День учи­те­ля

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Оль­га МУСАФИРОВА,

соб. корр. «Но­вой га­зе­ты» в Укра­ине

Ста­ли­на Чу­бен­ко, школь­ный пре­по­да­ва­тель рус­ско­го язы­ка и ли­те­ра­ту­ры, вы­шла на ра­бо­ту с на­ча­лом но­во­го, 2014­го учеб­но­го го­да, что­бы не сой­ти с ума. А экс­гу­ма­цию те­ла сы­на на­зна­чи­ли на День учи­те­ля. Так сов­па­ло.

Сте­пу от­ко­па­ли из рас­стрель­ной ямы воз­ле бе­ре­га ре­ки, в се­ле Гор­ба­че­во-ми­хай­лов­ка. И они с му­жем вез­ли сво­е­го маль­чи­ка до­мой, в Кра­ма­торск, са­ми. В чер­ном пла­сти­ко­вом меш­ке, че­рез блок­по­сты. И с ней ис­те­ри­ка слу­чи­лась толь­ко раз, уже по­сле по­хо­рон. А по­том на­чал­ся сле­ду­ю­щий этап, где на­до бы­ло оста­вать­ся по-преж­не­му сталь­ной — хо­тя, ка­за­лось бы, что еще мо­жет быть по­сле?

Ис­то­рия 16-лет­не­го Сте­па­на Чу­бен­ко, да­же на фоне вой­ны, неве­ро­ят­но рас­ши­рив­шей на­ши пред­став­ле­ния о вы­со­те и ни­зо­сти че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, все же уни­каль­на. Здесь, буд­то на­роч­но, столк­ну­лись ан­ти­по­ды: под­ро­сток с си­не­жел­той лен­точ­кой на рюк­за­ке и шар­фом фут­боль­но­го клу­ба «Кар­па­ты» сре­ди ве­щей и круп­ный му­жик в ка­му­фля­же, с ав­то­ма­том, ко­ман­дир «Днр-ов­ско­го» ба­та­льо­на «Керчь» Ва­дим По­го­дин.

До­нецк ок­ку­пи­ро­ван, но поезда из Ки­е­ва еще про­дол­жа­ют при­ни­мать. В кон­це июля Сте­па воз­вра­ща­ет­ся с ка­ни­кул, от дру­зей-фут­бо­ли­стов. Пу­те­ше­ствие не пер­вое са­мо­сто­я­тель­ное, и пле­вать, что на пер­роне пуб­ли­ка уго­лов­но­го ви­да вы­да­ет се­бя за пат­ру­ли, та­ких недав­но по­гна­ли из род­но­го Кра­ма­тор­ска, и от­сю­да то­же по­го­нят, по­то­му что весь Дон­басс — это Укра­и­на. Шпи­он, «пра­во­сек»! До­бы­чу та­щат на до­прос. Бьют. По­до­зре­ние толь­ко креп­нет: маль­чиш­ка мол­чит. Че­рез вре­мя в ко­мен­да­ту­ре, при­го­род­ной Гор­ба­че­во­ми­хай­лов­ке, по­яв­ля­ет­ся сам ко­ман­дир по клич­ке «Керч», и пыт­ки ста­но­вят­ся еще бо­лее ди­ки­ми. Вы­би­ва­ют зу­бы. Мол­чит. Та­ко­го рас­тер­зан­но­го, ко­неч­но, ни от­пус­кать, ни по­ка­зы­вать ни­ко­му нель­зя…

Застав­ля­ют снять крос­сов­ки — при­го­дят­ся. Свя­зы­ва­ют ру­ки за спи­ной, на­тя­ги­ва­ют фут­бол­ку на го­ло­ву, тол­ка­ют в окоп. Вы­пол­ня­ет при­каз и стре­ля­ет в за­ты­лок бо­е­вик Су­хом­ли­нов по клич­ке «Бу­ба». По­го­дин ви­дит, что де­ло до кон­ца не до­ве­де­но, бе­рет у Су­хом­ли­но­ва пи­сто­лет и че­тырь­мя пу­ля­ми ста­вит точ­ку. По­том от­да­ет ко­ман­ду бо­е­ви­ку Моска­ле­ву по клич­ке «Aeо­ра» те­ло за­рыть.

— …Нам хо­чет­ся ду­мать: Степ­ку рас­стре­ля­ли на несколь­ко дней рань­ше, чем счи­та­ет­ся. И он мень­ше стра­дал.

Ни­ко­гда не слы­ша­ла бо­лее жут­ко­го в сво­ей право­те ма­те­рин­ско­го при­зна­ния, чем год на­зад, в Кра­ма­тор­ске, до­ма у се­мьи Чу­бен­ко.

На­гра­ды — «На­род­но­го ге­роя Укра­и­ны» и ор­ден «За му­же­ство» тре­тьей сте­пе­ни — вру­чи­ли ро­ди­те­лям. Aeур­на­ли­сты по­мог­ли: о Сте­пе узна­ли. Вра­тарь мест­ной ко­ман­ды «Аван­гард» — про­чи­ли боль­шое спор­тив­ное бу­ду­щее, Квн-щик, участ­ник со­рев­но­ва­ний по гре­ко­рим­ской борь­бе, ав­тор са­мо­де­я­тель­ных пе­сен и «Пла­на по раз­ви­тию дет­ско-юно­ше­ско­го фут­бо­ла в До­нец­кой об­ла­сти», го­лов­ная боль учи­те­лей, пред­по­чи­та­ю­щих сред­них, смир­ных де­тей, лю­би­мец дев­чо­нок, нянь­ка для ма­лыш­ни во дво­ре, бо­рец за спра­вед­ли­вость… Оста­лась мас­са фо­то и ви­део, ка­кие-то флеш­ки, аль­бо­мы, днев­ни­ки. Ма­ма раз­би­ра­ет по но­чам. Хо­чет, что­бы хва­ти­ло на­дол­го. Про­сто оче­вид­ный факт: он очень спе­шил жить и взрос­леть. По­то­му что взрос­лый че­ло­век свою стра­ну в оби­ду не даст. А стра­на — че­ло­ве­ка?.. Имен­но бла­го­да­ря на­стой­чи­во­сти ма­те­ри и един­ствен­но ей пре­ступ­ле­ние ста­ли рас­сле­до­вать не на «Толь­ко от­вя­жись!», а все­рьез. При­чем с обе­их сто­рон, и с укра­ин­ской, и с «Днр-ов­ской», хоть ком­пе­тент­ные ли­ца, вы­ра­жая со­бо­лез­но­ва­ния, вряд ли ве­ри­ли соб­ствен­ным обе­ща­ни­ям най­ти и на­ка­зать. В пер­вые ме­ся­цы вой­ны на Дон­бас­се без ве­сти про­па­да­ли сот­ня­ми, в том чис­ле де­ти.

Мать на­ча­ла ис­кать сви­де­те­лей са­ма, об­хо­дя Гор­ба­че­во-ми­хай­лов­ку от дво­ра ко дво­ру. По но­чам с от­цом мо­ни­то­ри­ли со­ци­аль­ные се­ти и сай­ты ти­па «Рус­ской вес­ны». Ста­ли­на, уро­жен­ка Ма­га­да­на, в 90-х ока­за­лась в Кра­ма­тор­ске, вы­шла за­муж за граж­да­ни­на Укра­и­ны, но свое рос­сий­ское граж­дан­ство не ме­ня­ла — без ма­лей­ше­го по­ли­ти­че­ско­го под­тек­ста. Вот и при­го­ди­лось, к несча­стью. Пас­порт с «ор­лом», ко­гда про­би­лась на при­ем к За­хар­чен­ко, про­из­вел ма­ги­че­ское впе­чат­ле­ние.

От­дель­но ска­жу о сле­до­ва­те­лях. Не­рав­ные по чис­лен­но­сти «кус­ки» пре­жде еди­но­го ап­па­ра­та МВД — те со­труд­ни­ки, ко­то­рые вы­шли на под­кон­троль­ную тер­ри­то­рию, в Кра­ма­торск, и те, что, как ока­за­лось, всю жизнь жда­ли Рос­сию и оста­лись в До­нец­ке — че­рез си­лу, с ма­та­ми, но усло­ви­лись уста­но­вить убийц Сте­пы Чу­бен­ко со­об­ща, а ли­ца друг дру­гу на­бить ко­гда-ни­будь при встре­че, ес­ли она со­сто­ит­ся. У всех рос­ли сы­но­вья.

Об­мен опе­ра­тив­ной ин­фор­ма­ци­ей, след­ствен­ные экс­пе­ри­мен­ты и дру­гие ме­ро­при­я­тия ока­за­лись успеш­ны­ми. Де­ла пе­ре­да­ли в су­ды в кон­це 2015 го­да. Так По­го­дин, Су­хом­ли­нов и Моска­лев ока­за­лись два­жды об­ви­ня­е­мы­ми, в Укра­ине и в «ДНР», — увы, за­оч­но. Ба­та­льон «Керчь» распался еще рань­ше. По­го­дин-«керч» по­чу­ял, что при­го­ра­ет, и по­ки­нул Дон­басс, на­звав За­хар­чен­ко «де­ге­не­ра­лом», ко­то­рый сво­дит с ним лич­ные сче­ты.

Ну, те­перь о По­го­дине. Уро­же­нец До­нец­ка, по­месь «ма­жо­ра» и бан­ди­та. Мать ра­бо­та­ла на «зо­ло­том дне», за­ве­ду­ю­щей сек­то­ром об­ще­пи­та в ад­ми­ни­стра­ции то­гдаш­не­го мэ­ра Вла­ди­ми­ра Ры­ба­ка. С уго­на­ми ма­шин, вы­мо­га­тель­ства­ми и про­чи­ми ху­до­же­ства­ми сы­на по­мо­га­ли «ре­шать во­про­сы» вы­со­ко­по­став­лен­ные ли­ца из мест­но­го Управ­ле­ния СБУ. Об этом мне рас­ска­зы­вал в Кра­ма­тор­ске от­лич­но пом­ня­щий «Кер­ча» по «про­шлой жиз­ни» пол­ков­ник Игорь Но­во­сель­цев, стар­ший упол­но­мо­чен­ный по рас­кры­тию пре­ступ­ле­ний про­тив лич­но­сти Управ­ле­ния уго­лов­но­го ро­зыс­ка ГУ МВД Укра­и­ны в До­нец­кой об­ла­сти. По сло­вам пол­ков­ни­ка, УБОП не раз за­дер­жи­вал По­го­ди­на, но вся­кий раз от­пус­кал. Еще Но­во­сель­цев про­из­нес за­га­доч­ную фра­зу о вер­бов­ке быв­ше­го до­нец­ко­го «ма­ми­но­го сын­ка» — несколь­ко лет пе­ред на­ча­лом вой­ны тот об­ре­тал­ся в Кры­му, в Кер­чи, от­сю­да и по­зыв­ной. Вне­су­деб­ные каз­ни (есть све­де­ния, что убий­ство Сте­пы — не един­ствен­ное по­доб­ное на сче­ту По­го­ди­на), бес­пре­дель­ная же­сто­кость вме­сте с уве­рен­но­стью, что его при­кро­ют луч­ше преж­не­го мо­гут быть сви­де­тель­ства­ми то­го, что «Керч» по­пал на служ­бу в из­вест­ное фе­де­раль­ное ве­дом­ство Рос­сии с по­мет­кой «укра­ин­ский шах­тер-ком­бай­нер».

Мак­сим Су­хом­ли­нов-«бу­ба», тот, что пер­вым стре­лял в за­ты­лок маль­чи­ку, сва­лил с ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий и рас­тво­рил­ся на про­сто­рах Рос­сии, боль­ше о нем ни­че­го не из­вест­но.

«Aeо­ра» — Юрий Моска­лев был за­дер­жан в «ДНР», но су­мел убе­дить су­дей, что не уби­вал Сте­пу, про­сто за­ка­пы­вал уже уби­то­го — бо­ял­ся за соб­ствен­ную жизнь. От­си­дел 16 ме­ся­цев и вер­нул­ся к род­ным, в Чу­ва­шию. В Че­бок­са­рах аре­сто­ван по «крас­ной кар­точ­ке» Ин­тер­по­ла (Укра­и­на по­да­ла всех тро­их в меж­ду­на­род­ный ро­зыск), но вы­да­ча, по неиз­вест­ным мне при­чи­нам, не со­сто­я­лась. Стра­ни­ца Моска­ле­ва на сай­те «Фо­то­стра­на.ру» неак­тив­на с кон­ца 2016 го­да.

За­то По­го­ди­на в июне 2017-го взя­ли в Кры­му. По ин­фор­ма­ции, ко­то­рой я рас­по­ла­гаю, по­пал­ся он во­об­ще слу­чай­но. При­шел устра­и­вать­ся на ра­бо­ту в си­ло­вые ор­га­ны, на­халь­но предъ­явил укра­ин­ский пас­порт — все недо­суг бы­ло по­ме­нять, за­дер­жан как на­ру­ши­тель пас­порт­но­го ре­жи­ма. А по­том об­на­ру­жи­лось глав­ное… Ре­ше­ни­ем судьи Ял­тин­ско­го гор­су­да Ок­са­ны Си­ни­цы­ной аре­сто­ва­ли «Кер­ча» на 40 дней «для обес­пе­че­ния воз­мож­но­сти вы­да­чи пра­во­охра­ни­тель­ным ор­га­нам Укра­и­ны». Су­дья Си­ни­цы­на от­ре­а­ги­ро­ва­ла на «крас­ную кар­точ­ку» Ин­тер­по­ла. Вой со­рат­ни­ков бо­е­ви­ка, на­чи­ная от Гир­ки­на и до де­пу­та­тов Го­с­ду­мы РФ, под­нял­ся знат­ный.

Срок ад­ми­ни­стра­тив­но­го за­дер­жа­ния ис­те­кал. В про­ку­ра­ту­ре Кра­ма­тор­ска дав­но ждал па­кет ма­те­ри­а­лов, на ос­но­ва­нии ко­то­рых сле­до­ва­ло за­пра­ши­вать экс­тра­ди­цию По­го­ди­на в Укра­и­ну. Не хва­та­ло толь­ко офи­ци­аль­но­го по­ру­че­ния от Ген­про­ку­ра­ту­ры, как то­го тре­бу­ет про­це­ду­ра, что­бы за­пу­стить про­цесс. Не ис­клю­чаю, что в ГПУ дол­го ре­ша­ли, как имен­но об­ра­тить­ся к крым­ским вла­стям в «шап­ке» пись­ма: « Не­ува­жа­е­мые гос­по­да ок­ку­пан­ты!»? Ко­гда в скан­даль­ную си­ту­а­цию вме­ша­лась прес­са и пред­ста­ви­те­ли Мо­ни­то­рин­го­вой мис­сии ООН по пра­вам че­ло­ве­ка в Укра­ине, зам ген­про­ку­ро­ра Ев­ге­ний Енин пуб­лич­но объ­явил: он лич­но об­ра­тил­ся в Ген­про­ку­ра­ту­ру РФ с прось­бой вы­дать убий­цу Сте­па­на Чу­бен­ко.

Позд­но: вско­ре «Ге­роя Но­во­рос­сии» вы­пу­сти­ли. Тут же По­го­ди­на по­здра­вил его ад­во­кат, Глеб Глин­ка, су­пруг из­вест­ной «док­то­ра Ли­зы». Имен­но се­мей­ство Гли­нок при­юти­ло «Кер­ча» в Москве, сра­зу по­сле бег­ства из Дон­бас­са.

Суд, тя­нув­ший­ся в То­рец­ке До­нец­кой об­ла­сти, го­ро­де, мак­си­маль­но при­бли­жен­ном к ме­сту со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния, вы­нес 10 но­яб­ря 2017 го­да за­оч­ный при­го­вор По­го­ди­ну, Су­хом­ли­но­ву и Моска­ле­ву: по­жиз­нен­ное за­клю­че­ние. Апел­ля­ци­он­ный суд оста­вил ре­ше­ние без из­ме­не­ний. Го­су­дар­ство ти­па вы­пол­ни­ло свой долг. Мать — нет. Ста­ли­на Чу­бен­ко вер­ну­лась с про­цес­са и се­ла от­прав­лять за­про­сы в Рос­сию — ко­му из му­чи­те­лей сы­на уже успе­ли дать рос­сий­ское граж­дан­ство. По­пасть на лич­ный при­ем к Юрию Лу­цен­ко ей так ни ра­зу и не уда­лось. Де­ли­кат­но от­ши­ва­ли. Хо­тя она ни­че­го про­сить не со­би­ра­лась, кро­ме про­фес­си­о­наль­но­го со­ве­та: что на­до для со­став­ле­ния пла­на даль­ней­ших дей­ствий.

Со сво­ей сто­ро­ны, я, как соб­ствен­ный кор­ре­спон­дент «Но­вой га­зе­ты» в Укра­ине, об­ра­ти­лась с офи­ци­аль­ным пись­мом в де­пар­та­мент Ин­тер­по­ла и Ев­ро­по­ла На­ци­о­наль­ной по­ли­ции Укра­и­ны. Ин­те­ре­со­ва­лась, на­ча­ли ли ис­кать «Кер­ча», «Бу­бу» и «Aeо­ру» по вто­ро­му ра­зу? При­шел от­вет, под­пи­сан­ный на­чаль­ни­ком де­пар­та­мен­та, ге­не­ра­лом Не­во­лей: све­де­ния, за­пра­ши­ва­е­мые мной, от­но­сят­ся к раз­ря­ду кон­фи­ден­ци­аль­ных, а раз­гла­ше­ние их воз­мож­но ис­клю­чи­тель­но с раз­ре­ше­ния Ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ри­а­та Ин­тер­по­ла. Да­лее ге­не­рал на­по­ми­нал: по­ря­док объ­яв­ле­ния в меж­ду­на­род­ный ро­зыск, пе­ре­чень необ­хо­ди­мых до­ку­мен­тов и круг субъ­ек­тов, ко­то­рые име­ют пра­во вы­сту­пать с та­ким за­про­сом, опре­де­лен со­от­вет­ству­ю­щей ин­струк­ци­ей, утвер­жден­ной при­ка­зом МВД, ГПУ, СБУ, Гос­ком­гра­ни­цы, и т.д., и т.п. еще в 1997 го­ду. Кон­струк­ция вы­гля­де­ла чрез­вы­чай­но гро­мозд­кой, по­то­му я ис­тол­ко­ва­ла ге­не­раль­ский от­вет ско­рее, как «нет», чем как «да».

На во­ле По­го­дин пер­вым де­лом опро­верг об­ви­не­ния в убий­стве. Но поз­же со­об­щил, что счи­та­ет Сте­па­на Чу­бен­ко на­ци­стом, с ко­то­рым сле­до­ва­ло бы разо­брать­ся ина­че. «По­тра­тить пять па­тро­нов на од­но­го (…) — рас­то­чи­тель­ство непоз­во­ли­тель­ное. Ес­ли кто-ли­бо из мо­е­го ба­та­льо­на шлеп­нул бы по­доб­ную мразь, мак­си­мум, чем бы он от­де­лал­ся, — про­стре­лен­ной ляж­кой. И то лишь по­то­му, что по­доб­ное жи­вот­ное не по­еха­ло на об­мен и не спас­ло ко­го-ли­бо из на­ших плен­ных». «Керч» об­ви­нял школь­ни­ка в уча­стии в со­жже­нии До­ма проф­со­ю­зов в Одес­се 2 мая 2014 го­да, в неких ка­ра­тель­ных ак­ци­ях «Пра­во­го сек­то­ра». Этот бред до сих пор ре­транс­ли­ру­ет крем­лев­ская прес­са, в част­но­сти, «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец».

«Керч» осел в Се­ва­сто­по­ле. При же­ла­нии с ним да­же мож­но по­дру­жить­ся в Фейс­бу­ке.

Мой кол­ле­га, Па­вел Ка­ны­гин, пы­тал­ся встре­тить­ся с По­го­ди­ным. Вна­ча­ле тот вы­ста­вил усло­вие: «Толь­ко в Кры­му!» Но пе­ред са­мой встре­чей на­чал ис­кать пу­ти от­ступ­ле­ния: «Отве­чаю, это не я! Это на­чаль­ни­ки ме­ня сроч­но вы­зва­ли!» — уве­рял по те­ле­фо­ну.

Еще де­таль. Ци­ти­рую Ка­ны­ги­на: «По­го­дин при­над­ле­жал к уз­ко­му кру­гу пи­о­не­ров дон­бас­ской аван­тю­ры, сре­ди ко­то­рых — рос­си­яне Алек­сандр Бо­ро­дай, Игорь Стрел­ков­гир­кин, Сер­гей Ду­бин­ский («Хму­рый»), Игорь Без­лер («Бес») и укра­и­нец Алек­сандр Хо­да­ков­ский. В 2014-м эти лю­ди ру­ко­во­ди­ли на ме­сте до­нец­ким мя­те­жом, а бли­же к 2015-му ото­шли от дел, пе­ре­дав ру­ти­ну про­фес­си­о­на­лам из «ги­брид­ных войск». Впро­чем, все оста­лись (за ис­клю­че­ни­ем Гир­ки­на) в тес­ном кон­так­те и да­же ор­га­ни­зо­ва­ли «Со­юз доб­ро­воль­цев Дон­бас­са»… «Съ­ез­ды ге­ро­ев» про­хо­дят те­перь еже­год­но в Ро­сто­ве, в осталь­ное вре­мя со­рат­ни­ки об­ща­ют­ся в Фейс­бу­ке, об­суж­да­ют слу­хи и тра­вят бай­ки.

Но, по­ми­мо ста­рой друж­бы, этих «ве­те­ра­нов» объ­еди­ня­ет, по­ла­гаю, од­но очень важ­ное зна­ние. Они зна­ют, в чье рас­по­ря­же­ние в июле 2014го по­па­ла уста­нов­ка «Бук», из ко­то­рой был сбит ма­ла­зий­ский «Бо­инг». Каж­до­му из ше­сти этих пер­со­на­жей долж­но быть до­под­лин­но из­вест­но о том, что про­изо­шло в небе над То­ре­зом 17 июля 2014 го­да. И, ра­зу­ме­ет­ся, вы­да­ча лю­бо­го из них Укра­ине (под лю­бым пред­ло­гом) мо­жет ока­зать­ся по­дар­ком для сле­до­ва­те­лей по де­лу «Бо­ин­га». (Укра­и­на вхо­дит в пя­тер­ку стран — участ­ниц рас­сле­до­ва­ния). При­ме­ча­тель­но, что имен­но «Хму­рый», он же Сер­гей Ду­бин­ский, тот са­мый фи­гу­рант де­ла МН-17, о ро­ли ко­то­ро­го в тра­ге­дии лай­не­ра се­год­ня из­вест­но боль­ше все­го, ак­тив­нее осталь­ных бес­по­ко­ит­ся о судь­бе По­го­ди­на…

…В ми­ну­ты от­ча­я­ния Ста­лине Чу­бен­ко ка­жет­ся, что в Ген­про­ку­ра­ту­ре Укра­и­ны за­се­ли лю­ди, ка­ким-то об­ра­зом то­же при­част­ные к кош­ма­ру, ко­то­рый на­чал­ся на Дон­бас­се в 2014-м и тя­нет­ся до сих пор. Пой­ма­ют «Кер­ча», экс­тра­ди­ру­ют, он за­го­во­рит — и все, им крыш­ка. Ина­че — по­че­му?..

Да, за­бы­ла. Го­во­рят, у По­го­ди­на двое де­тей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.