Си­нод на Фа­на­ре: Доб­ро по­жа­ло­вать до­мой

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ека­те­ри­на ЩЕТКИНА Фо­то Ва­си­лия Ар­тю­шен­ко

Ре­ше­ния Свя­щен­но­го Си­но­да Кон­стан­ти­но­поль­ской церк­ви, про­шед­ше­го на Фа­на­ре, мож­но вос­при­нять дво­я­ко.

Ко­го-то они мог­ли разо­ча­ро­вать — тех, кто «ждал То­мо­са», а ко­го-то, на­про­тив, во­оду­ше­вить. По­то­му что сде­ла­но и ска­за­но бы­ло да­же боль­ше, чем про­сто «то­мос». В ре­зуль­та­те это­го Си­но­да Все­лен­ский пат­ри­арх фак­ти­че­ски за­явил свои пра­ва на ка­но­ни­че­скую тер­ри­то­рию Укра­и­ны. Кра­со­та си­ту­а­ции не в том, что он на это, на­ко­нец, ре­шил­ся, и да­же не в том, как лег­ко и уве­рен­но это бы­ло сде­ла­но, а в том, как Все­лен­ский пат­ри­арх пе­ре­вел раз­го­вор с «тер­ри­то­рии» на лю­дей. То, че­го столь­ко лет не спо­до­би­лись сде­лать в Мос­пат­ри­ар­хии с ее «тер­ри­то­ри­я­ми», «гра­ни­ца­ми», «ко­ли­че­ством при­хо­дов и мо­на­сты­рей», пат­ри­арх Вар­фо­ло­мей сде­лал пер­вым же ро­счер­ком пе­ра: он при­нял под свою ду­хов­ную опе­ку не «тер­ри­то­рию», не ста­ти­сти­че­ские дан­ные, а укра­ин­ских пра­во­слав­ных хри­сти­ан. При­мер­но мил­ли­он пра­во­слав­ных хри­сти­ан, ко­то­рым в Мос­пат­ри­ар­хии от­ка­за­ли в пра­ве на­зы­вать­ся «цер­ко­вью».

Свя­то ме­сто, как из­вест­но, пу­сто не бы­ва­ет. Мож­но до­ба­вить: туч­ное ста­до без пас­ту­ха не оста­нет­ся.

Где же То­мос?

В ито­го­вом до­ку­мен­те Свя­щен­но­го Си­но­да пат­ри­арх Вар­фо­ло­мей еще раз под­твер­дил на­ме­ре­ние предо­ста­вить укра­ин­ской церк­ви ав­то­ке­фа­лию. Это пер­вый пункт ком­мю­ни­ке, и ес­ли бы он был един­ствен­ным, мож­но бы­ло бы до­са­до­вать и ци­ти­ро­вать клас­си­ка: «сло­ва, сло­ва...». Но это ока­за­лась толь­ко за­трав­ка.

Уже вто­рой пункт кое-что го­во­рит о се­рьез­но­сти на­ме­ре­ний: Си­нод при­нял ре­ше­ние немед­лен­но — имен­но так, немед­лен­но — вос­ста­но­вить в Ки­е­ве став­ро­пи­гию (по­дво­рье, пред­ста­ви­тель­ство) Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха, как это бы­ло в «до­мос­ков­ский» пе­ри­од и как то­му сле­ду­ет быть. По­ка речь идет о по­дво­рье толь­ко в сто­ли­це, но, су­дя по то­ну до­ку­мен­та, да­лее вез­де.

Этот пункт (во вся­ком слу­чае, его ка­те­го­рич­ность) не в по­след­нюю оче­редь — ре­зуль­тат скан­да­ла, учи­нен­но­го цер­ков­ной Моск­вой и ее ки­ев­ским фи­ли­а­лом по по­во­ду при­ез­да эк­зар­хов. Оба, го­во­рят, бы­ли впе­чат­ле­ны «теп­лым при­е­мом», ока­зан­ным им в Ки­е­ве, — от пи­ке­тов под ок­на­ми до об­ви­не­ний во «втор­же­нии» и офи­ци­аль­ных тре­бо­ва­ний Ки­ев­ской мит­ро­по­лии в сти­ле «по­ди­те вон». Эта агрес­сив­ность, по­мно­жен­ная на дур­ной тон, ли­ша­ет ил­лю­зий на пред­мет воз­мож­но­стей до­го­во­рить­ся и ре­шить де­ло по­лю­бов­но. Раз офи­ци­аль­ный цер­ков­ный Ки­ев ока­зы­ва­ет та­кой при­ем кон­стан­ти­но­поль­ским эк­зар­хам, на Фа­на­ре сде­ла­ют так, что­бы ни­ка­кие «раз­ре­ше­ния» и «со­гла­со­ва­ния» эк­зар­хам боль­ше не по­на­до­би­лись.

А мож­но и даль­ше пой­ти — по­ста­вить под со­мне­ние ле­ги­тим­ность мос­ков­ско­го цер­ков­но­го пред­ста­ви­тель­ства. Это­му по­свя­щен еще один пункт ито­го­во­го до­ку­мен­та — об от­зы­ве Си­но­даль­но­го пись­ма 1686 го­да о вре­мен­ной пе­ре­да­че Мос­ков­ско­му пат­ри­ар­ху пра­ва на­зна­чать ки­ев­ских мит­ро­по­ли­тов. Все­лен­ский пат­ри­арх еще раз на­по­ми­на­ет, что пись­мо бы­ло да­но под дав­ле­ни­ем по­ли­ти­че­ских об­сто­я­тельств с тем, что оно мо­жет быть ото­зва­но, ко­гда об­сто­я­тель­ства из­ме­нят­ся. Так вот, они из­ме­ни­лись. Но де­ло не толь­ко в этом. А еще и в том, что Мос­пат­ри­ар­хия гру­бо на­ру­ши­ла усло­вия пе­ре­да­чи прав на на­зна­че­ние ки­ев­ских мит­ро­по­ли­тов — она фак­ти­че­ски при­сво­и­ла тер­ри­то­рию Ки­ев­ской мит­ро­по­лии. Тер­ри­то­рию, ко­то­рая, со­глас­но пись­му, со­хра­ня­лась за Кон­стан­ти­но­по­лем, и дабы на ней не за­бы­ва­ли «чьих бу­дут», за бо­го­слу­же­ни­я­ми в ка­че­стве гла­вы Ки­ев­ской церк­ви долж­ны бы­ли по­ми­нать пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го. То, что это­го в УПЦ МП не де­ла­ют, по мне­нию пат­ри­ар­ха, на­ру­ша­ет его пра­ва и мо­жет быть по­во­дом во­об­ще от­ка­зать в ка­но­нич­но­сти Ки­ев­ской мит­ро­по­лии в един­стве с Мос­ков­ским пат­ри­ар­ха­том.

Не ис­клю­че­но, что это на­мек: ва­ша ка­но­нич­ность под во­про­сом, ес­ли вы не по­ми­на­е­те во вре­мя бо­го­слу­же­ния Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха, т.е. не при­зна­е­те его ис­тин­ным гла­вой укра­ин­ской церк­ви.

Это да­ло по­вод «фа­на­рос­кеп­ти­кам» го­во­рить о том, что ис­тин­ная цель Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха в Укра­ине — раз­жить­ся зе­мель­кой. Ну и паст­вой за­од­но. Оста­вят укра­ин­скую цер­ковь в ста­ту­се мит­ро­по­лии, бу­дут ма­нить обе­ща­ни­ем то­мо­са «во бла­го­вре­ме­нии», раз­да­дут са­мые жир­ные ме­стеч­ки «сво­им», «гре­кам» — т.е. укра­ин­ским вла­ды­кам из диас­по­ры и т.д. В об­щем, мос­ков­ское яр­мо сме­ним на гре­че­ское.

Ска­зать чест­но, да­же это бы­ло бы со­всем не худ­шим ва­ри­ан­том — луч­ше быть ча­стью бес­плот­ной Ви­зан­тии, чем слиш­ком уж ощу­ти­мо­го «рус­ско­го ми­ра». Но та­кое «ко­вар­ство» не впи­сы­ва­ет­ся в ло­ги­ку сю­же­та, по ко­то­рой укра­ин­ская цер­ковь в ав­то­ке­фаль­ном ста­ту­се (что не ис­клю­ча­ет плот­ной опе­ки Кон­стан­ти­но­по­ля) для Фа­на­ра (и не толь­ко для него) вы­год­нее, чем в ста­ту­се «зе­мель­ки». Это­го, воз­мож­но, не по­нять бор­цам за тер­ри­то­рии, но фак­ти­че­ское «без­зе­ме­лие» — один из фак­то­ров, де­ла­ю­щих Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­ар­хат в пол­ном смыс­ле Все­лен­ским. Цер­ковь, ко­то­рая слиш­ком дер­жит­ся за зем­ные вла­де­ния, слиш­ком мно­го те­ря­ет вме­сте с ни­ми. Урок, ко­то­рый дав­но усво­и­ли в Кон­стан­ти­но­по­ле. И ко­то­рый толь­ко пред­сто­ит усво­ить Мос­ков­ско­му пат­ри­ар­ха­ту.

Да и сло­во «то­мос» уже столь­ко раз ска­за­но, что ес­ли он так и не по­явит­ся на сцене, ис­то­ри­че­ская дра­ма пре­вра­тит­ся в во­де­виль.

По­че­му же его так и не да­ли? Вот во­прос, ко­то­рый по­бил все ре­кор­ды — ес­ли не в Гуг­ле, то в те­ма­ти­че­ских груп­пах соц­се­тей точ­но. Что ж, ес­ли бы да­ли, это бы­ло бы по-сво­е­му пре­крас­но. Но на­ру­ши­ло бы ло­ги­ку со­бы­тий. Про­бле­ма вы­да­чи То­мо­са пря­мо сей­час, в том, что его неко­му да­вать. Той «еди­ной по­мест­ной церк­ви», ко­то­рой То­мос пред­на­зна­чен, нет в при­ро­де — она по­ка «в пла­нах». Ес­ли бы То­мос был Эска­ли­бу­ром, ко­то­рый мо­жет вы­нуть из кам­ня толь­ко ис­тин­ный ко­роль (вер­нее, ис­тин­ный пат­ри­арх), мож­но бы­ло бы вы­дать его пря­мо сей­час. Но в на­шу ра­ци­о­наль­ную эпо­ху так не при­ня­то.

Ко­му ку­коль?

По­это­му сле­ду­ю­щий этап — со­бор. Этап, на са­мом де­ле, са­мый шат­кий, по­то­му что на этом со­бо­ре епи­ско­пам пред­сто­ит про­де­мон­стри­ро­вать един­ство и прий­ти к ком­про­мис­сам по непро­стым во­про­сам. Соб­ствен­но, ес­ли они со­бе­рут­ся — все вла­ды­ки УПЦ КП, УАПЦ и сколь­ко-ни­будь из УПЦ МП, — это уже бу­дет со­всем непло­хо.

На то, что имен­но на этом эта­пе на­ши цер­ков­ни­ки спо­ткнут­ся, уже ста­вят в Москве. Да и в Ки­е­ве то­же. Со всех сто­рон так и сы­пет­ся: «Фи­ла­рет не усту­пит ку­коль», «Фа­нар не за­хо­чет Фи­ла­ре­та», «Ма­ка­рий не со­гла­сит­ся на Фи­ла­ре­та», «гре­ки бу­дут за­тя­ги­вать про­цесс». Что боль­ше все­го ин­те­ре­со­ва­ло пуб­ли­ку сра­зу по­сле огла­ше­ния ре­зуль­та­тов Си­но­да? Пра­виль­но, в ка­ком ста­ту­се «вос­ста­но­ви­ли в сане» пат­ри­ар­ха Фи­ла­ре­та — «мит­ро­по­ли­та», «мит­ро­по­ли­та Ки­ев­ско­го» или не-мо­жет­быть пат­ри­ар­ха? Из все­го ска­зан­но­го пат­ри­ар­хом на его три­ум­фаль­ном бри­фин­ге, боль­шин­ство ком­мен­та­то­ров услы­ша­ло толь­ко од­но — «я был пат­ри­ар­хом, есть и бу­ду». Са­мые до­тош­ные, впро­чем, об­ра­ти­ли вни­ма­ние на то, что пат­ри­арх вы­сту­пил пе­ред пуб­ли­кой в необыч­ном для се­бя го­лов­ном убо­ре — вме­сто непре­мен­но­го бе­ло­снеж­но­го пат­ри­ар­ше­го ку­ко­ля на нем бы­ла скром­ная черная ску­фья.

Са­мое ин­те­рес­ное и слож­ное у укра­ин­ской церк­ви, ко­неч­но, впе­ре­ди. Пат­ри­арх Фи­ла­рет вы­ска­зал на­деж­ду, что со­бор со­сто­ит­ся до кон­ца го­да. На нем бу­дут за­кон­че­ны все фор­маль­но­сти — ре­ше­ние про объ­еди­не­ние, вос­ста­нов­ле­ние един­ства с Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­ха­том, утвер­жде­ние уста­ва, хо­да­тай­ство об ав­то­ке­фа­лии и из­бра­ние пред­сто­я­те­ля. Спи­сок нема­лый и непро­стой. Бо­лель­щи­ки на три­бу­нах не от­ры­ва­ют глаз от на­па­да­ю­ще­го, ве­ду­ще­го мяч. Но судь­ба иг­ры за­ви­сит не толь­ко и не столь­ко от ма­стер­ства од­но­го иг­ро­ка. Она за­ви­сит от то­го, ка­кие уста­нов­ле­ны пра­ви­ла, как бу­дет дей­ство­вать ко­ман­да, что за­ме­тят или не за­ме­тят судьи, и чем от­ве­тит со­пер­ник.

У вла­дык, ко­то­рые бу­дут участ­во­вать в со­бо­ре, есть за­да­ча ми­ни­мум — со­брать­ся. Не пе­ре­ссо­рить­ся, не на­чать рань­ше вре­ме­ни де­лить шку­ру неуби­то­го мед­ве­дя, не поз­во­лить по­до­зре­ни­ям сло­мать хруп­кое до­ве­рие, что в усло­ви­ях на­ше­го бо­га­то­го ис­то­ри­че­ско­го ана­мне­за вы­гля­дит за­да­чей по­чти непо­силь­ной.

Но до кон­ца го­да есть вре­мя, а зна­чит и на­деж­да, что ком­про­мис­сы успе­ют со­зреть.

До­ля ке­са­ря

Пред­по­ло­жи­тель­но, в ор­га­ни­за­ции со­бо­ра и во­про­се о по­дво­рье часть ра­бо­ты долж­на взять на се­бя укра­ин­ская власть. Это спра­вед­ли­во, посколь­ку дей­ству­ю­щий пре­зи­дент на­вер­ня­ка су­ме­ет с нема­лой вы­го­дой об­ме­нять То­мос об ав­то­ке­фа­лии на го­ло­са из­би­ра­те­лей. Но толь­ко в том слу­чае, ес­ли ему удаст­ся сде­лать две ве­щи: уго­во­рить вла­дык (а так­же свет­ское «со­про­вож­де­ние») не на­чу­дить на со­бо­ре и не до­пу­стить си­ло­вых ак­ций. Ес­ли это ему удаст­ся, он смо­жет в пол­ной ме­ре вку­сить пло­ды по­бе­ды.

Пре­зи­дент По­ро­шен­ко при­ла­га­ет нема­ло уси­лий, что­бы убе­дить пуб­ли­ку в том, что вла­де­ет си­ту­а­ци­ей. При­чем на­столь­ко, что мо­жет ею да­же немно­го «по­ру­лить». От­ча­сти так оно и есть. Во вся­ком слу­чае в том, что ка­са­ет­ся ин­фор­ма­ци­он­но­го со­про­вож­де­ния про­цес­са пред­став­ле­ния ав­то­ке­фа­лии. Без уча­стия пре­зи­дент­ско­го окру­же­ния и его ка­на­лов ин­фор­ма­ци­он­но­го вли­я­ния боль­шая часть пуб­ли­ки — в обыч­ной си­ту­а­ции со­вер­шен­но рав­но­душ­ная к цер­ков­ным во­про­сам — ни­че­го не за­ме­ти­ла бы. А ес­ли бы и за­ме­ти­ла, то усо­мни­лась бы в том, что пре­зи­ден­ту свет­ской стра­ны сто­ит за­ни­мать­ся та­ки­ми «сред­не­ве­ко­вы­ми» во­про­са­ми.

Это, дей­стви­тель­но, ин­те­рес­но — как бук­валь­но за счи­тан­ные ме­ся­цы до сих пор ка­мер­ная те­ма церк­ви ока­за­лась в фо­ку­се вни­ма­ния са­мой ши­ро­кой пуб­ли­ки, как сти­му­ли­ро­вал­ся этот ин­те­рес, и как он, в кон­це кон­цов, до­шел до фут­боль­но­го азар­та. Бо­лель­щи­кам, ко­неч­но, нет де­ла до «бла­го­да­ти», «апо­столь­ской пре­ем­ствен­но­сти», «ка­но­нич­но­сти» и про­чих су­гу­бо цер­ков­ных ве­щей. Но это по­бе­да «на­ших» над «их­ни­ми» — это­го до­ста­точ­но. Од­но ведь удо­воль­ствие на­блю­дать, как тря­сет всю эту рус­сми­ров­скую бра­тию — от пат­ри­ар­ха Ки­рил­ла до ве­ду­щей про­грам­мы «Вре­мя». Это удо­воль­ствие до­ро­го­го сто­ит.

И как за лю­бое дру­гое удо­воль­ствие, за это то­же при­дет­ся рас­пла­чи­вать­ся. По-раз­но­му и в раз­ные кас­сы. Это во­все не зна­чит, что нуж­но от­ка­зать се­бе в удо­воль­ствии (тем бо­лее в по­бе­де). Это озна­ча­ет, что луч­ше за­ра­нее сгруп­пи­ро­вать­ся.

Пер­вое, о чем го­во­рят осо­бен­но гром­ко, — си­ло­вое про­ти­во­сто­я­ние. В дан­ный мо­мент это глав­ное ин­фор­ма­ци­он­ное ору­жие Моск­вы про­тив То­мо­са — «обостре­ние» и да­же «ре­ли­ги­оз­ная вой­на». Москва го­то­вит нас — и мир — к то­му, что это неиз­беж­ное след­ствие на­ше­го стрем­ле­ния вый­ти из РПЦ. Это нам та­кая ка­ра — нам и Кон­стан­ти­но­по­лю, ко­то­рый «ве­ро­лом­но вторг­ся». Имен­но Константинополь (ну и мы от­ча­сти) уже на­зна­чен «от­вет­ствен­ным» за кровь, ко­то­рая «про­льет­ся». И от­ча­сти из-за этих угроз (и по­ни­ма­ния их се­рьез­но­сти) в ито­го­вом до­ку­мен­те Си­но­да есть стро­ки с при­зы­вом ко всем во­вле­чен­ным сто­ро­нам воз­дер­жать­ся от на­си­лия и по­ку­ше­ния на хра­мы и иму­ще­ство.

С этим же при­зы­вом на сво­ем три­ум­фаль­ном бри­фин­ге об­ра­тил­ся пат­ри­арх Фи­ла­рет. Он за­ве­рил, что от укра­ин­ских церк­вей и ве­ру­ю­щих ни­ка­кой угро­зы ре­ли­ги­оз­но­му ми­ру нет. Ни­ка­ких «за­хва­тов» и про­чих си­ло­вых ак­ций не пла­ни­ру­ет­ся. И что всем пре­крас­но из­вест­но, кто боль­ше всех за­ин­те­ре­со­ван в том, что­бы «обостре­ние» слу­чи­лось. Слу­чи­лось, и раз­ру­ши­ло на­деж­ды, по­се­ян­ные Си­но­дом на Фа­на­ре.

Мне бы хо­те­лось раз­де­лить оп­ти­мизм пат­ри­ар­ха, уве­рен­но­го, что те, кто хо­чет неза­ви­си­мо­сти укра­ин­ской церк­ви и на­ци­о­наль­но­го воз­рож­де­ния, не ста­нут «де­лать кар­тин­ку» рос­сий­ским те­ле­ка­на­лам. Но есть од­но «но» — вой­на. Вой­на длит­ся уже до­ста­точ­но дол­го, и это име­ет по­боч­ные эф­фек­ты на об­ще­ство — в нем по­сте­пен­но сни­жа­ет­ся чув­стви­тель­ность к та­кой стра­шил­ке как «обостре­ние». На­чи­ная с Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства мы по­при­вык­ли к ви­ду кро­ви. Вой­на, в свою оче­редь, вы­зва­ла к жиз­ни культ на­си­лия. К то­му, что «пат­ри­от» — это тот, ко­то­рый в ка­му­фля­же и с ав­то­ма­том. Или хо­тя бы с «кок­тей­лем Мо­ло­то­ва». Мы при­вы­ка­ем к на­си­лию — по­то­му нас не на­пу­га­ешь ка­ким-то там «обостре­ни­ем». И, ко­неч­но, «за­слан­ные ка­зач­ки» — это глав­ный ры­чаг «обостре­ния», но ос­нов­ная бе­да не в них, а в том, что се­ме­на про­во­ка­ции упа­дут на бо­га­тый грунт.

На что оста­ет­ся на­де­ять­ся? Да все на них же — на вы­бо­ры. Пет­ру По­ро­шен­ко, в от­ли­чие от рос-тв, кар­тин­ка бес­по­ряд­ков на сто­лич­ных ули­цах со­всем ни к че­му.

«Р» зна­чит Рас­кол

И все же ве­ро­ят­ность бес­по­ряд­ков на ки­ев­ский ули­цах тем вы­ше, чем глуб­же гнев и от­ча­я­ние Мос­пат­ри­ар­хии. А они как ни­ко­гда глу­бо­ки. В та­кое со­сто­я­ние Мос­пат­ри­ар­хию при­вел, глав­ным об­ра­зом, один пункт ито­го­во­го до­ку­мен­та Си­но­да Кон­стан­ти­но­поль­ской церк­ви — о сня­тии ана­фем и вос­ста­нов­ле­нии ка­но­ни­че­ско­го ста­ту­са те­перь уже быв­ших «рас­коль­ни­ков» из УПЦ КП и УАПЦ.

На са­мом де­ле это и бы­ло са­мым важ­ным для нас ре­ше­ни­ем Си­но­да. Это га­ран­тии, аванс и по­бе­да в од­ном фла­коне. Это озна­ча­ет, что у нас в стране боль­ше нет «непри­ка­са­е­мых», в чьи хра­мы нель­зя за­хо­дить, с ко­то­ры­ми нель­зя при­ча­щать­ся, от ко­то­рых во­об­ще луч­ше дер­жать­ся по­даль­ше, по­то­му что ана­фе­ма пред­сто­я­те­ля ми­сти­че­ским об­ра­зом бро­са­ет тень на каж­до­го при­хо­жа­ни­на. Искус­ствен­ные гра­ни­цы, раз­де­ляв­шие укра­ин­ских пра­во­слав­ных непре­одо­ли­мым бруст­ве­ром, че­рез ко­то­рый мож­но бы­ло раз­ве что оскорб­ле­ни­я­ми об­ме­ни­вать­ся, сня­ты.

Это так­же озна­ча­ет, что бу­ду­щий объ­еди­ни­тель­ный со­бор уже нель­зя бу­дет на­звать «са­мо­зван­ным сбо­ри­щем», «куч­кой ря­же­ных», как это при­вык­ли де­лать «бра­тья во Хри­сте» Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та. У них боль­ше нет экс­клю­зив­ных прав на ка­но­нич­ность. Все три укра­ин­ские церк­ви в оди­на­ко­вой ме­ре ка­но­нич­ны.

Этот пункт — га­ран­тия для тех, кто до сих пор не ре­шал­ся по­ки­дать МП из стра­ха по­те­рять «ка­но­нич­ность». Те­перь мо­гут пе­ре­хо­дить, мо­гут хо­дить друг к дру­гу в го­сти и участ­во­вать в сов­мест­ных со­бо­рах.

Этот пункт — аванс, по­то­му что по су­ти укра­ин­ские церк­ви уже, без вся­ко­го то­мо­са, со­бо­ра и ав­то­ке­фа­лии, до­би­лись глав­но­го: они в пол­ной ме­ре церк­ви — их та­ин­ства дей­стви­тель­ны (боль­ше ни­ка­ких неот­пе­тых маль­чи­ков!), их свя­щен­ни­ки и епи­ско­пы ле­ги­тим­ны, ру­ко­по­жат­ны и ру­ко­по­ла­га­е­мы. Боль­ше ни­ка­ких со­мне­ний. То­мос — ам­би­ци­оз­ная цель, к ко­то­рой мож­но ид­ти столь­ко, сколь бу­дет необ­хо­ди­мо, по­то­му что глав­ная про­бле­ма — пре­бы­ва­ния вне цер­ков­ной огра­ды — сня­та. Это аванс, ко­то­рый Все­лен­ский пат­ри­арх дал укра­ин­ским церк­вям с тем, что­бы они бы­ли уве­ре­ны в сво­ем ста­ту­се и не име­ли ни­ка­ких ка­но­ни­че­ских пре­пон для диа­ло­га ра­ди един­ства.

Имен­но это ре­ше­ние вы­зва­ло шок у пред­ста­ви­те­лей МП. Ка­кое пра­во име­ет Все­лен­ский пат­ри­арх сни­мать ана­фе­мы, ко­то­рые не он на­кла­ды­вал? Этот во­прос то и де­ло зву­чит, при­чем да­же в устах свя­щен­но­слу­жи­те­лей, пре­крас­но осве­дом­лен­ных о су­ще­ство­ва­нии апо­столь­ско­го пра­ви­ла, со­глас­но ко­то­ро­му Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх та­кое пра­во име­ет.

В УПЦ МП и РПЦ уже, ко­неч­но, за­яви­ли, что ре­ше­ние это ни за что не при­зна­ют. Что Все­лен­ский пат­ри­арх «пе­ре­шел крас­ную чер­ту». Что от­вет­ные ме­ры не за­ста­вят се­бя ждать — пря­мо в эти вы­ход­ные на за­се­да­нии Си­но­да бу­дет при­ня­то ка­кое-то от­вет­ное ре­ше­ние. Ко­неч­но, Минск — не са­мое удоб­ное ме­сто. Там свои по­жа­ры га­сить на­до — на фоне укра­ин­ско­го по­хо­да за ав­то­ке­фа­ли­ей пре­зи­дент Лукашенко на­чал де­мон­стри­ро­вать от­кро­вен­ное недо­воль­ство по­ли­ти­кой РПЦ в Бе­ла­ру­си. Но от­ло­жить укра­ин­ский во­прос ра­ди бе­ло­рус­ско­го — нера­зум­но. А кро­ме то­го, в МП со­вер­шен­но не уме­ют справ­лять­ся со стрес­сом и при­ни­мать ре­ше­ния опе­ра­тив­но и в то же вре­мя взве­шен­но. В пер­вые же па­ру ча­сов по­сле пуб­ли­ка­ции ре­ше­ний Си­но­да на Фа­на­ре спи­ке­ры Мос­пат­ри­ар­ха­та на­го­во­ри­ли столь­ко ин­те­рес­но­го, сколь­ко и за год не услы­шишь — на де­ся­ток цер­ков­ных су­дов хва­тит. На дан­ный мо­мент уже со­зре­ли пред­ло­же­ния уй­ти в пол­ный рас­кол с Все­лен­ским пат­ри­ар­хом, разо­рвав ев­ха­ри­сти­че­ское об­ще­ние, а так­же на­ло­жить на Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха ана­фе­му. Во­ро­неж еще не бом­бят, но поль­ские яб­ло­ки уже гиб­нут ты­ся­ча­ми.

Что ж, это пер­вая ре­ак­ция, а ей поз­во­ли­тель­но быть несколь­ко ис­те­рич­ной — в МП, по­вто­рюсь, не уме­ют управ­лять стрес­сом. Там, со­глас­но крем­лев­ской мо­де, при­ня­то мгно­вен­но бить в от­вет, ес­ли уж не уда­лось уда­рить пер­вым. Кро­ме то­го, там мо­гут на­де­ять­ся, что в дру­гих по­мест­ных церк­вях вы­зо­вет от­тор­же­ние ре­ши­мость Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха вме­ши­вать­ся в чу­жие «внут­рен­ние де­ла». Соб­ствен­но, пат­ри­арх Вар­фо­ло­мей и не скры­ва­ет, что его цель — сде­лать гра­ни­цы ка­но­ни­че­ских тер­ри­то­рий бо­лее «про­зрач­ны­ми». Все ли на это со­гла­сят­ся? А ес­ли их еще немно­го «об­ра­бо­тать»?

Рас­кол — силь­ный ар­гу­мент. Это то, что мо­жет на­пу­гать — ес­ли не Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха, то дру­гие по­мест­ные церк­ви. Не то что­бы они так уж силь­но чув­ство­ва­ли (тем бо­лее де­мон­стри­ро­ва­ли) свое един­ство — оно су­ще­ству­ет, ско­рее, как фи­гу­ра ре­чи. Но все рав­но не ко­миль­фо.

Есть, ко­неч­но, со­мне­ния, что РПЦ удаст­ся утя­нуть с со­бой за ли­нию рас­ко­ла хоть од­ну из по­мест­ных церк­вей. Им не уда­лось ор­га­ни­зо­вать мас­со­вый про­тест по­мест­ных со­бра­тьев про­тив «свое­во­лия» Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха в укра­ин­ском во­про­се, хо­тя они очень ста­ра­лись. А тут — це­лый рас­кол. И вы­бор меж­ду Все­лен­ским пат­ри­ар­хом и Мос­ков­ским.

Слиш­ком оче­вид­но, что «рас­кол» для Моск­вы — са­мое глав­ное сло­во. И са­мый лю­би­мый ин­стру­мент. И в по­ли­ти­ке, где толь­ко мо­жет, она «раз­де­ля­ет и власт­ву­ет», и в церк­ви точ­но так же. Рас­кол стал «рос­сий­ским сти­лем» ве­де­ния дел со сво­и­ми быв­ши­ми про­вин­ци­я­ми, и да­же при пе­ре­хо­де на гло­баль­ный уро­вень там все рав­но не мо­гут при­ду­мать ни­че­го ори­ги­наль­нее, чем рас­ко­лоть це­лый мир.

Од­на­ко в дан­ном слу­чае «рас­кол» мо­жет лечь на бла­го­дат­ную поч­ву. То, что де­ла­ет Все­лен­ский пат­ри­арх сей­час в Укра­ине, пре­вос­хо­дит «укра­ин­ский во­прос» и ин­те­ре­сы Моск­вы — он ме­ня­ет (или, ско­рее, вос­ста­нав­ли­ва­ет) пра­ви­ла иг­ры в пра­во­слав­ном ми­ре в це­лом. Он это­го не скры­ва­ет — он хо­чет по­ме­нять этот мир, рас­пав­ший­ся и обосо­бив­ший­ся в сво­их ка­но­нич­ных пре­де­лах, по­те­ряв­ший об­щий пульс, «еди­ный» толь­ко на сло­вах.

На са­мом де­ле «ве­ли­кий рас­кол» уже дав­но про­изо­шел — рас­кол на мно­же­ство от­дель­ных, за­мкну­тых на­ци­о­наль­ных церк­вей — каж­дая при сво­их ин­те­ре­сах в пра­во­слав­но­би­по­ляр­ном ми­ре, где все по­зи­ции мож­но пред­ска­зать, ре­ак­ции преду­га­дать и да­же сум­мы, пе­ре­хо­дя­щие из кар­ма­на в кар­ман, при­ки­нуть. Это уже дав­но про­изо­шло. Так сто­ит ли бо­ять­ся? Не по­про­бо­вать ли это из­ме­нить?

В слу­чае с Укра­и­ной Все­лен­ский пат­ри­арх не толь­ко и не столь­ко воз­вра­ща­ет се­бе ка­кой-то ку­сок тер­ри­то­рии, вы­пу­щен­ный им из рук в пе­ри­од по­ли­ти­че­ской сла­бо­сти, сколь­ко вос­ста­нав­ли­ва­ет ав­то­ри­тет Все­лен­ско­го пре­сто­ла как га­ран­та един­ства и бла­го­по­лу­чия церк­ви в це­лом и в част­но­стях. Укра­и­на в этом плане ока­за­лась непло­хой стар­то­вой пло­щад­кой: име­ет­ся кон­фликт, ко­то­рый ни­кто не на­ме­рен ре­шать, недо­воль­ство дей­ству­ю­щим цер­ков­ным цен­тром, по­ли­ти­че­ская во­ля ру­ко­вод­ства стра­ны, го­то­во­го стать си­ту­а­тив­ным со­юз­ни­ком, по край­ней ме­ре, на пе­ри­од вы­бо­ров, и, глав­ное, кри­ти­че­ская мас­са «бес­при­зор­ных» ве­ру­ю­щих. Есть и гео­по­ли­ти­че­ский за­прос на окон­ча­тель­ный раз­вал СССР. Да, в Москве со­вер­шен­но пра­вы, про­ект «Ав­то­ке­фа­лия» под­дер­жи­ва­ет «ва­шинг­тон­ский об­ком», на­ко­нец, по до­сто­ин­ству оце­нив­ший цер­ков­ный ас­пект сла­вян­ской гео­по­ли­ти­ки.

Ес­ли же го­во­рить по боль­шо­му гам­бург­ско­му (или, в дан­ном слу­чае, еван­гель­ско­му) сче­ту, то Все­лен­ский пат­ри­арх по­сту­пил един­ствен­но воз­мож­ным для хри­сти­а­ни­на об­ра­зом: всех, ис­по­ве­ду­ю­щих Хри­ста и раз­де­ля­ю­щих пра­во­слав­ные дог­ма­ты, он при­нял в ло­но церк­ви. Как лю­бя­щий отец — блуд­но­го сы­на. Как доб­рый пас­тырь — от­бив­шу­ю­ся от ста­да ов­цу. Без уни­зи­тель­ных про­це­дур. Без до­пол­ни­тель­ных усло­вий. Без тор­гов­ли о зва­ни­ях и по­го­нах. Все это — пе­ре­го­во­ры, тор­ги, по­ка­я­ния, раз­бор ша­пок и по­ле­тов, гре­хов и по­дви­гов, стир­ка бе­лья и чист­ка лу­ка — по­том. Сна­ча­ла пус­кай в дом вой­дут.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.