Ан­на Па­лен­чук: «Фильм «Но­ме­ра» бу­дет со­здан по ре­жис­сер­ской раз­ра­бот­ке са­мо­го Сен­цо­ва»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ВЕРГЕЛИС, Ека­те­ри­на КОНСТАНТИНОВА

«Про се­бя не пи­шу. Ни­че­го хо­ро­ше­го нет». Это пись­мо Оле­га Сен­цо­ва да­ти­ро­ва­но 30 сен­тяб­ря, ко­гда про­дол­жал­ся 142-й день его го­ло­дов­ки.

Ад­ре­со­ва­но это пись­мо укра­ин­ско­му про­дю­се­ру Анне Па­лен­чук, ко­то­рая в на­сто­я­щее вре­мя за­пус­ка­ет од­но­вре­мен­но два про­ек­та по пье­се Сен­цо­ва «Но­ме­ра» — те­ат­раль­ную по­ста­нов­ку и ху­до­же­ствен­ный фильм. — Ан­на, вы до­ста­точ­но про­дол­жи­тель­ное вре­мя ве­де­те пе­ре­пис­ку с Оле­гом Сен­цо­вым, не­смот­ря на весь дра­ма­тизм си­ту­а­ции, в ко­то­рой он ока­зал­ся, пре­бы­вая в РФ в за­клю­че­нии. Ин­те­рес­но узнать о ва­шем зна­ком­стве с ре­жис­се­ром — где, ко­гда, при ка­ких об­сто­я­тель­ствах? — Это 2012-й год, Одес­са, меж­ду­на­род­ный ки­но­фе­сти­валь. Олег то­гда ра­бо­тал с про­дю­се­ром Олей Жур­жен­ко. И у ме­ня как у про­дю­се­ра не бы­ло ни­ка­ких це­лей или мо­ти­вов «пе­ре­ма­ни­вать» ре­жис­се­ра на свою сто­ро­ну. Я про­сто дру­жи­ла с ним. У нас бы­ло твор­че­ское об­ще­ние. Но ес­ли чест­но, ко­неч­но же, хо­те­лось с ним по­ра­бо­тать как с ре­жис­се­ром.

И вот вви­ду те­пе­реш­них об­сто­я­тельств сей­час со­труд­ни­ча­ем.

Олег — очень та­лант­ли­вый ху­дож­ник. И на­ше об­ще­ние, да­же с уче­том всем из­вест­ных труд­но­стей и осо­бен­но­стей пе­ре­пис­ки, яв­ля­ет­ся то­му под­твер­жде­ни­ем. — На днях СМИ об­ле­те­ло со­об­ще­ние (на ос­но­ве ин­фор­ма­ции из «Но­вой га­зе­ты»), буд­то бы РФ хо­чет че­рез США «об­ме­нять» Оле­га Сен­цо­ва на трех рос­сий­ских граж­дан, на­хо­дя­щих­ся в за­клю­че­нии в Аме­ри­ке. Ва­ше мне­ние на этот счет? И, мо­жет быть, вам из­вест­но мне­ние Оле­га, ес­ли, ко­неч­но, это мож­но озву­чить? — Как толь­ко Олег объ­явил го­ло­дов­ку, то сра­зу ста­ли цир­ку­ли­ро­вать три фа­ми­лии рос­сий­ских граж­дан. В част­но­сти Бу­та, ко­то­ро­го Рос­сия за­ин­те­ре­со­ва­на вер­нуть. Мно­гие по­ни­ма­ют, что во­прос сво­бо­ды Оле­га на­хо­дит­ся еще и в плос­ко­сти от­но­ше­ний РФ и США. И, увы, Укра­и­на мо­жет вли­ять на это толь­ко опо­сре­до­ван­но, кос­вен­но, не­смот­ря на все уси­лия. Это мо­жет быть во­прос трех­сто­рон­ней экс­тра­ди­ции. Мо­жет быть все… — Олег зна­ет об этих ком­би­на­ци­ях? — Не ду­маю, что Олег зна­ет по­дроб­но­сти. Он ведь не го­ло­да­ет толь­ко за свою сво­бо­ду, он го­ло­да­ет, что­бы из рос­сий­ских тю­рем от­пу­сти­ли всех по­ли­ти­че­ских за­клю­чен­ных.

И са­мое ужас­ное, что да­же се­го­дня, ко­гда про­шло столь­ко дней его го­ло­дов­ки, на сво­бо­ду не от­пу­сти­ли ни од­но­го че­ло­ве­ка. Вот это страш­но.

А Оле­га, в первую оче­редь, ин­те­ре­су­ет, что­бы за­пу­стил­ся этот про­цесс осво­бож­де­ния, об­ме­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.