Не­до­люб­лен­ные де­ти ли­хих 90-х

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ека­те­ри­на ГОЛЬЦБЕРГ

Недав­но Фейс­бу­ком про­ка­тил­ся флеш­моб с пред­ло­же­ни­ем ко всем со­при­част­ным к уди­ви­тель­ной и непо­вто­ри­мой эпо­хе 90-х, раз­ме­стить на сво­ей стра­ни­це фо­то из лич­ных ар­хи­вов той по­ры. И по­нес­лось но­сталь­ги­че­ское…

За­мель­ка­ли по­ста­но­воч­ные са­лон­ные фо­то с ка­мен­ны­ми об­ре­чен­ны­ми ли­ца­ми ли­бо (сде­лан­ные на «мыль­ни­цу») за­столь­ные сним­ки с ря­да­ми кон­тра­факт­но­го ал­ко­го­ля и на фоне неиз­мен­но­го ков­ра. Ес­ли на фо­то­гра­фи­ях об­на­ру­жи­ва­ют­ся де­ти, то, ве­ро­ят­нее все­го, они сто­ят уны­лой куч­кой с пе­ре­пу­ган­ны­ми ли­ца­ми и груст­ны­ми гла­за­ми, в рас­тя­ну­тых кол­гот­ках или пи­джа­ках не по раз­ме­ру. Та­кие про­ти­во­ре­чи­вые фо­то­гра­фии 90-х, соб­ствен­но как и са­ми 90-е, пол­ны яр­ких и по­рою неве­се­лых вос­по­ми­на­ний.

Кто же они, де­ти 90-х? По­че­му им так труд­но, и по­че­му их де­тям еще труд­нее? Я мно­го раз­мыш­ля­ла об этом фе­но­мене, по­то­му что в боль­шин­стве сво­ем имен­но де­ти 90-х при­во­дят к пси­хо­ло­гам сво­их де­тей, но оста­ют­ся в те­ра­пии са­ми. Так уж слу­чи­лось… Им на­до.

Но для на­ча­ла «све­рим по­ня­тия», так как де­ти 90-х не ро­ди­лись в 90-х, они в них вы­рос­ли и про­ве­ли свое дет­ство. Им в те го­ды бы­ло 5, 7, 14 лет, и они бы­ли детьми или под­рост­ка­ми. Их ро­ди­те­ли бы­ли ли­ше­ны ра­до­сти рас­тить де­тей в про­стор­ных квар­ти­рах и ком­форт­ных од­но­ра­зо­вых под­гуз­ни­ках. То­гда да­же сло­ва та­ко­го ни­кто не знал, а о по­яв­ле­нии «Пам­пер­сов» со­об­щи­ла на­вяз­чи­вая ре­кла­ма, став­шая для ро­ди­те­лей от­кро­ве­ни­ем и по­во­дом гор­дить­ся сво­им му­же­ством в борь­бе за при­уче­ние ди­тя­ти к горш­ку. Им ча­сто во­об­ще не при­шлось рас­тить сво­их де­тей, этим за­ни­ма­лись ба­буш­ки.

Эти вы­рос­шие де­ти, на­вер­ное, пом­нят Ле­ню Го­луб­ко­ва и ни­ко­гда не за­бу­дут се­ри­ал «Бри­га­да», филь­мы «Бу­мер» и «Брат», ведь они с по­тря­са­ю­щей точ­но­стью опи­сы­ва­ли и за­пе­чат­ле­ли жизнь их по­те­рян­ных ро­ди­те­лей. Хо­тя ро­ди­те­ли у них бы­ли раз­ные: од­ни за­во­зи­ли утю­ги и ки­пя­тиль­ни­ки в Поль­шу, дру­гие вы­во­зи­ли ко­жа­ные курт­ки и спор­тив­ные ко­стю­мы из Тур­ции, тре­тьи от­кры­ва­ли са­ло­ны ви­део­про­ка­та и ларь­ки, а чет­вер­тые их всех «кры­ше­ва­ли», рискуя быть уби­ты­ми на оче­ред­ной «стрел­ке». Осталь­ные ти­хо спи­ва­лись.

Дет­ство про­хо­ди­ло в ос­нов­ном на улице или у те­ле­ви­зо­ра. Де­ти вы­рос­ли без смарт­фо­нов и ком­пью­те­ров, а лю­би­мой их ком­пью­тер­ной иг­рой бы­ла «Ну, по­го­ди!», где волк ло­вил па­да­ю­щие яй­ца, ко­то­рые с бе­ше­ной ско­ро­стью нес­ли по­ло­ум­ные ку­ры. У них бы­ли пей­дже­ры и та­ма­го­чи, иг­ра Super Mario и «Тет­рис», они ви­де­ли и хо­ро­шо за­пом­ни­ли, с ка­кой ско­ро­стью ме­ня­ет­ся ди­зайн мо­биль­ных те­ле­фо­нов, они жи­ли в ми­ре по­сто­ян­ных от­кры­тий, яр­ких лич­но­стей и меж­на­ци­о­наль­ных кон­флик­тов.

Они ро­ди­лись в СССР, но не смог­ли по­нять свою стра­ну ни умом, ни серд­цем. Они за­ста­ли раз­вал Со­вет­ско­го со­ю­за в тот мо­мент сво­ей жиз­ни, ко­гда очень важ­но осо­знать глав­ные ис­ти­ны, а ис­ти­ны в од­но­ча­сье все бес­след­но ис­чез­ли. Это и ста­ло смер­тель­ным уда­ром для их ро­ди­те­лей, ко­то­рые за три дня по­те­ря­ли стра­ну, очу­тив­шись в эпи­цен­тре слож­ней­ше­го мо­мен­та ис­то­рии. С рас­па­дом СССР раз­ви­тая куль­ту­ра со­вет­ско­го об­ще­ства бы­ла обес­це­не­на и обес­смыс­ле­на, на пер­вый план вы­шли ар­хе­ти­пич­ные цен­но­сти сы­то­го жи­во­та: «моя ха­та с краю» и «по­сле нас хоть по­топ». Со дна об­ще­ства на са­мый его верх под­ня­лись афе­ри­сты, во­ры и пре­ступ­ни­ки, а ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти пе­ре­ко­че­ва­ли в их кар­ма­ны и сей­фы. Стран­ные по­до­зри­тель­ные лю­ди вне­зап­но ста­ли вер­хуш­кой об­ще­ства, ча­сто не имея для успе­ха ни­че­го, кро­ме слу­чай­ной уда­чи. Но они ро­жа­ли и рас­ти­ли де­тей, по-сво­е­му их лю­би­ли и пря­та­ли от вра­гов. Они по­зна­ли бед­ность, го­лод, от­ча­я­ние, вне­зап­ное бо­гат­ство и столь же вне­зап­ное банк­рот­ство. Им есть что вспом­нить.

Эти де­ти вы­рос­ли и за­ка­ли­лись сво­им вре­ме­нем. Сей­час им чуть боль­ше трид­ца­ти, а мо­жет да­же со­рок лет, и они уже ро­ди­ли сво­их де­тей. И вот у этих де­тей на­ча­лись не­ожи­дан­ные про­бле­мы…

Де­ти 90-х рас­тят сво­их де­тей по двум раз­ным па­ра­диг­мам. Пер­вая: я вы­рос как тра­ва в ого­ро­де, и мо­им де­тям то­же нуж­но со­здать по­доб­ные усло­вия — пусть за­ка­лят­ся и бу­дут стой­ки­ми, как я. Я же вы­жил, пусть и они вы­жи­ва­ют. Вто­рая па­ра­диг­ма: я ни имел ни­че­го, да­же ве­ло­си­пе­да, пусть же у мо­их де­тей бу­дет все са­мое луч­шее, и я разо­бьюсь в ле­пеш­ку, но дам им это!

Ро­ди­те­ли из пер­вой ка­те­го­рии стро­го сле­ду­ют пат­тер­нам соб­ствен­ной се­мьи. По­рою ка­жет­ся, что они мстят сво­им де­тям за соб­ствен­ное по­ру­ган­ное дет­ство. Да­же ес­ли они бо­га­ты, они не поз­во­ля­ют сво­им ча­дам жить в рос­ко­ши и тща­тель­но изо­ли­ру­ют их от со­блаз­нов. Они са­ми уме­ли ждать и тер­петь и застав­ля­ют сво­их де­тей на­учить­ся этим ка­че­ствам, под­час жест­ко и да­же же­сто­ко одер­ги­вая их. Ес­ли их би­ли ро­ди­те­ли, они то­же бьют сво­их де­тей, не осо­бо за­ду­мы­ва­ясь о том, что об этом ду­ма­ют пси­хо­ло­ги и об­ще­ство, от­ри­цая вся­кие там на­ду­ман­ные пси­хо­ло­ги­че­ские трав­мы. Ведь ес­ли я су­мел с этим спра­вить­ся, по­че­му мой ре­бе­нок не смо­жет?

Они не за­мо­ра­чи­ва­ют­ся раз­ви­ти­ем де­тей, но тре­бу­ют от них без­услов­ных успе­хов, не пред­ла­гая за это да­же без­услов­ную ро­ди­тель­скую лю­бовь. Их сло­во «на­до» бьет на­по­вал, и они не при­зна­ют ни­ка­ких неж­но­стей, счи­тая эти все эмо­ци­о­наль­ные по­треб­но­сти в при­ня­тии и по­ни­ма­нии ка­при­за­ми и из­ли­ше­ства­ми.

Они недо­уме­ва­ют от тех, кто сво­бод­но про­яв­ля­ет эмо­ции, счи­тая окру­жа­ю­щих ны­ти­ка­ми, неспо­соб­ны­ми к ре­ши­тель­ным дей­стви­ям и са­мо­кон­тро­лю. Их де­ти стра­да­ют от от­сут­ствия вни­ма­ния и лас­ки со сто­ро­ны ро­ди­те­лей, ко­то­рые не хо­тят ни уте­шить, ни об­нять рас­стро­ен­ное ди­тя.

Они во­дят сво­их чад на спорт, счи­тая это един­ствен­ным до­стой­ным за­ня­ти­ем, и с недо­ве­ри­ем от­но­сят­ся к за­ня­ти­ям ис­кус­ством. Их не ин­те­ре­су­ет про­цесс, они на­це­ле­ны на ре­зуль­тат, и це­на это­го ре­зуль­та­та — толь­ко на­стой­чи­вый труд са­мо­го ре­бен­ка, без ре­пе­ти­то­ров и до­пол­ни­тель­ных ма­те­ри­аль­ных вло­же­ний. Их де­виз — ни­че­го лиш­не­го, да­вай справ­ляй­ся сам!

Вто­рая ка­те­го­рия ро­ди­те­лей вы­бра­ла ло­зунг «Все луч­шее — де­тям!». Эта ка­те­го­рия под­вер­же­на фруст­ра­ци­ям и са­мо­ко­па­нию, очень за­ви­си­ма от мне­ния об­ще­ства и стра­да­ет из­лиш­ним пер­фек­ци­о­низ­мом, ко­то­рый за­ме­шан на чув­стве ви­ны и сты­да. Та­кие ро­ди­те­ли вы­бра­ли сво­им пу­тем путь де­ком­пен­са­ции, они слов­но хо­тят за­но­во про­жить свое неслу­чив­ше­е­ся дет­ство, но уже че­рез сво­их де­тей.

Им бы ку­пить се­бе ве­ло­си­пед и ка­тать­ся, но они по­ку­па­ют ве­ло­си­пед сво­е­му ре­бен­ку и с упор­ством дрес­си­ров­щи­ка вы­ра­ба­ты­ва­ют уме­ние им управ­лять. Впро­чем, они по­ку­па­ют ре­бен­ку все, да­же ес­ли сам ре­бе­нок не изъ­явил же­ла­ния об­ла­дать этой кон­крет­ной ве­щью. Они пы­та­ют­ся мол­ние­нос­но преду­га­дать по­треб­но­сти ре­бен­ка и (да­же не до­ждав­шись услов­но­го сиг­на­ла) мо­гут ку­пить то, что счи­та­ют необ­хо­ди­мым для его раз­ви­тия.

Их де­ти не уме­ют хо­теть, по­то­му что не успе­ва­ют об­ре­сти этот на­вык. Они по­се­ща­ют круж­ки ран­не­го раз­ви­тия, уме­ют чи­тать в три го­да, а к се­ми уже чув­ству­ют се­бя устав­ши­ми ста­ри­ка­ми. Они мо­гут по­се­щать од­но­вре­мен­но де­сять круж­ков, но на­прочь ли­ше­ны ощу­ще­ний дет­ства и воз­мож­но­сти иг­рать, по­то­му что их ро­ди­те­ли хо­тят вы­рас­тить ис­клю­чи­тель­но вун­дер­кин­дов.

Та­кие ро­ди­те­ли чи­та­ют кни­ги по пси­хо­ло­гии и вос­пи­та­нию де­тей, зна­ко­мы со все­ми пе­ре­до­вы­ми ме­то­ди­ка­ми вос­пи­та­ния и раз­ви­тия, лег­ко ци­ти­ру­ют Мон­тессо­ри, До­ма­на и Гип­пен­рей­тер, но им са­мим неве­ро­ят­но труд­но осо­знать, что по­сту­па­ют они со­всем не так, как на­пи­са­но в ум­ных кни­гах. Они слиш­ком пра­виль­ные и ра­зум­ные, что­бы по­нять, что нет ни­че­го важ­нее чув­ства люб­ви и без­услов­но­го при­ня­тия сво­е­го ре­бен­ка, и это не все­гда про­ис­хо­дит по опи­сан­ным в кни­гах схе­мам. Имен­но этим они по­хо­жи на ро­ди­те­лей из пер­вой ка­те­го­рии. Ко­гда смот­ришь на них со сто­ро­ны, то хо­чет­ся ска­зать: вы уж слиш­ком за­иг­ра­лись в хо­ро­ших ро­ди­те­лей, хва­тит, рас­слабь­тесь!

Де­ти — не объ­ект для ва­ших пси­хо­ло­ги­че­ских экс­пе­ри­мен­тов. Они не оце­нят ва­ших ста­ра­ний, они не за­пом­нят столь­ко ин­фор­ма­ции, им не нуж­на эта по­бе­да. А ес­ли лич­но те­бе нуж­на сла­ва бло­ге­ра или ар­ти­ста ки­но, то не нуж­но за­со­вы­вать в те­ле­ви­зор ре­бен­ка — по­ле­зай ту­да сам. А ре­бен­ку нуж­но дру­гое. И не нуж­но на­ни­мать ему ани­ма­то­ров, не нуж­но де­тей по­сто­ян­но за­ни­мать и раз­вле­кать — они спо­кой­но обой­дут­ся мя­чом и ска­кал­кой.

Уди­ви­тель­ным об­ра­зом ро­ди­те­ли из пер­вой и вто­рой ка­те­го­рий ужи­ва­ют­ся не толь­ко в од­ной се­мье, а да­же в од­ном че­ло­ве­ке. Да, ко­неч­но же, есть и тре­тья ка­те­го­рия, ко­то­рая ис­кренне, а не по пра­ви­лам, ин­те­ре­су­ет­ся успе­ха­ми сво­их де­тей и рас­тит в них лич­но­стей, спо­соб­ных чув­ство­вать и ве­рить в свои соб­ствен­ные си­лы.

Они на­хо­дят­ся ря­дом с детьми и про­сто по­мо­га­ют им взрос­леть, одоб­ре­ни­ем и нена­вяз­чи­вым вни­ма­ни­ем со­про­вож­дая ре­бен­ка по его соб­ствен­ной жиз­ни. Я не знаю, как та­ким ро­ди­те­лям уда­лось вы­рвать­ся из той мя­со­руб­ки, но они спра­ви­лись и по­это­му дей­стви­тель­но по­взрос­ле­ли, в от­ли­чие от тех, кто тя­нет свое рас­топ­тан­ное дет­ство за со­бой, ис­ка­жая им бу­ду­щее. Но по­ка мы не пой­мем, что по­взрос­леть — это зна­чит, пре­жде все­го, спра­вить­ся со сво­и­ми дет­ски­ми трав­ма­ми, мы так и бу­дем те­ми оби­жен­ны­ми детьми из да­ле­ких ли­хих 90-х…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.