Кто бу­дет ре­ани­ми­ро­вать Хмель­ниц­кую АЭС?

По­че­му рас­по­ря­же­ние пра­ви­тель­ства о до­строй­ке двух бло­ков ХАЭС про­ти­во­ре­чит ин­те­ре­сам Укра­и­ны

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ири­на ГОЛОВКО

(Центр эко­ло­ги­че­ских ини­ци­а­тив «Екодія»)

В кон­це июля 2018 го­да пра­ви­тель­ство одоб­ри­ло тех­ни­ко-эко­но­ми­че­ское обос­но­ва­ние стро­и­тель­ства тре­тье­го и чет­вер­то­го энер­го­бло­ков Хмель­ниц­кой АЭС.

Но текст рас­по­ря­же­ния был об­на­ро­до­ван на сай­те Ка­б­ми­на толь­ко в на­ча­ле сен­тяб­ря по­сле до­ра­бот­ки. Уже в опуб­ли­ко­ван­ном рас­по­ря­же­нии по­явил­ся до­пол­ни­тель­ный пункт, пред­пи­сы­ва­ю­щий за­каз­чи­ку стро­и­тель­ства, «Энер­го­ато­му», «осу­ществ­лять за­куп­ки то­ва­ров, ра­бот и услуг со­глас­но за­ко­но­да­тель­ству, в част­но­сти с уче­том за­ко­нов Укра­и­ны «О санк­ци­ях».

Уточ­не­ние по­нят­ное и умест­ное: Ка­б­мин дал ис­пол­ни­те­лю ука­за­ние за­ка­зать эти ре­ак­то­ры не у чеш­ско­го по­став­щи­ка Skoda JS а.s., ко­то­рым вла­де­ет на­хо­дя­щий­ся под санк­ци­я­ми рос­сий­ский холдинг «Объ­еди­нен­ные ма­ши­но­стро­и­тель­ные за­во­ды» (ОМЗ), а у ко­го-ли­бо дру­го­го. Но реальность та­ко­ва, что дру­гие по­став­щи­ки вряд ли смо­гут по­ста­вить Укра­ине необ­хо­ди­мое обо­ру­до­ва­ние. Тех­ни­ко-эко­но­ми­че­ское обос­но­ва­ние, утвер­жден­ное пра­ви­тель­ством и одоб­рен­ное цен­траль­ны­ми ор­га­на­ми ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, на­це­ле­но имен­но на Skoda JS а.s. и ре­ак­тор­ные уста­нов­ки его про­из­вод­ства. А уточ­не­ние КМУ толь­ко сни­ма­ет с него от­вет­ствен­ность за воз­мож­ные по­след­ствия этой за­куп­ки.

Справка. С 2004 го­да вла­дель­цем SKODA JS a.s. яв­ля­ет­ся рос­сий­ский холдинг «Объ­еди­нен­ные ма­ши­но­стро­и­тель­ные за­во­ды», под­кон­троль­ный рос­сий­ско­му Газ­пром­бан­ку. Гла­вой со­ве­та ди­рек­то­ров Газ­пром­бан­ка яв­ля­ет­ся гла­ва прав­ле­ния ПАО «Газ­пром» Алек­сей Мил­лер.

По ре­ше­нию Со­ве­та на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и обо­ро­ны (СНБО) Укра­и­ны, ОМЗ и Газ­пром­банк вне­се­ны в спи­сок юри­ди­че­ских лиц, к ко­то­рым при­ме­ня­ют­ся санк­ции.

Хмель­ниц­кая атом­ная элек­тро­стан­ция (ХАЭС) име­ет два дей­ству­ю­щих энер­го­бло­ка сум­мар­ной мощ­но­стью 2000 МВТ. Опе­ра­то­ром стан­ции яв­ля­ет­ся го­су­дар­ствен­ное пред­при­я­тие НАЭК «Энер­го­атом». Энер­го­бло­ки №1 и 2 ХАЭС обо­ру­до­ва­ны ре­ак­тор­ны­ми уста­нов­ка­ми ти­па ВВЭР-1000 и бы­ли под­клю­че­ны к се­ти в 1987-м и 2004 го­ду со­от­вет­ствен­но. Стро­и­тель­ство энер­го­бло­ков №3 и 4 на­ча­то в со­вет­ское вре­мя. Тре­тий блок был по­стро­ен на 75%, а чет­вер­тый — на 28. По­сле ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС и вве­де­ния в 1990 го­ду мо­ра­то­рия на стро­и­тель­ство АЭС ра­бо­ты на этих энер­го­бло­ках бы­ли оста­нов­ле­ны. Пер­вые по­пыт­ки воз­об­но­вить стро­и­тель­ство бы­ли пред­при­ня­ты толь­ко в 2005-м.

Од­на­ко у про­ек­та есть ряд про­блем, де­ла­ю­щих его нежиз­не­спо­соб­ным. Без­опас­ность ис­поль­зо­ва­ния по­стро­ен­ных еще в 1980-е го­ды стро­и­тель­ных кон­струк­ций для этих ре­ак­то­ров до сих пор не под­твер­жде­на, ведь они 30 лет про­сто­я­ли под от­кры­тым небом, не бы­ли за­щи­ще­ны от по­год­ных вли­я­ний, что при­ве­ло к их ча­стич­но­му за­топ­ле­нию и кор­ро­зии. Кро­ме то­го, воз­мож­ность ре­а­ли­зо­вать в об­нов­лен­ном про­ек­те со­вре­мен­ные си­сте­мы без­опас­но­сти так­же не до­ка­за­на.

В 2008 го­ду был про­ве­ден тен­дер на по­став­ку ре­ак­тор­ной уста­нов­ки. В тен­де­ре участ­во­ва­ли рос­сий­ская ком­па­ния «Атом­строй­экс­порт», аме­ри­кан­ская Westinghouse и юж­но­ко­рей­ская KEPCO. Тен­дер вы­иг­ра­ла рос­сий­ская «Атом­строй­экс­порт». В ян­ва­ре 2011-го пар­ла­мент ра­ти­фи­ци­ро­вал со­гла­ше­ние меж­ду пра­ви­тель­ства­ми РФ и Укра­и­ны, преду­смат­ри­ва­ю­щее со­ору­же­ние энер­го­бло­ков с ис­поль­зо­ва­ни­ем име­ю­щих­ся кон­струк­ций и предо­став­ле­ние Рос­си­ей кре­ди­та на стро­и­тель­ство, сум­му, по­ря­док и усло­вия вы­де­ле­ния ко­то­ро­го долж­ны бы­ли опре­де­лить от­дель­ным со­гла­ше­ни­ем. Ре­а­ли­зо­вать про­ект на прак­ти­ке рос­си­яне не то­ро­пи­лись. А в 2015 го­ду, по­сле во­ору­жен­ной агрес­сии Рос­сии про­тив Укра­и­ны, Вер­хов­ная Ра­да рас­торг­ла со­гла­ше­ние с Рос­сий­ской Фе­де­ра­ци­ей о со­труд­ни­че­стве в со­ору­же­нии этих бло­ков.

То­гда на уровне Мин­то­п­энер­го на­ча­лись раз­го­во­ры о «воз­мож­но­сти обес­пе­чить стро­и­тель­ство энер­го­бло­ков №3, 4 ХАЭС с при­ме­не­ни­ем мо­ди­фи­ци­ро­ван­ной ре­ак­тор­ной уста­нов­ки ВВЭР-1000 аль­тер­на­тив­но­го ев­ро­пей­ско­го по­став­щи­ка». Но на прак­ти­ке аль­тер­на­тив­ным по­став­щи­ком ста­ла... до­чер­няя ком­па­ния российского хол­дин­га ОМЗ. В 2016 го­ду «Энер­го­атом» как за­каз­чик про­ек­та за­ме­нил по­став­щи­ка ре­ак­тор­ной уста­нов­ки, при­чем сде­лал это без про­ве­де­ния тен­дер­ной про­це­ду­ры. «Энер­го­атом» со­об­щил, что вы­бор но­во­го по­став­щи­ка со­сто­ял­ся «в ре­зуль­та­те про­ве­ден­ных пе­ре­го­во­ров с по­тен­ци­аль­ны­ми по­став­щи­ка­ми».

До­ка­за­тель­ством то­го, что ТЭО раз­ра­бо­та­но для Skoda JS а.s., яв­ля­ет­ся до­ку­мент на сай­те «Энер­го­ато­ма» под на­зва­ни­ем «Об­нов­лен­ная ин­фор­ма­ция. Хмель­ниц­кая АЭС. Стро­и­тель­ство энер­го­бло­ков 3 и 4». В раз­де­лах «Ком­по­но­воч­ные ре­ше­ния энер­го­бло­ков», «Ре­ак­тор­ное от­де­ле­ние» упо­ми­на­ет­ся о «РУ ВВЭР-1000 Skoda JS а.s.», а в раз­де­ле «Обос­но­ва­ния для кор­рек­ти­ров­ки ТЭО» (ст. 4) ука­за­но: «В даль­ней­шем бы­ла вы­пол­не­на кор­рек­ти­ров­ка ма­те­ри­а­лов ТЭО в свя­зи с необ­хо­ди­мо­стью за­ме­ны по­став­щи­ка ре­ак­тор­ной уста­нов­ки (РУ) ВВЭР-1000 на ВВЭР1000 про­из­вод­ства Skoda JS а.s.».

Ра­ди объ­ек­тив­но­сти по­ду­ма­ем, есть ли дру­гие ком­па­нии, ко­то­рые мо­гут по­стро­ить ре­ак­то­ры ти­па ВВЭР-1000?

Толь­ко две ком­па­нии име­ют ре­аль­ный опыт стро­и­тель­ства ре­ак­то­ров та­ко­го ти­па — это рос­сий­ские Skoda JS а.s. и «Атом­строй­экс­порт». При­ни­мая во вни­ма­ние упо­мя­ну­тый за­кон о санк­ци­ях, они под­па­да­ют под его дей­ствие. Ки­тай­ские ком­па­нии и Mitsubishi вряд ли смо­гут при­нять уча­стие в до­строй­ке тре­тье­го и чет­вер­то­го бло­ков Хмель­ниц­кой АЭС. Во-пер­вых, непо­нят­но, есть ли у них пол­ная до­ку­мен­та­ция. Во-вто­рых, у них нет прак­ти­че­ско­го опы­та стро­и­тель­ства ре­ак­то­ров ти­па ВВЭР-1000.

Кро­ме это­го, про­ект до­строй­ки бло­ков ХАЭС дол­жен от­ве­чать но­вым тре­бо­ва­ни­ям по без­опас­но­сти, раз­ра­бо­тан­ным по­сле ка­та­стро­фы на «Фу­ку­си­ме». В упо­мя­ну­том вы­ше до­ку­мен­те «Об­нов­лен­ная ин­фор­ма­ция. Хмель­ниц­кая АЭС. Стро­и­тель­ство энер­го­бло­ков 3 и 4» ука­за­но, что рас­чет­но-экс­пе­ри­мен­таль­ные обос­но­ва­ния до­пол­ни­тель­ных си­стем без­опас­но­сти для ХАЭС 3, 4 вы­пол­не­ны имен­но для ре­ак­тор­ной уста­нов­ки ВВЭР-1000 Skoda JS а.s. Ве­ро­ят­но, они бы­ли раз­ра­бо­та­ны са­мой Skoda JS, и это бы­ло учте­но при рас­че­те сто­и­мо­сти про­ек­та.

Все го­во­рит о том, что про­ект стро­и­тель­ства бло­ков №3 и 4 ХАЭС на­прав­лен на со­труд­ни­че­ство с Skoda JS а.s. Ци­нич­но, но на­ши чи­нов­ни­ки да­ли ему зе­ле­ный свет. По­то­му что как ина­че мож­но объ­яс­нить то, что ТЭО про­ек­та по­лу­чи­ло под­держ­ку укра­ин­ских ми­ни­стерств и Ка­б­ми­на?

Фи­нан­си­ро­ва­ние и сто­и­мость про­ек­та

Со­глас­но утвер­жден­но­му ТЭО, сто­и­мость про­ек­та со­став­ля­ет 72,4 млрд грн. Рань­ше на­зы­ва­лись дру­гие сум­мы: от 15 млрд в 2010 го­ду (1,4 млрд ев­ро по сред­не­му кур­су то­го го­да) до 38,8 млрд грн в 2012-м (3,8 млрд ев­ро по кур­су июля 2018-го).

На про­тя­же­нии по­след­не­го де­ся­ти­ле­тия в Ев­ро­пе на­блю­да­ют­ся рост сто­и­мо­сти со­ору­же­ния атом­ных энер­го­бло­ков, а так­же невоз­мож­ность до­ве­сти до за­вер­ше­ния каж­дое из на­ча­тых стро­и­тельств. Это свя­за­но с уже­сто­че­ни­ем тре­бо­ва­ний к без­опас­но­сти и тех­ни­че­ской слож­но­стью в ре­а­ли­за­ции. К при­ме­ру, сто­и­мость стро­и­тель­ства фин­ско­го «Ол­ки­лу­ото-3» вы­рос­ла с 3,2 млрд ев­ро до 8,5 млрд, энер­го­блок до сих пор не вве­ден в экс­плу­а­та­цию. До­строй­ка двух бло­ков на сло­вац­кой АЭС «Мо­хов­це», по­доб­ных бло­кам ХАЭС, но вдвое мень­ших (800 МВТ про­тив 2000 МВТ), уже се­го­дня сто­ит 5,4 млрд ев­ро.

Вме­сте с тем ТЭО про­ек­та стро­и­тель­ства ХАЭС преду­смат­ри­ва­ет стро­и­тель­ство двух энер­го­бло­ков за 72,4 млрд грн (в це­нах 2017 го­да), то есть все­го за 2,3 млрд ев­ро. Та­кая сто­и­мость со­ору­же­ния энер­го­бло­ков №3 и 4 ХАЭС, о ко­то­рой за­яви­ла НАЭК «Энер­го­атом», вы­гля­дит крайне нере­а­ли­стич­ной и в даль­ней­шем зна­чи­тель­но вы­рас­тет, осо­бен­но ес­ли речь пой­дет о при­вле­че­нии меж­ду­на­род­ной ком­па­нии и обес­пе­че­нии са­мых вы­со­ких стан­дар­тов без­опас­но­сти.

Сред­ства на стро­и­тель­ство энер­го­бло­ков за­кла­ды­ва­ют­ся в та­риф на отпуск элек­тро­энер­гии НАЭК «Энер­го­атом», то есть бу­дут взи­мать­ся с укра­ин­ских по­тре­би­те­лей. Глав­ным ин­стру­мен­том фи­нан­си­ро­ва­ния про­ек­та на­зы­ва­ют по­ступ­ле­ния от экс­пор­та элек­тро­энер­гии в рам­ках ре­а­ли­за­ции про­ек­та «Энер­го­мост Укра­и­на—ес», ко­то­рый с 2015-го пы­та­ет­ся ре­а­ли­зо­вать «Энер­го­атом». Этот про­ект сто­и­мо­стью 234,5 млн ев­ро преду­смат­ри­ва­ет про­да­жу элек­тро­энер­гии с бло­ка №3 Хмель­ниц­кой АЭС в энер­го­си­сте­му Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за, а имен­но — в Поль­шу. Но пер­спек­ти­вы ре­а­ли­за­ции этой схе­мы по­ка неиз­вест­ны.

Рис­ки про­ек­та, в част­но­сти во­прос без­опас­но­сти

Для со­ору­же­ния энер­го­бло­ков №3 и 4 Хмель­ниц­кой АЭС атом­щи­ки пла­ни­ру­ют ис­поль­зо­вать ста­рые стро­и­тель­ные кон­струк­ции, воз­ве­ден­ные в 1980-е го­ды. Воз­мож­ность без­опас­но­го ис­поль­зо­ва­ния этих стро­и­тель­ных кон­струк­ций на про­тя­же­нии сле­ду­ю­щих 40–60 лет на се­го­дняш­ний день не под­твер­жде­на. По ре­зуль­та­там по­след­ней, про­ве­ден­ной в 2012 го­ду, оцен­ки со­сто­я­ния от­дель­ных стро­и­тель­ных кон­струк­ций ре­ак­тор­но­го от­де­ле­ния этих двух энер­го­бло­ков при­шли к вы­во­ду, что часть стро­и­тель­ных кон­струк­ций на­хо­дит­ся в ава­рий­ном со­сто­я­нии и долж­на быть де­мон­ти­ро­ва­на, а часть мож­но ис­поль­зо­вать толь­ко по­сле про­ве­де­ния ре­монт­но­стро­и­тель­ных ра­бот.

В 2016 го­ду Минэнер­го тре­бо­ва­ло про­ве­сти до­пол­ни­тель­ную экс­пер­ти­зу проч­но­сти стро­и­тель­ных кон­струк­ций, но на се­го­дняш­ний день это не сде­ла­но. Со­сто­я­ние кон­струк­ций и их под­твер­жден­ная спо­соб­ность вы­дер­жать на­груз­ку от ра­бо­ты ре­ак­то­ров на про­тя­же­нии все­го вре­ме­ни со­ору­же­ния и экс­плу­а­та­ции бло­ков (50–60 лет) яв­ля­ют­ся опре­де­ля­ю­щи­ми для про­ек­та, ведь скор­рек­ти­ро­ван­ное ТЭО и его сме­та ба­зи­ру­ют­ся на плане ис­поль­зо­ва­ния имен­но этих ста­рых стро­и­тель­ных кон­струк­ций.

Дру­гим важ­ным во­про­сом яв­ля­ет­ся воз­мож­ность раз­ме­ще­ния энер­го­бло­ка №3 с до­пол­ни­тель­ны­ми си­сте­ма­ми без­опас­но­сти в ста­рых кон­струк­ци­ях 1980-х го­дов. За 30 лет, про­шед­ших с на­ча­ла стро­и­тель­ства, из­ме­ни­лись тре­бо­ва­ния норм и стан­дар­тов без­опас­но­сти при про­ек­ти­ро­ва­нии ре­ак­тор­ных уста­но­вок. В част­но­сти, по­сле ава­рии на АЭС «Фу­ку­си­ма» в 2011 го­ду воз­ник­ла необ­хо­ди­мость со­ору­жать но­вые, до­пол­ни­тель­ные си­сте­мы без­опас­но­сти, ко­то­рые не бы­ли преду­смот­ре­ны в пер­во­на­чаль­ном про­ек­те. Эти си­сте­мы вли­я­ют на раз­мер и вес уста­нов­ки. Со­от­вет­ствен­но, проч­ность стро­и­тель­ных кон­струк­ций для них не про­счи­ты­ва­лась.

По­сле одоб­ре­ния Ка­б­ми­ном ТЭО и за­вер­ше­ния про­це­ду­ры эко­ло­ги­че­ской оцен­ки вли­я­ний про­ек­та на окру­жа­ю­щую сре­ду дол­жен быть при­нят за­кон Укра­и­ны «О стро­и­тель­стве….» и на­ча­та непо­сред­ствен­ная ре­а­ли­за­ция. До это­го мо­мен­та ТЭО про­ек­та необ­хо­ди­мо пе­ре­смот­реть, вы­ве­сти ре­а­ли­стич­ную сто­и­мость стро­и­тель­ства, про­ана­ли­зи­ро­вать аль­тер­на­тив­ные ва­ри­ан­ты. Та­кой ана­лиз дол­жен учи­ты­вать все фак­то­ры, в част­но­сти нере­шен­ность про­бле­мы ра­дио­ак­тив­ных от­хо­дов, про­ду­ци­ру­е­мых АЭС, риск зна­чи­тель­но­го ро­ста сто­и­мо­сти и за­дер­жек стро­и­тель­ства, за­ви­си­мость от по­став­щи­ков тех­но­ло­гии и топ­ли­ва и т.п.

Обес­пе­че­ние энер­го­не­за­ви­си­мо­сти стра­ны от­но­сит­ся к при­о­ри­тет­ным за­да­чам, сто­я­щим пе­ред на­шим го­су­дар­ством. И го­су­дар­ство точ­но не за­ин­те­ре­со­ва­но в под­держ­ке ком­па­ний стра­ны-агрес­со­ра ни по по­ли­ти­че­ским, ни по эко­но­ми­че­ским во­про­сам и тем бо­лее с точ­ки зре­ния без­опас­но­сти. Все же речь идет об атом­ной элек­тро­стан­ции, и по­след­ствия непро­ду­ман­ных дей­ствий здесь мо­гут быть ка­та­стро­фи­че­ски­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.