Не­двиaeи­мая схе­ма

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Юлия САМАЕВА

Сши­тая бе­лы­ми нит­ка­ми схе­ма за­ра­бот­ка на оцен­ке иму­ще­ства спо­кой­но про­су­ще­ство­ва­ла по­чти три ме­ся­ца.

Воз­му­ще­ны все — от премьера и на­род­ных де­пу­та­тов до об­ще­ствен­ни­ков и обы­ва­те­лей, еже­днев­но опла­чи­ва­ю­щих «услу­ги» оцен­щи­ков. Шут­ка ли, в системе оцен­ки иму­ще­ства по­яви­лись некие по­сред­ни­ки, задача ко­то­рых — за­гру­жать от­че­ты об оцен­ке в Еди­ную ба­зу дан­ных. Их услу­ги плат­ные, пла­та взи­ма­ет­ся минимум два­жды — за ре­ги­стра­цию и за про­вер­ку, цены нема­лень­кие и рас­тут. День­ги, взя­тые за ре­ги­стра­цию в государственной ба­зе, идут в кар­ма­ны че­ты­рех част­ных струк­тур с, пред­по­ло­жи­тель­но, од­ним бе­не­фи­ци­а­ром. Порядка 800 ты­сяч гри­вен в день. Но ес­ли в рядах воз­му­ща­ю­щих­ся с каж­дым днем все боль­ше ак­ти­ви­стов, то в рядах тех, кто го­тов ре­аль­но со схе­мой бо­роть­ся, — еди­ни­цы. Власти уве­дом­ле­ны, со­чув­ству­ют, раз­би­ра­ют­ся, изу­ча­ют и ана­ли­зи­ру­ют, тя­нут вре­мя. То ли фо­ру дают, то ли ду­ма­ют, как бы са­мим зай­ти в до­лю, те­ма-то ра­бо­чая.

В про­шлом го­ду в статью 172 На­ло­го­во­го ко­дек­са бы­ли до­бав­ле­ны несколь­ко пунк­тов, да­ю­щих зе­ле­ный свет по­яв­ле­нию элек­трон­ных пло­ща­док — тех са­мых по­сред­ни­ков, которые за­гру­жа­ют информацию в го­су­дар­ствен­ную ба­зу. И пер­вый во­прос: за­чем? Ба­за су­ще­ство­ва­ла дав­но, оцен­щи­ки вно­си­ли в нее информацию са­мо­сто­я­тель­но и ни­че­го за это не пла­ти­ли. До­пу­стим, го­су­дар­ство ре­ши­ло брать за эту услу­гу пла­ту. То­гда по­че­му в про­шлом го­ду Ка­би­нет ми­ни­стров так и не про­го­ло­со­вал за из­ме­не­ния в по­ста­нов­ле­ние №358, уста­нав­ли­ва­ю­щие пла­ту за вне­се­ние дан­ных в ре­естр? Ведь документ про­шел все со­гла­со­ва­ния в пра­ви­тель­стве, был одоб­рен и го­тов. По­сле его при­ня­тия сред­ства от ре­ги­стра­ции на­пол­ня­ли бы бюд­жет, а не кар­ма­ны вла­дель­цев элек­трон­ных пло­ща­док. Но, ви­ди­мо, це­ли у пра­ви­тель­ства бы­ли дру­гие.

В ито­ге уже три ме­ся­ца част­ные компании, не предо­став­ля­ю­щие во­об­ще ни­ка­ких услуг, по­лу­ча­ют в сред­нем око­ло тысячи гри­вен с каждой сдел­ки куп­ли­про­да­жи недви­жи­мо­сти. И что лю­бо­пыт­но, чем боль­ше ко­ли­че­ство этих пло­ща­док (на сегодняшний день их че­ты­ре), тем вы­ше сто­и­мость их услуг. Что еще лю­бо­пыт­нее, цены у них оди­на­ко­вые, и по­вы­ша­ют они их син­хрон­но. Ан­ти­мо­но­поль­ный ко­ми­тет уже начал про­ве­рять эти странные сов­па­де­ния и обе­ща­ет упра­вить­ся к кон­цу ок­тяб­ря.

«Пер­вый во­прос, на ко­то­рый мы хо­тим от­ве­тить: по­че­му бы­ли ав­то­ри­зи­ро­ва­ны имен­но эти че­ты­ре пло­щад­ки? Как по­лу­чи­лось, что в до­воль­но ко­рот­кие сро­ки имен­но они ока­за­лись тех­ни­че­ски и юри­ди­че­ски го­то­вы к ра­бо­те? Вто­рой во­прос, на ко­то­рый мы хо­тим от­ве­тить: по­че­му по­сле ав­то­ри­за­ции вто­рой, тре­тьей и чет­вер­той пло­ща­док, то есть при ро­сте кон­ку­рен­ции, сто­и­мость услуг не сни­зи­лась, а по­вы­си­лась с 780 до 1020 грн? А впо­след­ствии цены снова вы­рос­ли. То есть уве­ли­че­ние чис­ла участ­ни­ков рынка по­вли­я­ло не на сни­же­ние, как это ча­сто бы­ва­ет, а на рост цены, — про­ком­мен­ти­ро­ва­ла ZN.UA го­су­пол­но­мо­чен­ная АМКУ Агия За­гре­бель­ская. — При этом у нас есть ин­фор­ма­ция от об­ще­ствен­но­сти и жур­на­ли­стов, определенные до­ку­мен­ты, по­лу­чен­ные в хо­де про­вер­ки, которые го­во­рят о на­ли­чии боль­шо­го ко­ли­че­ства других схо­жих ас­пек­тов в ра­бо­те пло­ща­док. Насто­ра­жи­ва­ет, на­при­мер, схо­жесть про­грамм­ных ко­дов, до­го­во­ров, прай­сов на услу­ги. И тре­тий во­прос, ко­то­рый нас ин­те­ре­су­ет: по­че­му дру­гие пло­щад­ки не выходят на этот, ес­ли так мож­но вы­ра­зить­ся, ры­нок?».

По­ка главный ар­гу­мент, которым в Фон­де го­си­му­ще­ства оправ­ды­ва­ют по­яв­ле­ние элек­трон­ных пло­ща­док, — борьба с за­ни­же­ни­ем оцен­ки иму­ще­ства. Это, кста­ти, во­об­ще главный ар­гу­мент лю­бых из­ме­не­ний в системе оцен­ки — пу­га­ло, ре­гу­ляр­но вно­си­мое в сес­си­он­ный зал ра­ди оче­ред­ных из­ме­не­ний. Бес­спор­но, на­ло­ги пла­тить долж­ны все и в полном объ­е­ме, но ес­ли до 2010 го­да при куп­ле/ про­да­же об­ла­га­лась на­ло­гом раз­ни­ца меж­ду це­ной по­куп­ки и це­ной про­да­жи, то с 2010-го ба­зой на­ло­го­об­ло­же­ния стал ва­ло­вой до­ход. И не­важ­но, что ты ку­пил недви­жи­мость за 100 тыс., а продал за 80, по­те­ряв, а не за­ра­бо­тав, будь добр за­пла­тить на­лог со всей сум­мы. И с тех пор сре­ди мно­го­чис­лен­ных на­ло­го­вых экс­пер­тов не на­шлось ни­ко­го, кто объ­яс­нил бы желание укра­ин­цев за­ни­зить сто­и­мость не их жад­но­стью и стрем­ле­ни­ем «ки­нуть» го­су­дар­ство, а от­вет­ной ре­ак­ци­ей на непро­ду­ман­ную на­ло­го­вую по­ли­ти­ку.

Толь­ко по­это­му про­бле­ма дей­стви­тель­но ак­ту­аль­на по сей день: про­да­вец, по­ку­па­тель и оцен­щик при куп­ле/про­да­же недви­жи­мо­сти со­зна­тель­но за­ни­жа­ют оце­ноч­ную сто­и­мость, пы­та­ясь сни­зить сум­му на­ло­га от про­да­жи иму­ще­ства. При­чем за­ни­жа­ют сто­и­мость мас­со­во, речь идет о тре­ти сде­лок от об­ще­го чис­ла. Бюд­жет мог­ла бы на­пол­нить борьба с за­ни­же­ни­ем сто­и­мо­сти, но па­на­цея ли элек­трон­ные пло­щад­ки?

Оче­ред­ная воз­мож­ность за­ни­жать сто­и­мость воз­ник­ла в 2014 го­ду, во вре­мя борь­бы с преды­ду­щей схе­мой, вы­стро­ен­ной на оцен­ке иму­ще­ства. До это­го мо­мен­та все оцен­ки про­во­ди­лись че­рез 10– 15 ком­па­ний, свя­зан­ных с кон­крет­ны­ми людь­ми, а осталь­ных оцен­щи­ков на ры­нок про­сто не до­пус­ка­ли. Бо­лее то­го, с 2013-го оцен­щи­ки мог­ли ис­поль­зо­вать ис­клю­чи­тель­но ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ную си­сте­му кон­тро­ля ка­че­ства, па­тент на ко­то­рую при­над­ле­жал некой об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции с па­фос­ным на­зва­ни­ем «Ин­сти­тут управ­ле­ния ка­че­ством оце­ноч­ной деятельности», за­би­рав­шей се­бе 80% от ко­мис­сии оцен­щи­ка за до­ступ к системе.

При по­пыт­ке схе­му сло­мать вно­си­лись из­ме­не­ния в за­ко­но­да­тель­ство, бы­ли со­зда­ны тот са­мый Еди­ный ре­естр и система мо­ни­то­рин­га, до­ступ к данным ре­ест­ра был от­кры­тым, а ра­бо­тать на рынке оцен­ки смог­ли все сер­ти­фи­ци­ро­ван­ные спе­ци­а­ли­сты, а не толь­ко группа из­бран­ных. То­гда мно­гие чи­нов­ни­ки без­апел­ля­ци­он­но утвер­жда­ли, что вот те­перь­то за­ни­зить сто­и­мость иму­ще­ства бу­дет невоз­мож­но, от­кры­тость, про­зрач­ность и кон­ку­рен­ция — лучший спо­соб по­бо­роть желание укра­ин­цев за­пла­тить го­су­дар­ству мень­ше на­ло­гов.

Од­на­ко при вне­се­нии за­ко­но­да­тель­ных из­ме­не­ний чи­нов­ни­ки про­игно­ри­ро­ва­ли пред­ло­же­ния об­ще­ствен­но­сти о том, что­бы преду­смот­реть про­вер­ку от­че­тов с ис­поль­зо­ва­ни­ем ин­ди­ка­тив­ных цен, свое­об­раз­ный по­ста­удит уже про­ве­ден­ных сде­лок, поз­во­ля­ю­щий кон­тро­ли­ро­вать оцен­щи­ков и от­сле­жи­вать зло­упо­треб­ле­ния. Дей­стви­тель­но, за­чем, кон­ку­рен­ция и про­зрач­ность — на­ше все. В ито­ге за период с 2014-го по 2018 год оцен­ки про­сто не про­ве­ря­лись. Нет, ФГИУ пы­тал­ся тре­бо­вать ка­кие-то от­че­ты у оцен­щи­ков, да­же в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны об­ра­щал­ся, но так как он соб­ствен­но­руч­но не впи­сал в за­ко­но­да­тель­ство нор­му о том, что ему эти от­че­ты долж­ны предо­став­лять, за­ве­ден­ные на оцен­щи­ков де­ла раз­ва­ли­ва­лись с са­мо­го начала. Од­ну схе­му по­бо­ро­ли, дру­гую со­зда­ли. И тут же на­ча­ли бо­роть­ся с ней.

Оче­ред­ные из­ме­не­ния в За­кон «Об оцен­ке иму­ще­ства» и по­ста­нов­ле­ние №358 «О про­ве­де­нии оцен­ки с це­лью на­ло­го­об­ло­же­ния...», снова раз­ра­ба­ты­ва­е­мые, что­бы на­ве­сти порядок в сфе­ре оцен­ки, пред­по­ла­га­ли воз­мож­ность кон­тро­ля оцен­щи­ков и сто­и­мо­сти, ра­бо­ты Единой ба­зы и Мо­ду­ля оцен­ки, ис­поль­зо­ва­ние ин­ди­ка­тив­ных ры­ноч­ных цен и проч. До­ку­мен­ты бы­ли раз­ра­бо­та­ны, одоб­ре­ны экс­пер­та­ми, со­гла­со­ва­ны все­ми ми­ни­стер­ства­ми и вес­ной 2017-го го­то­вы к по­да­че в пар­ла­мент. Но по­том ру­ко­вод­ство в ФГИУ сме­ни­лось, и до­ку­мен­ты ото­зва­ли. Не для то­го, что­бы до­ра­бо­тать, а что­бы по­дать но­вые из­ме­не­ния, пред­по­ла­га­ю­щие при­сут­ствие элек­трон­ных пло­ща­док как главного спо­со­ба борь­бы с за­ни­же­ни­ем оцен­ки.

Един­ствен­ный адек­ват­ный ме­тод опре­де­ле­ния ре­аль­ной сто­и­мо­сти — это про­вер­ка по­да­ва­е­мой оцен­щи­ком ин­фор­ма­ции по ря­ду кри­те­ри­ев. Она про­во­дит­ся. Для это­го был специально раз­ра­бо­тан Мо­дуль оцен­ки как со­став­ля­ю­щая часть Единой ба­зы оцен­ки. Он ра­бо­та­ет неза­ви­си­мо от то­го, кто вно­сит информацию в Еди­ный ре­естр — сам оцен­щик, по­сред­ник или го­счи­нов­ник. Мож­но дол­го спо­рить о том, эф­фек­ти­вен ли мо­дуль, ка­кие по­ка­за­те­ли он дол­жен учи­ты­вать, что ис­клю­чать, а что вклю­чать в кри­те­рии оцен­ки, но на­ли­чие или от­сут­ствие элек­трон­ных пло­ща­док на эф­фек­тив­ность ра­бо­ты мо­ду­ля точ­но не по­вли­я­ет.

«Элек­трон­ные пло­щад­ки не предо­став­ля­ют ни­ка­кой до­пол­ни­тель­ной услу­ги, они лишь про­да­ют точ­ку вхо­да в Еди­ную ба­зу, ко­то­рая при­над­ле­жит го­су­дар­ству. С бо­лее жест­ким кон­тро­лем за­ни­же­ния оцен­ки иму­ще­ства это то­же об­ще­го име­ет ма­ло. Ведь ес­ли оцен­щик некор­рект­но выполнил свою ра­бо­ту и за­ни­зил сто­и­мость, ФГИУ дол­жен при­ме­нить к оцен­щи­ку санкции, вплоть до пре­кра­ще­ния деятельности. Эта санк­ция бы­ла рань­ше, есть и сей­час. Что ме­ша­ет ФГИУ эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать этот механизм? Непо­нят­но, как на­ли­чие элек­трон­ных пло­ща­док уси­лит борь­бу с недоб­ро­со­вест­ны­ми оцен­щи­ка­ми. Это по­хо­же на кор­руп­ци­он­ную схе­му. По су­ти, вся эта ма­ни­пу­ля­ция вы­гля­дит как соз­да­ние кор­муш­ки, ко­то­рая по­мо­га­ет част­ным ком­па­ни­ям за­ра­ба­ты­вать день­ги, — объ­яс­нил ZN.UA стар­ший партнер ЮФ «Илья­шев и Парт­не­ры» Ро­ман Мар­чен­ко. — Ес­ли го­су­дар­ство считает, что эта услу­га долж­на быть плат­ной, пра­ви­тель­ство долж­но вне­сти из­ме­не­ния в свое же по­ста­нов­ле­ние, ло­гич­но бы­ло бы со­здать для этих це­лей го­су­дар­ствен­ную пло­щад­ку, цен­тра­ли­зо­ван­но уста­но­вить сто­и­мость та­кой услу­ги, и все день­ги на­прав­лять в бюд­жет стра­ны».

Премьер, на гла­зах у ко­то­ро­го от­зы­ва­лись нуж­ные прав­ки и при­ни­ма­лись ненуж­ные, оч­нул­ся лишь по­сле то­го, как схе­ма активно за­ра­бо­та­ла. И, имея все ры­ча­ги вли­я­ния на про­цес­сы, да и на ФГИУ, по­про­сил разобраться в во­про­се пра­ви­тель­ствен­но-об­ще­ствен­ную ор­га­ни­за­цию «Вме­сте против кор­руп­ции» и пред­ло­жить пре­мье­ру пу­ти ре­ше­ния про­бле­мы. Ну, до­пу­стим, хо­тя об­ще­ствен­ность це­ле­со­об­раз­нее бы­ло при­вле­кать на эта­пе подготовки за­ко­но­да­тель­ных норм, а сей­час уже са­мое вре­мя об­ра­щать­ся за по­мо­щью к пра­во­охра­ни­тель­ным ор­га­нам.

Об­ще­ствен­ни­ки со­гла­си­лись, что речь идет о кор­руп­ци­он­ной схе­ме. Опи­са­ли, ка­ким об­ра­зом схе­му уда­лось внед­рить. Воз­му­ти­лись за­вы­шен­ны­ми це­на­ми на услу­ги пло­ща­док и пред­ло­жи­ли решение — уста­но­вить верх­ний пре­дел опла­ты для пло­ща­док-по­сред­ни­ков.

То есть не устра­нить по­сред­ни­ков как ненуж­ный эле­мент, не сде­лать услу­гу плат­ной, но со­би­рать сред­ства в бюд­жет, не при­влечь к от­вет­ствен­но­сти дей­ству­ю­щих чи­нов­ни­ков, которые схе­му «кры­шу­ют», а уста­но­вить план­ку, вы­ше ко­то­рой пло­щад­ки не смогут по­вы­шать сто­и­мость сво­их услуг. Ко­неч­но, ес­ли ты ни­че­го не пла­тил, по­том стал пла­тить ты­ся­чу, а по­том те­бе ска­за­ли, что до­ста­точ­но и двух со­тен, то это оче­вид­ное улуч­ше­ние. Но схе­ма ни­ку­да не де­нет­ся, пло­щад­ки не пе­ре­ста­нут за­ра­ба­ты­вать день­ги про­сто так на каждой сдел­ке, они все­го лишь бу­дут за­ра­ба­ты­вать мень­ше. И тут, ко­неч­но, хо­чет­ся на­пом­нить пре­мье­ру, что нет худ­ше­го вра­га, чем глу­пый со­юз­ник. И по­доб­ные ре­ше­ния про­бле­мы дис­кре­ди­ти­ру­ют пра­ви­тель­ство и непо­сред­ствен­но Вла­ди­ми­ра Бо­ри­со­ви­ча не ме­нее, чем са­мо су­ще­ство­ва­ние схе­мы, че­го доб­ро­го премьера за­по­до­зрят в же­ла­нии войти в до­лю, а не по­бо­роть схе­му и вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость. Решение об уста­нов­ле­нии гра­нич­ной сто­и­мо­сти услуг да­же как про­ме­жу­точ­ное ни­ку­да не го­дит­ся, ведь нет ни­че­го бо­лее по­сто­ян­но­го, чем вре­мен­ные меры, но уста­нов­ле­ние це­но­во­го по­ро­га для пло­ща­док-по­сред­ни­ков станет до­пол­ни­тель­ным под­твер­жде­ни­ем за­кон­но­сти их ра­бо­ты, а зна­чит, и всей схе­мы.

В рам­ках со­гла­ше­ния пра­ви­тель­ство рас­счи­ты­ва­ет по­лу­чить кре­дит объ­е­мом до 5 млрд долл., боль­шая часть ко­то­рых мо­жет быть на­прав­ле­на в гос­бюд­жет. Этих де­нег долж­но хва­тить, что­бы спо­кой­но прой­ти период внешних по­га­ше­ний 2018–2019 го­дов.

Тем не ме­нее, про­быв в Укра­ине стан­дарт­ные две неде­ли, мис­сия Фон­да уеха­ла ни с чем, огра­ни­чив­шись очень сдер­жан­ным за­яв­ле­ни­ем о том, что со­труд­ни­че­ство с Укра­и­ной про­дол­жит­ся. По­че­му?

Фонд вы­став­ля­ет несколь­ко усло­вий для под­пи­са­ния но­во­го со­гла­ше­ния: по­вы­ше­ние та­ри­фов на газ, па­кет мер в ан­ти­кор­руп­ции и при­ня­тие ка­че­ствен­но­го государственного бюд­же­та на 2019 год.

В сфе­ре ан­ти­кор­руп­ции мис­сия хо­чет от Ки­е­ва про­зрач­ной про­це­ду­ры от­бо­ра су­дей Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да, а сам суд дол­жен пол­но­стью за­ра­бо­тать уже вес­ной 2019 го­да. Кро­ме то­го, МВФ на­ста­и­ва­ет на про­зрач­ном рас­сле­до­ва­нии «де­ла Хо­лод­ниц­ко­го», на­зна­че­ния про­фес­си­о­наль­ных ауди­то­ров НА­БУ, а так­же про­ве­де­ния его ауди­та. Эти во­про­сы об­суж­да­ют­ся на са­мом вы­со­ком уровне, в том чис­ле долж­ны бы­ли об­суж­дать­ся лич­но пре­зи­ден­том По­ро­шен­ко в хо­де его ви­зи­та в Нью-йорк на за­се­да­ние Генассамблеи ООН.

Что ка­са­ет­ся бюд­же­та, для МВФ важ­ны не толь­ко под­го­тов­ка и по­да­ча его в пар­ла­мент, но и го­ло­со­ва­ние гос­бюд­же­та в Вер­хов­ной Ра­де в це­лом. И здесь воз­ник один из ос­нов­ных мо­мен­тов на­пря­же­ния на пе­ре­го­во­рах, ведь день­ги Укра­ине нужны сроч­но (до конца го­да нуж­но по­га­сить 1,7 млрд долл.), а бюд­жет пар­ла­мент вряд ли примет рань­ше конца но­яб­ря или де­каб­ря, что от­кла­ды­ва­ет под­пи­са­ние со­гла­ше­ния с Фон­дом на несколь­ко ме­ся­цев. Но как укра­ин­ская сто­ро­на ни пы­та­лась по­ме­нять по­зи­цию мис­сии, это не уда­лось. «Отъ­езд мис­сии дол­жен быть сиг­на­лом для Украины со сто­ро­ны Фон­да, что по этим во­про­сам, в том чис­ле в во­про­се го­ло­со­ва­ния за бюд­жет, он не го­тов ид­ти на уступ­ки», — го­во­рит близ­кий к пе­ре­го­во­рам с МВФ со сто­ро­ны Украины со­бе­сед­ник ZN.UA.

По­че­му го­ло­со­ва­ние пар­ла­мен­та за про­ект гос­бюд­же­та стало на­столь­ко кри­ти­че­ским для мис­сии Фон­да, мож­но по­нять, ис­хо­дя из истории фис­каль­ной по­ли­ти­ки Украины за по­след­ние пол­то­ра-два го­да.

Что про­ис­хо­дит с бюд­же­том

Один из клю­че­вых прин­ци­пов ра­бо­ты МВФ, ко­то­рый поз­во­ля­ет «по­ста­вить стра­ну на но­ги», — это соз­да­ние так на­зы­ва­е­мо­го фис­каль­но­го про­стран­ства (fiscal space). Со­глас­но опре­де­ле­нию МВФ, «фис­каль­ное пространство» — это со­сто­я­тель­ность го­су­дар­ства сни­зить на­ло­ги или уве­ли­чить свои расходы без со­зда­ния рис­ков для воз­мож­но­сти вы­хо­да на внеш­ние рын­ки за­им­ство­ва­ний или вы­плат по госдол­гу (IMF Policy Paper, June 2018. Assessing Fiscal Space: An Update and Stocktaking). Про­ще го­во­ря, на­сколь­ко бюд­жет име­ет за­зор для ре­а­ги­ро­ва­ния на кри­зис и чув­стви­те­лен к различным рис­кам.

Оп­ти­маль­ный мо­мент для со­зда­ния «фис­каль­но­го про­стран­ства» — период ро­ста экономики. Но в Укра­ине раз за ра­зом про­ис­хо­дит на­обо­рот: как толь­ко си­ту­а­ция в эко­но­ми­ке вы­рав­ни­ва­ет­ся, пра­ви­тель­ства Украины — за­иг­ры­вая с из­би­ра­те­ля­ми — опять за­хо­дят в си­ту­а­цию, ко­гда обя­за­тель­ства бюд­же­та зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ют его воз­мож­но­сти. Это, в свою оче­редь, быст­ро за­го­ня­ет их об­рат­но в объ­я­тия Фон­да. Вот и в 2018-м раз­го­во­ры о де­фол­те на­ча­лись, несмот­ря на зна­чи­тель­ное уско­ре­ние ро­ста экономики в 2018 го­ду и вполне бла­го­при­ят­ный мо­мент на внешних рын­ках.

Фор­маль­но си­ту­а­ция в гос­фи­нан­сах не так уж кри­тич­на. В июле де­фи­цит бюд­же­та со­ста­вил 13 млрд грн (при го­до­вом по­тол­ке де­фи­ци­та 85 млрд). По ре­зуль­та­там ав­гу­ста Мин­фин и во­все смог вернуться в про­фи­цит: данные Госказ­на­чей­ства сви­де­тель­ству­ют, что раз­ни­ца меж­ду до­хо­да­ми и рас­хо­да­ми бюд­же­та за восемь ме­ся­цев те­ку­ще­го го­да со­ста­ви­ла 12,3 млрд грн.

Но эта циф­ра во­все не отоб­ра­жа­ет ре­аль­но­го по­ло­же­ния дел в гос­фи­нан­сах. Де­фи­цит/про­фи­цит — это раз­ни­ца меж­ду до­ход­ной и рас­ход­ной ча­стя­ми бюд­же­та, ко­то­рая в слу­чае де­фи­ци­та по­кры­ва­ет­ся за счет фи­нан­си­ро­ва­ния (при­вле­че­ния дол­га или ра­зо­вых по­ступ­ле­ний, та­ких как при­ва­ти­за­ция). А зна­чит, де­фи­цит мо­жет быть неболь­шим (или про­фи­цит — боль­шим), не толь­ко ес­ли в гос­бюд­же­те все хо­ро­шо, но так­же ес­ли, к при­ме­ру, не вы­пол­ня­ет­ся план по рас­хо­дам (см. табл.).

Что же на са­мом де­ле про­ис­хо­дит с укра­ин­ским бюд­же­том? Во-пер­вых, со­глас­но данным

Про­во­дя в 2017 го­ду пен­си­он­ную ре­фор­му, пра­ви­тель­ство де­ла­ло де­таль­ный расчет ожи­да­е­мо­го вли­я­ния ре­фор­мы на пуб­лич­ные фи­нан­сы и тщательно ве­ри­фи­ци­ро­ва­ло эти циф­ры, в том чис­ле сов­мест­но с МВФ. Но в результате — про­мах­ну­лось в своей оцен­ке. Де­ло в том, что, по сло­вам двух со­бе­сед­ни­ков ZN.UA, близ­ких к пе­ре­го­во­рам с МВФ, В 2012–2013 го­дах эти день­ги бра­ли из «ко­шель­ка» мест­ных бюд­же­тов, которые так­же дер­жат свои сче­та в Госказ­на­чей­стве. Тем са­мым Кабмин суб­си­ди­ро­вал по­ли­ти­че­ские обе­ща­ния цен­траль­но­го пра­ви­тель­ства за счет де­нег мест­ных бюд­же­тов. В результате че­го к мо­мен­ту Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства объем непо­га­шен­ных зай­мов ПФ у

С дру­гой сто­ро­ны, Мин­фин под­го­то­вил до­ста­точ­но кон­сер­ва­тив­ный про­ект гос­бюд­же­та на 2019 год и взял курс на со­кра­ще­ние его де­фи­ци­та. Ес­ли бюд­жет-2018 преду­смат­ри­вал рост до­хо­дов по срав­не­нию с бюд­же­том-2017 на 19% и рост рас­хо­дов на 17,8%, то про­ект бюд­же­та-2019, раз­ра­бо­тан­ный Мин­фи­ном, преду­смат­ри­ва­ет вдвое мень­шие по­ка­за­те­ли (9,8% рост по до­хо­дам и 10% — по рас­хо­дам по срав­не­нию с пла­ном на 2018 год).

Но да­же при этом про­ект бюд­же­та-2019 по-преж­не­му со­дер­жит в се­бе несколь­ко стан­дарт­ных про­блем, которые раз за ра­зом создают для него про­бле­мы с вы­пол­не­ни­ем. Это в оче­ред­ной раз нере­а­ли­стич­ные ожи­да­ния по­ступ­ле­ний от при­ва­ти­за­ции (17,1 млрд грн), предо­став­ле­ние гос­га­ран­тий или тот факт, что в бюд­жет-2019 за­ло­жи­ли 45 млрд грн по­ступ­ле­ний от НБУ, хо­тя в пла­нах Нац­бан­ка, под­твер­жден­ных ауди­том, пе­ре­чис­лить в бюд­жет в 2019-м толь­ко 35 млрд.

Другими сло­ва­ми, у мис­сии МВФ есть мно­го по­во­дов усо­мнить­ся в том, что пра­ви­тель­ство (в ши­ро­ком по­ни­ма­нии это­го сло­ва — Кабмин, пар­ла­мент, пре­зи­дент) не бу­дет про­дол­жать опас­ную прак­ти­ку на­коп­ле­ния но­вых струк­тур­ных про­блем в гос­фи­нан­сах. А это, в свою оче­редь, бу­дет за­ви­сеть от ре­а­ли­стич­но­сти и сба­лан­си­ро­ван­но­сти бу­ду­ще­го бюд­же­та.

И на сло­во (то есть сна­ча­ла день­ги, по­том утвер­жден­ный бюд­жет) укра­ин­ским по­ли­ти­кам в Фон­де уже не верят. По­это­му бюд­жет стал для МВФ тон­кой крас­ной ли­ни­ей на пе­ре­го­во­рах. «Уро­вень до­ве­рия к Укра­ине со сто­ро­ны МВФ уже да­же не ну­ле­вой. Он уже на от­ри­ца­тель­ной от­мет­ке», — го­во­рит со­бе­сед­ник ZN.UA из укра­ин­ской пе­ре­го­вор­ной ко­ман­ды с Фон­дом. При­чи­на для столь низ­ко­го падения — то, что Украина от­мо­та­ла на­зад соб­ствен­ное решение по по­во­ду га­зо­вых та­ри­фов. «Мы го­во­ри­ли пре­мье­ру, что луч­ше про­сто не обе­щать Фон­ду че­го-то, чем что­то по­обе­щать, сде­лать пер­вый шаг (то есть со­гла­со­вать с Фон­дом гра­фик по­вы­ше­ния та­ри­фов), по­лу­чить под него транш, а по­том от­ка­зать­ся по­вы­шать», — го­во­рит со­бе­сед­ник.

Но есть и хо­ро­шая но­вость. То, что и премьер, и пре­зи­дент стре­мят­ся со­труд­ни­чать с МВФ (и кон­сер­ва­тив­ный про­ект бюд­же­та то­му под­твер­жде­ние), озна­ча­ет, что они уме­ют из­вле­кать уро­ки из укра­ин­ской истории и про­шлых оши­бок. В 2013 го­ду ко­ман­да Аза­ро­ва—ар­бу­зо­ва—ко­ло­бо­ва ре­ши­ла, что смо­жет обой­тись без Фон­да и про­фи­нан­си­ро­вать все по­ли­ти­че­ские пред­вы­бор­ные «хо­тел­ки» про­сто за счет изоб­ре­та­тель­но­сти Ми­ни­стер­ства фи­нан­сов. Этот экс­пе­ри­мент при­вел к пол­но­му фи­нан­со­во­му и эко­но­ми­че­ско­му фиа­ско то­гдаш­ней власти.

Ны­неш­няя по­треб­ность Украины в ра­бо­те с Фон­дом — уни­каль­ный шанс для стра­ны прой­ти пред­вы­бор­ный период с ми­ни­маль­ным на­бо­ром опас­ных по­пу­лист­ских ре­ше­ний, а зна­чит, и с ми­ни­маль­ным риском по­гру­же­ния в оче­ред­ной глу­бо­кий фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ский кри­зис.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.