Го­су­дар­ствен­но-част­ное парт­нер­ство: пора учить­ся на ошиб­ках

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

В кон­це ле­та в Ита­лии слу­чил­ся один из наи­бо­лее впе­чат­ля­ю­щих ин­фра­струк­тур­ных кол­лап­сов это­го го­да: двух­сот­мет­ро­вая сек­ция мо­ста Мо­ран­ди в Ита­лии об­ва­ли­лась.

Эта тра­ге­дия, унес­шая жиз­ни 43 че­ло­век, про­де­мон­стри­ро­ва­ла, на­сколь­ко се­рьез­ны­ми мо­гут быть по­след­ствия и для поль­зо­ва­те­лей ав­то­стра­ды, и для опе­ра­то­ра плат­ной до­ро­ги — Autostrade per l’italia. На устра­не­ние аварии опе­ра­тор и пра­ви­тель­ство вы­де­ли­ли со­от­вет­ствен­но 500 млн и 5 млн ев­ро, ак­ции опе­ра­то­ра обес­це­ни­лись на 25% от ры­ноч­ной сто­и­мо­сти. Сей­час про­дол­жа­ет­ся расследование при­чин аварии, ко­то­рое мо­жет при­ве­сти к бо­лее су­ще­ствен­ным по­след­стви­ям для опе­ра­то­ра, вклю­чая штраф до 150 млн ев­ро, ан­ну­ли­ро­ва­ние ли­цен­зии, рас­тор­же­ние кон­цес­си­он­но­го кон­трак­та, наказание его долж­ност­ных лиц. Од­ним из последствий этих со­бы­тий так­же мо­жет стать на­ци­о­на­ли­за­ция по­чти 3000 км ав­то­мо­биль­ных до­рог, на­хо­дя­щих­ся се­го­дня на со­дер­жа­нии Autostrade per l’italia. Это один из яр­ких при­ме­ров то­го, по­че­му во­про­сам го­су­дар­ствен­но-част­но­го парт­нер­ства сле­ду­ет уделять боль­ше вни­ма­ния, чем считает боль­шин­ство укра­ин­цев.

По­про­бу­ем по­рас­суж­дать о том, ка­ких ре­зуль­та­тов до­стиг­ла Украина, че­го ей ожи­дать в бли­жай­шее вре­мя и как обез­опа­сить се­бя от по­доб­но­го опы­та в кон­тек­сте воз­мож­но­го при­ня­тия за­ко­но­про­ек­та №8125 «О кон­цес­си­ях», ко­то­рый сей­час на­хо­дит­ся на вто­ром чте­нии в пар­ла­мен­те.

Чем при­вле­ка­тель­ны кон­трак­ты го­су­дар­ствен­но-част­но­го парт­нер­ства и чем от­ли­ча­ют­ся от кон­цес­сий?

По сво­е­му опре­де­ле­нию го­су­дар­ствен­но­част­ное парт­нер­ство (ГЧП) ха­рак­те­ри­зу­ет фор­мы со­труд­ни­че­ства го­су­дар­ства или му­ни­ци­па­ли­те­та (государственного парт­не­ра) и част­ной компании (част­но­го парт­не­ра) по со­зда­нию, ре­кон­струк­ции, экс­плу­а­та­ции объ­ек­та государственной/му­ни­ци­паль­ной соб­ствен­но­сти. По фор­мам ГЧП раз­ли­ча­ют кон­цес­сию, управ­ле­ние иму­ще­ством и сов­мест­ную де­я­тель­ность; раз­ре­ша­ет­ся сме­ши­вать фор­мы до­го­во­ров, на­при­мер, управ­ле­ния иму­ще­ством и сов­мест­ной деятельности. Про­це­ду­ры за­куп­ки (ква­ли­фи­ка­ция и кон­курс­ный от­бор) про­ис­хо­дят по усло­ви­ям за­ку­пок за го­су­дар­ствен­ные сред­ства.

Кон­цес­сия как один из под­ви­дов форм го­су­дар­ствен­но-част­но­го парт­нер­ства име­ет ряд от­ли­чий от других форм ГЧП. Во-пер­вых, со­зда­на от­дель­ная про­це­ду­ра за­куп­ки (а имен­но — кон­цес­си­он­ный кон­курс). Во-вто­рых, опре­де­ле­ны су­ще­ствен­ные усло­вия кон­цес­си­он­ных до­го­во­ров. В-тре­тьих, преду­смот­ре­но ис­поль­зо­ва­ние кон­цес­си­он­но­го объ­ек­та на плат­ной ос­но­ве.

Ка­кие мы ви­дим ре­зуль­та­ты за по­чти 19 лет ра­бо­ты ме­ха­низ­мов ГЧП в Укра­ине?

С 1999 го­да и по настоящий мо­мент у нас 192 ини­ци­и­ро­ван­ных про­ек­та го­су­дар­ствен­но-част­но­го парт­нер­ства. Это пер­вое впе­чат­ля­ю­щее до­сти­же­ние, ста­вя­щее Укра­и­ну сра­зу на несколь­ко сту­пе­ней вы­ше сред­не­ста­ти­сти­че­ской стра­ны с 70 про­ек­та­ми ГЧП в сред­нем.

При этом 182 из 192 го­су­дар­ствен­но­част­ных парт­нерств (или 95%) ини­ци­и­ро­ва­ны в фор­ме кон­цес­сий. По­сколь­ку та­кая фор­ма кон­трак­та преду­смат­ри­ва­ет вне­се­ние в поль­зу го­су­дар­ства пла­ты за экс­клю­зив­ное пра­во поль­зо­ва­ния объ­ек­том, это озна­ча­ет, что боль­шин­ство про­ек­тов пла­ни­ро­ва­лось оку­пить за счет сбо­ра пла­ты с поль­зо­ва­те­лей.

Лишь 66 из 192 про­ек­тов (или не бо­лее 34%) бы­ли успеш­ны­ми. Это озна­ча­ет, что свы­ше двух тре­тей про­ек­тов по­стиг­ла неуда­ча из-за вы­со­ких убыт­ков и рас­тор­же­ния кон­трак­тов. И это дей­стви­тель­но мно­го, по­то­му что, учи­ты­вая несу­ще­ствен­ную ва­ри­а­цию меж­ду раз­ны­ми груп­па­ми стран по уров­ню до­хо­дов, процент неудач для стран с низ­ким уров­нем до­хо­дов не пре­вы­шал 7%, то­гда как для стран с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов был ни­же 4%.

Чему это нас учит?

Ок­са­на ЗАТВОРНИЦКАЯ, стар­ший эко­но­мист Цен­тра эко­но­ми­че­ской стра­те­гии Один из са­мых важ­ных уро­ков ка­са­ет­ся раз­ра­бот­ки и ана­ли­за про­ек­тов ГЧП. Что­бы при­нять решение о по­стро­е­нии парт­нер­ства меж­ду го­су­дар­ствен­ным и част­ным парт­не­ра­ми, сле­ду­ет убе­дить­ся в его эко­но­ми­че­ской це­ле­со­об­раз­но­сти. Прак­ти­ка сви­де­тель­ству­ет: толь­ко 10– 15% ини­ци­и­ро­ван­ных про­ек­тов це­ле­со­об­раз­но внед­рять имен­но на на­ча­лах го­су­дар­ствен­но-част­но­го парт­нер­ства. При­чи­ной это­го яв­ля­ет­ся воз­мож­ность оп­ти­ми­за­ции рас­пре­де­ле­ния рис­ков меж­ду го­су­дар­ствен­ным и част­ным парт­не­ра­ми, что де­ла­ет та­кое парт­нер­ство вы­год­ным по срав­не­нию с тем, ка­ким об­ра­зом эти услу­ги сей­час предо­став­ля­ют­ся го­су­дар­ствен­ны­ми и му­ни­ци­паль­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми. Итак, процент неудач ГЧП в Укра­ине в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни вы­зван об­щей ре­гу­ля­тор­но-пра­во­вой сре­дой, в ко­то­рой част­но­му парт­не­ру не хва­та­ет пре­иму­ществ пе­ред парт­не­ром го­су­дар­ствен­ным.

Не вез­де нуж­на имен­но кон­цес­сия, по­то­му что не все­гда основная про­бле­ма за­клю­ча­ет­ся в от­сут­ствии ин­ве­сти­ций. Так, для во­до­снаб­же­ния и во­до­от­во­да бо­лее рас­про­стра­не­ны имен­но кон­трак­ты управ­ле­ния/арен­ды (до 70% про­ек­тов). В Укра­ине, на­обо­рот, по­чти все кон­трак­ты яв­ля­ют­ся кон­цес­си­он­ны­ми. Сле­до­ва­тель­но, груз ин­ве­сти­ций пе­ре­кла­ды­ва­ет­ся с мест­но­го бюд­же­та ис­клю­чи­тель­но на поль­зо­ва­те­лей.

Обыч­но долж­но на­сто­ра­жи­вать ко­ли­че­ство пред­ло­же­ний, ини­ци­и­ро­ван­ных су­гу­бо биз­не­сом, по­сколь­ку кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство част­но­го опе­ра­то­ра за­клю­ча­ет­ся в его опы­те апро­ба­ции/при­ме­не­ния ин­но­ва­ци­он­ных тех­ни­че­ских ре­ше­ний, на­ли­чии за­ре­ги­стри­ро­ван­ных па­тен­тов. От это­го вы­иг­ры­ва­ют та­кие тех­но­ло­ги­че­ски-ин­тен­сив­ные от­рас­ли, как ин­фор­ма­ци­он­ные технологии и ком­му­ни­ка­ции. Од­на­ко для транс­пор­та, энер­ге­ти­ки, во­до­снаб­же­ния тех­но­ло­ги­че­ские пре­иму­ще­ства биз­не­са от­хо­дят на вто­рой план, и боль­шее зна­че­ние при­об­ре­та­ют на­вы­ки управ­ле­ния компаниями. В част­но­сти, процент успе­ха про­ек­тов ГЧП вы­ше для про­ек­тов, ини­ци­и­ро­ван­ных го­су­дар­ствен­ным парт­не­ром, по срав­не­нию с ини­ци­и­ро­ван­ны­ми част­ным: 98% против 76% для стран с низ­ким уров­нем до­хо­дов и 99% против 90% для стран с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов.

Нужны ка­че­ствен­ные кон­кур­сы с при­вле­че­ни­ем опыт­ных опе­ра­то­ров. В Укра­ине, од­на­ко, ни один кон­курс сей­час не при­влек из­вест­ные кор­по­ра­тив­ные брен­ды.

Ка­кие пер­спек­ти­вы?

В усло­ви­ях вер­хо­вен­ства пра­ва (rule of law) и эф­фек­тив­но­го государственного управ­ле­ния (good governance) на протяжении как минимум пя­ти сле­ду­ю­щих лет Украина смо­жет:

— по­лу­чить дополнительные до­хо­ды в го­су­дар­ствен­ный и мест­ные бюд­же­ты в объ­е­ме 4,8 млрд долл. США за счет кон­цес­си­он­ных пла­те­жей;

— предо­ста­вить убы­точ­ным пред­при­я­ти­ям воз­мож­ность сге­не­ри­ро­вать при­быль на сум­му до 1,7 млрд долл., часть ко­то­рой по­сту­пит в бюд­жет в ви­де пря­мых и непря­мых на­ло­гов.

Укра­ине не хва­та­ет про­ек­тов ГЧП в сфе­рах ав­то­мо­биль­ных до­рог, энер­ге­ти­ки, до­бы­чи. Мор­ские пор­ты го­то­вы пе­рей­ти с кон­трак­тов арен­ды на кон­цес­си­он­ные со­гла­ше­ния. Од­на­ко за ре­а­ли­за­цию та­ких воз­мож­но­стей при­дет­ся кон­ку­ри­ро­вать как на ми­ро­вых, так и на ев­ро­пей­ских рын­ках. В про­шлом го­ду две тре­ти про­ек­тов ГЧП, до­стиг­ших эта­па фи­нан­со­во­го за­кры­тия (а это не ме­нее 70 кон­трак­тов в год), при­шлись на Бра­зи­лию, Ки­тай и Ин­дию. В Ев­ро­пе ана­ло­гич­ный показатель до­стиг­нут за счет кон­трак­тов, за­клю­чен­ных в Тур­ции, Фран­ции, Ита­лии и Ве­ли­ко­бри­та­нии (все­го 28 кон­трак­тов в год). Украина мо­жет со­ста­вить до­стой­ную кон­ку­рен­цию в слу­чае ка­че­ствен­но­го от­бо­ра про­ек­тов, предо­став­ле­ния га­ран­тий част­ным ин­ве­сто­рам, воз­мож­но­сти со­фи­нан­си­ро­ва­ния со сто­ро­ны МФО, со­от­вет­ствия при­ме­не­ния кон­трак­тов ГЧП меж­ду­на­род­ной прак­ти­ке. Имен­но по­это­му про­ект за­ко­на №8125 «О кон­цес­си­ях», на­хо­дя­щий­ся сей­час в пар­ла­мен­те, кон­цен­три­ру­ет­ся имен­но на во­про­сах от­бо­ра рен­та­бель­ных про­ек­тов, ста­биль­но­сти нор­ма­тив­но-за­ко­но­да­тель­ной сре­ды, вы­бо­ра стра­ны юрис­дик­ции, при­вле­че­ния со­вет­ни­ков для струк­ту­ри­за­ции кон­трак­тов.

На­ря­ду с этим су­ще­ству­ет несколь­ко рас­про­стра­нен­ных ми­фов о кон­цес­си­ях:

— из­ме­не­ние вла­дель­ца объ­ек­та кон­цес­сии. На са­мом де­ле объ­ект кон­цес­сии бу­дет оста­вать­ся в соб­ствен­но­сти го­су­дар­ства (мест­ных ор­га­нов власти), а част­ный партнер толь­ко по­лу­чит экс­клю­зив­ное пра­во пользоваться им в об­мен на обя­за­тель­ства по его со­зда­нию, ре­кон­струк­ции или ре­а­би­ли­та­ции, экс­плу­а­та­ции. Итак, бла­го­да­ря кон­цес­сии го­су­дар­ство/мест­ные ор­га­ны власти мо­гут улуч­шить (или да­же со­здать) объ­ект соб­ствен­но­сти, вслед­ствие че­го вы­рас­тет сто­и­мость ак­ти­вов государственной/ком­му­наль­ной соб­ствен­но­сти;

— кон­цес­си­он­ные про­ек­ты бу­дут ис­клю­чи­тель­но убы­точ­ны­ми. Труд­но пред­ста­вить част­но­го опе­ра­то­ра, ко­то­рый бу­дет го­тов войти на ры­нок имен­но пу­тем по­лу­че­ния убыт­ков, ведь та­кие кон­трак­ты про­дол­жа­ют­ся в сред­нем 20+ лет. Кро­ме то­го, за­ко­но­про­ек­том №8125 преду­смот­рен механизм за­ме­ны кон­цес­си­о­не­ра по ини­ци­а­ти­ве кон­цес­си­еда­те­ля или кре­ди­то­ра, ко­то­рый предо­ста­вит до­пол­ни­тель­ный ин­стру­мент про­ти­во­дей­ствия убы­точ­ным опе­ра­то­рам;

— фор­ми­ро­ва­ние зе­мель­ных участ­ков вряд ли обя­за­тель­но бу­дет дик­то­вать необ­хо­ди­мость экс­про­при­а­ции зем­ли, ведь это зна­чи­тель­но по­вы­сит сто­и­мость кон­цес­си­он­но­го про­ек­та. На­обо­рот, необ­хо­ди­мость ми­ни­ми­за­ции ка­пи­таль­ных за­трат бу­дет по­буж­дать к раз­ме­ще­нию объ­ек­тов пре­иму­ще­ствен­но в пре­де­лах су­ще­ству­ю­ще­го зем­лео­т­во­да. Варианты вы­пол­не­ния про­ек­та долж­ны рас­смат­ри­вать­ся еще на предын­ве­сти­ци­он­ном эта­пе и ис­клю­чать до­ро­го­сто­я­щие аль­тер­на­ти­вы. Ведь ин­фра­струк­ту­ра пре­жде все­го долж­на оста­вать­ся до­ступ­ной для по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства поль­зо­ва­те­лей, по­сколь­ку при других усло­ви­ях бу­дет сни­жать­ся ве­ро­ят­ность ее оку­па­е­мо­сти;

— договоры кон­цес­сии ни­чем су­ще­ствен­но не от­ли­ча­ют­ся от других до­го­во­ров ГЧП. До недав­не­го вре­ме­ни это дей­стви­тель­но бы­ло так. Но с 2015 го­да и по настоящий мо­мент был при­нят ряд за­ко­но­да­тель­ных ини­ци­а­тив, ко­то­ры­ми внед­ре­ны прин­ци­пи­аль­ные раз­гра­ни­че­ния меж­ду кон­цес­си­ей и другими фор­ма­ми ГЧП;

— договоры кон­цес­сии преду­смат­ри­ва­ют предо­став­ле­ние государственной под­держ­ки, ко­то­рая пред­став­ля­ет собой кор­руп­ци­он­ный риск. Кон­цес­си­он­ное за­ко­но­да­тель­ство преду­смат­ри­ва­ет по­доб­ные до­го­во­рам ГЧП ме­ха­низ­мы государственной под­держ­ки: му­ни­ци­паль­ные и го­су­дар­ствен­ные га­ран­тии, воз­мож­ность фи­нан­си­ро­ва­ния из государственного/ мест­ных бюд­же­тов. Та­кие ме­ха­низ­мы в ос­нов­ном при­зва­ны сни­зить сто­и­мость за­им­ство­ва­ний, что долж­но ска­зать­ся на уде­шев­ле­нии про­ек­тов и их до­ступ­но­сти для ко­неч­ных по­тре­би­те­лей. Га­ран­тия спро­са и раз­мер пла­ты за го­тов­ность объ­ек­та поз­во­ля­ют пе­ре­рас­пре­де­лить рис­ки меж­ду част­ным и го­су­дар­ствен­ным парт­не­ра­ми, по­сколь­ку риск спро­са так­же ча­стич­но бу­дет за­ви­сеть от государственного опе­ра­то­ра, ко­то­рый, в част­но­сти, опре­де­ля­ет це­но­вую/та­риф­ную по­ли­ти­ку;

— договоры кон­цес­сии со­дер­жат по­ло­же­ние о про­ве­де­нии пря­мых пе­ре­го­во­ров с те­ку­щи­ми арен­да­то­ра­ми государственного/ му­ни­ци­паль­но­го иму­ще­ства, что пред­став­ля­ет собой кор­руп­ци­он­ный риск. Дей­стви­тель­но, та­кая нор­ма преду­смот­ре­на за­ко­но­про­ек­том №8125, но она пре­сле­ду­ет цель сти­му­ли­ро­вать дей­ству­ю­щих арен­да­то­ров государственного/му­ни­ци­паль­но­го иму­ще­ства пе­ре­хо­дить на бо­лее вы­год­ные для го­су­дар­ства ин­стру­мен­ты кон­цес­сии. Ведь в слу­чае арен­ды, срок ко­то­рой ино­гда до­сти­га­ет 49 лет, взнос част­но­го парт­не­ра огра­ни­чи­ва­ет­ся вне­се­ни­ем аренд­ной пла­ты и не преду­смат­ри­ва­ет ни­ка­ких ин­ве­сти­ци­он­ных обя­за­тельств и кон­цес­си­он­ных пла­те­жей. В слу­чае ес­ли част­ный партнер не же­ла­ет пе­ре­хо­дить с арен­ды на кон­цес­сию, он име­ет воз­мож­ность про­дол­жать ис­поль­зо­вать объ­ект на пра­ве арен­ды;

— нор­мы су­ще­ству­ю­щих за­ко­нов в сфе­ре кон­цес­сии и ГЧП не дают уве­рен­но­сти ин­ве­сто­рам в без­опас­но­сти их дол­го­вре­мен­ных ин­ве­сти­ций. В пре­де­лах кон­трак­тов ГЧП ин­ве­сти­ции со сто­ро­ны част­но­го парт­не­ра пред­по­ла­га­ют­ся для про­ек­тов как сов­мест­ной деятельности, так и кон­цес­сии. По­сколь­ку та­кие ин­ве­сти­ции необ­хо­ди­мо оку­пить за счет по­ступ­ле­ний част­но­го опе­ра­то­ра, сред­няя про­дол­жи­тель­ность кон­трак­тов ГЧП долж­на со­став­лять как минимум де­сять лет. Что­бы за­ин­те­ре­со­вать част­ных ин­ве­сто­ров вкла­ды­вать сред­ства на та­кой дли­тель­ный срок, част­но­му парт­не­ру га­ран­ти­ру­ют­ся неиз­мен­ность за­ко­но­да­тель­ства на протяжении сро­ка дей­ствия кон­трак­та, предо­став­ле­ние го­су­дар­ствен­ных/му­ни­ци­паль­ных га­ран­тий. Так­же за­ко­но­про­ект №8125 внед­ря­ет механизм га­ран­тии спро­са для кон­цес­сий на ав­то­мо­биль­ные до­ро­ги, ко­то­рый поз­во­лит за­ин­те­ре­со­вать част­но­го парт­не­ра ин­ве­сти­ро­вать в Укра­и­ну;

— непро­зрач­ные усло­вия пе­ре­да­чи в арен­ду иму­ще­ства кон­цес­си­о­не­ра. Кон­цес­си­о­не­ром мо­жет вы­сту­пать кон­сор­ци­ум, со­сто­я­щий из нескольких ком­па­ний, вклю­чая фи­нан­со­вую ор­га­ни­за­цию, опе­ра­то­ра объ­ек­та и других участ­ни­ков. По­сколь­ку кон­цес­си­он­ное со­гла­ше­ние мо­жет рас­про­стра­нять­ся как на объ­ек­ты ин­фра­струк­ту­ры, так и на объ­ек­ты со­пут­ству­ю­ще­го сер­ви­са, мо­жет воз­ник­нуть по­треб­ность в при­вле­че­нии арен­да­то­ров на объ­ек­ты со­пут­ству­ю­ще­го сер­ви­са;

— недо­ста­точ­ный механизм огра­ни­че­ния фис­каль­ных рис­ков. За­ко­но­про­ек­том №8125 преду­смот­ре­но огра­ни­че­ние уча­стия го­су­дар­ства в раз­ме­ре пла­ты за го­тов­ность (до­ступ­ность) объ­ек­та кон­цес­сии в пре­де­лах 49% га­ран­ти­ро­ван­но­го кон­цес­си­о­не­ру спро­са.

На­ря­ду с этим у за­ко­но­про­ек­та №8125 так­же есть несколь­ко недо­стат­ков. Во-пер­вых, преду­смат­ри­ва­ет­ся при­ме­не­ние пря­мых пе­ре­го­во­ров по со­об­ра­же­ни­ям на­ци­о­наль­ной обо­ро­ны и без­опас­но­сти, а так­же в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти ис­поль­зо­вать опре­де­лен­ную тех­но­ло­гию, ав­тор­ские пра­ва. По на­ше­му мнению, та­кое по­ло­же­ние тре­бу­ет луч­ше­го обос­но­ва­ния, ведь при от­сут­ствии чет­ких кри­те­ри­ев це­ле­со­об­раз­ным мо­жет ка­зать­ся по­чти лю­бой про­ект. Во-вто­рых, в Укра­ине оста­ет­ся воз­мож­ность при­зна­ния со­сто­яв­шим­ся кон­цес­си­он­но­го конкурса с од­ним участ­ни­ком. По­сле при­ня­тия Ди­рек­ти­вы ЕС 2014/23 о кон­цес­си­ях в странах Ев­ро­со­ю­за ни один кон­цес­си­он­ный кон­курс с од­ним участ­ни­ком не со­сто­ял­ся. Укра­ине сле­ду­ет учесть это и от­ка­зать­ся от про­ве­де­ния непро­зрач­ных кон­цес­си­он­ных кон­кур­сов.

Се­го­дня пе­ред Укра­и­ной сто­ит ряд стра­те­ги­че­ских во­про­сов по государственной соб­ствен­но­сти — нуж­но опре­де­лить роль го­су­дар­ства и це­ли, ра­ди ко­то­рых оно долж­но стре­мить­ся со­хра­нить объ­ек­ты в своей соб­ствен­но­сти. В кон­тек­сте на­ча­той при­ва­ти­за­ции и внед­ре­ния прин­ци­пов кор­по­ра­тив­но­го управ­ле­ния на го­су­дар­ствен­ных и ком­му­наль­ных пред­при­я­ти­ях воз­ник­нет во­прос: ка­ким об­ра­зом част­ное парт­нер­ство бу­дет спо­соб­ство­вать по­вы­ше­нию сто­и­мо­сти го­су­дар­ствен­ных/ му­ни­ци­паль­ных ак­ти­вов? По­это­му важно опре­де­лить­ся с об­щим ви­де­ни­ем, ко­то­рое станет ос­но­вой по­ли­ти­ки государственной соб­ствен­но­сти. Она, в свою оче­редь, и бу­дет слу­жить ука­за­те­лем для ра­бо­ты гос­пред­при­я­тий и про­ек­тов част­но­го парт­нер­ства. Пер­вой ла­сточ­кой стал про­ект Стра­те­гии развития мор­ских пор­тов Украины на период до 2038 го­да. Важно так­же сформировать ви­де­ние в других сек­то­рах ин­фра­струк­ту­ры.

* * *

Пла­ни­руя про­ект го­су­дар­ствен­но-част­но­го парт­нер­ства, сле­ду­ет пом­нить о при­чи­нах и це­лях при­вле­че­ни­ях част­но­го опе­ра­то­ра. Они мо­гут от­ли­чать­ся в за­ви­си­мо­сти от по­треб­но­стей развития от­дель­но­го сек­то­ра. На­при­мер, ча­сто для ра­бо­ты в низ­ко­рен­та­бель­ной от­рас­ли не нужны част­ные ин­ве­сти­ции, а бу­дет до­ста­точ­но или взять кре­дит под му­ни­ци­паль­ные га­ран­тии, и/или за­клю­чить кон­тракт управ­ле­ния. Вы­со­ко­рен­та­бель­ные про­ек­ты в со­сто­я­нии быст­ро оку­пить вло­жен­ные ин­ве­сти­ции за счет поль­зо­ва­те­лей. Од­на­ко для по­ис­ка та­ких «на­ци­о­наль­ных чемпионов» нужны три ос­нов­ных усло­вия: объем рынка, до­сто­вер­ная оцен­ка спро­са и опыт опе­ра­то­ра в сфе­ре тех­но­ло­ги­че­ских/экс­плу­а­та­ци­он­ных ре­ше­ний.

В про­шлом Украина, к сожалению, уже име­ла нега­тив­ный опыт внед­ре­ния про­ек­тов го­су­дар­ствен­но-част­но­го парт­нер­ства. Мы пом­ним о на­ших ошиб­ках и го­то­вы на них учить­ся. Что­бы стать успеш­ным иг­ро­ком на этом рынке, пора де­лать пра­виль­ные ве­щи пра­виль­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.