Ска­за­ние о Поч­то­вой пло­ща­ди,

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Еле­на СЕРЕДА

Во вре­мя недав­ней ши­ро­ко­мас­штаб­ной ре­кон­струк­ции Поч­то­вой пло­ща­ди в Ки­е­ве бы­ли от­кры­ты не толь­ко остат­ки го­ро­да IX–XIII ве­ков — от­кры­лось и ис­тин­ное ли­цо власть иму­щих.

Мы все уви­де­ли, ка­кие цен­но­сти ис­по­ве­ду­ют укра­ин­ские чи­нов­ни­ки. Не­без­раз­лич­ные уче­ные и пред­ста­ви­те­ли об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций круг­лые сут­ки за­щи­ща­ют до­сто­при­ме­ча­тель­ность, ко­то­рую уже да­же на­зы­ва­ют «Ки­ев­ски­ми Пом­пе­я­ми». Они не хо­тят, что­бы в один мо­мент про­изо­шло то, что уже ста­ло до­сад­ной прак­ти­кой в сто­ли­це Укра­и­ны: раз­ру­ше­ние ар­хео­ло­ги­че­ско­го па­мят­ни­ка, до­стой­но­го му­зе­е­фи­ка­ции, и стро­и­тель­ство на этом ме­сте оче­ред­но­го тор­го­во-раз­вле­ка­тель­но­го цен­тра или небо­скре­ба.

О том, по­че­му лю­ди под­ня­лись на за­щи­ту Поч­то­вой пло­ща­ди, по­че­му вре­ме­на кня­зей Ки­ев­ской Ру­си име­ют та­кое боль­шое зна­че­ние, а так­же о том, по­че­му ар­хео­ло­гии сле­ду­ет до­ве­рять боль­ше, чем книж­ной ис­то­рии, мы ре­ши­ли по­го­во­рить с ди­рек­то­ром Цен­тра ар­хео­ло­гии Ки­е­ва На­ци­о­наль­ной ака­де­мии на­ук Укра­и­ны, кан­ди­да­том ис­то­ри­че­ских на­ук, дей­стви­тель­ным чле­ном IKOMOS Ми­ха­и­лом Са­гай­да­ком. — Итак, гос­по­дин Са­гай­дак, ес­ли по­смот­реть на раз­ви­тие си­ту­а­ции с так на­зы­ва­е­мой ре­кон­струк­ци­ей на Поч­то­вой пло­ща­ди, в Ки­е­ве мо­жет по­явить­ся еще один музей? Вы счи­та­е­те, что су­ще­ству­ет та­кая по­треб­ность? — В ис­то­рии все­гда есть свои «тем­ные ве­ка». И на этом кто-то все­гда на­жи­ва­ет­ся. У ко­го-то по­яв­ля­ют­ся по­ли­ти­че­ские и про­чие пер­спек­ти­вы. Так устро­ен этот про­цесс. Од­на из функ­ций бу­ду­ще­го му­зея на Поч­то­вой — ми­ни­ми­зи­ро­вать эти раз­ры­вы ис­то­ри­че­ско­го вре­ме­ни, по­ка­зать по воз­мож­но­сти ре­аль­ную кар­ти­ну. Музей не пред­ла­га­ет на­пи­сан­ную исто­рию, посколь­ку у каж­дой на­пи­сан­ной ис­то­рии своя идео­ло­гия или, точ­нее, идео­ло­ги­че­ская со­став­ля­ю­щая. Так, у ле­то­пис­ца, тру­див­ше­го­ся во вре­ме­на прав­ле­ния Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха, за­каз­чи­ком был имен­но этот князь. При этом за­ча­стую ле­то­пис­цы пи­са­ли то, что про­ис­хо­ди­ло 100 лет на­зад. Пред­ставь­те, что вы при­шли ко мне как к участ­ни­ку опре­де­лен­ных со­бы­тий, и я мо­гу что-то за­быть, посколь­ку про­шло вре­мя, а у вас не бу­дет за­пи­сей, что­бы вос­со­здать наш с ва­ми раз­го­вор. Су­ще­ству­ет ве­ро­ят­ность, что в та­ких же усло­ви­ях пи­са­лись ле­то­пи­си.

Кро­ме то­го, у каж­до­го че­ло­ве­ка есть раз­ные вле­че­ния. Иметь иден­тич­ность, пред­став­ле­ние о се­бе, сво­ей зем­ле — это то­же вле­че­ние. Хо­тя иден­тич­ность — это не устой­чи­вое по­ня­тие, оно ме­ня­ет­ся. Се­год­ня сре­ди граж­дан Фран­ции мно­го ара­бов, аф­ро­аме­ри­кан­цев, и они то­же фран­цу­зы. Невоз­мож­но про­ду­ци­ро­вать од­ну ка­кую-то фор­му. То есть музей мо­жет быть ил­лю­стра­ци­ей то­го, что с на­ши­ми пред­ка­ми про­ис­хо­ди­ло, ка­кие тех­но­ло­гии они ис­поль­зо­ва­ли, «из че­го мы со­сто­им». И все это в хро­но­ло­ги­че­ском по­ряд­ке.

Но власть ино­го мне­ния. Де­скать, лю­ди фан­та­зи­ру­ют, это та­кая бо­лезнь у лю­дей — ду­мать над са­мо­иден­ти­фи­ка­ци­ей, «ис­кать се­бя». Хо­тя каж­дый по­яв­ля­ю­щий­ся па­мят­ник, о ко­то­ром лю­ди узна­ют, за­пус­ка­ет в них про­цесс са­мо­иден­ти­фи­ка­ции. По­че­му на тер­ри­то­рии, при­над­ле­жа­щей ки­ев­ля­нам, не раз­во­ра­чи­ва­ет­ся про­цесс са­мо­иден­ти­фи­ка­ции ки­ев­лян, а зем­ля от­да­ет­ся под тор­го­во-раз­вле­ка­тель­ный центр? Неволь­но мы ока­зы­ва­ем­ся на ка­кой­то сто­роне вой­ны, про­ис­хо­дя­щей по­сто­ян­но, — вой­ны за наш Ки­ев.

То, что про­ис­хо­дит на Поч­то­вой, — это де­мон­стра­ция во­пи­ю­щей си­ту­а­ции с па­мят­ни­ка­ми про­шло­го в Укра­ине, ко­гда власть не по­ни­ма­ет, что ну­жен ба­ланс меж­ду рас­коп­ка­ми и их му­зе­е­фи­ка­ци­ей. В це­лом на ки­ев­ском По­до­ле есть 150 ис­сле­до­ван­ных ар­хео­ло­га­ми участ­ков, а му­зе­е­фи­ци­ро­ван­ных из них — ноль. Все на­ход­ки сто­ят в ящи­ках в Му­зее ис­то­рии Ки­е­ва. Бы­ло вре­мя, ко­гда это был луч­ший музей в сто­ли­це Укра­и­ны... Кро­ме то­го, у му­зеев ар­хео­ло­гии есть своя спе­ци­фи­ка. Со­зда­ние му­зея ис­то­рии — это не со­зда­ние му­зея ар­хео­ло­гии. Посколь­ку ис­то­ри­ки чи­та­ют пись­мен­ные ис­точ­ни­ки, они на са­мом де­ле «не чи­та­ют зем­лю». Имен­но по­это­му ис­то­ри­ки ча­сто ос­нов­ные оп­по­нен­ты ар­хео­ло­гов: они что-то ви­дят так, а мы — ина­че. — Да, мно­го кри­ти­ки зву­чит от­но­си­тель­но со­зда­ния му­зея на Поч­то­вой, да­же сре­ди экс­пер­тов... — На­ши оп­по­нен­ты упре­ка­ют ме­ня в том, что я что-то делал не так, что че­ты­ре го­да про­ект на Поч­то­вой пло­ща­ди не дви­гал­ся. Хо­тя у ме­ня стол за­ва­лен пе­ре­пиской с власт­ны­ми струк­ту­ра­ми. С са­мо­го на­ча­ла я ока­зал­ся в до­воль­но непро­стой си­ту­а­ции, ко­гда ме­ня вы­звал ми­нистр куль­ту­ры и ска­зал: «Ты при­смат­ри­вай, сле­ди за си­ту­а­ци­ей. Но там долж­ны стро­ить та­кие лю­ди, с ко­то­ры­ми не сле­ду­ет пор­тить от­но­ше­ния». На что я от­ве­тил: «Но ес­ли ар­хео­ло­ги най­дут что-ни­будь ин­те­рес­ное, то что в та­ком слу­чае нам де­лать?». Он от­ве­тил: «То­гда об­ра­щай­тесь ко мне». Кро­ме то­го, что­бы лю­ди ра­бо­та­ли, нуж­ны день­ги. «Ну, ка­кую-то сум­му вы­де­лим, а ес­ли по­явит­ся еще по­треб­ность, Ми­ха­ил Са­гай­дак и ак­ти­вист­ка Ан­на­бел­ла Мо­ри­на Сле­до­ва­тель­но, при­чин для му­зе­е­фи­ка­ции бо­лее чем до­ста­точ­но. — Кто из ки­ев­ских кня­зей, на ваш взгляд, был дви­жу­щей си­лой во вре­мя со­зда­ния но­вых го­ро­дов на тер­ри­то­рии Ру­си? — Нель­зя на­звать ка­ко­го-то од­но­го че­ло­ве­ка, вы­де­лить од­но­го из кня­зей. Да и вре­мя бы­ло та­кое, что со­дей­ство­ва­ло со­зда­нию го­ро­дов по всей Ев­ро­пе. Раз­ру­ше­ние Рим­ской им­пе­рии по­вли­я­ло на ми­ро­вос­при­я­тие мно­гих лю­дей, ка­кое-то вре­мя в ми­ре да­же гос­под­ство­ва­ла па­ни­ка. По­том по­яв­ля­ет­ся ра­бо­та бо­го­сло­ва Авре­лия Ав­гу­сти­на «О гра­де Бо­жьем», в со­от­вет­ствии с ко­то­рой го­ро­да на­до стро­ить на ос­но­ве мо­раль­но­го про­грес­са, ду­хов­но­го един­ства. В та­ких усло­ви­ях на­ча­ли воз­ни­кать ре­ги­о­наль­ные ко­ро­лев­ства, за­рож­дать­ся про­об­ра­зы со­вре­мен­ных го­ро­дов. На­ча­ла гос­под­ство­вать идея, что го­ро­да на­до стро­ить не сти­хий­но, а с опре­де­лен­ным смыс­лом, людь­ми про­све­щен­ны­ми,. Нель­зя рас­смат­ри­вать исто­рию как без­от­вет­ствен­ный про­цесс, лю­ди все­гда ис­ка­ли в ней смысл. Вспом­ни­те, как Вла­ди­мир Ве­ли­кий, в со­от­вет­ствии с ле­то­пи­ся­ми, вы­би­рал ре­ли­гию. Он ста­рал­ся на­прав­лять уси­лия к луч­шим об­раз­цам. — об­ра­щай­тесь», — ска­зал ми­нистр. Я знаю, как тя­же­ло ра­бо­тать в Ки­е­ве, нам нуж­ны жест­кие юри­ди­че­ские ос­но­ва­ния для на­ча­ла ра­бот — до­го­вор с за­строй­щи­ком, в ко­то­ром обу­слов­ле­ны де­та­ли со­труд­ни­че­ства. На это ушло вре­мя.

Ес­ли поды­то­жи­вать всю пе­ре­пис­ку, мож­но прий­ти к вы­во­ду, что власть про­дол­жа­ет об­слу­жи­вать ин­те­ре­сы за­строй­щи­ков. Рань­ше в Ки­е­ве бы­ла прак­ти­ка, что па­мят­ни­ки бы­ли в при­о­ри­те­те, а уж по­том но­вострой­ки. Хо­тя в каж­дом кон­крет­ном слу­чае при­ни­ма­ет­ся ин­ди­ви­ду­аль­ное ре­ше­ние. И ес­ли па­мят­ник де­мон­стри­ру­ет очень важ­ный ин­фор­ма­ци­он­ный блок, то дол­жен под­ни­мать­ся во­прос о его му­зе­е­фи­ка­ции. И это все от­ме­ча­лось в на­ших пись­мах к власть иму­щим.

Не мо­гу не упо­мя­нуть об опы­те стран Ев­ро­пы от­но­си­тель­но со­хра­не­ния па­мят­ни­ков ис­то­рии и куль­ту­ры. На­при­мер, в Шве­ции нет по­гре­бе­ний, ко­то­рые рас­ка­пы­ва­ют тя­же­лой тех­ни­кой, как это де­ла­ет­ся в Укра­ине, на По­до­ле. Ес­ли во вре­мя зем­ля­ных ро­бот в раз­ви­тых стра­нах на­хо­дят ко­сти че­ло­ве­ка, то их иден­ти­фи­ци­ру­ют и пе­ре­да­ют в на­ци­о­наль­ный фонд. Ес­ли ис­сле­ду­ет­ся ка­кой-то кур­ган, то по­сле окон­ча­ния ра­бот все мак­си­маль­но вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся. Мож­но ска­зать, что в раз­ви­тых стра­нах ува­же­ние к па­мят­ни­кам не вос­пи­ты­ва­ют, с ним рож­да­ют­ся. Кро­ме то­го, се­год­ня про­во­дят­ся се­рьез­ные ге­не­ти­че­ские ис­сле­до­ва­ния, по­это­му со­би­ра­ет­ся ин­фор­ма­ция о на­се­ле­нии стран, имев­ших ис­то­ри­че­ские свя­зи со Шве­ци­ей. Это поз­во­ля­ет уче­ным стро­ить за­клю­че­ние о том, что про­ис­хо­ди­ло с их на­ро­дом в опре­де­лен­ное ис­то­ри­че­ское вре­мя. Шве­ды и на­ши­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми ин­те­ре­су­ют­ся. — По­че­му этот объ­ект до­сто­ин му­зе­е­фи­ка­ции? — Этот во­прос я слы­шу до­воль­но ча­сто, и он мне не очень нра­вит­ся. Все, что бы­ло от­кры­то по ли­нии стро­и­тель­ства мет­ро­по­ли­те­на, — все, бук­валь­но все бы­ло до­стой­но му­зе­е­фи­ка­ции. Но в то вре­мя об­ще­ство не бы­ло го­то­во про­ти­во­сто­ять по­след­ним тен­ден­ци­ям, ко­то­рые на­но­сят непо­пра­ви­мый вред го­ро­ду. По­том пе­ре­стра­и­ва­ли Кре­ща­тик. От Ляд­ских во­рот у ме­ня остал­ся горь­кий оса­док. Я мо­гу на­звать це­лый ряд окон­ча­тель­но утра­чен­ных пол­но­цен­ных объ­ек­тов. Но Поч­то­вая пло­щадь — это еще и зна­ко­вое ме­сто, ко­то­рое у мно­гих лю­дей ас­со­ци­и­ру­ет­ся с кре­ще­ни­ем Ки­е­ва, с па­мя­тью о Та­ра­се Шев­чен­ко. Ду­маю, что не слу­чай­но там с древ­них вре­мен бы­ла цер­ковь.

Во вре­мя рас­ко­пок на Поч­то­вой пло­ща­ди объ­ек­ты вре­мен Ки­ев­ской Ру­си на­ча­ли по­яв­лять­ся с уров­ня 5,5–6 мет­ров от со­вре­мен­ной днев­ной по­верх­но­сти. На этой глу­бине уда­лось за­фик­си­ро­вать уча­сток це­ло­го при­бреж­но­го го­род­ско­го квар­та­ла пло­ща­дью свы­ше 1300 квад­рат­ных мет­ров. Рас­коп­ка­ми бы­ли вы­яв­ле­ны го­ри­зон­ты за­строй­ки XI ве­ка, хо­тя ни­же за­ле­га­ют еще бо­лее древ­ние го­ри­зон­ты, — оче­вид­но, X сто­ле­тие. Застрой­ка про­су­ще­ство­ва­ла до то­таль­но­го по­жа­ра, про­изо­шед­ше­го в на­ча­ле XIII ве­ка. Со­хра­ни­лись толь­ко ниж­ние ча­сти зда­ний и за­бо­ров, на­хо­див­ши­е­ся в то вре­мя в зем­ле. По ним нам и уда­лось вос­со­здать пла­ни­ров­ку квар­та­ла, по­лу­чив при этом весь­ма ис­чер­пы­ва­ю­щую ин­фор­ма­цию о жиз­не­де­я­тель­но­сти в при­пор­то­вой ча­сти ста­ро­го го­ро­да на про­тя­же­нии по­чти по­лу­то­ра ве­ков. По­лу­чен­ные ре­зуль­та­ты сви­де­тель­ству­ют о вы­со­ком уровне раз­ви­тия ком­му­ни­ка­ци­он­ной струк­ту­ры Ки­е­ва XI–XIII сто­ле­тий.

Так­же Поч­то­вая — это па­мять о ре­ке По­чайне. Сто­про­цент­но до­ка­за­но, что на том ме­сте бы­ло устье По­чай­ной. В ми­ре есть мно­го при­ме­ров, ко­гда го­род ре­кон­стру­и­ру­ет свои ста­рин­ные вод­ные ма­ги­стра­ли. Му­зе­ем мы так­же хо­тим про­де­мон­стри­ро­вать, как ме­нял­ся Ки­ев по­сле при­ня­тия хри­сти­ан­ства, как ре­ли­гия из­ме­ня­ла ланд­шафт го­ро­да. Ра­ри­те­ты, най­ден­ные во вре­мя рас­ко­пок — А кто, кро­ме вла­сти, ак­тив­но участ­во­вал в рож­де­нии го­род­ских цен­тров? — Обыч­но дви­га­те­лем это­го про­цес­са бы­ло вза­и­мо­дей­ствие несколь­ких фак­то­ров, до­пол­ня­ю­щих друг дру­га: эко­но­ми­че­ско­го, по­ли­ти­че­ско­го, ре­ли­ги­оз­но­го, куль­тур­но­го и т.п. А кон­крет­ны­ми ис­пол­ни­те­ля­ми бы­ли го­род­ские об­щи­ны, со­сто­яв­шие из раз­ных эт­ни­че­ских групп. Не­да­ром сред­не­ве­ко­вую ур­ба­ни­за­цию Се­вер­ной Ев­ро­пы свя­зы­ва­ют с так на­зы­ва­е­мым вре­ме­нем ви­кин­гов.

На­до при­знать, что скан­ди­на­вы, ко­то­рых на Ру­си на­зы­ва­ли ва­ря­га­ми, а в За­пад­ной Ев­ро­пе — ви­кин­га­ми, от­ме­ти­лись не толь­ко сво­и­ми вне­зап­ны­ми на­па­де­ни­я­ми на ев­ро­пей­ские го­ро­да; ча­сто они со­зда­ва­ли тор­го­во-ре­мес­лен­ные цен­тры, за­тем пе­ре­рас­тав­шие в го­ро­да. То есть они, в част­но­сти шве­ды, рас­смат­ри­ва­ли дру­гие зем­ли не толь­ко как ме­ста для гра­бе­жей, но и как ме­сто ми­гра­ции. По та­ко­му сце­на­рию воз­ни­ка­ло мно­го го­род­ских цен­тров в Се­вер­ной Ев­ро­пе и Скан­ди­на­вии. Этот про­цесс су­ще­ство­вал и на зем­лях во­сточ­ных сла­вян. Вот по­че­му скан­ди­на­вы бы­ли очень адап­тив­ны, есть ве­ро­ят­ность, что у них бы­ли двой­ные име­на, и они при­ни­ма­ли ве­ру мест­но­го на­се­ле­ния. — Это до­воль­но уди­ви­тель­но. Что мо­жет по­буж­дать ме­нять име­на и ве­ру? — Ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что ос­нов­ной при­чи­ной стал ощу­ти­мый рост на­се­ле­ния на Скан­ди­нав­ском по­лу­ост­ро­ве. В Шве­ции и Да­нии гос­под­ство­вал неиз­мен­ный за­кон: толь­ко два пер­вых сы­на име­ют пра­во на­сле­до­вать зем­ли. Ес­ли вы по­еде­те се­год­ня в эти стра­ны, то уви­ди­те, что сто­ит дом от­ца, один сын до­стра­и­ва­ет дом по ле­вую сто­ро­ну, вто­рой — по пра­вую. Так же де­лит­ся по­ле. А ес­ли сы­но­вей пя­те­ро, ку­да им де­вать­ся? Так по­яви­лось по­ня­тие «ви­кин­ги». По су­ти — это те, кто остал­ся вне гра­ниц се­мей­но­го на­след­ства, а сле­до­ва­тель­но — от­пра­вил­ся на по­ис­ки «луч­шей судь­бы» в да­ле­кие края. А нас­чет пе­ре­ме­ны ве­ры, то во мно­гом их ре­ли­гия бы­ла ти­по­ло­гич­но близ­кой язы­че­ским ве­ро­ва­ни­ям во­сточ­ных сла­вян.

В кон­це кон­цов скан­ди­на­вы по­ста­ви­ли Ев­ро­пу в до­воль­но слож­ную си­ту­а­цию. Не­да­ром ис­то­ри­ки на­зы­ва­ют их реч­ны­ми ко­чев­ни­ка­ми. По­сле се­бя эти груп­пы оста­ви­ли пред­ме­ты по­треб­ле­ния, ору­жие, ко­то­рые ар­хео­ло­ги на­зы­ва­ют на­ход­ка­ми скан­ди­нав­ско­го сти­ля, посколь­ку их укра­ша­ют эле­мен­ты ми­фи­че­ско­го, фан­та­сти­че­ско­го ха­рак­те­ра. — Ду­маю, что про­шло неко­то­рое вре­мя, по­ка ви­кин­ги на­ча­ли ду­мать над раз­ви­ти­ем Ки­е­ва. Не так ли? — Да. В на­ча­ле их не ин­те­ре­со­ва­ло, чем жи­вет ко­рен­ное на­се­ле­ние, ка­кой у него язык, ре­ли­гия. Они вос­при­ни­ма­ли все как есть, так же, как, кста­ти, и мон­го­ло-та­та­ры. У них бы­ла един­ствен­ная цель — власть, поз­во­ля­ю­щая со­би­рать дань. Сле­до­ва­тель­но, на­до со­здать опре­де­лен­ную струк­ту­ру, ко­то­рая за­во­ю­ет тер­ри­то­рию. Кро­ме то­го, их це­лью бы­ла Ви­зан­тий­ская им­пе­рия, так­же их ин­те­ре­со­ва­ли при­ис­ки с за­ле­жа­ми се­реб­ра. Вспом­ни­те, что князь Свя­то­слав Иго­ре­вич, ко­то­ро­го ис­то­ри­ки на­зы­ва­ют по­след­ним ви­кин­гом, оста­вил Ки­ев и хотел ос­но­вать Ки­е­вец на Ду­нае, прак­ти­че­ски на гра­ни­це Ви­зан­тии. Он ис­кал ме­сто, где мож­но кон­тро­ли­ро­вать тор­го­вые пу­ти, ко­то­рые бы объ­еди­ня­ли огром­ные тер­ри­то­рии. То же и в то же вре­мя про­ис­хо­ди­ло по всей Ев­ро­пе. — Хо­тя у кня­ги­ни Оль­ги бы­ли

иные взгля­ды, не так ли? — Да, кро­ме про­че­го, она по­ни­ма­ла и ци­ви­ли­за­тор­скую роль хри­сти­ан­ства. Хри­сти­ан­ство — это объ­еди­ни­тель­ная ре­ли­гия, по­это­му ее на­зы­ва­ют го­род­ской ре­ли­ги­ей. Имен­но из-за это­го Оль­га со­зда­ла мно­же­ство пред­по­сы­лок для хри­сти­а­ни­за­ции на­ших зе­мель.

До­бав­лю, что в це­лом кня­же­ская иерар­хия до­воль­но позд­но по­яв­ля­ет­ся на тер­ри­то­рии Ки­ев­ской Ру­си. На на­чаль­ной фа­зе кня­зья счи­та­лись пер­вы­ми сре­ди рав­ных. Это уже со вре­ме­нем они об­рас­та­ли дру­жи­ной, вы­пол­ня­ли ос­нов­ную са­краль­ную функ­цию, их дво­ры сто­я­ли от­дель­но от го­ро­да. Так бы­ло во вре­ме­на ле­ген­дар­ных Асколь­да и Ди­ра, Олега и Иго­ря. Но си­ту­а­ция уже прин­ци­пи­аль­но ме­ня­ет­ся с при­ня­ти­ем хри­сти­ан­ской ве­ры в 988 го­ду, во вре­мя прав­ле­ния кня­зя Вла­ди­ми­ра Свя­то­сла­ви­ча. Го­род­ская тер­ри­то­рия на­чи­на­ет ак­тив­но раз­рас­тать­ся на ста­ро­ки­ев­ской ча­сти, или так на­зы­ва­е­мом Ки­ев­ском пла­то. То есть фак­ти­че­ски за По­до­лом за­креп­ля­ет­ся эко­но­ми­че­ская функ­ция, а ад­ми­ни­стра­тив­но-по­ли­ти­че­ская и са­краль­ная пе­ре­но­сят­ся в верх­нюю часть го­ро­да.

Уже князь Яро­слав Муд­рый, сын Вла­ди­ми­ра, сде­лал ре­ор­га­ни­за­цию. Он на­чал фор­ми­ро­вать но­вую го­род­скую струк­ту­ру, ко­то­рая со­от­вет­ство­ва­ла струк­ту­ре ве­ли­ко­кня­жьей ди­на­стии. Так на тер­ри­то­рии верх­не­го Ки­е­ва ря­дом с «го­ро­дом Вла­ди­ми­ра» по­сте­пен­но воз­ник­ли «го­род Яро­сла­ва», «го­род Изя­с­ла­ва, Свя­то­пол­ка», «го­род Свя­то­сла­ва». То есть все сы­но­вья Яро­сла­ва по­лу­чи­ли свое ме­сто в Ки­е­ве, кро­ме то­го, ос­но­ва­ли свои мо­на­сты­ри. Это озна­ча­ло, что го­род пре­вра­тил­ся в кол­лек­тив­ное вла­де­ние ди­на­стии Яро­сла­ви­чей. Дру­гим род­ствен­ни­кам Яро­сла­ва путь к вла­сти в Ки­е­ве был на неко­то­рое вре­мя за­крыт. Поз­же эту ре­фор­му де­нон­си­ро­вал так на­зы­ва­е­мый Лю­бец­кий съезд в 1097 го­ду, ко­то­рый, по од­ной вер­сии, был в Лю­бе­че на се­вер от Чер­ни­го­ва, по дру­гой — под Ки­е­вом, в рай­оне озе­ра Под­люб­ско­го, это со­вре­мен­ный рай­он Тро­е­щи­ны. Кста­ти, око­ло это­го озе­ра про­изо­шло мно­же­ство ис­то­ри­че­ских со­бы­тий, по­это­му там се­год­ня то­же ду­ма­ют над со­зда­ни­ем за­по­вед­ни­ка. Лю­ди хо­тят му­зе­е­фи­ка­ции ме­ста, а за­строй­щи­ки меч­та­ют о но­вострой­ках. На­ши граж­дане ез­дят по ми­ру, ви­дят, как в раз­ви­тых стра­нах бе­ре­гут свои па­мят­ни­ки, как они ста­но­вят­ся стерж­нем для об­ще­ства.

Весь этот слож­ный и дли­тель­ный про­цесс мож­но вос­со­здать, про­ил­лю­стри­ро­вать в под­зем­ном му­зее на Поч­то­вой пло­ща­ди, где ос­нов­ным объ­ек­том по­ка­за ста­нут «Ки­ев­ские Пом­пеи». Ведь рас­коп­ки на По­до­ле де­мон­стри­ру­ют кар­ти­ну во мно­гом по­хо­жую на рас­коп­ки ис­чез­нув­ше­го рим­ско­го го­ро­да, с тем толь­ко от­ли­чи­ем, что со­ору­же­ния бы­ли за­кры­ты не от­ло­же­ни­я­ми из кра­те­ра вул­ка­на, а влаж­ны­ми пес­ча­но-гли­ни­сты­ми сло­я­ми зем­ли, за­не­сен­ны­ми сю­да от­ча­сти из глу­бо­ких овра­гов, спус­кав­ших­ся с го­ры в реч­ную до­ли­ну, а от­ча­сти — па­вод­ка­ми ре­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.