, что яв­ля­ет­ся мак­си­маль­ным зна­че­ни­ем в пост­крым­ский период. В сен­тяб­ре против пен­си­он­ной ре­фор­мы го­то­вы бы­ли про­те­сто­вать 53% (и это да­же по­сле об­ра­ще­ния В.пу­ти­на к рос­си­я­нам 28 ав­гу­ста, в ко­то­ром он объ­явил о смяг­че­нии ре­фор­мы).

За­ко­но­мер­но зна­чи­тель­ная часть рос­си­ян счи­та­ют, что стра­на дви­жет­ся оши­боч­ным пу­тем: ес­ли в мае так ду­ма­ли 27% граж­дан, то в июне уже 42% (Ле­ва­да-центр).

Что же ка­са­ет­ся про­те­стов с по­ли­ти­че­ски­ми тре­бо­ва­ни­я­ми, то здесь лю­дей, которые до­пус­ка­ют их воз­мож­ность, за­мет­но мень­ше — око­ло тре­ти в июле 2018 г. Од­на­ко для Рос­сии и этот показатель кри­ти­че­ский. Ана­ло­гич­ные об­ще­ствен­ные на­стро­е­ния от­ме­ча­лись в кон­це 2011 г. — начале 2012-го, по­сле вы­бо­ров в Го­с­ду­му и по­сле про­те­стов на Бо­лот­ной пло­ща­ди, что, как счи­та­ет­ся, про­из­ве­ло боль­шое впе­чат­ле­ние на ре­жим Пу­ти­на и при­ве­ло к внут­рен­ним ре­прес­си­ям, а поз­же — к уси­ле­нию стра­те­гии внеш­не­по­ли­ти­че­ской экс­пан­сии.

Бы­ло бы ошиб­кой все эти из­ме­не­ния на­стро­е­ний в рос­сий­ском обществе свя­зы­вать лишь с неудо­воль­стви­ем пен­си­он­ной ре­фор­мой или ухуд­ше­ни­ем со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го по­ло­же­ния рос­си­ян. В ре­аль­но­сти кри­ти­че­ско­го об­ва­ла рос­сий­ской экономики нет. Бо­лее то­го, бла­го­да­ря ро­сту ми­ро­вых цен на нефть, рос­сий­ский бюд­жет в этом го­ду стал впервые за по­след­ние че­ты­ре го­да про­фи­цит­ным (пре­об­ла­да­ние до­хо­дов над рас­хо­да­ми со­став­ля­ет 1,4% ВВП). Прав­да, вся эта сверх­при­быль РФ от­кла­ды­ва­ет, уве­ли­чи­вая свои зо­ло­то­ва­лют­ные за­па­сы.

Внутренние нуж­ды, как и в преды­ду­щие кри­зис­ные го­ды, по­кры­ва­ют­ся кон­тро­ли­ру­е­мой де­валь­ва­ци­ей руб­ля и уси­ле­ни­ем фис­каль­но­го дав­ле­ния. Ре­аль­ные до­хо­ды рос­си­ян и дей­стви­тель­но умень­ша­ют­ся, а кре­дит­ная за­дол­жен­ность воз­рас­та­ет. Од­на­ко не кри­тич­но. Так, об­щее па­де­ние ре­аль­ных до­хо­дов на­се­ле­ния с вес­ны 2014 г. со­став­ля­ет 11–13%.

Для объ­яс­не­ния при­чин эко­но­ми­че­ских ослож­не­ний для на­се­ле­ния при­ду­ма­ли бас­ню о нега­тив­ном вли­я­нии за­пад­ных санк­ций, которые в ре­аль­но­сти на­прав­ле­ны пре­иму­ще­ствен­но против кон­крет­ных лиц или ком­па­ний. К сожалению, это не те санкции, которые мо­гут су­ще­ствен­но ска­зать­ся на эко­но­ми­ке Рос­сии: они лишь огра­ни­чи­ва­ют ее рост, ухуд­шая ин­ве­сти­ци­он­ную при­вле­ка­тель­ность стра­ны и создавая ре­пу­та­ци­он­ные рис­ки. В свя­зи с этим сле­ду­ет от­ме­тить, что боль­ше все­го про­тестные на­стро­е­ния при­су­щи жи­те­лям вполне бла­го­по­луч­ных круп­ных городов — пре­жде все­го Моск­вы и Санк­тпе­тер­бур­га. А мно­гие рос­сий­ские экс­пер­ты го­во­рят, что в Рос­сии та­ки есть по­ни­ма­ние, что настоящий ис­точ­ник про­блем в эко­но­ми­ке — не санкции, а по­ли­ти­ка пра­ви­тель­ства.

Та­ким об­ра­зом, при­чи­на рос­сий­ско­го кри­зи­са до­ве­рия к власти — не в день­гах или их нехват­ке. Рос­си­яне недо­воль­ны тем, как ре­жим управ­ля­ет стра­ной. Неко­то­рые рос­сий­ские ана­ли­ти­ки от­ме­ча­ют, что на са­мом де­ле рост недо­воль­ства (и это по­ка­зы­ва­ют при­ве­ден­ные вы­ше со­цио­ло­ги­че­ские данные) был и до 2014 г., на фоне вполне бла­го­по­луч­ной экономики из-за на­ка­чи­ва­ния рос­сий­ско­го бюд­же­та неф­те­дол­ла­ра­ми. Эф­фект от «Крым — наш» до­воль­но быст­ро ни­ве­ли­ро­вал­ся, а стратегия про­ти­во­сто­я­ния с За­па­дом, во­об­ра­жа­е­мая вой­на с США так­же да­ли неод­но­знач­ный ре­зуль­тат. Как ока­за­лось, да­ле­ко не все рос­си­яне го­то­вы жить в за­кры­той кре­по­сти в пер­ма­нент­но мо­би­ли­зо­ван­ном обществе. От это­го все­го по­яви­лась неко­то­рая уста­лость. И пен­си­он­ная ре­фор­ма про­сто сыг­ра­ла роль пус­ко­во­го ме­ха­низ­ма.

Но пе­ре­рас­тет ли этот кри­зис со­зна­ния в кри­зис об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ский, рос­сий­ские со­цио­ло­ги и по­ли­то­ло­ги по­ка что ска­зать не мо­гут.

Как из­вест­но, ре­во­лю­ции про­ис­хо­дят совсем не обя­за­тель­но вслед­ствие об­ни­ща­ния, ино­гда (как это бы­ло у нас в 2013 г.) при­чи­ной ста­но­вит­ся неспра­вед­ли­вость. И этот сти­мул не ме­нее эф­фек­ти­вен. У рос­си­ян это неспра­вед­ли­вое рас­пре­де­ле­ние об­ще­ствен­ных благ — всех тех сверх­при­бы­лей, которые по­лу­ча­ет РФ, тор­гуя своими при­род­ны­ми ре­сур­са­ми. Го­су­дар­ствен­ные те­ле­ви­зи­он­ные про­па­ган­ди­сты еже­днев­но рас­ска­зы­ва­ют рос­си­я­нам об эко­но­ми­че­ских до­сти­же­ни­ях, на­ка­чи­ва­ют об­ще­ство обе­ща­ни­я­ми во вре­мя пре­зи­дент­ской из­би­ра­тель­ной кам­па­нии, и вдруг — пен­си­он­ная ре­фор­ма, рост фис­каль­но­го дав­ле­ния. Все это по­рож­да­ет разо­ча­ро­ва­ние и про­тест.

Мы мо­жем иро­ни­зи­ро­вать по по­во­ду немно­го­чис­лен­ных оп­по­зи­ци­он­ных ми­тин­гов, срав­ни­вая их с соб­ствен­ным опы­том. Но це­ле­со­об­раз­нее срав­ни­вать Рос­сию ны­неш­нюю с Рос­си­ей преды­ду­щих лет. То­гда ста­но­вит­ся по­нят­но, по­че­му Пу­тин сде­лал то, че­го от него не ожи­да­ли, — по­шел на уступ­ки в пен­си­он­ной ре­фор­ме; по­че­му ЦИК РФ отменил ре­зуль­та­ты гу­бер­на­тор­ских вы­бо­ров в При­мор­ском крае; по­че­му 20 сен­тяб­ря Верховный суд РФ утвер­дил по­ста­нов­ле­ние, в ко­то­ром ре­ко­мен­до­вал не под­вер­гать за­клю­че­нию за «без­дум­ные бран­ные сло­ва и ре­по­сты» в со­ци­аль­ных се­тях; по­че­му по­сле «Мар­ша ма­те­рей» под до­маш­ний арест от­пу­сти­ли двух де­ву­шек — фи­гу­ран­ток сфаб­ри­ко­ван­но­го де­ла «Но­во­го ве­ли­чия»; по­че­му ЦБ неожи­дан­но под­ни­ма­ет учет­ные став­ки, что­бы остановить па­де­ние руб­ля (в прин­ци­пе, пра­ви­тель­ству вы­год­ное, учи­ты­вая про­во­ди­мую им фи­нан­со­вую по­ли­ти­ку).

Из это­го, ра­зу­ме­ет­ся, не сле­ду­ет, что рос­сий­ское об­ще­ство на на­ших гла­зах пре­вра­ща­ет­ся в граж­дан­ское, а пу­тин­ский ре­жим взял курс на ли­бе­ра­ли­за­цию. Ко­неч­но, нет.

Ре­жим бо­рет­ся с оп­по­зи­ци­ей, бес­по­щад­но из­би­ва­ет на ми­тин­гах сто­рон­ни­ков На­валь­но­го, пре­сле­ду­ет об­ще­ствен­ных ак­ти­ви­стов, ма­ни­пу­ли­ру­ет ли­бе­ра­ла­ми, ле­ва­ка­ми и на­ци­о­на­ли­ста­ми. Другими сло­ва­ми, власть бо­рет­ся со всем тем, что не мо­жет кон­тро­ли­ро­вать и что мо­жет пе­ре­ра­с­ти в ор­га­ни­зу­ю­щую объ­еди­ни­тель­ную си­лу про­те­стов. Од­на­ко она за­иг­ры­ва­ет с на­ро­дом и идет на уступ­ки там, где считает это для се­бя при­ем­ле­мым. Ги­гант­ская про­па­ган­дист­ская ма­ши­на, со­здан­ная в РФ за вре­мя прав­ле­ния Пу­ти­на, на­прав­ле­на, пре­жде все­го, на са­мих рос­си­ян. По­это­му про­те­сты против пен­си­он­ной ре­фор­мы, которые про­хо­ди­ли во мно­гих го­ро­дах Рос­сии и со­би­ра­ли по несколь­ко ты­сяч лю­дей там, где уже де­ся­ти­ле­ти­я­ми не бы­ло во­об­ще ни­ка­ких ак­ций про­те­ста, — для РФ яв­ле­ние неор­ди­нар­ное.

Нас во всей этой истории боль­ше все­го вол­ну­ет, не при­ве­дет ли па­де­ние (до до­к­рым­ско­го уров­ня) по­пу­ляр­но­сти Пу­ти­на и рост про­тестных на­стро­е­ний в обществе (до уров­ня пе­ри­о­да Бо­лот­ной пло­ща­ди) к но­вой во­ен­ной агрес­сии Крем­ля против Украины? Этот ме­тод кон­со­ли­да­ции и мо­би­ли­за­ции рос­си­ян уже был успешно за­дей­ство­ван в 2014-м, ко­гда под­нял рей­тин­ги В.пу­ти­на до фан­та­сти­че­ских 86% под­держ­ки.

Од­на­ко, пред­по­ло­жу, не при­ве­дет.

В 2014 г. эко­но­ми­че­ские воз­мож­но­сти РФ бы­ли зна­чи­тель­но боль­ше, рос­сий­ские оли­гар­хи и не пред­став­ля­ли се­бе, что мо­гут стать объ­ек­том санк­ци­он­ных пре­сле­до­ва­ний, граж­дане так­же не ожи­да­ли последствий. И для это­го бы­ли причины. Пер­вая из них — от­сут­ствие от­вет­ствен­но­сти за на­па­де­ние на Грузию в 2008-м. Вто­рая — лег­кость за­во­е­ва­ния Кры­ма, ко­то­ро­му За­пад смог про­ти­во­по­ста­вить лишь многочисленные ди­пло­ма­ти­че­ские «бес­по­кой­ства», тре­буя от Украины не про­ти­во­дей­ство­вать агрес­со­ру.

Сей­час в Рос­сии уже все, от дру­зей Пу­ти­на до обыч­ных граж­дан, по­ни­ма­ют, что при­дет­ся иметь де­ло с со­про­тив­ле­ни­ем на всех уров­нях. А это, в свою оче­редь, тре­бу­ет дру­гой стра­те­гии дей­ствий и в Укра­ине и во­об­ще в меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке.

Во-вто­рых, в рос­сий­ском обществе по­яви­лась некая уста­лость от внеш­не­по­ли­ти­че­ской ак­тив­но­сти пре­зи­ден­та, ко­то­ро­му меж­ду­на­род­ные де­ла оче­вид­но бо­лее ин­те­рес­ны, чем внутренние рос­сий­ские про­бле­мы. Фор­ми­ру­ет­ся по­ни­ма­ние, что ру­ко­вод­ство стра­ны хо­чет до­стичь сво­их гео­по­ли­ти­че­ских це­лей за счет на­се­ле­ния. Рез­ко ме­ня­ет­ся пред­став­ле­ние о це­ле­со­об­раз­но­сти за­трат на вой­ны в Си­рии и Донбассе.

Ко­неч­но, при этом по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство рос­си­ян про­дол­жа­ют жить в ми­ре, раз­де­лен­ном на «нас — хо­ро­ших» и «их — пло­хих». Как и рань­ше, у боль­шин­ства нет по­ни­ма­ния, что РФ ве­дет за­хват­ни­че­ские вой­ны, уби­ва­ет тысячи лю­дей и еще мил­ли­о­ны де­ла­ет бе­жен­ца­ми. Рос­си­яне до сих пор счи­та­ют все это ак­ци­я­ми «спа­се­ния» и «по­мо­щи», но уже за­ду­мы­ва­ют­ся: «За­чем мы по­мо­га­ем дру­гим, ко­гда из-за это­го нам са­мим ста­но­вит­ся ху­же?».

Как ре­зуль­тат, по данным ФОМ, за два по­след­них го­да уро­вень под­держ­ки внеш­ней по­ли­ти­ки Рос­сии упал на 12% (хо­тя все еще оста­ет­ся вы­со­ким — 52%). Но вдвое (до 34%) уве­ли­чи­лось ко­ли­че­ство тех, кто считает, что ей от­во­дит­ся слиш­ком мно­го вни­ма­ния. Так­же воз­рас­та­ет чис­ло тех, кто считает внеш­нюю по­ли­ти­ку Крем­ля про­валь­ной (23% в июле с.г.).

Ин­те­рес­но, что толь­ко 3% верят, что ав­то­ри­тет Рос­сии в ми­ре воз­рос, а сре­ди ос­нов­ных внеш­не­по­ли­ти­че­ских «до­сти­же­ний» Пу­ти­на ан­нек­сию Кры­ма от­ме­ти­ли в 2018 г. лишь 9% ре­спон­ден­тов. Вполне ве­ро­ят­но, что рос­си­яне ждут от ру­ко­вод­ства бо­лее эф­фек­тив­ной по­ли­ти­ки внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го «вста­ва­ния с ко­лен», но так­же оче­ви­ден тот факт, что они не го­то­вы за это пла­тить.

Еще один неожи­дан­ный ас­пект — в мни­мой войне Рос­сии с За­па­дом (на­до учи­ты­вать, что в по­ни­ма­нии рос­си­ян в Укра­ине Пу­тин про­ти­во­сто­ит не укра­ин­цам, а США) рос­си­яне не все­гда ста­но­вят­ся на сто­ро­ну сво­е­го ру­ко­вод­ства. Одновременно с па­де­ни­ем по­пу­ляр­но­сти Пу­ти­на про­изо­шел дву­крат­ный рост по­ло­жи­тель­но­го от­но­ше­ния к США: со­глас­но данным Ле­ва­да­цен­тра, с 20% в мае до 42% в июле 2018 г. Рос­сий­ские обо­зре­ва­те­ли от­ме­ча­ют, что произошло это, в част­но­сти, и вслед­ствие зло­рад­ной при­зна­тель­но­сти на­ро­да… за санкции. Санкции, которые, на­пом­ним, США вве­ли в ап­ре­ле с.г. против рос­сий­ских оли­гар­хов, ко­то­рых в народе тра­ди­ци­он­но не лю­бят.

Та­кие кри­ти­че­ские на­стро­е­ния в обществе вме­сте со стра­ха­ми рос­сий­ских элит пе­ред санк­ци­я­ми не яв­ля­ют­ся бла­го­при­ят­ным усло­ви­ем для то­го, что­бы Кремль начал но­вую вой­ну. Лю­бая по­бе­да, до­стиг­ну­тая в Укра­ине с по­мо­щью ору­жия, бу­дет сто­ить очень до­ро­го и рос­сий­ским оли­гар­хам, и про­стым граж­да­нам, по­то­му что при­не­сет зна­чи­тель­но боль­ше по­терь, чем до­сти­же­ний.

Вме­сте с тем Кремль не от­ка­жет­ся от сво­их пла­нов от­но­си­тель­но Украины. От­да­вая пре­иму­ще­ство скры­тым и кос­вен­ным ме­то­дам нево­ен­ной агрес­сии, он бу­дет пы­тать­ся сти­му­ли­ро­вать внут­рен­нюю де­ста­би­ли­за­цию в из­би­ра­тель­ной кам­па­нии 2019 г. в на­шей стране и про­дол­жать стра­те­гию ее эко­но­ми­че­ско­го уду­ше­ния.

Мы толь­ко-толь­ко на­учи­лись от­ве­чать на во­ен­ную ги­брид­ную агрес­сию, как уже встре­ти­лись с другими, не ме­нее слож­ны­ми, вы­зо­ва­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.