Рас­те­рян­ная мно­го­сто­рон­ность

Со­вет Ев­ро­пы как по­ле бит­вы за бу­ду­щее меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Дмит­рий КУЛЕБА,

по­сто­ян­ный пред­ста­ви­тель Укра­и­ны в Со­ве­те Ев­ро­пы

9 ок­тяб­ря Пар­ла­мент­ская ас­сам­блея Со­ве­та Ев­ро­пы от­ка­за­лась при­ни­мать ре­зо­лю­цию, ко­то­рая долж­на бы­ла со­здать усло­вия для воз­вра­ще­ния Рос­сии в этот важ­ный меж­ду­на­род­ный ор­ган.

Де­ле­га­ция РФ не участ­ву­ет в ра­бо­те ПАСЕ с 2014 го­да, ко­гда в от­но­ше­нии ее при­ме­ни­ли санк­ции за агрес­сию про­тив Укра­и­ны. Слож­ная и дли­тель­ная опе­ра­ция Рос­сии и ее сто­рон­ни­ков за­вер­ши­лась бо­лез­нен­ным по­ра­же­ни­ем. Укра­и­на и парт­не­ры при­ни­ма­ют по­здрав­ле­ния с по­бе­дой. Но это не ко­нец ис­то­рии...

В 1815 го­ду на Вен­ском кон­грес­се го­су­дар­ства до­го­во­ри­лись о со­зда­нии Цен­траль­ной ко­мис­сии по во­про­сам на­ви­га­ции по Рей­ну. Счи­та­ет­ся, что это бы­ла пер­вая в ми­ре меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция в со­вре­мен­ном по­ни­ма­нии это­го яв­ле­ния.

По сте­че­нию об­сто­я­тельств три го­да спу­стя ан­глий­ская пи­са­тель­ни­ца Мэ­ри Шел­ли опуб­ли­ко­ва­ла свой ле­ген­дар­ный ро­ман «Фран­кен­штейн, или Со­вре­мен­ный Про­ме­тей». Сю­жет хо­ро­шо из­ве­стен: уче­ный Вик­тор Фран­кен­штейн иг­рал с ма­те­ри­ей и со­здал мон­стра. Тот вы­шел из-под кон­тро­ля со­зда­те­ля и в кон­це кон­цов свел в мо­ги­лу и его, и ку­чу до­ро­гих ему лю­дей.

«Ты — мой со­зда­тель, но я — твой гос­по­дин, по­ви­нуй­ся!» — это обра­ще­ние оби­жен­но­го на судь­бу мон­стра к уче­но­му-ро­ман­ти­ку на­шло при­ме­не­ние в сфе­ре, о ко­то­рой Мэ­ри Шел­ли да­же не до­га­ды­ва­лась. Эти сло­ва иде­аль­но объ­яс­ня­ли стра­хи го­су­дарств от­но­си­тель­но сво­их тво­ре­ний — меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций.

Меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции с тру­дом про­кла­ды­ва­ли се­бе путь к жиз­ни и вла­сти. Их со­зда­те­ли пы­та­лись при­ми­рить две про­ти­во­по­лож­но­сти: по­лу­чать вы­го­ду от под­чи­не­ния сво­их ин­те­ре­сов ин­те­ре­сам всей ор­га­ни­за­ции — и удер­жи­вать под кон­тро­лем ор­га­ни­за­ции, что­бы про­дви­гать имен­но свои ин­те­ре­сы. Пра­ви­тель­ства сдер­жи­ва­ли их все­ми воз­мож­ны­ми сред­ства­ми — юри­ди­че­ски­ми, по­ли­ти­че­ски­ми, фи­нан­со­вы­ми.

Этот ла­тент­ный кон­фликт за­вер­шил­ся вы­му­чен­ным су­ще­ство­ва­ни­ем Ли­ги на­ций, ко­то­рую ти­хо за­кры­ли по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны, что­бы пе­ре­дать эс­та­фе­ту ООН. С это­го на­ча­лась эра рас­цве­та меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций. Хват­ка го­су­дарств осла­бе­ва­ла. Мон­стри­ки — на­би­ра­ли вес.

«Мно­го­сто­рон­ка»: на ди­пло­ма­ти­че­ском слен­ге это сло­во озна­ча­ет на­прав­ле­ние внеш­ней по­ли­ти­ки, ко­то­рое за­ни­ма­ет­ся меж­ду­на­род­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми и кон­фе­рен­ци­я­ми. Прав­да, это чуть боль­ше, чем на­прав­ле­ние. Это все­объ­ем­лю­щая ве­ра в то, что ин­сти­ту­ты — путь к ис­ко­ре­не­нию про­блем ми­ра, со­здан­ных го­су­дар­ства­ми. То, что ор­га­ни­за­ции то­же со­зда­ны го­су­дар­ства­ми, счи­та­лось про­бле­мой ро­ста.

Де­скать, мно­го­сто­рон­ние фор­ма­ты вста­нут на но­ги и пре­вра­тят­ся в ре­аль­ную си­лу. Это даст им воз­мож­ность сдер­жи­вать агрес­сив­ные по­ры­вы от­дель­ных го­су­дарств и сба­лан­си­ро­вать ин­те­ре­сы раз­ных стран. А глав­ное — ор­га­ни­за­ции бу­дут эф­фек­тив­нее предот­вра­щать кон­флик­ты, неже­ли аль­ян­сы двух и бо­лее го­су­дарств, неиз­беж­но стал­ки­ва­ю­щих­ся меж­ду со­бой.

В 1990-х на­чал­ся рас­цвет «мно­го­сто­рон­ки». Ве­ра ста­ла мас­со­вой. Ин­сти­ту­ци­о­на­лизм ца­рил в мыс­лях и прак­ти­ке. Ло­мать кон­цеп­цию су­ве­ре­ни­те­та вдре­без­ги по по­во­ду и без ста­ло при­зна­ком хо­ро­ше­го ин­тел­лек­ту­аль­но­го вку­са. В мо­ду во­шла над­на­ци­о­наль­ность (над­го­су­дар­ствен­ность). На каж­дую про­бле­му бы­ло уни­вер­саль­ное ре­ше­ние — меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция. Это бы­ли зо­ло­тые вре­ме­на.

Эта ве­ра тя­же­ло рож­да­лась и утвер­жда­лась. И не ме­нее тя­же­ло на на­ших гла­зах она при­хо­дит в упа­док. К со­жа­ле­нию, монстр ока­зал­ся бо­лее хруп­ким, неже­ли ка­зал­ся. То есть и не мон­стром, а ре­бен­ком, так и не пре­одо­лев­шим кри­ти­че­скую за­ви­си­мость от сво­их ро­ди­те­лей.

В этой кар­тине ми­ра Со­вет Ев­ро­пы яв­ля­ет­ся ти­пич­ным ре­бен­ком, пе­ре­жи­ва­ю­щим кри­зис, к ко­то­ро­му не был го­тов. И про­бле­мы у него весь­ма ти­пич­ны для со­вре­мен­ных меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций.

Во-пер­вых, он ба­наль­но не зна­ет, что де­лать с го­су­дар­ством-чле­ном, ко­то­рое си­стем­но и жест­ко не раз­де­ля­ет его цен­но­сти. Во-вто­рых, он на­чи­на­ет ду­мать толь­ко о сво­ем су­ще­ство­ва­нии. Хо­тя ду­мать на­до о со­хра­не­нии при­чи­ны сво­е­го су­ще­ство­ва­ния — прин­ци­пов, для за­щи­ты ко­то­рых он и был со­здан.

Ко­гда ле­том 2016 го­да я при­е­хал в Страс­бург, опыт­ный кол­ле­га в раз­го­во­ре со мной точ­но вы­ска­зал­ся по это­му по­во­ду: «По­ни­ма­е­те, Со­вет Ев­ро­пы был со­здан для люб­ви, а вы­нуж­ден жить на войне и про­сто не зна­ет, как пра­виль­но дей­ство­вать».

Тре­ния и да­же кон­флик­ты меж­ду клю­че­вы­ми го­су­дар­ства­ми ор­га­ни­за­ции неиз­беж­ны. Ор­га­ни­за­ция со­хра­ня­ет воз­мож­ность дей­ство­вать, ес­ли они остав­ля­ют про­стран­ство для ком­про­мис­са и усту­пок. Од­на­ко оно со­вер­шен­но не зна­ет, что де­лать с го­су­дар­ством, ко­то­рое ре­шит ид­ти вой­ной.

То, что че­ты­ре го­да на­зад ка­за­лось незыб­ле­мым, те­перь, слов­но пе­сок, про­те­ка­ет сквозь паль­цы вли­я­тель­ных в этой ор­га­ни­за­ции лю­дей, ко­то­рые ве­ри­ли, что проч­но дер­жат си­ту­а­цию под кон­тро­лем. Рас­те­рян­ность на­ча­ла пло­дить ошиб­ки.

Се­ри­ал «Воз­вра­ще­ние Рос­сии в ПАСЕ», за ко­то­рым вы мо­же­те сле­дить в но­во­стях и соц­се­тях, яв­ля­ет­ся яр­ким про­яв­ле­ни­ем этой дра­мы. Ор­га­ни­за­ция так и не смог­ла вы­ра­бо­тать дей­ствен­ной по­ли­ти­ки в от­но­ше­нии го­су­дар­ства, ко­то­рое ста­ло наи­бо­лее си­стем­ным на­ру­ши­те­лем прав че­ло­ве­ка, вер­хо­вен­ства пра­ва в Ев­ро­пе и пре­вра­ти­ло де­мо­кра­тию в фарс.

Пар­ла­мент­ская ас­сам­блея — лишь один из ор­га­нов Со­ве­та Ев­ро­пы. Но са­мым по­ли­ти­че­ским, ведь стра­ны пред­став­ле­ны в ней де­пу­та­та­ми, ко­то­рые по опре­де­ле­нию мо­гут поз­во­лить се­бе боль­ше сво­бо­ды, неже­ли пред­ста­ви­те­ли пра­ви­тельств. Имен­но по­это­му ПАСЕ поз­во­ля­ла се­бе на­ка­зы­вать Рос­сию.

Соб­ствен­но, по­сле 1991 го­да Рос­сия яв­ля­ет­ся един­ствен­ным го­су­дар­ством Со­ве­та Ев­ро­пы, про­тив ко­то­ро­го ПАСЕ при­ме­ня­ла санк­ции за на­ру­ше­ние прин­ци­пов ор­га­ни­за­ции. Си­ту­а­ция бес­пре­це­дент­на са­ма по се­бе, посколь­ку та­кие санк­ции — это выс­шее сред­ство дав­ле­ния, до­ступ­ное Ас­сам­блее.

По­ка­за­тель­но до­сти­же­ние Рос­сии. Но по­ка­за­тель­но и то, что ПАСЕ де­ла­ла это непо­сле­до­ва­тель­но. Санк­ции за си­стем­ные пре­ступ­ле­ния и на­ру­ше­ния прав че­ло­ве­ка во вре­мя вто­рой че­чен­ской вой­ны бы­ли при­ме­не­ны, но толь­ко на во­семь ме­ся­цев. Рос­сия не сде­ла­ла ни­че­го, что­бы ис­пра­вить свое по­ве­де­ние. И, тем не ме­нее, ее про­сти­ли.

Агрес­сия про­тив Гру­зии во­об­ще со­шла Рос­сии с рук. Ни­ка­ких санк­ций — толь­ко диа­лог. Ко­неч­но, сиг­нал в Москве был счи­тан пра­виль­но: мож­но!

С Укра­и­ной этот но­мер не про­шел. Уже бо­лее че­ты­рех лет Рос­сия на­хо­дит­ся за пре­де­ла­ми ПАСЕ. Каж­дый ок­тябрь в Страс­бур­ге раз­во­ра­чи­ва­ет­ся оче­ред­ная ре­ша­ю­щая битва. И каж­дый ок­тябрь, не­смот­ря на огром­ные ре­сур­сы, Рос­сия и ее друзья эту бит­ву про­иг­ры­ва­ют. Тех, кто бло­ки­ру­ет воз­вра­ще­ние, клей­мят «ру­со­фоб­ским мень­шин­ством» в Москве и «некон­струк­тив­ны­ми» в Страс­бур­ге.

Все эти го­ды Рос­сия пы­та­ет­ся вер­нуть­ся в Ас­сам­блею не мы­тьем, так ка­та­ньем. За­дей­ство­ва­ны все лоб­бист­ские воз­мож­но­сти, фи­нан­со­вый шан­таж и по­ли­ти­че­ское дав­ле­ние. Каж­дая но­вая по­пыт­ка про­ва­ли­ва­ет­ся, но да­ет важ­ный по­боч­ный эф­фект: Со­вет Ев­ро­пы по­гру­жа­ет­ся в еще бо­лее глу­бо­кий кри­зис, а сле­до­ва­тель­но — ста­но­вит­ся ме­нее спо­соб­ным вли­ять на го­су­дар­ства-чле­ны.

Вой­на из­нут­ри под­та­чи­ва­ет ор­га­ни­за­цию, но ви­нить она мо­жет толь­ко се­бя. Рас­те­рян­ная от уль­ти­ма­ту­мов Рос­сии и проч­но­сти внут­рен­не­го рос­сий­ско­го лоб­би, ко­то­рое на­прав­ля­ет ее в «пра­виль­ное» рус­ло, ор­га­ни­за­ция до­пу­сти­ла фун­да­мен­таль­ную ошиб­ку: вме­сто то­го что­бы со­сре­до­то­чить­ся на за­щи­те сво­их прин­ци­пов и за­ста­вить Рос­сию вы­пол­нять свои обя­за­тель­ства, она ре­ши­ла най­ти путь вы­пол­нить тре­бо­ва­ние Рос­сии. Ко­то­рая за­яви­ла, что са­ма ни­че­го не бу­дет де­лать и ни на ка­кие уступ­ки не пой­дет. Ины­ми сло­ва­ми, врач ре­шил, что бу­дет луч­ше, ес­ли его ста­нет ле­чить тя­же­лый па­ци­ент. Хо­тя долж­но быть на­обо­рот.

Тре­бо­ва­ние Рос­сии, что­бы ПАСЕ са­ма се­бя ли­ши­ла воз­мож­но­сти при­ме­нять санк­ции, аб­сурд­но. Од­на­ко еще аб­сурд­нее, ко­гда в Се­кре­та­ри­а­те Со­ве­та Ев­ро­пы был под­го­тов­лен юри­ди­че­ский ана­лиз, ко­то­рый «до­ка­зы­ва­ет»: ПАСЕ пре­вы­ша­ет пол­но­мо­чия, при­ме­няя санк­ции.

Уди­ви­тель­но, но этой же по­зи­ции по­сле­до­ва­тель­но при­дер­жи­ва­ет­ся рос­сий­ская ди­пло­ма­тия. По­это­му бу­дет вполне пра­во­мер­но утвер­ждать, что это не юри­ди­че­ский ана­лиз, а рас­ши­рен­ные те­зи­сы Лав­ро­ва. Про­бле­ма в том, что освя­ща­ет их ор­га­ни­за­ция, ко­то­рая долж­на за­щи­щать прин­ци­пы, а не под­стра­и­вать их под силь­ных ми­ра се­го. Про­бле­ма так­же в том, что под­дер­жи­ва­ет этот до­ку­мент ряд пра­ви­тельств, в рас­суж­де­ни­ях ко­то­рых це­ле­со­об­раз­ность те­ку­ще­го мо­мен­та и от­но­ше­ния с Рос­си­ей за­тме­ва­ют все осталь­ное.

К сча­стью, Ас­сам­блея воз­му­ти­лась та­ко­му ана­ли­зу и не вос­при­ня­ла его. Боль­шин­ство де­пу­та­тов ока­за­лись прин­ци­пи­аль­нее боль­шин­ства пра­ви­тельств. А «ру­со­фоб­ское мень­шин­ство» ока­за­лось боль­шин­ством здра­во­го смыс­ла.

Бес­пре­це­дент­ным ре­ше­ни­ем 9 ок­тяб­ря Ас­сам­блея вер­ну­ла про­ект ре­зо­лю­ции, ко­то­рый дол­жен был из­ме­нить пра­ви­ла ее про­це­ду­ры под Рос­сию, ко­ми­те­ту на до­ра­бот­ку. Это по­бе­да. Она на ка­кое-то вре­мя оста­нав­ли­ва­ет Рос­сию. В ян­ва­ре РФ в оче­ред­ной раз, не­смот­ря на силь­ное же­ла­ние и за­тра­чен­ные ре­сур­сы, оста­нет­ся за пре­де­ла­ми ПАСЕ. Но это не осту­жа­ет те го­ря­чие го­ло­вы в Со­ве­те Ев­ро­пы, ко­то­рые го­да­ми пы­та­ют­ся вти­ха­ря по­мо­гать Рос­сии.

Москва очень бо­лез­нен­но пе­ре­жи­ва­ет по­ра­же­ние и за­пу­та­лась в угро­зах, ко­то­рые на­ча­ла раз­да­вать сра­зу по­сле неудач­но­го для нее го­ло­со­ва­ния. Од­ни гла­ша­таи на­ча­ли го­во­рить, что те­перь Рос­сия окон­ча­тель­но вый­дет из ПАСЕ. Дру­гие — что она вый­дет из Со­ве­та Ев­ро­пы в це­лом. Вы­ход Рос­сии — это не тра­ге­дия. Она все­гда смо­жет вер­нуть­ся, как толь­ко вос­ста­но­вит се­бя в ка­че­стве ци­ви­ли­зо­ван­но­го де­мо­кра­ти­че­ско­го го­су­дар­ства.

Но пер­спек­ти­ва ухо­да пу­га­ет Со­вет Ев­ро­пы и ряд на­ших парт­не­ров. И, иг­рая на их стра­хах, Рос­сия пы­та­ет­ся вы­тор­го­вать се­бе пре­иму­ще­ства. Ко­гда стра­хи на­чи­на­ют до­ми­ни­ро­вать над убеж­де­ни­я­ми, воз­ни­ка­ет рас­те­рян­ность. Со­вет Ев­ро­пы про­сто не мо­жет поз­во­лить се­бе та­кой рос­ко­ши, ес­ли хо­чет со­хра­нить ав­то­ри­тет и спо­соб­ность дей­ство­вать.

И тут мы под­хо­дим ко вто­рой ти­пич­ной про­бле­ме. Воз­мож­но, в это труд­но по­ве­рить, но в те­че­ние это­го го­да мы прак­ти­че­ски на каж­дом ша­гу слы­ша­ли, что Рос­сия долж­на упла­тить сред­ства в бюд­жет Со­ве­та Ев­ро­пы, она от­ка­за­лась пла­тить, шан­та­жи­руя ор­га­ни­за­цию. И прак­ти­че­ски не слы­ша­ли о том, что Рос­сия долж­на вы­пол­нить ре­ше­ние ПАСЕ и Ко­ми­те­та министров, при­ня­тые в от­вет на ее агрес­сию про­тив Укра­и­ны.

В от­но­ше­ни­ях с Рос­си­ей «упла­ти­те день­ги» ста­ло важ­нее «вы­пол­ни­те тре­бо­ва­ния». Меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция (ес­ли это толь­ко не фи­нан­со­вая ор­га­ни­за­ция) не мо­жет ста­вить день­ги вы­ше сво­их прин­ци­пов. Ес­ли это про­изой­дет, то бу­дут день­ги, но уже не бу­дет ор­га­ни­за­ции.

Со­вет Ев­ро­пы в рас­те­рян­но­сти. Он не зна­ет, что бу­дет даль­ше. Рос­сия, ряд го­су­дарств, ко­то­рые безум­но хо­тят ее услы­шать, и ее ад­во­ка­ты, пре­жде все­го из чис­ла тех «муд­рых» ру­ко­во­ди­те­лей, ко­то­рые под ло­зун­га­ми диа­ло­га и по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти до­ве­ли си­ту­а­цию до пер­во­го в ис­то­рии остро­го кон­флик­та меж­ду ПАСЕ и Ко­ми­те­том министров, вверг­ли ор­га­ни­за­цию в кри­зис.

Все об­суж­да­ют, оста­нет­ся ли Рос­сия чле­ном Со­ве­та Ев­ро­пы, вме­сто то­го что­бы об­суж­дать, как обес­пе­чить вы­пол­не­ние Рос­си­ей ее обя­за­тельств. И ста­ра­ют­ся не ду­мать о том, что скло­нить­ся пе­ред ны­неш­ней Рос­си­ей и вы­пол­нить ее аб­сурд­ные тре­бо­ва­ния толь­ко ра­ди то­го, что­бы оста­вить ее чле­ном пра­во­за­щит­ной ор­га­ни­за­ции, зна­чит соб­ствен­но­руч­но и мед­лен­но уби­вать этот ин­сти­тут.

Со­вет Ев­ро­пы огля­ды­ва­ет­ся во­круг се­бя в мно­го­сто­рон­ней рас­те­рян­но­сти. Ра­ды это­му те, ко­му он не ну­жен как силь­ная ор­га­ни­за­ция, спо­соб­ная эф­фек­тив­но вли­ять на си­ту­а­цию в стра­нах.

Монстр — это не толь­ко тот, кто гу­бит сво­е­го со­зда­те­ля. Мон­стром вполне мо­жет быть и сам со­зда­тель, гу­бя­щий свое тво­ре­ние. Важ­но не поз­во­лить Рос­сии стать та­ким мон­стром в от­но­ше­нии Со­ве­та Ев­ро­пы и пре­вра­тить его в яр­кий при­мер упад­ка «мно­го­сто­рон­ки».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.