Ми­ха­ил Уриц­кий: «У нас не кон­тракт­ная си­сте­ма, а ра­бо­вла­дель­че­ский строй»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ека­те­ри­на КОНСТАНТИНОВА Вик­то­рия ЛЕЩЕНКО,

Из­вест­ный укра­ин­ский ре­жис­сер те­ат­ра ку­кол, ла­у­ре­ат «Ки­ев­ской пек­то­ра­ли» и дру­гих пре­стиж­ных на­град Ми­ха­ил Уриц­кий рас­ска­зал о том, как по­вли­я­ла ны­неш­няя «кон­курс­ная си­сте­ма» на ру­ко­во­дя­щие рас­кла­ды в оте­че­ствен­ных те­ат­раль­ных кол­лек­ти­вах, а так­же про­ком­мен­ти­ро­вал во­пи­ю­щую исто­рию в свя­зи со сво­им уволь­не­ни­ем из ки­ев­ско­го те­ат­ра, ре­пер­ту­ар ко­то­ро­го укра­ша­ют его лучшие по­ста­нов­ки.

Ми­ха­ил Уриц­кий ро­дил­ся в Сим­фе­ро­по­ле, учил­ся в Харь­ко­ве. Ре­жис­сер­ский ди­плом те­ат­ра ку­кол по­лу­чил в Ки­е­ве — в Кар­пен­ко-ка­ро­го. Он по­ста­вил де­сят­ки спек­так­лей в раз­ных го­ро­дах и стра­нах (от Лит­вы до Сло­ва­кии), прак­ти­че­ски 10 лет его спек­так­ли укра­ша­ли (и по­ка укра­ша­ют) афи­шу Ки­ев­ско­го му­ни­ци­паль­но­го те­ат­ра ку­кол — сре­ди та­ких «Оскар», «Али-ба­ба», «По­че­му длин­ный нос у сло­на», «Снеж­ный цве­ток» и дру­гие. Но вот не так дав­но в вих­ре «ре­фор­ма­тор­ских пре­об­ра­зо­ва­ний» и но­вых кад­ро­вых рас­кла­дов один из луч­ших ре­жис­се­ров укра­ин­ско­го ку­коль­но­го те­ат­ра ока­зал­ся «за бор­том». Точ­нее, его «ушли из те­ат­ра» са­мым воз­му­ти­тель­ным об­ра­зом. При этом мно­гие сде­ла­ли вид, что не за­ме­ти­ли по­доб­но­го во­люн­та­риз­ма, мно­гие ждут, чем эта ис­то­рия раз­ре­шит­ся, ведь ре­жис­сер на­ме­рен до­би­вать­ся спра­вед­ли­во­сти в су­де (пер­вое за­се­да­ние на­зна­че­но уже на 3 де­каб­ря).

— Я по­ни­маю, что су­деб­ные за­се­да­ния мо­гут за­тя­ги­вать­ся, к то­му же я не уве­рен, что в даль­ней­шем смо­гу, а глав­ное — за­хо­чу ра­бо­тать имен­но в этом те­ат­ре по­сле все­го, что про­изо­шло, — го­во­рит Ми­ха­ил Уриц­кий. — Но в су­де мож­но до­ка­зать, что си­ту­а­ция с мо­им от­тор­же­ни­ем от те­ат­ра под­стро­е­на ис­кус­ствен­но для то­го, что­бы по­про­сту из­ба­вить­ся от че­ло­ве­ка. По­это­му суд для ме­ня ва­жен как по­иск спра­вед­ли­во­сти. Ведь ес­ли все оста­нет­ся как пре­жде, то ка­кой смысл со­тря­сать воз­дух сво­и­ми даль­ней­ши­ми твор­че­ски­ми иде­я­ми? — Ва­ша ис­то­рия с от­тор­же­ни­ем от это­го те­ат­ра — слу­чай част­ный, или все-та­ки есть некая за­ко­но­мер­ность? — Мое от­тор­же­ние от те­ат­ра — след­ствие на­ших несо­вер­шен­ных за­ко­нов. За­кон Ука­и­ны о те­ат­рах и те­ат­раль­ном де­ле, ав­то­ром ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся Ири­на По­до­ляк, без­услов­но, был необ­хо­дим и в иде­а­ле дол­жен был улуч­шить си­ту­а­цию в твор­че­ских кол­лек­ти­вах, но в сво­ем несо­вер­шен­стве этот же за­кон при­вел к про­бле­мам.

В на­сто­я­щее вре­мя у нас не кон­тракт­ная си­сте­ма, а ско­рее ра­бо­вла­дель­че­ский строй. Фак­ти­че­ски сроч­ные тру­до­вые до­го­во­ра. За гра­ни­цей в кон­трак­те про­пи­сы­ва­ет­ся все: сум­ма го­но­ра­ра, ко­ли­че­ство ре­пе­ти­ций, спек­так­лей, ко­то­рые ак­тер дол­жен сыг­рать, ре­жим ра­бо­ты, усло­вия ра­бо­ты (в на­шем слу­чае так­же в кон­трак­те это все долж­но быть про­пи­са­но). Но на­ших лю­дей «за­гна­ли». За­гна­ли в страх. В страх по­те­рять долж­ность, остать­ся на улице.

До­ста­точ­но тре­вож­ная си­ту­а­ция с на­зна­че­ни­ем ди­рек­то­ров — ху­до­же­ствен­ных ру­ко­во­ди­те­лей. Мое мне­ние: на ру­ко­во­дя­щей долж­но­сти дол­жен быть ху­дож­ник в гло­баль­ном по­ни­ма­нии это­го сло­ва, ко­то­рый опре­де­ля­ет твор­че­ский путь раз­ви­тия те­ат­ра, а не про­сто функ­ци­о­нер.

Сей­час объ­еди­ни­ли долж­ность ди­рек­то­ра и ху­до­же­ствен­но­го ру­ко­во­ди­те­ля, и это объ­еди­не­ние пред­по­ла­га­ет, что ди­рек­тор — худрук дол­жен быть твор­че­ским и по­ря­доч­ным че­ло­ве­ком, ме­не­дже­ром и ху­дож­ни­ком в од­ном ли­це.

Но ре­а­лии иные. К ру­ко­вод­ству те­ат­ра­ми мо­гут прий­ти (и уже при­хо­дят) слу­чай­ные лю­ди, со­вер­шен­но не при­част­ные к ис­кус­ству.

Ведь не сек­рет, что у нас рань­ше ди­рек­то­ра­ми на­зна­ча­ли ко­го угод­но — осо­бен­но в ре­ги­о­наль­ных те­ат­рах. Это ка­та­стро­фа, эти лю­ди со­вер­шен­но да­ле­ки от те­ат­ра. Как-то, где луч­ше, где ху­же, эти управ­лен­цы урав­но­ве­ши­ва­лись долж­но­стью глав­но­го ре­жис­се­ра, ко­то­рый опре­де­лял ху­до­же­ствен­ную по­ли­ти­ку те­ат­ра. Сей­час же долж­ность глав­но­го ре­жис­се­ра со­вер­шен­но ни­ве­ли­ро­ва­ли. — Но не вез­де и не все так пло­хо, есть при­ме­ры, ко­гда театральный ру­ко­во­ди­тель мо­жет сов­ме­щать и твор­че­ское, и ме­не­джер­ское на­прав­ле­ние. — Ко­неч­но, за­ме­ча­тель­но, ко­гда ди­рек­тор — худрук яв­ля­ет­ся и успеш­ным ме­не­дже­ром, и се­рьез­ным ху­дож­ни­ком. Пре­крас­ные при­ме­ры это­му — Бо­г­дан Стру­тин­ский, Ро­сти­слав Дер­жи­пиль­ский, Ста­ни­слав Aeир­ков, Ви­та­лий Ма­ла­хов. Это за­ме­ча­тель­ные ху­дож­ни­ки и вы­да­ю­щи­е­ся ру­ко­во­ди­те­ли, так ска­зать, выс­шая ли­га. Но, к со­жа­ле­нию, это ско­рее ис­клю­че­ние из пра­вил, та­ких лю­дей мож­но пе­ре­счи­тать по паль­цам од­ной ру­ки.

Что ка­са­ет­ся Ки­ев­ско­го му­ни­ци­паль­но­го ака­де­ми­че­ско­го те­ат­ра ку­кол на Ле­вом бе­ре­гу Дне­пра, то там, на мой взгляд, слу­чи­лась ка­та­стро­фа. Ди­рек­то­ром кол­лек­ти­ва стал че­ло­век, у ко­то­ро­го бы­ли яв­ные про­бле­мы с за­ко­ном при пре­бы­ва­нии на ру­ко­во­дя­щей долж­но­сти. Но он вы­иг­рал кон­курс, ко­то­рый про­во­дил­ся на без­аль­тер­на­тив­ной ос­но­ве. И с ним за­клю­чен кон­тракт на пять лет. Де­пар­та­мент куль­ту­ры, ко­то­рый име­ет сво­их юри­стов, дол­жен тща­тель­но изу­чать пер­со­наль­ные дан­ные тех или иных пре­тен­ден­тов на ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти. Тем бо­лее что дан­ные на­хо­дят­ся в от­кры­том Еди­ном го­су­дар­ствен­ном ре­ест­ре су­деб­ных ре­ше­ний. — Ка­ко­ва се­год­ня твор­че­ская ат­мо­сфе­ра в Ки­ев­ском му­ни­ци­паль­ном те­ат­ре ку­кол, ведь вы об­ща­е­тесь с неко­то­ры­ми ак­те­ра­ми? И ка­кой слу­чай стал пер­во­при­чи­ной даль­ней­ше­го сю­же­та, то есть ва­ше­го по­сле­ду­ю­ще­го вы­нуж­ден­но­го ухо­да? — За по­след­нее вре­мя из те­ат­ра уже ушло нема­ло твор­че­ских лю­дей.

Что же ка­са­ет­ся мо­ей си­ту­а­ции, то все на­ча­лось с мо­е­го несо­гла­сия с ре­ше­ни­ем ди­рек­то­ра —ху­до­же­ствен­но­го ру­ко­во­ди­те­ля о непро­дле­нии кон­трак­та с глав­ным ре­жис­се­ром. Сер­гей За­бро­дин — мо­ло­дой пер­спек­тив­ный по­ста­нов­щик, ко­то­рый при­шел в те­атр с огром­ным же­ла­ни­ем и с мно­же­ством пла­нов и идей, ко­то­рые ему так и не да­ли осу­ще­ствить.

В на­шем те­ат­ре ста­ли по­яв­лять­ся спек­так­ли для взрос­лых. Тот же «Оскар», ко­то­рый по­лу­чил две «Ки­ев­ские пек­то­ра­ли» как луч­ший дра­ма­ти­че­ский спек­такль, и моя ра­бо­та как по­ста­нов­щи­ка бы­ла оце­не­на пре­ми­ей «За луч­шую ре­жис­су­ру».

Мы хо­те­ли раз­ви­вать это на­прав­ле­ние. У Сер­гея бы­ла пре­крас­ная идея по­ста­вить «Ночь пе­ред Рож­де­ством» Го­го­ля. Бы­ло при­ду­ма­но необыч­ное и, на мой взгляд, очень ин­те­рес­ное ре­жис­сер­ское ре­ше­ние, ко­то­рое бы­ло бы ин­те­рес­но не толь­ко для взрос­лых, но и для стар­ших школь­ни­ков, по­то­му что эта ни­ша со­вер­шен­но неза­кры­та.

Как ока­за­лось, это в те­ат­ре ни­ко­му не нуж­но. Нуж­ны толь­ко «кас­со­вые спек­так­ли», на­зва­ния, ко­то­рые у зри­те­ля на слу­ху, и толь­ко спек­так­ли для са­мых ма­лень­ких.

Во­об­ще об этом те­ат­ре, увы, скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние: кто слу­чай­но за­шел с ре­бен­ком на утрен­ний спек­такль, тот и по­пал в те­атр. Ни­ка­кой ме­не­джер­ской про­мо­ции.

По «де­лу» глав­но­го ре­жис­се­ра был со­зван «со­вет спе­ци­а­ли­стов», ку­да вхо­ди­ли зав­по­ста­но­воч­ной ча­стью, глав­ный ад­ми­ни­стра­тор и так да­лее.

Это же ок­сю­мо­рон — глав­ный ад­ми­ни­стра­тор или зав­пост долж­ны ре­шать судь­бу глав­но­го ре­жис­се­ра! Я в свою оче­редь вклю­чил ка­ме­ру, по­про­сил вы­ска­зать ар­гу­мен­ты. Ведь сей­час все от­кры­то, все сни­ма­ют за­се­да­ния, вы­кла­ды­ва­ют все это в от­кры­тый до­ступ. Это и по­слу­жи­ло толч­ком к мо­е­му уволь­не­нию.

Фор­маль­ная при­чи­на на­шлась — ме­ня при­гла­си­ли на фе­сти­валь Porto Franko в Ива­но-фран­ковск, к то­му же у ме­ня там бы­ла по­ста­нов­ка спек­так­ля. Я на­пи­сал за­яв­ле­ние за свой счет, со­гла­со­вал это с ди­рек­то­ром и со спо­кой­ной ду­шой уехал на фе­сти­валь, тем бо­лее мо­е­го при­сут­ствия в это вре­мя в те­ат­ре не тре­бо­ва­лось.

Как ока­за­лось, за­яв­ле­ние не под­пи­са­ли. И со­ста­ви­ли акт об от­сут­ствии на ра­бо­чем ме­сте. Ну, схе­ма, соб­ствен­но, про­ве­рен­ная. И ме­ня уво­ли­ли за «про­гу­лы» — по ста­тье.

Есте­ствен­но, мне не нра­вит­ся эта за­пись в тру­до­вой книж­ке. Мне нуж­но вос­ста­но­вить честь и до­сто­ин­ство. Тем бо­лее что я для те­ат­ра сде­лал нема­ло. В свое вре­мя со­зна­тель­но от­ка­зал­ся от долж­но­сти глав­но­го ре­жис­се­ра, посколь­ку хо­ро­шо по­ни­мал, что мое ви­де­ние пу­ти раз­ви­тия на­ше­го те­ат­ра при та­кой си­сте­ме, ко­гда все ре­ша­ет еди­но­лич­но ди­рек­тор — худрук, про­сто неосу­ще­стви­мо.

Ко­неч­но, есть и дру­гие при­ме­ры — ре­жис­сер Сер­гей Бри­жань в Хмель­ниц­ком те­ат­ре ку­кол и Ал­ла Пун­дык, ди­рек­тор — ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель. Или, ска­жем, в ки­ев­ском На­ци­о­наль­ном ака­де­ми­че­ском дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре име­ни Ива­на Фран­ко есть твор­че­ский тан­дем ген­ди­рек­то­ра — худру­ка и глав­но­го ре­жис­се­ра — Ми­ха­и­ла За­ха­ре­ви­ча и Дмит­рия Бо­го­ма­зо­ва. Там аб­со­лют­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние меж­ду ди­рек­то­ром и глав­ным ре­жис­се­ром, в ка­ком на­прав­ле­нии дви­гать­ся. То есть су­ще­ству­ю­щий за­кон на­прав­лен на адек­ват­ных ди­рек­то­ров. — Но, на­вер­ное, пе­чаль­ных при­ме­ров

все-та­ки боль­ше? — Недав­но уво­ли­ли глав­но­го ре­жис­се­ра Aeи­то­мир­ско­го те­ат­ра ку­кол, ко­то­рый ра­бо­та­ет там с 1988 го­да. Это мой од­но­курс­ник, он при­шел в те­атр сра­зу по­сле ин­сти­ту­та и был на­зна­чен глав­ным ре­жис­се­ром. С ним — без объ­яс­не­ния при­чин — про­сто не про­дле­ва­ют кон­тракт! Недав­но так­же уво­лен в Ма­ри­у­по­ле Ана­то­лий Лев­чен­ко. И та­ких при­ме­ров мно­же­ство. — На­хо­ди­те ли вы се­год­ня при­ме­не­ние сво­им твор­че­ским пла­нам, же­ла­ни­ям, воз­мож­но­стям в Ки­е­ве? Зо­вут ли в дру­гие го­ро­да? — Я пре­по­даю. И, как у лю­бо­го ре­жис­се­ра, у ме­ня есть свое «клад­би­ще идей». Это идеи, ко­то­рые по­ка не осу­ще­стви­лись, и па­лит­ра этих пла­нов очень ши­ро­ка: от по­ста­нов­ки опе­ры до съе­мок филь­ма.

На несколь­ко лет впе­ред у ме­ня рас­пи­сан гра­фик по­ста­но­вок. В бли­жай­шее вре­мя со­би­ра­ем­ся сде­лать спек­такль для де­тей с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. По­ка де­ла­ем это в от­кры­том про­стран­стве, но, есте­ствен­но, най­дем, где по­ка­зать. Это очень нуж­ный со­ци­аль­ный про­ект.

В Ни­ко­ла­ев­ском те­ат­ре ку­кол бу­ду де­лать спек­такль для глу­хих и сла­бо­слы­ша­щих де­тей. Бу­дем при­вле­кать спе­ци­а­ли­стов. Это бу­дет по­ста­нов­ка фак­ти­че­ски без тек­ста — на ви­зу­аль­ном и рит­ми­че­ском ри­сун­ке. Для Укра­и­ны это но­вое на­прав­ле­ние, ко­то­рое еще не бы­ло апро­би­ро­ва­но. — Вы по­ста­ви­ли «Оска­ра» для взрос­лых зри­те­лей. И спек­такль по­лу­чил «Ки­ев­скую пек­то­раль» как луч­ший дра­ма­ти­че­ский спек­такль. — У нас су­ще­ству­ет за­дан­ный сте­рео­тип: де­скать, те­атр ку­кол — это те­атр для де­тей. Я же не люб­лю раз­гра­ни­че­ний на жан­ры. Ведь со­вре­мен­ный те­атр — син­те­ти­че­ский. И в мо­ем по­ни­ма­нии есть те­атр хо­ро­ший, а есть те­атр пло­хой. А кук­лы, му­зы­ка, ба­лет или что-то еще — сред­ства вы­ра­же­ния.

Ко­гда на­ча­ли иг­рать «Оска­ра» на сцене Те­ат­ра ку­кол, по­на­ча­лу бы­ли пу­стые за­лы. На ре­кла­му не вы­де­ля­лось ни ко­пей­ки. Бы­ло лишь «са­ра­фан­ное ра­дио». Но по­сте­пен­но «Оскар» стал поль­зо­вать­ся успе­хом. К кон­цу про­шло­го се­зо­на на по­ста­нов­ку воз­ник спрос, зал на­бит бит­ком.

И тут бы как раз са­мое вре­мя под­дер­жать эту тен­ден­цию но­вы­ми по­ста­нов­ка­ми, по­то­му что лю­ди спра­ши­ва­ли: что есть еще для взрос­лых, что мо­же­те пред­ло­жить? — На са­мом де­ле, на Ле­вом бе­ре­гу Ки­е­ва дав­но есть по­треб­ность в но­вых ин­те­рес­ных те­ат­раль­ных ор­га­низ­мах… — Ко­неч­но, ведь на­се­ле­ние Ле­во­го бе­ре­га — 1,5 мил­ли­о­на че­ло­век. Это при­бли­зи­тель­но на­се­ле­ние та­кой стра­ны как Сло­ве­ния. И на Ле­вом бе­ре­гу один един­ствен­ный те­атр ку­кол. Для ме­ня уди­ви­тель­но, по­че­му нет же­ла­ния и за­ин­те­ре­со­ван­но­сти гра­мот­но вы­стро­ить ме­не­джер­скую по­зи­цию.

Во­об­ще в Укра­ине ка­та­стро­фа с те­ат­раль­ным ме­недж­мен­том. Хо­тя, вро­де бы, есть це­лый фа­куль­тет в уни­вер­си­те­те Кар­пен­ко-ка­ро­го, ко­то­рый вы­пус­ка­ет те­ат­раль­ных ме­не­дже­ров. Но те­ат­раль­но­го ме­недж­мен­та, за ред­ким ис­клю­че­ни­ем, прак­ти­че­ски нет. — Кри­ти­ки го­во­рят, что се­год­ня в Укра­ине ин­те­рес­но раз­ви­ва­ет­ся как раз на­прав­ле­ние те­ат­ра ку­кол. Есть вы, есть Ок­са­на Дмит­ри­е­ва в Харь­ко­ве, есть Алек­сей Крав­чук во Ль­во­ве, Сер­гей Бры­жань в Хмель­ниц­ком. В чем спе­ци­фи­ка раз­ви­тия ку­коль­но­го те­ат­ра имен­но в Укра­ине — на со­вре­мен­ном эта­пе? — Те­атр ку­кол на са­мом де­ле име­ет бо­га­тую па­лит­ру вы­ра­зи­тель­ных средств: от вьет­нам­ско­го те­ат­ра на во­де до ин­до­не­зий­ско­го те­ат­ра те­ней, си­ци­лий­ских ма­ри­о­не­ток и так да­лее. А сей­час вре­мя, ко­гда все мик­су­ет­ся, со­еди­ня­ет­ся.

Кста­ти, мне ино­гда ин­те­рес­но воз­вра­щать­ся к «чи­стым» ку­коль­ным спек­так­лям без жи­во­го пла­на, сей­час это, по­жа­луй, сно­ва аван­гард.

Несколь­ко та­ких мо­их по­ста­но­вок есть в ре­пер­ту­а­ре Ки­ев­ско­го ака­де­ми­че­ско­го те­ат­ра ку­кол, ко­то­рый еще на­зы­ва­ют «За­мок на го­ре». На­при­мер, «Гад­кий уте­нок» в си­сте­ме чер­но­го ка­би­не­та без жи­во­го пла­на — до­ста­точ­но со­вре­мен­ная по­ста­нов­ка.

Сей­час дей­стви­тель­но есть ин­те­рес­ные ху­дож­ни­ки, ре­жис­се­ры. Ок­са­на Дмит­ри­е­ва — кос­мос ка­кой-то. Еще Сер­гей Бри­жань, Алек­сей Крав­чук, Вла­ди­мир Пид­цер­ков­ный, На­та­лья Ореш­ни­ко­ва.

Я до­ста­точ­но мно­го ез­жу по ми­ру, с Ки­ев­ским те­ат­ром ез­ди­ли на раз­ные фе­сти­ва­ли — и у нас в Укра­ине, и за ру­бе­жом — в Поль­ше, Чер­но­го­рии. Счи­таю, что укра­ин­ский те­атр не те­ря­ет­ся на ми­ро­вом уровне. Нам есть что предъ­явить го­ро­ду и ми­ру, есть чем гор­дить­ся.

То­го же «Оска­ра» по­вез­ли в Поль­шу и по­лу­чи­ли там приз за луч­шую ре­жис­су­ру. На фе­сти­ва­ле в Чер­но­го­рии иг­ра­ли спек­такль «Чо­му дов­гий ніс у сло­на» и по­лу­чи­ли приз за луч­шую сце­но­гра­фию. Хо­тя ту­да при­ез­жа­ют спек­так­ли со всей Ев­ро­пы. — Вы ча­сто об­ра­ща­е­тесь к из­вест­ным тек­стам из­вест­ных ав­то­ров и пе­ре­во­ди­те эти тек­сты на ку­коль­ный язык. А как ча­сто хо­чет­ся ис­клю­чи­тель­но но­вые про­из­ве­де­ния от­крыть для зри­те­ля по­сред­ством ку­кол? — Да, люб­лю клас­си­ку, мой лю­би­мый ска­зоч­ник — Ан­дер­сен. Го­тов ста­вить в те­ат­ре лю­бую сказ­ку Ан­дер­се­на (я и так их уже мно­го пе­ре­ло­жил на язык те­ат­ра ку­кол). Вот сей­час в Сло­ва­кии в Ко­ши­це бу­ду ста­вить «Снеж­ную ко­ро­ле­ву». По­том бу­дет Шекс­пир.

Со сту­ден­та­ми мы де­ла­ли ин­те­рес­ную кур­со­вую ра­бо­ту, из ко­то­рой хотел со­здать пол­но­цен­ный спек­такль. Взя­ли де­вять со­не­тов ве­ли­ко­го бар­да и при­ду­ма­ли для каж­до­го свою исто­рию. А меж­ду со­бой эти со­не­ты объ­еди­ни­ли сквоз­ным дей­стви­ем. И что ин­те­рес­но — у нас толь­ко од­на кук­ла, шут. На­чи­нал­ся спек­такль с мо­но­ло­га шу­та — «Весь мир те­атр, а лю­ди в нем ак­те­ры» и за­кан­чи­вал­ся так­же мо­но­ло­гом шу­та из «Ко­ро­ля Ли­ра» — «Ко­гда по­пов па­хать за­ста­вят, трак­тир­щик пи­во не раз­ба­вит, порт­ной кон­цов не ута­ит…». А осталь­ные сред­ства вы­ра­зи­тель­но­сти — при по­мо­щи бу­ма­ги, цел­ло­фа­на.

Сло­вом, бы­ла ин­те­рес­ная твор­че­ская ра­бо­та, ду­маю, что все-та­ки я ее за­вер­шу и пре­вра­щу в спек­такль. В Одес­се вско­ре при­ступ­лю к ра­бо­те над спек­так­лем для взрос­лых — «Сон в лет­нюю ночь». — Вы и без Ки­ев­ско­го му­ни­ци­паль­но­го те­ат­ра ку­кол на­рас­хват. — Да, мне ин­те­рес­но ра­бо­тать с дру­ги­ми те­ат­ра­ми, они для ме­ня — но­вый ма­те­ри­ал, как и я для них — све­жая кровь. Есть мысль по­ста­вить дет­скую опе­ру Мо­ри­са Ра­ве­ля «Ди­тя и вол­шеб­ство», воз­мож­но, сред­ства­ми те­ат­ра ку­кол. У ме­ня уже был до­ста­точ­но успеш­ный опыт со­труд­ни­че­ства с Те­ат­ром опе­рет­ты — «При­клю­че­ния Бу­ра­ти­но». Пред­ставь­те, у нас был огром­ный трех­мет­ро­вый Ка­ра­бас-ба­ра­бас, ро­сто­вая кук­ла, в ней на­хо­дил­ся ак­тер, ко­то­рый пел. И ар­ти­сты Те­ат­ра опе­рет­ты осво­и­ли пет­ру­шеч­ных ку­кол, со­вер­шен­но за­ме­ча­тель­но ими ра­бо­та­ют, не ху­же про­фес­си­о­наль­ных ку­коль­ни­ков. — Су­ще­ству­ет ли в ми­ре ку­коль­ни­ков некая кон­со­ли­да­ция? Вот вас, в част­но­сти, мно­гие под­дер­жа­ли, ко­гда вы ока­за­лись за бор­том ки­ев­ско­го те­ат­ра? — Брат­ство ку­коль­ни­ков есть. Есть и под­держ­ка. Сей­час пы­та­ем­ся под­дер­жать глав­но­го ре­жис­се­ра Aeи­то­мир­ско­го те­ат­ра.

Да, на За­па­де ча­сто те­атр су­ще­ству­ет как по­ме­ще­ние, ак­ку­му­ли­руя в се­бе лучшие те­ат­раль­ные про­дук­ты. И ре­жис­се­ров там при­гла­ша­ют на тот или иной про­ект. В прин­ци­пе я сам сей­час ра­бо­таю по та­кой си­сте­ме. Но ведь и наш ре­пер­ту­ар­ный те­атр — то­же сво­е­го ро­да до­сти­же­ние. И, на­вер­ное, глу­по от­ка­зы­вать­ся на­прочь от си­сте­мы ре­пер­ту­ар­но­го те­ат­ра. — Се­год­ня в Укра­ине есть до­воль­но мно­го фе­сти­ва­лей те­ат­ров ку­кол. В ка­ком на­прав­ле­нии идет раз­ви­тие этих фе­сти­ва­лей, не по­вто­ря­ют ли они друг дру­га? — Фе­сти­ва­ли необ­хо­ди­мы. Это ме­сто, где мо­жем се­бя по­ка­зать и дру­гих по­смот­реть, где мо­жем пред­ста­вить, в ка­ком твор­че­ском на­прав­ле­нии мы зав­тра бу­дем дви­гать­ся.

Люб­лю уж­го­род­ский фе­сти­валь «Ин­тер­ляль­ка», ку­да при­ез­жа­ет мно­го за­ру­беж­ных кол­лек­ти­вов. Пре­крас­ный фе­сти­валь «І лю­ди, і ляль­ки», ко­то­рый де­ла­ет Алек­сей Крав­чук.

В этом го­ду по­ра­до­вал ки­ев­ский фе­сти­валь puppet — фо­рум про­шел на вы­со­ком ху­до­же­ствен­ном уровне, не­ко­то­рые спек­так­ли для ме­ня ста­ли от­кро­ве­ни­ем (на­при­мер, поль­ский мо­но­спек­такль из Бе­ло­сто­ка «Ис­то­рия прин­ца Гам­ле­та»).

И есть дру­гой вид фе­сти­ва­лей. Ко­гда на фе­сти­валь со­би­ра­ют ис­клю­чи­тель­но сво­их дру­зей, некий меж­ду­со­бой­чик, вы­пи­сы­ва­ют друг дру­гу ди­пло­мы, де­ла­ют хо­ро­ший фур­шет: сло­вом, убла­жим всех. Не бу­ду на­зы­вать та­кие фе­сти­ва­ли, но в Укра­ине их нема­ло.

Опять же, ес­ли го­во­рим о фе­сти­валь­ном дви­же­нии, то ска­жу кра­моль­ную вещь: на мой взгляд, в Укра­ине про­во­дит­ся че­рес­чур мно­го фе­сти­ва­лей. Го­во­рю толь­ко о ку­коль­ных — Уж­го­род, Ль­вов, За­по­ро­жье, Кро­пив­ниц­кий, Aeи­то­мир, Вин­ни­ца, Ки­ев, Пол­та­ва, Ни­ко­ла­ев. Прак­ти­че­ски лю­бой го­род. Пе­ре­жит­ки сов­ка. А в иде­а­ле нуж­но на фе­сти­валь вы­де­лить при­лич­ную сум­му де­нег и про­ве­сти несколь­ко фо­ру­мов, но с до­ста­точ­ным го­но­рар­ным фон­дом, ку­да мож­но бы­ло бы при­гла­сить хед­лай­не­ров со­вре­мен­но­го ку­коль­но­го ис­кус­ства. Удив­лять так удив­лять. — Ми­ха­ил, вам по­на­ча­лу при­шлось ис­пы­тать се­бя в ак­тер­ской про­фес­сии, а уже по­том бы­ла ре­жис­су­ра… — Зна­е­те, судь­ба ме­ня дол­го бе­рег­ла от про­фес­сии ре­жис­се­ра. Хо­тя еще в дет­стве ре­шил, что бу­ду ре­жис­се­ром. И ко­гда по­сту­пал на ре­жис­су­ру, мне не бы­ло еще и 17 лет: со мной да­же ни­кто не раз­го­ва­ри­вал. Ска­за­ли, что это про­фес­сия вто­рой по­ло­ви­ны жиз­ни. Вот, мол, ко­гда те­бе ис­пол­нит­ся 40 лет, то­гда и при­хо­ди учить­ся на ре­жис­се­ра.

Прак­ти­че­ски так и по­лу­чи­лось. По­сле ин­сти­ту­та я ра­бо­тал в Сим­фе­ро­по­ле в Крым­ском те­ат­ре ку­кол. По­том мне ста­ли тес­ны рам­ки это­го те­ат­ра. Со­здал один из пер­вых част­ных те­ат­ров — те­атр сказ­ки «Ар­ле­ки­но»: до сих пор он су­ще­ству­ет на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии. Да, там до сих пор жи­вут мои спек­так­ли — на мо­ей ок­ку­пи­ро­ван­ной ро­дине. — У вас остал­ся кто-то из род­ных в

Сим­фе­ро­по­ле? — Нет ни­ко­го. Кро­ме мо­гил там не осталось ни­че­го и ни­ко­го. Я был в Кры­му по необ­хо­ди­мо­сти в про­шлом го­ду. При­е­хал, схо­дил на мо­ги­лы, со все­ми по­про­щал­ся и ска­зал, что сле­ду­ю­щий мой при­езд бу­дет толь­ко в сво­бод­ный укра­ин­ский Крым.

Та­ким об­ра­зом, в оче­ред­ной раз ис­то­ри­ко-куль­тур­ная па­мять вы­хо­дит на аре­ну дис­кус­сий с праг­ма­тич­ны­ми и за­ко­но­обос­но­ва­ны­ми биз­нес-ин­те­ре­са­ми (за­кон на сто­роне биз­не­са в дан­ной си­ту­а­ции, ис­то­ри­че­ская па­мять — за на­ми).

Ка­за­лось бы, ло­гич­ный и ра­зум­ный путь ре­ше­ния ки­но­те­ат­раль­ной «про­бле­мы» — не за­кры­тие, а хо­тя бы транс­фор­ма­ция са­мих этих за­лов, с со­хра­не­ни­ем их ис­кон­но­го пред­на­зна­че­ния — ки­но­про­кат. А так­же, воз­мож­но, и раз­ви­тие в этих за­лах кон­церт­ной, те­ат­раль­ной де­я­тель­но­сти, посколь­ку сто­ли­це нуж­ны и но­вые кон­церт­ные за­лы, и но­вые те­ат­раль­ные по­ме­ще­ния. То есть мог бы быть «сре­дин­ный путь», со­глас­но фи­ло­со­фии буд­диз­ма, от ста­ро­го ки­но­те­ат­ра — к новому куль­тур­но­му цен­тру, ес­ли все это ра­зум­но про­счи­та­но и ес­ли это вы­год­но и вла­дель­цу, и ки­ев­ля­ни­ну, и го­стю го­ро­да.

Вла­дель­цы «Ки­но­па­но­ра­мы» тем вре­ме­нем уже за­яви­ли о воз­мож­ном пе­ре­про­фи­ли­ро­ва­нии зда­ния. Судь­ба «Укра­и­ны» то­же вну­ша­ет тре­во­гу.

На дан­ном эта­пе всех вол­не­ний, пред­вку­ше­ний и тре­вог — пред­ла­гаю ни­же три мо­но­ло­га ки­не­ма­то­гра­фи­стов, ко­то­рые го­во­рят о про­шлом куль­то­вых ки­но­те­ат­ров, а так­же пы­та­ют­ся с на­деж­дой по­смот­реть в их бу­ду­щее. про­грамм­ный ко­ор­ди­на­тор Docudays UA

Про­стран­ство куль­ту­ры сужа­ет­ся. Это осо­бо ощу­ща­ешь, ра­бо­тая в сфе­ре куль­ту­ры. «Ки­но­па­но­ра­ма» и «Укра­и­на» — ар­те­рии ки­но­фе­сти­валь­ной жиз­ни. Ту­да все­гда мог­ли по­пасть мо­ло­дые на­чи­на­ю­щие ини­ци­а­ти­вы, у ко­то­рых не хва­та­ло ре­сур­са раз­ме­стить­ся у бо­лее «гла­мур­ных» со­се­дей.

Вне­зап­но ар­те­рии пе­ре­кры­ты. И это очень тре­вож­но.

Во-пер­вых, по­то­му, что мы вдруг, на­ко­нец, осо­зна­ли: два куль­то­вых сто­лич­ных ки­но­те­ат­ра уже дав­но не при­над­ле­жат го­ро­ду. Что мы, как зри­те­ли этих ки­но­те­ат­ров, все это вре­мя спа­ли, а ко­гда на­ча­ли про­сы­пать­ся — ни­че­го нель­зя сде­лать. (И боль­шой во­прос, просну­лись ли!) Мы осо­зна­ли толь­ко сей­час, де­сять лет спу­стя, что ки­но­те­ат­ры про­да­ны.

Во-вто­рых, что при ак­тив­ном раз­ви­тии ки­но­фе­сти­валь­но­го дви­же­ния и его ауди­то­рии, стра­те­ги­че­ски важ­ные ло­ка­ции для это­го ро­ста ис­че­за­ют. Это ка­кой­то па­ра­докс. С од­ной сто­ро­ны, мы с кол­ле­га­ми столь­ко сил и жиз­ни по­ло­жи­ли, что­бы со­здать по­пу­ляр­ные и пре­стиж­ные как в Укра­ине, так и за гра­ни­цей ки­но­пло­щад­ки. Без лиш­ней скром­но­сти, мы со­вер­ши­ли про­рыв. Де­сять лет на­зад, ко­гда я на­чи­на­ла, как «Мо­ло­дость», так поз­же и Docudays UA, по­ме­ща­лись в До­ме ки­но. Те­перь это со­бы­тия, за­дей­ство­ван­ные в де­сят­ках ло­ка­ций. Сю­да при­хо­дят не толь­ко ки­но­про­фес­си­о­на­лы, но и, в гло­баль­ном смыс­ле, ки­ев­ляне. Мне ка­жет­ся, на­ши на­ра­бот­ки те­ря­ют смысл, ведь нам про­сто неку­да ста­но­вит­ся пой­ти. Уже мол­чу, что еже­год­но мы вы­нуж­де­ны опла­чи­вать арен­ду ки­но­за­лов по ком­мер­че­ской цене. Мы про­сто не мо­жем пой­ти в блок­ба­сте­ры — там эта це­на непо­силь­на.

В-тре­тьих, есть си­стем­ная про­бле­ма, ка­са­ю­ща­я­ся несе­те­вых ки­но­те­ат­ров в прин­ци­пе. В лю­бой нор­маль­ной стране они суб­си­ди­ру­ют­ся го­су­дар­ством ли­бо ев­ро­пей­ски­ми фон­да­ми вро­де Eurimage. У нас же та­кие ки­но­те­ат­ры от­ре­за­ны от та­ких ре­сур­сов. Они по­че­му-то долж­ны пре­вра­тить­ся в ком­мер­че­ски успеш­ную мо­дель. Их пе­ре­да­ют в ру­ки биз­не­су. И это, на мой взгляд, рож­да­ет по­тен­ци­аль­ный кон­фликт в об­ще­стве. По­то­му что да­же ес­ли и пе­ре­да­вать их биз­не­су, у об­ще­ства и го­ро­да долж­ны оста­вать­ся ры­ча­ги вли­я­ния.

Да, я, ко­неч­но, же про­чла но­вость о том, что на ме­сте «Ки­но­па­но­ра­мы» гря­дет бу­тик-отель с ки­но­ком­на­той под на­зва­ни­ем «Па­но­ра­ма». Хо­ро­шая сто­ро­на — что но­вость са­ма по се­бе от­кры­ва­ет воз­мож­ность по­пы­тать­ся вы­стро­ить диа­лог куль­ту­ры об­ще­ства и биз­не­са в на­шем го­ро­де. Мне очень хо­чет­ся, что­бы имен­но так и про­изо­шло.

С дру­гой сто­ро­ны, мы все по­ни­ма­ем, что ки­но­те­атр на­хо­дит­ся сей­час в очень опас­ной си­ту­а­ции, в том смыс­ле, что он мо­жет ис­чез­нуть. Ес­ли диа­лог ока­жет­ся уто­пи­ей, мы по­те­ря­ем часть на­шей ис­то­рии, часть се­бя.

Ме­ня бес­по­ко­ит, что по преж­не­му нет ни­ка­ких но­во­стей об «Укра­ине». Мне ка­жет­ся, бы­ло бы пра­виль­но, ес­ли бы жур­на­ли­сты сде­ла­ли офи­ци­аль­ные за­про­сы. Это уни­каль­ный ки­но­те­атр, ко­то­рый по­лу­чил ис­то­ри­че­ский шанс. Имен­но здесь укра­ин­ское дис­си­дент­ское

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.