Налог на жад­ность

По­че­му Укра­ине так до­ро­го об­хо­дят­ся внеш­ние кре­ди­ты

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Юлия САМАЕВА Фо­то Ва­си­лия Ар­тю­шен­ко

Су­ще­ству­ет сто и од­на при­чи­на, по­че­му Укра­и­на вы­нуж­де­на сей­час брать в долг у част­ных кре­ди­то­ров день­ги под 9,75% го­до­вых, — уход ин­ве­сто­ров с раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков в США, не луч­ший су­ве­рен­ный рей­тинг, пред­сто­я­щие вы­бо­ры, слож­но­сти с МВФ, наконец, безыс­ход­ность, тол­ка­ю­щая на­шу стра­ну на этот шаг.

И есть лишь од­на при­чи­на, объ­яс­ня­ю­щая, по­че­му мы вы­нуж­де­ны брать в долг под 10% сей­час, хо­тя мог­ли это сде­лать в фев­ра­ле под 5%, — это пре­зи­дент, в тот мо­мент упря­мо со­про­тив­ляв­ший­ся со­зда­нию Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да. Имен­но он несет от­вет­ствен­ность за то, что тех­ни­че­ская мис­сия МВФ, ра­бо­тав­шая в Ки­е­ве с 12 по 16 фев­ра­ля, уеха­ла, не за­клю­чив с на­ми ни­ка­ких до­го­во­рен­но­стей, что фак­ти­че­ски за­кры­ло Укра­ине до­ступ на внеш­ние рын­ки в са­мый удач­ный для это­го пе­ри­од.

В ито­ге к кон­цу чет­вер­га, 26 ок­тяб­ря, Укра­и­на за­вер­ши­ла раз­ме­ще­ние ев­ро­бон­дов на об­щую сум­му в 2 млрд долл., про­дав ин­ве­сто­рам пя­ти­лет­ние об­ли­га­ции на 750 млн долл. и де­ся­ти­лет­ние — на 1,25 млрд. Сто­и­мость при­вле­че­ния средств огром­на: пя­ти­лет­ние об­ли­га­ции вы­став­ля­лись на про­да­жу со став­кой 9,25%, а де­ся­ти­лет­ние — со став­кой 10%. Немно­го сбить став­ку по­мог спрос: он не про­сто был, а су­ще­ствен­но пре­вы­шал пред­ло­же­ние — ин­ве­сто­ры по­да­ли за­яв­ки по­чти на 5 млрд долл. В ре­зуль­та­те став­ка по пя­ти­лет­ним об­ли­га­ци­ям опу­сти­лась до 9% го­до­вых, а по де­ся­ти­лет­ним — до 9,75. Как ни кру­ти, все рав­но до­ро­го.

Сред­ства, вы­ру­чен­ные от про­да­жи цен­ных бу­маг, по­сту­пят в Укра­и­ну уже на сле­ду­ю­щей неде­ле, — ин­ве­сто­рам да­ет­ся пять бан­ков­ских дней на опла­ту сдел­ки. Впро­чем, не все день­ги ося­дут в го­су­дар­ствен­ном бюд­же­те это­го го­да. На ла­та­ние 70-мил­ли­ард­ной ды­ры гос­бюд­же­та по внеш­не­му фи­нан­си­ро­ва­нию пой­дут 1,275 млрд долл. То есть ров­но столь­ко, сколь­ко из­на­чаль­но хо­тел при­вле­кать Мин­фин, ко­гда по­нял, что на внут­рен­нем рын­ке уже вы­брал всю име­ю­щу­ю­ся ва­лю­ту.

Осталь­ные 725 млн долл. пой­дут на по­га­ше­ние со­всем недав­но взя­то­го по­лу­го­до­во­го бридж-кре­ди­та. Пом­ни­те, в кон­це ав­гу­ста Мин­фин при­вле­кал сред­ства с дис­кон­том и под 9% го­до­вых, что­бы в сен­тяб­ре про­ве­сти пла­но­вые вы­пла­ты по внеш­ним зай­мам. Те­перь мы взя­ли кре­дит под 9,25%, что­бы от­дать кре­дит под 9%, — бес­смыс­лен­ная и бес­по­щад­ная стра­те­гия управ­ле­ния внеш­ним дол­гом.

На­пом­ним, что, раз­ме­щая на рын­ке об­ли­га­ции на 725 млн, Мин­фин ожи­дал «по­лу­чить преимущества от гиб­ких усло­вий при­вле­че­ния средств», но ни­ка­ких пре­иму­ществ то­гда ни­кто не за­ме­тил. Мин­фин со­вер­шен­но со­зна­тель­но про­пу­стил вре­мя, ко­гда до­ход­ность по на­шим бу­ма­гам бы­ла на уровне 6–7%, до­ждал­ся пи­ка и вы­шел на ры­нок, при­вле­кая под 9%. И что дей­стви­тель­но стран­но, имен­но этот ше­сти­ме­сяч­ный кре­дит мы хо­тим от­дать рань­ше сро­ка, не в фев­ра­ле 2019-го, а сра­зу по­сле по­лу­че­ния де­нег но­во­го зай­ма. Вот об­ра­ду­ют­ся ин­ве­сто­ры, ку­пив­шие ше­сти­ме­сяч­ные бон­ды, прав­да, гос­по­дин Па­се­нюк?

Во­об­ще сто­и­мость при­вле­че­ния на­ми средств не поз­во­ля­ет от­де­лать­ся от ощу­ще­ния, что ктото непло­хо за­ра­ба­ты­ва­ет на внеш­нем дол­ге стра­ны.

Не­де­лей ра­нее на внеш­ние рын­ки вы­хо­ди­ла Тур­ция, на­при­мер, про­да­вая свои пя­ти­лет­ние ев­ро­бон­ды. В Тур­ции, на­пом­ним, в раз­га­ре об­вал на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты, и учет­ная став­ка 24%, и го­до­вая ин­фля­ция 25,5%, и пре­зи­дент воз­глав­ля­ет пра­ви­тель­ство, а Ми­ни­стер­ство фи­нан­сов — зять пре­зи­ден­та. Но, не­смот­ря на весь этот бу­кет, Тур­ция при­влек­ла 2 млрд долл. от внеш­них ин­ве­сто­ров на пять лет под 7,5% го­до­вых. И да­же это на са­мом де­ле очень до­ро­го, по­то­му что в ап­ре­ле 2018го Тур­ция раз­ме­ща­ла де­ся­ти­лет­ние об­ли­га­ции под 6%.

Укра­и­на же при всей де­кла­ри­ру­е­мой мак­ро­ста­би­ли­за­ции, оп­ти­ми­стич­ном про­гно­зе еже­год­но­го ро­ста ВВП ми­ни­мум на 3,4%, го­до­вой ин­фля­ции в 8,9%, под­держ­ке МВФ, кре­дит­ном рей­тин­ге В-/В и ста­биль­ном про­гно­зе от Standard&poor’s ра­ду­ет­ся, что при­влек­ла кре­дит­ные сред­ства под 9,75%. При этом уже вы­пу­щен­ные на­шим пра­ви­тель­ством ев­ро­бон­ды сей­час на рын­ке тор­гу­ют­ся в диа­па­зоне от 7,2% с по­га­ше­ни­ем в 2020 го­ду до 8,8% с по­га­ше­ни­ем в 2025-м.

На­пом­ним, что внешний долг Укра­и­ны на ко­нец ав­гу­ста со­став­лял 47,5 млрд долл. США, со­во­куп­ный внешний и внут­рен­ний госдолг Укра­и­ны уже вплот­ную при­бли­зил­ся к 75 млрд (см. табл. 1 на 3-й стр.). И в про­ек­те гос­бюд­же­та бу­ду­ще­го го­да главная статья на­ших рас­хо­дов — это вы­пла­та дол­гов и их об­слу­жи­ва­ние. В гривне дол­ги Укра­и­ны пе­ре­ва­ли­ли за 2 трил­ли­о­на. Вме­сте го­су­дар­ствен­ный и га­ран­ти­ро­ван­ный го­су­дар­ством долг уже со­став­ля­ет 62% от ВВП. Это нор­маль­ная дол­го­вая на­груз­ка для раз­ви­тых эко­но­мик, но не для эко­но­мик, ко­то­рые раз­ви­ва­ют­ся. Ес­ли про­дол­жать та­ки­ми же тем­па­ми, ре­сур­сов для раз­ви­тия мы не най­дем ни­ко­гда — все бу­дем от­да­вать кре­ди­то­рам, при­чем за счет но­вых кре­ди­тов.

Цена азов­ской бло­ка­ды

Враж­деб­ные дей­ствия Рос­сии в Азовском мо­ре — бло­ка­да и бес­при­чин­ные оста­нов­ки су­дов в Кер­чен­ском про­ли­ве — на­нес­ли украинским пор­там убыт­ки в раз­ме­ре бо­лее мил­ли­ар­да гри­вен, за­явил ми­нистр ин­фра­струк­ту­ры и транс­пор­та Укра­и­ны Вла­ди­мир Оме­лян, пе­ре­да­ет «Ра­дио Сво­бо­да».

«Ма­ри­у­поль­ский порт был вы­нуж­ден пе­рей­ти на че­ты­рех­днев­ную ра­бо­чую неде­лю. Мы ви­дим по­сто­ян­ные оста­нов­ки укра­ин­ских, ино­стран­ных ко­раб­лей в Азовском мо­ре, Кер­чен­ском про­ли­ве, вплоть до то­го, что су­до­вла­дель­цы несут убыт­ки из-за про­стоя ко­раб­лей. Это око­ло 15–50 тыс. долл. в сут­ки. Сред­нее вре­мя за­держ­ки (ко­раб­лей. — Ред.) до­сти­га­ет бо­лее 30 ча­сов, и это по­те­ри не толь­ко Укра­и­ны, но и ев­ро­пей­ских на­ло­го­пла­тель­щи­ков, по­сколь­ку про­дук­ция из этих пор­тов шла на рын­ки Ев­ро­пы», — от­ме­тил Оме­лян.

25 ок­тяб­ря Ев­ро­пар­ла­мент принял ре­зо­лю­цию, при­зы­ва­ю­щую стра­ны ЕС к но­вым санк­ци­ям про­тив Рос­сии, ес­ли си­ту­а­ция в Азовском мо­ре ухуд­шит­ся.

Пе­ре­ход при­хо­да в еди­ную УПЦ бу­дут ре­шать 2/3 прихожан

Пред­сто­я­тель Укра­ин­ской пра­во­слав­ной церк­ви Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та (УПЦ КП) пат­ри­арх Фи­ла­рет за­явил, что при­хо­ды бу­дут пе­ре­хо­дить в еди­ную цер­ковь, ес­ли та­кое ре­ше­ние под­дер­жат две тре­ти прихожан. Об этом Фи­ла­рет ска­зал на бри­фин­ге в Ки­е­ве, от­ве­чая на во­прос агент­ства «Ин­тер­факс­укра­и­на».

«Ме­ха­низм: со­бра­ние все­го при­хо­да. Ес­ли 2/3 при­хо­да про­го­ло­су­ет за то, что­бы остать­ся в Рус­ской церк­ви, зна­чит, этот при­ход бу­дет при­над­ле­жать Рус­ской церк­ви. Ес­ли же 2/3 прихожан про­го­ло­су­ют за Укра­ин­скую цер­ковь, то храм вме­сте с при­хо­жа­на­ми пе­рей­дет в УПЦ», — по­яс­нил он. По сло­вам гла­вы УПЦ КП, ес­ли не на­бе­рет­ся необ­хо­ди­мых 2/3 го­ло­сов, по­ло­же­ние при­хо­да оста­нет­ся преж­ним.

По сло­вам пред­сто­я­те­ля УПЦ КП, объ­еди­нен­ная цер­ковь по­лу­чит на­зва­ние «Украинская пра­во­слав­ная цер­ковь». «На­зва­ние бу­дет «Украинская пра­во­слав­ная цер­ковь» — офи­ци­аль­ное. Вто­рое на­зва­ние — Киевский пат­ри­ар­хат», — ска­зал Фи­ла­рет.

Он так­же до­ба­вил, что ес­ли у Укра­ин­ской пра­во­слав­ной ав­то­ке­фаль­ной церк­ви (УАПЦ) есть во­про­сы ко вто­ро­му на­зва­нию, вза­и­мо­по­ни­ма­ние бу­дет най­де­но.

От­дель­ная статья рас­хо­дов — об­слу­жи­ва­ние дол­га, те са­мые про­цен­ты, ко­то­ры­ми мы так щед­ро ода­ри­ва­ем на­ших ин­ве­сто­ров. Свы­ше 145 млрд грн в бу­ду­щем го­ду мы заплатим толь­ко по про­цен­там. Для ощу­ще­ния мас­шта­ба — это без ма­ло­го го­до­вой бюджет Пен­си­он­но­го фон­да Укра­и­ны.

Оче­вид­но, что воз­вра­щать эти зай­мы и про­цен­ты по ним, не при­вле­кая но­вые сред­ства, невоз­мож­но, но неуже­ли нель­зя за­ни­мать сред­ства дешевле и в мень­ших объ­е­мах? Для по­ни­ма­ния си­ту­а­ции, 1,2 млрд долл. по­на­до­би­лись нам не для фи­нан­си­ро­ва­ния внеш­них дол­гов, а для ла­та­ния бюд­жет­но­го де­фи­ци­та. И мы мог­ли бы обой­тись без это­го зай­ма, ес­ли бы со­гла­си­лись на се­к­вестр бюд­же­та. На­пом­ним, что впер­вые о необ­хо­ди­мо­сти се­к­ве­ст­ра речь за­шла еще в ап­ре­ле это­го го­да. Уже то­гда бы­ло по­нят­но, что про­фи­нан­си­ро­вать все ста­тьи рас­хо­дов не по­лу­чит­ся. Но пре­мьер был про­тив со­кра­ще­ния рас­хо­дов, и мно­го­стра­нич­ный от­чет Мин­фи­на о том, что де­нег не хва­тит, его не убе­дил. А воз­гла­вив­шая Мин­фин, по­сле уволь­не­ния Да­ни­лю­ка, Мар­ка­ро­ва за­ве­ри­ла всех, что необ­хо­ди­мо­сти в се­к­ве­ст­ре нет, де­нег всем хва­тит. Прав­да, к на­ча­лу ав­гу­ста остат­ки средств на еди­ном каз­на­чей­ском сче­те упа­ли до ми­ни­маль­но­го за 15 лет уров­ня, со­ста­вив лишь 2 млрд грн. Впер­вые за несколь­ко лет пен­си­о­не­ры столк­ну­лись с за­держ­кой вы­пла­ты пен­сий, а учи­те­ля в неко­то­рых ре­ги­о­нах до сих пор по­лу­ча­ют зар­пла­ты не в пол­ном объ­е­ме и несвое­вре­мен­но, и для то­го, что­бы рас­счи­тать­ся с ни­ми, об­ра­зо­ва­тель­ную суб­вен­цию это­го го­да на­до уве­ли­чить по­чти на 22%.

Но Мин­фин ци­нич­но со­об­ща­ет, что гос­бюд­жет вы­пол­ня­ет­ся, и де­фи­цит его бу­дет удер­жан в пре­де­лах 2,6% от ВВП. При этом все по­ни­ма­ют, что удер­жи­вать бу­дут за счет со­кра­ще­ния рас­хо­дов, а не при­ро­ста до­хо­дов. По дан­ным Счет­ной па­ла­ты, по ито­гам первого по­лу­го­дия, невы­пол­не­ние пла­на по­ступ­ле­ний по до­хо­дам гос­бюд­же­та со­ста­ви­ло 74 млрд грн. И су­дя по все­му, с то­го вре­ме­ни си­ту­а­ция не улуч­ши­лась, так как ны­неш­ний вы­пуск ев­ро­бон­дов преж­де все­го ну­жен был для за­кры­тия 70-мил­ли­ард­ной бюд­жет­ной ды­ры.

В ре­зуль­та­те мы вы­шли на рын­ки в худ­шее вре­мя, и нас бук­валь­но рас­тер­за­ли спе­ку­лян­ты. Из раз­ви­ва­ю­щих­ся стран до­ро­же, чем мы, в этом го­ду ни­кто сред­ства не при­вле­кал, и, на­вер­ное, не бу­дет та­ких ду­ра­ков. Ин­ве­сто­ры по­ни­ма­ют, что впе­ре­ди у Укра­и­ны го­ды пи­ко­вых вы­плат по внеш­ним и внут­рен­ним дол­гам, что в сле­ду­ю­щем го­ду у нас пре­зи­дент­ские и пар­ла­мент­ские вы­бо­ры, что мы ост­ро нуж­да­ем­ся в день­гах. По­зи­ция ин­ве­сто­ров яс­на, они ци­нич­ны и за­ра­ба­ты­ва­ют день­ги, а не бла­го­тво­ри­тель­но­стью за­ни­ма­ют­ся. Не яс­на по­зи­ция укра­ин­ско­го пра­ви­тель­ства и пре­зи­ден­та, ко­то­рые со­зна­тель­но пол­то­ра го­да пор­тят вза­и­мо­от­но­ше­ния с МВФ, ко­то­рый кре­ди­ту­ет под 2–3% на 15 лет, а по­том бе­гут на ры­нок за­ни­мать на де­сять лет под 10%. Мы бу­дем счи­тать это глу­по­стью или пре­ступ­ле­ни­ем?

Мог­ли бы мы не при­вле­кать эти сред­ства? Вполне. Ес­ли бы еще в ап­ре­ле Грой­сман на­чал ду­мать о том, как со­кра­тить рас­хо­ды бюд­же­та, ко­то­рый вы­пол­нить без по­терь не по­лу­ча­ет­ся. Лишь треть этих средств пой­дет на по­га­ше­ние на­ше­го дол­га, осталь­ные сред­ства необ­хо­ди­мы для то­го, что­бы при­крыть про­сче­ты пра­ви­тель­ства при бюд­жет­ном пла­ни­ро­ва­нии те­ку­ще­го го­да. То есть мы продол­жаем на­ра­щи­вать наш внешний долг да­же то­гда, ко­гда мог­ли бы это­го не де­лать.

Мог­ли бы мы при­влечь сред­ства на бо­лее вы­год­ных усло­ви­ях? За­про­сто. В фев­ра­ле­мар­те сто­и­мость при­вле­че­ния средств на внеш­них рын­ках бы­ла на­мно­го ни­же. Ар­ген­ти­на сто­лет­ние бон­ды под 7,1% раз­ме­ща­ла, Еги­пет — де­ся­ти­лет­ние по 6,5%, Га­на — один­на­дца­ти­лет­ние по 7,6%. Все, что нам бы­ло нуж­но, что­бы встать с ни­ми в ряд, — по­зи­тив­ный сиг­нал от мис­сии МВФ, ко­то­рая как раз в фев­ра­ле бы­ла в Укра­ине.

Мы его не по­лу­чи­ли. Для пре­зи­ден­та важ­нее бы­ло не терять тем­пы на­ра­щи­ва­ния при­бы­ли в пред­две­рии вы­бо­ров, чем вы­пол­нять тре­бо­ва­ния МВФ. Да­же тень Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да тре­во­жи­ла га­ран­та и его тро­их дру­зей. И те­перь укра­ин­цы бу­дут опла­чи­вать до­пол­ни­тель­ные про­цен­ты по кре­ди­там, ко­то­рых во­об­ще могло не быть, — налог на пре­зи­дент­скую жад­ность. По­то­му что в ито­ге Укра­и­на не смог­ла вый­ти на внеш­ние рын­ки в са­мое бла­го­при­ят­ное для это­го вре­мя. Ко­неч­но, мож­но бы­ло бы по­пы­тать­ся при­влечь сред­ства без МВФ. Но на­шел­ся бы по­ку­па­тель, го­то­вый ин­ве­сти­ро­вать сред­ства в стра­ну, ко­то­рая упор­но от­ка­зы­ва­ет­ся вы­пол­нять усло­вия дру­го­го кре­ди­то­ра? Ок­но для внеш­них зай­мов на част­ных рын­ках для нас от­кры­ва­ет МВФ, это не сек­рет и не но­вость для пер­вых лиц стра­ны. В ре­зуль­та­те «гра­мот­ной» по­ли­ти­ки ко­то­рых наш неподъ­ем­ный внешний долг вы­рас­тет еще боль­ше.

Ре­шая про­бле­мы с пи­ко­вы­ми вы­пла­та­ми в бли­жай­шие го­ды, Мин­фин создает про­бле­мы пи­ко­вых вы­плат в будущих пе­ри­о­дах. Ес­ли по­смот­реть на гра­фик на­ших вы­плат по внеш­ним и внут­рен­ним дол­гам (см. табл. 2), оче­вид­но, что до 2025 го­да си­ту­а­ция про­стой не бу­дет. И ес­ли пра­ви­тель­ство не из­ме­нит свои под­хо­ды к управ­ле­нию го­су­дар­ствен­ным дол­гом, то и по­сле 2025-го она не улуч­шит­ся. Бе­ря но­вые кре­ди­ты для вы­пла­ты ста­рых, не раз­ви­вая при этом эко­но­ми­ку и не со­кра­щая бюд­жет­ный де­фи­цит, Укра­и­на лишь от­кла­ды­ва­ет де­фолт во вре­ме­ни, но не от­ме­ня­ет его.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.