Речь о вы­бо­рах. Или речь под вы­бо­ры?

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ма­ри­на СТАВНИЙЧУК,

пред­се­да­тель прав­ле­ния Об­ще­ствен­но­го объ­еди­не­ния «За де­мо­кра­тию че­рез пра­во», член Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии от Укра­и­ны (2009–2013)

Из­би­ра­тель­ный ма­ра­фон 2019 г. — пре­зи­дент­ский и пар­ла­мент­ский — мож­но счи­тать уни­каль­ным.

Еще ни­ко­гда не на­блю­дал­ся та­кой фе­но­мен, ко­гда у ос­нов­ных кан­ди­да­тов на долж­ность гла­вы го­су­дар­ства за несколь­ко ме­ся­цев до вы­бо­ров нет бо­лее или ме­нее убе­ди­тель­ной под­держ­ки. Рейтинг в опро­сах о кан­ди­да­тах в пре­зи­ден­ты, а так­же боль­шин­ства пар­ла­мент­ских по­лит­сил, ко­то­рый не до­сти­га­ет в мак­си­му­ме да­же 20%, — это ин­ди­ка­тор си­стем­но­го по­ли­ти­ко-пра­во­во­го кри­зи­са, на­крыв­ше­го Укра­и­ну, по­ка­за­тель глу­бо­кой со­ци­аль­ной де­прес­сии из-за то­таль­но­го недо­ве­рия об­ще­ства к вла­сти.

Та­ким об­ра­зом, се­го­дня раз­вер­нут ак­тив­ный власт­ный по­иск мо­би­ли­за­ции «сво­е­го» элек­то­ра­та и дез­ор­га­ни­за­ции кон­ку­рент­но­го. И в этих усло­ви­ях став­ка де­ла­ет­ся на по­ли­ти­че­ские штам­пы, с по­мо­щью ко­то­рых в но­вей­шей ис­то­рии Укра­и­ны уже неод­но­крат­но уда­ва­лось до­сти­гать нуж­но­го ре­зуль­та­та.

На этот раз к элек­то­раль­ным ры­ча­гам, ка­жет­ся, как и в 2004 г., до­бав­ля­ет­ся не толь­ко ад­мин­ре­сурс, но и сно­ва иг­ра на бо­ле­вых точ­ках об­ще­ства.

Тренд на обостре­ние

Итак, речь — о вы­бо­рах! Точ­нее о том, что язы­ко­вая по­ли­ти­ка в ко­то­рый раз в ци­нич­ном из­би­ра­тель­ном трен­де. Язык, яв­ля­ю­щий­ся ин­стру­мен­том на­ци­о­наль­ной иден­тич­но­сти, яв­ле­ни­ем кон­со­ли­да­ции и ин­те­гра­ции, что по опре­де­ле­нию долж­но спо­соб­ство­вать объ­еди­не­нию лю­дей, на­обо­рот, ис­поль­зу­ет­ся для раз­де­ле­ния и про­во­ци­ро­ва­ния кон­флик­та. Об опас­но­сти та­ких из­би­ра­тель­ных за­бав Укра­ине в свое вре­мя за­ме­ча­ла да­же Ве­не­ци­ан­ская ко­мис­сия. Под­чер­ки­ва­лось, что «ис­поль­зо­ва­ние и за­щи­та язы­ков бы­ли и оста­ют­ся слож­ным и весь­ма чув­стви­тель­ным во­про­сам в Укра­ине, что неод­но­крат­но ста­но­ви­лось од­ной из ос­нов­ных тем из­би­ра­тель­ных кам­па­ний и про­дол­жа­ет быть пред­ме­том об­суж­де­ния, а ино­гда при­во­дит и к ро­сту на­пря­жен­но­сти в укра­ин­ском об­ще­стве».

Соб­ствен­но, тренд на обостре­ние об­ще­ствен­ных про­ти­во­ре­чий на всех фрон­тах яв­ля­ет­ся оче­вид­ной стра­те­ги­ей под­го­тов­ки к слож­ным из­би­ра­тель­ным гон­кам. И язы­ко­вый во­прос (ко­то­рый, со­глас­но со­цио­ло­ги­че­ским ис­сле­до­ва­ни­ям, ни­ко­гда не вхо­дил в чис­ло до­ми­ни­ру­ю­щих, на­хо­дясь для лю­дей где-то во вто­рой де­сят­ке про­блем) под ло­зун­гом необ­хо­ди­мо­сти «за­щи­щать язык» ныне ис­кус­ствен­но вы­во­дит­ся на то­по­вые элек­то­раль­ные по­зи­ции. В об­ще­стве сей­час нет за­про­са на эту на­вяз­чи­во-агрес­сив­ную «за­щи­ту». Да, нуж­но сти­му­ли­ро­вать раз­ви­тие укра­ин­ско­го язы­ка, укреп­лять его кон­сти­ту­ци­он­ный ста­тус, ре­аль­но сти­му­ли­ро­вать внут­рен­нюю по­треб­ность лю­дей об­щать­ся на го­су­дар­ствен­ном язы­ке, про­сто лю­бить и знать его.

Имен­но та­ков за­прос об­ще­ства — на взве­шен­ные пра­во­вые и куль­тур­но-со­ци­аль­ные ин­стру­мен­ты го­су­дар­ствен­ной язы­ко­вой по­ли­ти­ки. Со­глас­но опро­су, про­ве­ден­но­му Ки­ев­ским меж­ду­на­род­ным ин­сти­ту­том со­цио­ло­гии в мае 2017 г., бо­лее 60% укра­ин­цев под­дер­жи­ва­ют по­зи­ции, что го­су­дар­ствен­ная язы­ко­вая по­ли­ти­ка долж­на «спо­соб­ство­вать рас­про­стра­не­нию укра­ин­ско­го язы­ка во всех сфе­рах жиз­ни». Часть при­вер­жен­цев укра­ин­ско­го язы­ка за непол­ных че­ты­ре го­да воз­рос­ла на 11%. Об­ще­ство убе­ди­тель­но де­мон­стри­ру­ет по­сто­ян­ную под­держ­ку го­су­дар­ствен­но­го укра­ин­ско­го язы­ка.

Ис­то­рия язы­ко­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния се­го­дня ста­ла еще и за­лож­ни­цей внут­ри­ви­до­вой борь­бы, ведь «за­кля­тые» дру­зья — БПП и НФ — со­рев­ну­ют­ся за ме­сто и до­ми­ни­ру­ю­щие по­зи­ции в ря­дах «за­щит­ни­ков язы­ка» как пер­спек­тив­но­го из­би­ра­тель­но­го трен­да.

Че­ты­ре го­да власт­ной спяч­ки

По­сле от­ме­ны пе­чаль­но из­вест­но­го «за­ко­на Ки­ва­ло­ва–ко­лес­ни­чен­ко» 23 фев­ра­ля 2014 г. в те­че­ние че­ты­рех лет пар­ла­мент и пре­зи­дент не сде­ла­ли ни­ка­ких ре­аль­ных ша­гов, что­бы дей­стви­тель­но за­пол­нить пра­во­вой про­бел, воз­ник­ший в во­про­се язы­ко­вой по­ли­ти­ки в го­су­дар­стве. Кон­сти­ту­ци­он­ный суд Укра­и­ны, по­лу­чив кон­сти­ту­ци­он­ное пред­став­ле­ние еще в июле 2014 г., впал в ле­тар­ги­че­ский сон и проснул­ся аж в фев­ра­ле 2018-го, на­ко­нец при­знав За­кон «О прин­ци­пах го­су­дар­ствен­ной язы­ко­вой по­ли­ти­ки» № 5029-VI некон­сти­ту­ци­он­ным и утра­тив­шим си­лу. Че­ты­ре го­да по­на­до­би­лось, что­бы ре­шить судь­бу за­ко­на, ко­то­рый в свое вре­мя был при­нят некон­сти­ту­ци­он­ным спо­со­бом и спро­во­ци­ро­вал вол­ну кон­флик­тов.

В Вер­хов­ной Ра­де на про­тя­же­нии 17 лет бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но че­ты­ре «язы­ко­вых» за­ко­но­про­ек­та — «О язы­ках в Укра­ине» (№5556), «О го­су­дар­ствен­ном язы­ке» (№5670), «О функ­ци­о­ни­ро­ва­нии укра­ин­ско­го язы­ка как го­су­дар­ствен­но­го и о по­ряд­ке при­ме­не­ния дру­гих язы­ков в Укра­ине» (№5569), «О функ­ци­о­ни­ро­ва­нии укра­ин­ско­го язы­ка как го­су­дар­ствен­но­го» (№ 5670-д). На­чи­ная с де­каб­ря 2016 г., Ра­да име­ла воз­мож­ность рас­смот­реть этот во­прос в спо­кой­ном, не пред­вы­бор­ном ре­жи­ме. Тем бо­лее что часть «спе­ци­а­ли­стов-язы­ко­ве­дов» фи­гу­ри­ро­ва­ли как ав­то­ры вме­сте с тем двух-трех язы­ко­вых за­ко­но­про­ек­тов. Так что они име­ли все ос­но­ва­ния прий­ти к со­гла­сию.

Но в те­че­ние двух лет депутаты не спе­ши­ли. Да­же по­сле то­го, как про­филь­ный ко­ми­тет по во­про­сам куль­ту­ры и ду­хов­но­сти еще в июне 2017 г. при­шел к вы­во­ду, что «все пред­став­лен­ные за­ко­но­про­ек­ты мо­гут быть под­дер­жа­ны по ре­зуль­та­там пер­во­го чте­ния за ос­но­ву» и ре­ко­мен­до­вал на­род­ным де­пу­та­там од­но­вре­мен­но рас­смот­реть эти за­ко­но­про­ек­ты…

Про­ект-«фа­во­рит» и фан­том­ные со­ве­ты Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии

«Про­зре­ние» стран­ным об­ра­зом сов­па­ло с фак­ти­че­ским на­ча­лом из­би­ра­тель­ной кам­па­нии. Та­кой ре­во­лю­ци­он­ный про­рыв де­пу­тат­ско­го со­зна­ния сви­де­тель­ству­ет лишь об од­ном: язык как со­став­ля­ю­щую пре­зи­дент­ско­го пред­вы­бор­но­го сло­га­на воз­ло­жи­ли на ал­тарь по­ли­ти­че­ской це­ле­со­об­раз­но­сти. Дру­гие по­ли­ти­че­ские си­лы, пре­жде все­го пре­зи­дент­ские парт­не­ры «На­род­ный фронт», так­же с не мень­шей го­тов­но­стью разыг­ры­ва­ют язы­ко­вую кар­ту, при­зна­вая этот элек­то­раль­ный крю­чок дей­ствен­ным и пер­спек­тив­ным не толь­ко для кан­ди­да­та с Бан­ко­вой.

Не­смот­ря на де­мон­стра­тив­ное мно­го­лет­нее про­мед­ле­ние, Вер­хов­ная Ра­да в про­шлый чет­верг бук­валь­но (по­сле несколь­ких ча­сов крайне нерв­но­го об­суж­де­ния, пла­мен­ных ре­чей о «за­щи­те язы­ка», вза­им­ных об­ви­не­ний и по­ис­ка «аген­тов Моск­вы») опре­де­ли­лась с за­ко­но­про­ек­том, ко­то­рый бу­дет при­нят за ос­но­ву при под­го­тов­ке к вто­ро­му чте­нию. В сес­си­он­ном за­ле вдруг про­изо­шел сюр­приз — неожи­дан­но ока­за­лось, что у про­филь­но­го ко­ми­те­та есть «фа­во­рит­ный» ва­ри­ант в ви­де до­ра­бо­тан­но­го за­ко­но­про­ек­та «О функ­ци­о­ни­ро­ва­нии укра­ин­ско­го язы­ка как го­су­дар­ствен­но­го» № 5670-д. Это тот про­ект, ко­то­рый в свое вре­мя обес­по­ко­ил об­ще­ство неоправ­дан­ной агрес­сив­но­стью, в част­но­сти но­вел­лой от­но­си­тель­но вве­де­ния «язы­ко­вых ин­спек­то­ров». Но пред­се­да­тель ко­ми­те­та Ни­ко­лай Кня­жиц­кий с три­бу­ны за­ве­рил, что скан­даль­ную нор­му изъ­яли.

При этом окон­ча­тель­но­го тек­ста «но­во­го» ва­ри­ан­та про­ек­та за­ко­на 5670-д, как за­ве­де­но в этом пар­ла­мен­те, ни­кто не ви­дел. Что от­нюдь не огор­чи­ло спикера Андрея Па­ру­бия, ко­то­рый в слу­ча­ях край­ней за­ин­те­ре­со­ван­но­сти, с на­ру­ше­ни­ем всех ре­гла­мент­ных пар­ла­мент­ских про­це­дур, ста­вит один и тот же про­ект на го­ло­со­ва­ние де­сят­ки раз под­ряд. И на этот раз спи­кер­ское «Под­дер­жи­ва­ем, дру­зья!» пе­ре­ме­ша­лось с рас­ска­за­ми о том, что 5670-д не так уж стра­шен, и это­му на­до ве­рить с го­ло­са, по­то­му что ска­за­но это под сте­но­грам­му… Сре­ди про­че­го он ска­зал, что в «фа­во­рит­ном» за­ко­но­про­ек­те учте­ны ре­ко­мен­да­ции Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии, ко­то­рая на са­мом де­ле это­го до­ку­мен­та по­ка что в гла­за не ви­де­ла.

По­сле де­сят­ка нере­гла­мент­ных го­ло­со­ва­ний Ра­да не со­гла­си­лась при­нять за ос­но­ву па­кет­но два за­ко­но­про­ек­та, что­бы скон­стру­и­ро­вать нечто вро­де ком­про­мис­са. Предложение вме­сте с тем про­го­ло­со­вать дей­стви­тель­но бо­лее взве­шен­ный про­ект За­ко­на о язы­ках в Укра­ине за №5556 про­ва­ли­лось.

Праг­ма­тизм или элек­то­раль­ные ди­ви­ден­ды?

На са­мом де­ле ре­зуль­тат это­го по­ли­ти­че­ско­го шоу ва­жен с точ­ки зре­ния по­ни­ма­ния век­то­ра, ко­то­рый сей­час из­бран.

Праг­ма­тич­ный го­су­дар­ствен­ный под­ход тре­бу­ет от вла­сти, дей­ству­ю­щих пре­зи­ден­та и пар­ла­мен­та од­но­вре­мен­но ре­шить по мень­шей ме­ре три за­да­чи. Во-пер­вых, праг­ма­тич­но и ком­плекс­но по­дой­ти к утвер­жде­нию и сти­му­ли­ро­ва­нию раз­ви­тия укра­ин­ско­го язы­ка как го­су­дар­ствен­но­го, что яв­ля­ет­ся ее, вла­сти, обя­зан­но­стью. Во-вто­рых, ре­шить во­прос при­ме­не­ния язы­ков ко­рен­ных на­ро­дов, на­ци­о­наль­ных мень­шинств, без пре­пят­ство­ва­ния функ­ци­о­ни­ро­ва­нию во всех сфе­рах и на всей тер­ри­то­рии укра­ин­ско­го язы­ка. В-тре­тьих, вве­сти ре­аль­ные за­ко­но­да­тель­ные ме­ры для удо­вле­тво­ре­ния язы­ко­вых по­треб­но­стей за­ру­беж­ных укра­ин­цев.

Этих за­дач упря­мо не хо­тят ви­деть «тол­ка­чи» язы­ко­вой по­ли­ти­ки го­су­дар­ства. Их, по­хо­же, ин­те­ре­су­ют ис­клю­чи­тель­но по­ли­ти­че­ские, элек­то­раль­ные ди­ви­ден­ды.

О го­су­дар­ствен­ном язы­ке и ба­лан­сах

Есть смысл на­пом­нить о цен­но­стях и по­ня­ти­ях, на ко­то­рых дол­жен был бы ба­зи­ро­вать­ся язы­ко­вой за­кон в Укра­ине как в мно­го­на­ци­о­наль­ном го­су­дар­стве. По­сколь­ку со мно­ги­ми ос­но­во­по­ла­га­ю­щи­ми де­мо­кра­ти­че­ски­ми прин­ци­па­ми, про­ект 5670-д кор­ре­ли­ру­ет весь­ма сла­бень­ко или не кор­ре­ли­ру­ет во­об­ще.

Все­объ­ем­лю­щий, по­сле­до­ва­тель­ный, взве­шен­ный под­ход к язы­ко­вой по­ли­ти­ке, дол­жен быть ос­но­ван на об­щем на­ци­о­наль­ном кон­сен­су­се и твер­до опи­рать­ся на на­ци­о­наль­ную кон­сти­ту­ци­он­ную ос­но­ву, а так­же на меж­ду­на­род­ные до­го­во­ры в сфе­ре за­щи­ты прав че­ло­ве­ка, ра­ти­фи­ци­ро­ван­ные Укра­и­ной. К сло­ву, этот под­ход пред­ло­жи­ла еще ко­ман­да пре­зи­ден­та Вик­то­ра Ющен­ко в Кон­цеп­ции го­су­дар­ствен­ной язы­ко­вой по­ли­ти­ки, утвер­жден­ной Ука­зом 161/2010 с 15.02.2010 г., ко­то­рый дей­ству­ет и по­ныне. Ста­ло быть — обя­за­те­лен к ис­пол­не­нию.

Со­глас­но по­ло­же­ни­ям ста­тьи 11 Кон­сти­ту­ции, «го­су­дар­ство спо­соб­ству­ет кон­со­ли­да­ции и раз­ви­тию укра­ин­ской на­ции, ее ис­то­ри­че­ско­го со­зна­ния, тра­ди­ций и куль­ту­ры, а так­же раз­ви­тию эт­ни­че­ской, куль­тур­ной, язы­ко­вой и ре­ли­ги­оз­ной са­мо­быт­но­сти всех ко­рен­ных на­ро­дов и на­ци­о­наль­ных мень­шинств». Кон­цеп­ту­аль­но Ос­нов­ной За­кон увя­зы­ва­ет укра­ин­скую на­цию как со­зи­да­тель­ную для сво­е­го го­су­дар­ства со все­ми пред­ста­ви­те­ля­ми ко­рен­ных на­ро­дов и на­ци­о­наль­ных мень­шинств, про­жи­ва­ю­щих на на­шей тер­ри­то­рии и яв­ля­ю­щих­ся граж­да­на­ми Укра­и­ны.

До­воль­но слож­но опе­ри­ро­вать ре­аль­ны­ми по­ка­за­те­ля­ми в язы­ко­вой сфе­ре, по­сколь­ку по­след­няя пе­ре­пись на­се­ле­ния про­во­ди­лась в 2001 го­ду, од­на­ко со­вер­шен­но оче­вид­но, что мно­го­на­ци­о­наль­ность на­ше­го го­су­дар­ства яв­ля­ет­ся од­ним из ак­ту­аль­ных вы­зо­вов для язы­ко­вой сфе­ры. Его на­до осмыс­ли­вать на­ря­ду с ис­то­ри­че­ски­ми вы­зо­ва­ми, пре­жде все­го с тем, что ка­са­ет­ся го­су­дар­ствен­но­го укра­ин­ско­го язы­ка. Ведь сто­ле­ти­я­ми уни­что­жа­лась на­ша язы­ко­во-куль­тур­ная иден­тич­ность, соб­ствен­ный язык, с при­ме­не­ни­ем раз­лич­ных при­нуж­де­ний, вы­дав­ли­вал­ся изо всех сфер бы­тия укра­ин­цев.

Клю­че­вой в си­сте­ме кон­сти­ту­ци­он­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния язы­ко­во­го во­про­са, бе­з­услов­но, яв­ля­ет­ся 10 ста­тья Кон­сти­ту­ции: «Го­су­дар­ствен­ным языком в Укра­ине яв­ля­ет­ся укра­ин­ский язык. Го­су­дар­ство обес­пе­чи­ва­ет все­сто­рон­нее раз­ви­тие и функ­ци­о­ни­ро­ва­ние укра­ин­ско­го язы­ка во всех сфе­рах об­ще­ствен­ной жиз­ни на всей тер­ри­то­рии Укра­и­ны. В Укра­ине га­ран­ти­ру­ет­ся сво­бод­ное раз­ви­тие, ис­поль­зо­ва­ние и за­щи­та рус­ско­го, дру­гих язы­ков на­ци­о­наль­ных мень­шинств Укра­и­ны. Го­су­дар­ство спо­соб­ству­ет изу­че­нию язы­ков меж­ду­на­род­но­го об­ще­ния. Ис­поль­зо­ва­ние язы­ков в Укра­ине га­ран­ти­ру­ет­ся Кон­сти­ту­ци­ей Укра­и­ны и опре­де­ля­ет­ся за­ко­ном».

В ре­ше­нии от 14 де­каб­ря 1999 го­да № 10-рп/99 в де­ле №1-6/99 (об ис­поль­зо­ва­нии укра­ин­ско­го язы­ка) Кон­сти­ту­ци­он­ный суд разъ­яс­нил: по­ло­же­ние ча­сти пер­вой ста­тьи 10 Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны на­до по­ни­мать так, что укра­ин­ский язык как го­су­дар­ствен­ный яв­ля­ет­ся обя­за­тель­ным сред­ством об­ще­ния на всей тер­ри­то­рии Укра­и­ны при осу­ществ­ле­нии пол­но­мо­чий ор­га­на­ми го­су­дар­ствен­ной вла­сти и ор­га­на­ми мест­но­го са­мо­управ­ле­ния (язык ак­тов, ра­бо­ты, де­ло­про­из­вод­ства, до­ку­мен­та­ции и т.п.), а так­же в дру­гих пуб­лич­ных сфе­рах об­ще­ствен­ной жиз­ни, ко­то­рые опре­де­ля­ют­ся за­ко­ном.

Ста­тья 12 Кон­сти­ту­ции обя­зы­ва­ет го­су­дар­ство за­бо­тить­ся об удо­вле­тво­ре­нии язы­ко­вых по­треб­но­стей укра­ин­цев, про­жи­ва­ю­щих за гра­ни­цей. Власть и рань­ше, и сей­час не очень об­ра­ща­ет вни­ма­ние на это, не­смот­ря на то, что на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков там — мил­ли­о­ны.

Ста­тья 24 Ос­нов­но­го За­ко­на преду­смат­ри­ва­ет, что граж­дане име­ют рав­ные кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва и сво­бо­ды, и не мо­жет быть при­ви­ле­гий или огра­ни­че­ний по раз­ным при­зна­кам, в том чис­ле и язы­ко­вым.

Ста­тья 53 Кон­сти­ту­ции уста­нав­ли­ва­ет, что «граж­да­нам, ко­то­рые от­но­сят­ся к на­ци­о­наль­ным мень­шин­ствам, со­глас­но за­ко­ну, га­ран­ти­ру­ет­ся пра­во на обу­че­ние на род­ном язы­ке или на изу­че­ние род­но­го язы­ка в го­су­дар­ствен­ных и ком­му­наль­ных учеб­ных за­ве­де­ни­ях или че­рез на­ци­о­наль­ные куль­тур­ные об­ще­ства».

4 пункт пер­вой ча­сти ста­тьи 92 КУ уста­нав­ли­ва­ет, что ис­клю­чи­тель­но за­ко­на­ми опре­де­ля­ет­ся «по­ря­док ис­поль­зо­ва­ния язы­ков». Язы­ков, а не язы­ка. Осо­бо об­ра­щаю вни­ма­ние на то, что эти кон­сти­ту­ци­он­ные по­ло­же­ния пря­мо кор­ре­спон­ди­ру­ют с по­ло­же­ни­я­ми пя­той ча­сти ста­тьи 10 Ос­нов­но­го За­ко­на Укра­и­ны, где опять-та­ки га­ран­ти­ру­ет­ся Кон­сти­ту­ци­ей и опре­де­ля­ет­ся за­ко­ном «ис­поль­зо­ва­ние язы­ков в Укра­ине».

По мо­е­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, со­зда­те­ли Кон­сти­ту­ции, фор­ми­руя кон­сти­ту­ци­он­ную ос­но­ву язы­ко­вой го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки, ис­хо­ди­ли из ра­зум­но­го и спра­вед­ли­во­го ба­лан­са. С од­ной сто­ро­ны, пред­по­ла­га­ет­ся со­хра­не­ние, уси­ле­ние и раз­ви­тие ста­ту­са укра­ин­ско­го язы­ка как го­су­дар­ствен­но­го, как ин­стру­мен­та объ­еди­не­ния и ин­те­гра­ции укра­ин­ско­го об­ще­ства, как со­став­ля­ю­щей на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Укра­и­ны (об­ра­щу вни­ма­ние на то, что в За­коне Укра­и­ны «О на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Укра­и­ны», при­ня­том в июне 2018 го­да, об этом нет ре­чи во­об­ще). С дру­гой сто­ро­ны, предо­став­ля­ют­ся чет­кие и устой­чи­вые га­ран­тии за­щи­ты язы­ко­вых прав пред­ста­ви­те­лей ко­рен­ных на­ро­дов и на­ци­о­наль­ных мень­шинств.

С этим, на­де­юсь, со­гла­сит­ся боль­шин­ство кон­сти­ту­ци­о­на­ли­стов Укра­и­ны. По­хо­жей по­зи­ции по­сле­до­ва­тель­но при­дер­жи­ва­ет­ся Ве­не­ци­ан­ская ко­мис­сия, ко­то­рая на преды­ду­щих эта­пах не раз про­во­ди­ла экс­пер­ти­зу раз­ных язы­ко­вых за­ко­но­про­ек­тов.

Не­при­вле­ка­тель­ные внут­рен­но­сти «фа­во­ри­та»

За­ко­но­про­ект № 5670-д стра­да­ет оче­вид­ной об­щей де­кла­ра­тив­но­стью, от­кро­вен­но про­па­ган­дист­ской при­ро­дой мно­гих его норм. При этом не хва­та­ет по­ло­же­ний о ре­аль­ном пра­во­вом обес­пе­че­нии и ре­гу­ли­ро­ва­нии во­про­сов, ка­са­ю­щих­ся ста­ту­са, сфер при­ме­не­ния, ме­ха­низ­мов га­ран­ти­ро­ва­ния го­су­дар­ством функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и сти­му­ли­ро­ва­ния раз­ви­тия го­су­дар­ствен­но­го язы­ка во всех сфе­рах и на всей тер­ри­то­рии Укра­и­ны. О кон­крет­ных ме­рах и их пра­во­вых ме­ха­низ­мах по­пу­ля­ри­за­ции укра­ин­ско­го язы­ка в со­вре­мен­ном кон­тен­те в этом про­ек­те во­об­ще не го­во­рит­ся. На­при­мер, ни еди­но­го сло­ва об обя­за­тель­но­сти внед­ре­ния стан­дар­та бюд­жет­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния го­су­дар­ствен­ных про­грамм раз­ви­тия укра­ин­ско­го язы­ка, раз­ви­тия се­ти и улуч­ше­ния учеб­но-ме­то­ди­че­ско­го обес­пе­че­ния учеб­ных за­ве­де­ний, на­у­ки, вос­пи­та­ния на укра­ин­ском язы­ке, ни­ка­ко­го за­ко­но­да­тель­но­го ме­ха­низ­ма га­ран­ти­ро­ва­ния кад­ро­вой ком­плек­та­ции та­ких и дру­гих за­ве­де­ний, и т.п.

Пра­во­вая неопре­де­лен­ность боль­шин­ства по­ло­же­ний про­ек­та при­ве­дет как ми­ни­мум к ненад­ле­жа­ще­му вы­пол­не­нию по­ло­же­ний бу­ду­ще­го за­ко­на, как мак­си­мум — к ве­ро­ят­но­му его иг­но­ри­ро­ва­нию, пра­во­во­му скеп­ти­циз­му и ни­ги­лиз­му.

Па­ра­док­саль­но, но доб­рая по­ло­ви­на ста­тей за­ко­но­про­ек­та ре­гу­ли­ру­ет во­про­сы, на­пря­мую не ка­са­ю­щи­е­ся непо­сред­ствен­но это­го пред­ме­та ре­гу­ли­ро­ва­ния. Речь идет о со­зда­нии и функ­ци­о­ни­ро­ва­нии неоправ­дан­ной ре­прес­сив­ной си­сте­мы ор­га­нов кон­тро­ля над при­ме­не­ни­ем го­су­дар­ствен­но­го язы­ка. По­ра­жа­ет уро­вень слиш­ком тща­тель­но­го, де­таль­но­го про­пи­сы­ва­ния пе­реч­ня этих ор­га­нов, ста­ту­са их ру­ко­во­ди­те­лей, пол­но­мо­чий, ап­па­ра­тов. Обыч­но та­кая юри­ди­че­ская тех­ни­ка при­су­ща под­за­кон­ным нор­ма­тив­ным ак­там — по­ло­же­ни­ям, ре­гла­мен­там и т.п. Соз­да­ет­ся впе­чат­ле­ние, что ав­то­рам этой за­ко­но­да­тель­ной ини­ци­а­ти­вы ре­прес­сив­но-ад­ми­ни­стра­тив­ные нор­мы до­став­ля­ют осо­бое удо­воль­ствие.

Ав­то­ры так увлек­лись «за­щи­той» укра­ин­ско­го язы­ка как эле­мен­та, на­при­мер, кон­сти­ту­ци­он­но­го по­ряд­ка, что уста­но­ви­ли един­ствен­но­го его за­щит­ни­ка — упол­но­мо­чен­но­го по за­щи­те го­су­дар­ствен­но­го язы­ка. Кон­сти­ту­ци­он­ное пра­во пла­чет горь­ки­ми сле­за­ми, ибо га­ран­та­ми оте­че­ствен­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го по­ряд­ка при­ня­то счи­тать си­сте­му субъ­ек­тов: от на­ро­да — до пре­зи­ден­та. А еще ока­зы­ва­ет­ся: в за­коне мож­но преду­смот­реть, что ре­ше­ние су­дей име­нем Укра­и­ны на 27-м го­ду неза­ви­си­мо­сти го­су­дар­ства кое-кто мо­жет со­ста­вить не на го­су­дар­ствен­ном язы­ке.

Хо­чет­ся спро­сить ав­то­ров это­го эк­зо­ти­че­ско­го про­ек­та: за­чем в го­су­дар­стве су­ще­ству­ет це­лая си­сте­ма ад­ми­ни­стра­тив­ной юс­ти­ции, ор­га­ны су­до­устрой­ства, сфор­ми­ро­ван­ные по ев­ро­пей­ским стан­дар­там, ес­ли все­го-на­все­го пра­ви­тель­ствен­ный упол­но­мо­чен­ный, без над­ле­жа­щей про­це­ду­ры, име­ет пра­во рас­смат­ри­вать жа­ло­бы на дей­ствии су­дей от­но­си­тель­но тек­ста ре­ше­ний? А о кон­сти­ту­ци­он­ном прин­ци­пе рас­пре­де­ле­ния вла­стей ав­то­ры слы­ха­ли? Та­ких недо­стат­ков в этом про­ек­те мно­же­ство.

Ав­то­ры за­ко­но­про­ек­та утвер­жда­ют, что «об­ра­зо­ва­тель­ная» ста­тья за­ко­но­про­ек­та 5670-д бу­дет в ре­дак­ции ст.7 дей­ству­ю­ще­го За­ко­на об об­ра­зо­ва­нии. Слов­но за­бы­ли, что имен­но эта ста­тья по­слу­жи­ла при­чи­ной внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го кон­флик­та, из­за ко­то­ро­го фак­ти­че­ски стра­на по­лу­чи­ла вто­рой фронт — за­пад­ный. Как и то, что Ве­не­ци­ан­ская ко­мис­сия да­ла ре­ко­мен­да­ции от­но­си­тель­но при­ве­де­ния ста­тьи 7 За­ко­на об об­ра­зо­ва­нии в со­от­вет­ствие с нор­ма­ми меж­ду­на­род­но­го пра­ва и под­пи­сан­ны­ми Укра­и­ной меж­ду­на­род­ны­ми до­го­во­ра­ми. Но «язы­ко­вая» нор­ма так и не бы­ла ис­прав­ле­на. Это не ме­ша­ет ав­то­рам про­ек­та счи­тать ее мо­дель­ной и ссы­лать­ся на ее со­дер­жа­ние в бу­ду­щем за­коне!

В ко­то­рый раз на­пом­ню: Укра­и­на не мо­жет иг­но­ри­ро­вать под­пи­сан­ные и ра­ти­фи­ци­ро­ван­ные на­шим го­су­дар­ством Ра­моч­ную кон­вен­цию о за­щи­те на­ци­о­наль­ных мень­шинств и Ев­ро­пей­скую Хар­тию ре­ги­о­наль­ных язы­ков. Не­смот­ря на то, что под­пи­са­нию Хар­тии не пред­ше­ство­ва­ло ее тща­тель­ное изу­че­ние, а текст на­сто­я­ще­го до­го­во­ра оста­ет­ся (как за­ме­тил в свое вре­мя про­фес­сор В. Ва­си­лен­ко) в «ис­ка­жен­ном ви­де из­за непра­виль­но­го пе­ре­во­да на укра­ин­ский с рус­ско­языч­но­го ва­ри­ан­та, а не с офи­ци­аль­ной ко­пии». Но го­су­дар­ство взя­ло на се­бя обя­за­тель­ства вы­пол­нять дей­ству­ю­щие тре­бо­ва­ния Хар­тии, в част­но­сти в об­ра­зо­ва­нии, су­деб­ной вла­сти, в сфе­ре управ­ле­ния и предо­став­ле­ния пуб­лич­ных услуг, в ме­дий­ной и куль­тур­ной сфе­рах и т.п. Ныне об этом в пар­ла­мен­те не вспо­ми­на­ют. Есть пре­не­бре­жи­тель­ная по­зи­ция, что все уже уре­гу­ли­ро­ва­но. О мо­дер­ни­за­ции со­от­вет­ству­ю­щих пра­во­вых от­но­ше­ний на фоне внеш­не­по­ли­ти­че­ских кон­флик­тов речь не идет.

Дух и бук­ва Хар­тии долж­ны быть при­ве­де­ны в Укра­ине к их пер­во­на­чаль­ным зна­че­ни­ям. Го­су­дар­ство долж­но взве­сить при­ем­ле­мые ва­ри­ан­ты обя­за­тельств по ней, опре­де­лить­ся — ка­кие язы­ко­вые мень­шин­ства обя­за­тель­но нуж­да­ют­ся в спе­ци­аль­ной под­держ­ке, а ка­ким осо­бые охра­ни­тель­ные ме­ры не нуж­ны, до­ста­точ­но га­ран­ти­ро­вать их сво­бод­ное раз­ви­тие, не уни­жая и не за­пре­щая.

Вме­сто по­сле­сло­вия

При­ня­тый 4 ок­тяб­ря в пер­вом чте­нии за­ко­но­про­ект 5670-д, на мой взгляд, наи­бо­лее кон­фликт­ный и неурав­но­ве­шен­ный изо всех пред­ла­га­е­мых на рас­смот­ре­ние ва­ри­ан­тов язы­ко­вых за­ко­нов. Под­го­тов­ка к его рас­смот­ре­нию, как и са­мо рас­смот­ре­ние вы­гля­дят как про­ду­ман­ная схе­ма про­дав­ли­ва­ния имен­но та­ко­го — кон­фликт­но­го — ре­ше­ния. Мощ­ная пи­ар-кам­па­ния в СМИ и соц­се­тях ак­цен­ти­ро­ва­ла: все, кро­ме про­ек­та 5670д, — это «план Моск­вы». Ку­ча до­ро­гих пре­зен­та­ци­он­ных ли­сто­вок с вос­хва­ле­ни­ем за­ко­но­про­ек­та на каж­дом де­пу­тат­ском ра­бо­чем ме­сте за­ме­ни­ла текст до­ку­мен­та, окон­ча­тель­ное при­ня­тие ко­то­ро­го мо­жет спро­во­ци­ро­вать острое недо­воль­ство и воз­му­ще­ние в об­ще­стве.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.