Сво­дя и раз­во­дя мо­сты

Цен­траль­ная Азия в хит­ро­спле­те­нии сво­их ам­би­ций и внеш­них ин­те­ре­сов

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вик­то­рия ХАЛАНЧУК

(Центр меж­ду­на­род­ных ис­сле­до­ва­ний Ди­пло­ма­ти­че­ской ака­де­мии Укра­и­ны им. Г.удо­вен­ко)

Сен­тябрь по­ка­зал по­вы­шен­ное вни­ма­ние ЕС к Цен­траль­ной Азии в плос­ко­сти транс­порт­но­го и га­зо­во­го со­об­ще­ния.

19 сен­тяб­ря Фе­де­ри­ка Мо­ге­ри­ни пред­ста­ви­ла ви­де­ние со­об­ще­ния Ев­ро­пы и Азии. При­ме­ча­тель­ной ста­ла ак­ти­ви­за­ция во­круг стро­и­тель­ства Тран­с­кас­пий­ско­го га­зо­про­во­да. В то же вре­мя в са­мой Цен­траль­ной Азии со­сто­я­лась пер­вая встре­ча ру­ко­во­ди­те­лей же­лез­но­до­рож­ных ад­ми­ни­стра­ций го­су­дарств — чле­нов Шан­хай­ской ор­га­ни­за­ции со­труд­ни­че­ства (ШОС). Па­рал­лель­но с ней — меж­ду­на­род­ная кон­фе­рен­ция на те­му «Цен­траль­ная Азия в си­сте­ме меж­ду­на­род­ных транс­порт­ных ко­ри­до­ров: стра­те­ги­че­ские пер­спек­ти­вы и стра­те­ги­че­ские воз­мож­но­сти».

Эти со­бы­тия от­ра­жа­ют зна­чи­мость для меж­ду­на­род­ной по­вест­ки дня про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в Цен­траль­ной Азии: речь идет о Ка­зах­стане, Кир­гиз­стане, Та­джи­ки­стане, Турк­ме­ни­стане и Уз­бе­ки­стане. Аб­со­лют­но раз­ные клю­че­вые ми­ро­вые ак­то­ры, в част­но­сти ЕС, Ки­тай и РФ, рас­смат­ри­ва­ют ре­ги­он как мост меж­ду Ев­ро­пой и Ази­ей. А зна­чит, стрем­ле­ние по­лу­чить пер­вен­ство в на­ве­де­нии та­ко­го мо­ста и кон­тро­ли­ро­вать его или же, на­обо­рот, не до­пу­стить его по­стро­е­ния, яв­ля­ет­ся при­чи­ной столк­но­ве­ния раз­ных ин­те­ре­сов. Са­ми го­су­дар­ства ре­ги­о­на не про­тив слу­жить свя­зу­ю­щим зве­ном — они под­дер­жи­ва­ют вся­кие ини­ци­а­ти­вы и ак­тив­но ис­поль­зу­ют об­раз мо­ста, про­дви­гая свои ам­би­ции.

Транс­порт­ное со­об­ще­ние

10 июня с.г. на за­се­да­нии со­ве­та ру­ко­во­ди­те­лей го­су­дарств — чле­нов ШОС (вхо­дят все го­су­дар­ства ЦА, кро­ме Турк­ме­ни­ста­на) в рас­ши­рен­ном со­ста­ве пре­зи­дент Уз­бе­ки­ста­на в ко­то­рый раз с эн­ту­зи­аз­мом вы­ска­зал­ся в поль­зу под­держ­ки мас­штаб­ной ки­тай­ской ини­ци­а­ти­вы «Один по­яс, один путь». Имен­но он и вы­дви­нул ини­ци­а­ти­ву уси­лить со­труд­ни­че­ство в же­лез­но­до­рож­ной сфе­ре, ко­то­рая вы­во­дит го­су­дар­ство на внеш­ние рын­ки. Все цен­траль­но­ази­ат­ские го­су­дар­ства ли­ше­ны вы­хо­да к мо­рю, а, сле­до­ва­тель­но, и к мировым рын­кам, и по­это­му поль­зу­ют­ся тран­зи­том че­рез со­сед­ние го­су­дар­ства. Уз­бе­ки­ста­ну еще мень­ше по­вез­ло — что­бы добрать­ся до бли­жай­ше­го пор­та, он дол­жен пе­ре­сечь тер­ри­то­рию, по мень­шей ме­ре, двух го­су­дарств. Этот фак­тор пре­вра­ща­ет уча­стие в раз­ви­тии внут­рен­ней ин­фра­струк­ту­ры дру­гих го­су­дарств в за­лог ди­вер­си­фи­ка­ции соб­ствен­ных тор­го­вых марш­ру­тов и до­сту­па к дру­гим рын­кам.

В Аф­га­ни­стане Уз­бе­ки­стан за­ин­те­ре­со­ван в рас­ши­ре­нии же­лез­но­до­рож­ной вет­ки Ма­за­ри-ша­риф—ге­рат до Гай­ра­та­на. Че­рез со­об­ще­ние с Аф­га­ни­ста­ном Уз­бе­ки­стан мо­жет по­лу­чить вы­ход к Па­ки­ста­ну, Ин­дии, Ира­ну, а че­рез них — к мор­ским тор­го­вым пу­тям. Кро­ме эко­но­ми­че­ской со­став­ля­ю­щей ча­сти, здесь есть и зна­чи­тель­ная по­ли­ти­че­ская. Для про­клад­ки же­лез­ной до­ро­ги на участ­ке, кон­тро­ли­ру­е­мом тер­ро­ри­сти­че­ской груп­пи­ров­кой «Та­ли­бан», Уз­бе­ки­стан за­ру­чил­ся ее под­держ­кой. Бо­лее то­го, Уз­бе­ки­стан ак­тив­но участ­ву­ет в пе­ре­го­во­рах от­но­си­тель­но «Та­ли­ба­на», под­дер­жи­ва­ет с ним кон­так­ты и по­сле­до­ва­тель­но пред­ла­га­ет по­са­дить его пред­ста­ви­те­лей за об­щий стол пе­ре­го­во­ров. Уз­бе­ки­стан оста­ет­ся уяз­ви­мым пе­ред воз­мож­ным рас­про­стра­не­ни­ем ра­ди­каль­но­го ис­ла­ма. Дру­гое на­прав­ле­ние — со­об­ще­ние с Ки­та­ем же­лез­ной до­ро­гой Уз­бе­ки­стан—кир­гиз­стан—ки­тай. До по­след­не­го вре­ме­ни Кир­гиз­стан имел лишь две же­лез­но­до­рож­ные вет­ки меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ния, про­ло­жен­ные еще в со­вет­ский пе­ри­од, — в Ка­зах­стан и Уз­бе­ки­стан. Та­ким об­ра­зом, Кир­гиз­ста­ну при­хо­ди­лось поль­зо­вать­ся тер­ри­то­ри­ей Ка­зах­ста­на и пла­тить за это со­от­вет­ству­ю­щие сбо­ры, что­бы добрать­ся до сво­е­го непо­сред­ствен­но­го со­се­да Ки­тая. Ки­тай, бе­з­услов­но, за­ин­те­ре­со­ван в пря­мом и ско­рост­ном со­еди­не­нии с Кир­гиз­ста­ном и дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми: сре­ди про­че­го, это один из фак­то­ров рас­про­стра­не­ния и упро­че­ния его вли­я­ния. Яр­ким вы­ра­же­ни­ем это­го яв­ля­ет­ся зна­чи­тель­ная до­ля Ки­тая в струк­ту­ре внеш­них дол­го­вых обя­за­тельств го­су­дарств ре­ги­о­на пе­ред кре­ди­то­ра­ми — ки­тай­ски­ми. Она уве­ли­чи­ва­ет­ся в свя­зи с «Но­вым шел­ко­вым пу­тем» и, хо­тя са­ма по се­бе и не мо­жет вы­звать се­рьез­ных про­блем, ста­вит Кир­гиз­стан и Та­джи­ки­стан в уяз­ви­мое по­ло­же­ние от­но­си­тель­но Ки­тая.

При­ка­спий­ские Ка­зах­стан и Турк­ме­ни­стан раз­ви­ва­ют ин­фра­струк­ту­ру пор­тов Кас­пий­ско­го мо­ря, ко­то­рые да­ют вы­ход к Юж­но­му Кав­ка­зу и даль­ше в Ев­ро­пу. Вре­мя от вре­ме­ни озву­чи­ва­ют­ся идеи су­до­ход­но­го со­об­ще­ния Кас­пий­ско­го и Чер­но­го мо­рей, ос­нов­ным вдох­но­ви­те­лем ко­то­рых яв­ля­ет­ся пре­зи­дент Ка­зах­ста­на. Он пред­ла­га­ет ре­а­ли­зо­вать про­ект че­рез РФ с даль­ней­шим вы­хо­дом в Азов­ское мо­ре и даль­ше — че­рез Кер­чен­ский про­лив. Про­ект име­ет длин­ную ис­то­рию в ви­де идеи и ею, оче­вид­но, и оста­нет­ся. А Ру­мы­ния вы­ра­зи­ла стрем­ле­ние сде­лать со­об­ще­ние меж­ду турк­мен­ским пор­том Турк­мен­ба­ши и сво­ей Кон­стан­цой че­рез же­лез­но­до­рож­ное со­об­ще­ние и пор­ты Гру­зии и Азер­бай­джа­на. Свое предложение Ру­мы­ния пла­ни­ру­ет про­дви­гать в учре­жде­ни­ях ЕС, а тем вре­ме­нем улучшает же­лез­но­до­рож­ную ин­фра­струк­ту­ру — то­же за день­ги ЕС. Турк­мен­ский порт Турк­мен­ба­ши ле­жит в пре­де­лах тор­го­во­го со­еди­не­ния Ев­ро­па—кав­каз—азия (TRACECA) и име­ет стра­те­ги­че­ское зна­че­ние. Та­ким об­ра­зом, ре­а­ли­за­ция пред­ла­га­е­мо­го Ру­мы­ни­ей со­об­ще­ния мо­жет иметь под­держ­ку. Укра­и­на так­же яв­ля­ет­ся участ­ни­цей TRACECA, а Кон­стан­ца — глав­ный кон­ку­рент Одес­сы. Ес­ли Укра­и­на не бу­дет вы­ка­зы­вать сво­их ини­ци­а­тив, не бу­дет со­вер­шен­ство­вать ин­фра­струк­ту­ру Одес­сы и же­лез­но­до­рож­ное со­об­ще­ние, не бу­дет поддерживать кон­так­ты с Ру­мы­ни­ей, она ока­жет­ся и вне это­го транс­порт­но­го марш­ру­та. Турк­ме­ни­стан бе­з­услов­но ва­жен в про­кла­ды­ва­нии ми­ро­вых марш­ру­тов Се­вер—юг и За­пад— Во­сток. Че­рез Кас­пий он обес­пе­чи­ва­ет со­об­ще­ние Азии с Ев­ро­пой, а че­рез же­лез­ные до­ро­ги — с Пер­сид­ским за­ли­вом (тер­ри­то­ри­я­ми Ира­на и Ома­на). Од­на­ко ос­нов­ная ин­три­га в том, ко­го мо­жет со­еди­нить турк­мен­ский газ и энер­го­но­си­те­ли го­су­дарств ре­ги­о­на в це­лом.

Энер­ге­ти­че­ские уз­лы

Рань­ше Турк­ме­ни­стан по­став­лял свой газ в се­вер­ные про­вин­ции Ира­на, од­на­ко рассо­рил­ся с ним из-за яко­бы за­дол­жен­но­сти иран­ской вла­сти. Спор пе­ре­шел на рас­смот­ре­ние в ар­бит­раж­ном по­ряд­ке. В свя­зи с дол­го­вы­ми об­ви­не­ни­я­ми пре­кра­ти­лась тор­гов­ля га­зом и с РФ. Так что Ки­тай оста­ет­ся един­ствен­ным мас­штаб­ным по­тре­би­те­лем турк­мен­ско­го га­за. В при­о­ри­те­тах Турк­ме­ни­ста­на — вы­ход на рын­ки Ин­дии и Ев­ро­пы. Ин­дии Турк­ме­ни­стан хо­чет по­став­лять сжи­жен­ный газ по марш­ру­ту ТАPI (Турк­ме­ни­стан— Аф­га­ни­стан—па­ки­стан—ин­дия). Вы­ход к Ев­ро­пе ста­нет воз­мож­ным бла­го­да­ря ре­а­ли­за­ции мно­го­стра­даль­но­го про­ек­та га­зо­про­во­да по дну Кас­пий­ско­го мо­ря в Азер­бай­джан (TCP). Под­вод­ным кам­нем бы­ло от­сут­ствие со­гла­сия при­ка­спий­ских го­су­дарств от­но­си­тель­но пра­во­во­го ста­ту­са мо­ря. Сто­ро­ны спо­ри­ли: необ­хо­ди­мо со­гла­сие всех при­ка­спий­ских го­су­дарств для ре­а­ли­за­ции про­ек­та или толь­ко со­пре­дель­ных. При­ня­тие в ав­гу­сте с.г. Кон­вен­ции о пра­во­вом ста­ту­се Кас­пий­ско­го мо­ря про­ли­ло немно­го све­та на этот во­прос. Кон­вен­ция за­кре­пи­ла толь­ко име­ю­щи­е­ся уже до­го­во­рен­но­сти, опре­де­ли­ла об­щие прин­ци­пы, а все спо­ры вы­нес­ла все же на уро­вень дву­сто­рон­них пе­ре­го­во­ров меж­ду го­су­дар­ства­ми. Прав­да, те­перь уже мож­но ска­зать на­вер­ня­ка: для про­клад­ки TCP нуж­но со­гла­сие толь­ко Турк­ме­ни­ста­на и Азер­бай­джа­на. Осталь­ные го­су­дар­ства смо­гут за­явить о сво­ем несо­гла­сии лишь при несо­от­вет­ствии про­ек­та нор­мам окру­жа­ю­щей сре­ды. Этот предо­хра­ни­тель ли­бо же дру­гие ме­то­ды дав­ле­ния, не пра­во­вые, мо­гут при­ме­нять­ся, ес­ли про­ект бу­дут счи­тать угро­жа­ю­щим для се­бя Иран и РФ. Иран хо­чет транс­пор­ти­ро­вать свой газ в Ев­ро­пу. Санк­ци­он­ная по­ли­ти­ка де­ла­ет невоз­мож­ной ре­а­ли­за­цию этих стрем­ле­ний. Впро­чем, санк­ции — это крат­ко­сроч­ный ин­те­рес. Да и го­су­дар­ства зна­ют, как их об­хо­дить, а ре­а­ли­за­ция ин­фра­струк­тур­но­го про­ек­та име­ет стра­те­ги­че­ское зна­че­ние. ЕС мо­жет пре­одо­леть со­про­тив­ле­ние Ира­на, пред­ло­жив ему ис­поль­зо­вать TCP для по­став­ки сво­е­го га­за. Не­дав­ние за­яв­ле­ния Мо­ге­ри­ни от­но­си­тель­но про­дол­же­ния тор­гов­ли с Ира­ном, не­смот­ря на воз­мож­ные санк­ции США, да­ют ос­но­ва­ния рас­смат­ри­вать воз­мож­ность при­влечь Иран и ре­а­ли­зо­вать TCP как стра­те­ги­че­ский ори­ен­тир. Впро­чем, клю­че­вым яв­ля­ет­ся во­прос, за­хо­тят ли ком­па­нии, ко­то­рые об­слу­жи­ва­ют ев­ро­пей­ский ры­нок, но рас­по­ло­же­ны в США, ра­бо­тать с TCP и Ира­ном. Кро­ме то­го, про­блем­но со­зда­ние рын­ка для про­да­жи это­го га­за, в пер­спек­ти­ве бо­лее до­ро­го­го, чем рос­сий­ский. Ак­ти­ви­за­ция ЕС от­но­си­тель­но по­стро­е­ния TCP име­ет мно­го­обе­ща­ю­щую по­ли­ти­че­скую со­став­ля­ю­щую часть и пре­вен­тив­ный ха­рак­тер. Она мо­жет быть на­прав­ле­на не столь­ко на ре­а­ли­за­цию про­ек­та, сколь­ко на предот­вра­ще­ние пол­но­го за­хва­та Рос­си­ей в свою орбиту Турк­ме­ни­ста­на.

РФ не за­ин­те­ре­со­ва­на в раз­ви­тии про­ек­тов вне сво­е­го па­тро­на­та, вне ее тер­ри­то­рии и без ее га­за. TCP мо­жет стать ис­клю­че­ни­ем, но толь­ко ес­ли не оправ­да­ет сво­их мощ­но­стей. РФ име­ет ос­но­ва­ния счи­тать, что Турк­ме­ни­ста­ну про­сто не хва­тит га­за, что­бы на­пол­нять тру­бо­про­во­ды и в ки­тай­ском на­прав­ле­нии, и ев­ро­пей­ском. РФ уже вы­ка­за­ла го­тов­ность воз­об­но­вить за­куп­ку турк­мен­ско­го га­за, что по­тен­ци­аль­но умень­ши­ло бы зна­чи­мость для по­след­не­го ки­тай­ско­го и ев­ро­пей­ско­го рын­ков. Впро­чем, РФ не име­ет эко­но­ми­че­ски оправ­дан­ной необ­хо­ди­мо­сти в турк­мен­ском га­зе. Оче­вид­но, она лишь ис­поль­зу­ет об­на­де­жи­ва­ю­щую ри­то­ри­ку, что­бы не до­пу­стить из­ме­не­ния ста­тус-кво. Те­ку­щий эко­но­ми­че­ский кри­зис в Турк­ме­ни­стане де­ла­ет го­су­дар­ство осо­бен­но уяз­ви­мым. Все это в кон­тек­сте санк­ци­он­ной по­ли­ти­ки США в от­но­ше­нии Ки­тая, клю­че­во­го па­тро­на турк­мен­ских про­ек­тов — от фи­нан­си­ро­ва­ния вос­ста­нов­ле­ния ме­сто­рож­де­ний до раз­ви­тия транс­порт­ной ин­фра­струк­ту­ры. Та­кое по­ло­же­ние ве­щей бы­ло бы удоб­но в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти ис­поль­зо­вать РФ, что­бы втя­нуть Турк­ме­ни­стан в свою орбиту. Кон­ку­рен­ция с Ки­та­ем за вли­я­ние в Цен­траль­ной Азии и с Турк­ме­ни­ста­ном за про­да­жу га­за Ки­таю — это то, что мо­жет пе­ре­ве­сти по­ли­ти­че­ские обе­ща­ния РФ от­но­си­тель­но га­за в эко­но­ми­че­скую плос­кость. Во­прос турк­мен­ско­го га­за для РФ мож­но счи­тать од­ной из по­след­них оп­ций. Боль­ший смысл для РФ мо­жет иметь уси­ле­ние со­труд­ни­че­ства без­опас­но­сти, что она и де­ла­ет. Турк­ме­ни­стан — ней­траль­ное го­су­дар­ство. Впро­чем, это не озна­ча­ет, что у него нет ар­мии или ору­жия, ко­то­рое он за­ку­па­ет, в част­но­сти и в РФ. Го­тов­ность к воз­мож­но­му внут­рен­не­му недо­воль­ству в свя­зи с кри­зи­сом внут­ри стра­ны — еще од­но, че­го ав­то­ри­тар­ные ли­де­ры, тем бо­лее со­се­ди, учат­ся друг у дру­га. У Турк­ме­ни­ста­на так­же есть об­ра­зец — РФ.

Все­гда ло­яль­ный к РФ Ка­зах­стан ед­ва ли не наи­бо­лее успеш­но ма­нев­ри­ро­вал во внеш­не­по­ли­ти­че­ских ори­ен­ти­рах. Ка­зах­ста­ну важ­но, что­бы раз­ные точ­ки ми­ра объ­еди­ня­ла его нефть. На это мож­но рас­счи­ты­вать и в даль­ней­шем. Од­на­ко се­рьез­ным фак­то­ром недо­воль­ства яв­ля­ет­ся си­сте­ма со­кра­ще­ния до­бы­чи неф­ти в рам­ках ОПЕК+. Ка­зах­стан ед­ва ли не ху­же все­го из всех участ­ни­ков вы­пол­ня­ет свои обя­за­тель­ства. Бо­лее то­го, он де­ла­ет все воз­мож­ное, что­бы от­крыть но­вые ме­сто­рож­де­ния и усо­вер­шен­ство­вать тех­но­ло­гии до­бы­чи на ста­рых. Сей­час Ка­зах­ста­ну важ­но убе­дить в необ­хо­ди­мо­сти из­ме­нить си­сте­му кво­ти­ро­ва­ния в рам­ках ОПЕК+. За каж­дым го­су­дар­ством за­креп­ле­на опре­де­лен­ная кво­та на до­бы­чу неф­ти, впро­чем, не все го­су­дар­ства мо­гут ее за­пол­нить, а не­ко­то­рые, на­обо­рот, го­то­вы пе­ре­вы­пол­нять. По­это­му ин­те­рес Ка­зах­ста­на за­клю­ча­ет­ся в пе­ре­хо­де неза­пол­нен­ной кво­ты пер­вых го­су­дарств к по­след­ним. Ка­зах­стан де­ла­ет мно­го вли­ва­ний в раз­ви­тие неф­тео­т­рас­ли. Впро­чем, в от­ли­чие от со­се­дей по ре­ги­о­ну, он дей­стви­тель­но хо­чет ди­вер­си­фи­ци­ро­вать эко­но­ми­ку. По­ка что его успе­хи уме­рен­ны.

За по­след­ние несколь­ко лет РФ, не­смот­ря на неиз­мен­ное эко­но­ми­че­ское при­сут­ствие Ки­тая, в ос­нов­ном уда­лось втя­нуть в свою орбиту Кир­гиз­стан. В част­но­сти, он стал чле­ном Та­мо­жен­но­го со­ю­за и об­но­вил до­го­вор о во­ен­ном со­труд­ни­че­стве с РФ. Рос­сия пы­та­ет­ся уси­лить свое вли­я­ние и на Та­джи­ки­стан, од­на­ко здесь бо­лее вы­ра­жен­ное вли­я­ние со­хра­ня­ет Ки­тай. Са­мые бед­ные го­су­дар­ства ре­ги­о­на Та­джи­ки­стан и Кир­гиз­стан, по край­ней ме­ре, име­ют водные ре­сур­сы и раз­ви­ва­ют сеть гид­ро­элек­тро­стан­ций. Про­ект CASA-100 преду­смат­ри­ва­ет стро­и­тель­ство ин­фра­струк­ту­ры для обес­пе­че­ния элек­тро­энер­ги­ей Аф­га­ни­ста­на и Па­ки­ста­на. Од­на­ко и тут не все про­сто: опять идет столк­но­ве­ние ин­те­ре­сов, но уже ре­ги­о­наль­ных. Цен­траль­ная Азия свя­за­на го­ря­чим кли­ма­том, неудоб­ной вод­ной струк­ту­рой и неадек­ват­ным управ­ле­ни­ем вод­ны­ми ре­сур­са­ми. Ка­зах­стан и Уз­бе­ки­стан недо­воль­ны ре­а­ли­за­ци­ей Та­джи­ки­ста­ном и Кир­гиз­ста­ном сво­их про­ек­тов в вер­хо­вьях об­щих рек. Рас­по­ло­жен­ные ни­же по те­че­нию Уз­бе­ки­стан и Ка­зах­стан жа­лу­ют­ся на нехват­ку во­ды для их нужд, в част­но­сти для оро­ше­ния. Та­ким об­ра­зом, во­круг стро­и­тель­ства ГЭС так­же ве­дут­ся по­сто­ян­ные спо­ры. Они хоть и воз­ни­ка­ют из-за ре­аль­ной про­бле­мы, все же ис­поль­зу­ют­ся для раз­жи­га­ния по­ли­ти­че­ских кон­флик­тов, а их меж­ду го­су­дар­ства­ми ре­ги­о­на хва­та­ет.

Стра­те­ги­че­ское ви­де­ние в пе­ре­мен­чи­вых усло­ви­ях

Лег­че го­во­рить о том, ко­го ре­ги­он мо­жет разъ­еди­нять, чем на­сколь­ко он спло­чен внут­ри. Неко­то­рым об­ра­зом это бы­ло за­ло­же­но и со­вет­ской, и ны­неш­ней рос­сий­ской по­ли­ти­кой — Крем­лю удоб­нее ра­бо­тать с го­су­дар­ства­ми на дву­сто­рон­ней ос­но­ве. По­ка Кремль не на­учил­ся ра­бо­тать с ре­ги­о­ном как с це­лост­ным субъ­ек­том, под­держ­ка ин­те­гра­ции по­след­не­го име­ла бы по­ло­жи­тель­ное зна­че­ние для по­ли­ти­че­ской са­мо­сто­я­тель­но­сти. Она­ко цен­траль­но­ази­ат­ские ли­де­ры сей­час боль­ше за­ня­ты удер­жа­ни­ем сво­ей вла­сти. На­ли­чие за­па­сов при­род­ных ис­ко­па­е­мых и внеш­ние ин­ве­сти­ции в ряд про­ек­тов не обес­пе­чи­ли эко­но­ми­че­ско­го про­цве­та­ния. Это и не уди­ви­тель­но: огра­ни­чен­ный до­ступ к управ­ле­нию ре­сур­са­ми вме­сте с кор­руп­ци­ей пред­опре­де­ля­ет и их нерав­но­мер­ное рас­пре­де­ле­ние. При от­сут­ствии долж­ных по­ли­ти­че­ских ин­сти­ту­тов го­су­дар­ства про­иг­ры­ва­ют и во внут­рен­нем раз­ви­тии, и на внеш­ней арене. Опыт Цен­траль­ной Азии, сре­ди про­че­го, по­ка­зы­ва­ет, что имен­но в усло­ви­ях непо­сто­ян­но­го внеш­не­го ми­ра до­воль­но важ­ным яв­ля­ет­ся стра­те­ги­че­ское ви­де­ние и ви­де­ние раз­ви­тия, под­креп­лен­ное мощ­ной внут­рен­ней по­ли­ти­кой. На­ли­чие стра­те­ги­че­ских ори­ен­ти­ров и раз­ви­тие соб­ствен­ной ин­фра­струк­ту­ры слу­жат за­ло­гом воз­мож­но­сти их ис­поль­зо­ва­ния при бла­го­при­ят­ных усло­ви­ях. Без это­го го­су­дар­ствам при­хо­дит­ся по­сто­ян­но ма­нев­ри­ро­вать меж­ду ин­те­ре­са­ми бо­лее силь­ных ак­то­ров.

Укра­и­на то­же долж­на по­ни­мать, что про­ис­хо­дит в ре­ги­оне Цен­траль­ной Азии, и иметь свою чет­кую внеш­не­по­ли­ти­че­скую по­зи­цию. Вни­ма­ние к ре­ги­о­ну бу­дет уси­ли­вать­ся, по­это­му Укра­ине важ­но не остать­ся в сто­роне от ми­ро­вых про­цес­сов.

Ме­та­фо­ра мо­ста не но­ва. Рост ве­са ло­ги­сти­че­ских марш­ру­тов и ослож­не­ние мо­за­и­ки меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний го­су­дар­ства хо­тят ис­поль­зо­вать в сво­их ин­те­ре­сах. В во­ен­ном де­ле мо­сто­вая пе­ре­пра­ва яв­ля­ет­ся стра­те­ги­че­ски важ­ным объ­ек­том. Сле­ду­ет пом­нить, что ино­гда ее со­ору­жа­ют для крат­ко­сроч­ных це­лей, по­сле до­сти­же­ния ко­то­рых сжи­га­ют. Вряд ли это мо­жет быть це­лью го­су­дар­ства, ес­ли толь­ко его ви­де­ние не ис­ка­же­но бли­зо­ру­ко­стью.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.