По­че­му неза­кон­ное обо­га­ще­ние се­го­дня не яв­ля­ет­ся пре­ступ­ле­ни­ем

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Игорь ЛУЦЕНКО, на­род­ный де­пу­тат

Ко­гда три го­да на­зад, 16 сен­тяб­ря 2015-го, при­ни­ма­ли при­ся­гу пер­вые де­тек­ти­вы НА­БУ, об­ще­ство бы­ло убеж­де­но, что но­во­об­ра­зо­ван­ный ор­ган при­зван по­ло­жить ко­нец кор­руп­ци­он­ным схе­мам, опу­тав­шим верх­ние сту­пе­ни укра­ин­ской власти.

Од­на­ко кор­руп­ци­он­ные круп­но­мас­штаб­ные схе­мы вро­де Рот­тер­дам+, хи­ще­ний в Фон­де га­ран­ти­ро­ва­ния вкла­дов или по­бо­ра со спортс­ме­нов в Мин­мо­ло­дежь­с­пор­та НА­БУ по­ка что не лик­ви­ди­ру­ет.

За­то вот уже три го­да ре­гу­ляр­но объ­яв­ля­ет о по­до­зре­нии в неза­кон­ном обо­га­ще­нии то­му или ино­му долж­ност­но­му ли­цу.

Судь­ба быть об­ви­нен­ным в тяж­ких гре­хах неза­кон­но­го обо­га­ще­ния не обошла мно­гих вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков. На­род­ный де­пу­тат Евгений Дей­дей и ны­неш­ний ми­нистр ин­фра­струк­ту­ры Владимир Оме­лян, бой­цы пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов Константин Кулик (Ген­про­ку­ра­ту­ра) и Павел Дем­чи­на (СБУ). Го­во­рят, ка­ра­тель­ный меч пра­во­су­дия на­вис и над ле­ген­дар­ным чле­ном коллегии МВД Украины Ан­то­ном Ге­ра­щен­ко. Но есть ли су­деб­ная пер­спек­ти­ва у этих гром­ких дел? Название ста­тьи «Неза­кон­ное обо­га­ще­ние», по­ме­щен­ной в Уго­лов­ном ко­дек­се Украины под но­ме­ром 368-2, приятное и по­нят­ное уху обы­ва­те­ля. Вот они — те, кто во­ру­ют, т.е. неза­кон­но обо­га­ща­ют­ся. Сей­час их заставят, на­ко­нец, от­ве­тить по всей стро­го­сти за­ко­на! Ведь есть же та­кая статья…

Впро­чем, па­на­це­ей от кор­руп­ци­о­не­ров во власт­ных ка­би­не­тах эта статья, наверное, не станет. Пер­спек­ти­вы на­ка­зать за неза­кон­ное обо­га­ще­ние хо­тя бы од­но­го чи­нов­ни­ка по­ка что при­зрач­ны.

Что­бы убе­дить­ся в этом, сле­ду­ет про­чи­тать, что имен­но под неза­кон­ным обо­га­ще­ни­ем по­ни­ма­ет Уго­лов­ный ко­декс Украины: «Обретение (…) в соб­ствен­ность ак­ти­вов в зна­чи­тель­ном раз­ме­ре, за­кон­ность ос­но­ва­ний об­ре­те­ния ко­то­рых не под­твер­жде­на до­ка­за­тель­ства­ми».

Де­ло не толь­ко в том, что статья про­ти­во­ре­чит ста­тье 62 Кон­сти­ту­ции Украины, со­глас­но ко­то­рой ли­цо не долж­но до­ка­зы­вать свою неви­нов­ность в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния и под­твер­ждать до­ка­за­тель­ства­ми за­кон­ность сво­их пра­во­мо­чий. Здесь нуж­но объ­яс­нить про­бле­му с этой фор­му­ли­ров­кой. Юри­ди­че­ская от­вет­ствен­ность, в част­но­сти уго­лов­ная, уста­нав­ли­ва­ет­ся за по­ступ­ки, которые по­ся­га­ют на за­креп­лен­ные в за­ко­нах и нор­ма­тив­но-пра­во­вых ак­тах от­но­ше­ния в обществе.

Злоумышленник на­ру­ша­ет не Уго­лов­ный ко­декс, а дру­гие за­ко­ны, что же ка­са­ет­ся Уго­лов­но­го ко­дек­са, то он лишь опре­де­ля­ет пе­ре­чень уго­лов­но на­ка­зу­е­мых дей­ствий (по­сколь­ку не вся­кое на­ру­ше­ние за­кон­но­сти под­ле­жит уго­лов­но­му на­ка­за­нию) и уста­нав­ли­ва­ет ме­ру от­вет­ствен­но­сти.

Ес­ли, на­при­мер, ст. 27 Кон­сти­ту­ции Украины про­воз­гла­ша­ет жизнь неотъ­ем­ле­мым пра­вом че­ло­ве­ка, то на­ру­ше­ние это­го кон­сти­ту­ци­он­но­го пред­пи­са­ния Уго­лов­ный ко­декс Украины опре­де­ля­ет уго­лов­но на­ка­зу­е­мым дей­стви­ем и преду­смат­ри­ва­ет от­вет­ствен­ность за умыш­лен­ное убий­ство, неумыш­лен­ное убий­ство, убий­ство в со­сто­я­нии аф­фек­та и убий­ство при пре­вы­ше­нии пре­де­лов необ­хо­ди­мой обо­ро­ны.

Воз­ни­ка­ет во­прос: за по­ся­га­тель­ства на ка­кие от­но­ше­ния в обществе уста­нав­ли­ва­ет уго­лов­ную от­вет­ствен­ность ст. 368-2 УК Украины? Чем са­мо неза­кон­ное обо­га­ще­ние от­ли­ча­ет­ся от за­кон­но­го обо­га­ще­ния, и какой за­кон или нор­ма­тив­но-пра­во­вой акт на­ру­ша­ет субъ­ект этой ста­тьи?

По­сколь­ку в дис­по­зи­ции ст. 368-2 УК Украины речь идет о соб­ствен­но­сти, «за­кон­ность ос­но­ва­ний об­ре­те­ния ко­то­рой не под­твер­жде­на до­ка­за­тель­ства­ми», к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти по этой ста­тье мож­но при­вле­кать лишь ли­цо, на­ру­шив­шее пред­пи­са­ния Граж­дан­ско­го ко­дек­са Украины, которые уста­нав­ли­ва­ют ос­но­ва­ния об­ре­те­ния иму­ще­ства и других ак­ти­вов в соб­ствен­ность. То есть ст. 368-2 УК Украины фак­ти­че­ски преду­смат­ри­ва­ет наказание не за кор­руп­ци­он­ные до­хо­ды, а за неза­кон­ные по­куп­ки. На­при­мер, ко­гда при­об­ре­тен по­хи­щен­ный автомобиль или осу­ществ­ля­ет­ся по­куп­ка недви­жи­мо­сти с ис­поль­зо­ва­ни­ем под­де­лан­ных до­ку­мен­тов.

Та­ким об­ра­зом, ес­ли че­ло­век, пусть три­жды кор­руп­ци­о­нер, за­клю­чил со­гла­ше­ние куп­ли-про­да­жи ак­ти­вов с их за­кон­ным вла­дель­цем или долж­ным об­ра­зом упол­но­мо­чен­ным пред­ста­ви­те­лем и чест­но за­пла­тил за это день­ги или осу­ще­ствил об­мен, офор­мив это по фор­ме, уста­нов­лен­ной Граж­дан­ским ко­дек­сом (уст­ной, про­стой пись­мен­ной или но­та­ри­аль­ной), то ак­ти­вы этот че­ло­век при­об­рел за­кон­но, а та­кой до­го­вор яв­ля­ет­ся за­кон­ным ос­но­ва­ни­ем для об­ре­те­ния пра­ва соб­ствен­но­сти на иму­ще­ство.

Та­ким об­ра­зом, ст. 368-2 мо­жет ка­сать­ся лишь слу­ча­ев, ес­ли со­сто­я­лась ка­кая-то нечест­ная по­куп­ка, до­го­вор об­ре­те­ния ак­ти­вов яв­ля­ет­ся ник­чем­ным или при­знан­ным в су­деб­ном по­ряд­ке недей­стви­тель­ным.

Как ви­дим, дис­по­зи­ция ст. 368-2 УК Украины совсем не ка­са­ет­ся за­кон­но­сти ис­точ­ни­ка до­хо­дов чи­нов­ни­ка-по­ку­па­те­ля или де­пу­та­та-при­об­ре­та­те­ля. Глав­ное — что­бы со­гла­ше­ние от­ве­ча­ло закону, то­гда оно яв­ля­ет­ся са­мым за­кон­ным из всех за­кон­ных ос­но­ва­ний для об­ре­те­ния пра­ва соб­ствен­но­сти.

Зна­чит, ес­ли тот же же нар­деп Дей­дей при­не­сет в суд до­го­во­ра, по которым он при­об­рел свои ав­то­мо­би­ли и недви­жи­мость, то это­го бу­дет вполне до­ста­точ­но для его оправ­да­ния в неза­кон­ном обо­га­ще­нии, по­то­му что на­сто­я­щие со­гла­ше­ния не признаны су­дом недей­стви­тель­ны­ми (та­ких ос­но­ва­ний про­сто нет, по­сколь­ку Дей­дей за­пла­тил день­ги за­кон­но­му вла­дель­цу) и слу­жат до­ка­за­тель­ством за­кон­но­сти об­ре­те­ния им пра­ва соб­ствен­но­сти на элит­ный ав­то­парк или жи­ли­ще в но­вострой­ке.

Эту статью де­ла­ет мерт­во­рож­ден­ной так­же сло­во «соб­ствен­ность» — наказание на­сту­па­ет лишь то­гда, ко­гда фи­гу­рант осу­ществ­ля­ет «ци­ви­ли­сти­че­скую три­а­ду», т.е. одновременно рас­по­ря­жа­ет­ся, поль­зу­ет­ся и вла­де­ет неза­кон­но при­об­ре­тен­ны­ми ак­ти­ва­ми. А ес­ли вла­дель­цем ак­ти­вов зна­чит­ся дру­гой че­ло­век, и фи­гу­рант ими лишь поль­зу­ет­ся (на­при­мер, автомобиль за­пи­сан на быв­шую же­ну), то го­во­рить об уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти не при­хо­дит­ся.

Ко­неч­но, мо­жет быть си­ту­а­ция, ко­гда ре­аль­ным вла­дель­цем иму­ще­ства яв­ля­ет­ся имен­но чи­нов­ник, од­на­ко в до­го­во­ре, со­глас­но ко­то­ро­му он при­об­рел это иму­ще­ство, по­ку­па­те­лем ука­за­но другое ли­цо.

Но в та­ком слу­чае сто­роне обвинения на­до сна­ча­ла до­ка­зать, что настоящий до­го­вор фик­тив­ный и за­клю­чал­ся для со­кры­тия дру­го­го пра­во­мо­чия (ука­за­те­лем для это­го есть ст. 235 Граж­дан­ско­го ко­дек­са Украины), уста­но­вить су­деб­ным ре­ше­ни­ем ре­аль­но­го вла­дель­ца ак­ти­вов и лишь по­сле это­го при­вле­кать его к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти.

Ре­аль­но ли это? Су­дя по то­му, что за три го­да своей деятельности НА­БУ да­же не по­про­бо­ва­ло при­ве­сти свою де­я­тель­ность во вре­мя рас­сле­до­ва­ния неза­кон­но­го обо­га­ще­ния в со­от­вет­ствие с уста­нов­ка­ми Граж­дан­ско­го ко­дек­са Украины, на­де­ять­ся уви­деть хо­тя бы один за­кон­ный и обос­но­ван­ный су­деб­ный при­го­вор в уго­лов­ном про­из­вод­стве по ст. 368-2 УК Украины не при­хо­дит­ся.

Впро­чем, боль­шой пе­ча­ли по этому по­во­ду нет. По­то­му что охо­та НА­БУ на го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих, которые при­об­ре­ли в соб­ствен­ность «ак­ти­вы, за­кон­ность ос­но­ва­ний об­ре­те­ния ко­то­рых не под­твер­жде­на до­ка­за­тель­ства­ми», не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к борь­бе с топ­кор­руп­ци­ей. То есть к то­му, ра­ди че­го На­ци­о­наль­ное ан­ти­кор­руп­ци­он­ное бю­ро Украины со­зда­ва­лось.

Ви­но­ва­ты в этом не столь­ко правоохранители НА­БУ, сколь­ко за­ко­но­да­те­ли, которые в фев­ра­ле 2015 г. ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­ни­ли ст. 3682 УК Украины, оста­вив толь­ко при­вле­ка­тель­ное для элек­то­раль­но­го уха название.

Сей­час действует уже тре­тья ре­дак­ция этой ста­тьи, при этом вто­рая ре­дак­ция бы­ла сфор­му­ли­ро­ва­на в октябре 2014 г. в За­коне Украины «О На­ци­о­наль­ном ан­ти­кор­руп­ци­он­ном бю­ро Украины» и ка­са­лась об­ре­те­ния в соб­ствен­ность иму­ще­ства, сто­и­мость ко­то­ро­го зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ет до­хо­ды ли­ца, по­лу­чен­ные из за­кон­ных ис­точ­ни­ков.

Несмот­ря на неко­то­рые предо­сте­ре­же­ния к сло­ву «соб­ствен­ность», та­кое опре­де­ле­ние мог­ло бы слу­жить ука­за­те­лем на пу­ти к на­ка­за­нию кор­рум­пи­ро­ван­ных чи­нов­ни­ков. По­то­му что при­зна­ком пре­ступ­ле­ния бы­ло, как ви­дим, при­об­ре­те­ние иму­ще­ства, сто­и­мость ко­то­ро­го яв­но не отве­ча­ет ле­галь­ным до­хо­дам фи­гу­ран­та. Имен­но это НА­БУ сей­час, соб­ствен­но, и пы­та­ет­ся ин­кри­ми­ни­ро­вать ми­ни­стру Оме­ля­ну и его «кол­ле­гам».

Но по­сле то­го, как по ини­ци­а­ти­ве ны­неш­не­го ге­не­раль­но­го про­ку­ро­ра, а к то­му вре­ме­ни — ру­ко­во­ди­те­ля пар­ла­мент­ской фрак­ции «Блок Пет­ра По­ро­шен­ко» Юрия Луценко, а так­же на­род­ных де­пу­та­тов сре­ди ведущих бор­цов с кор­руп­ци­ей, в ст. 368-2 УК Украины бы­ли вне­се­ны ко­рен­ные из­ме­не­ния, те­перь (точ­нее — с 26 ап­ре­ля 2015 г.) на­ка­за­нию за неза­кон­ное обо­га­ще­ние под­ле­жат не те чи­нов­ни­ки, которые на­хва­та­ли иму­ще­ства, сто­и­мость ко­то­ро­го пре­вы­ша­ет их ле­галь­ные до­хо­ды, а те, которые не мо­гут до­ка­зать на­ли­чие за­кон­ных ос­но­ва­ний для при­об­ре­те­ния такого иму­ще­ства в соб­ствен­ность.

А это, как го­во­рят в Одес­се, две боль­шие раз­ни­цы — что мы и на­блю­да­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.