«Знать, для че­го жи­вешь»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ВЕРГЕЛИС

31 ок­тяб­ря ушел из жиз­ни вы­да­ю­щий­ся укра­ин­ский те­ат­раль­ный ре­жис­сер Эду­ард Мит­ниц­кий, на­род­ный ар­тист Укра­и­ны, ос­но­ва­тель Ки­ев­ско­го ака­де­ми­че­ско­го те­ат­ра дра­мы и ко­ме­дии на Ле­вом бе­ре­гу Дне­пра.

Ко­гда го­во­рим в свя­зи с по­те­рей боль­шо­го ху­дож­ни­ка «ушла эпо­ха», то по­рой это вос­при­ни­ма­ет­ся как стан­дарт, но в свя­зи с ухо­дом Эду­ар­да Мит­ниц­ко­го дей­стви­тель­но ушла эпо­ха твор­че­ской под­лин­но­сти в укра­ин­ском те­ат­ре, а та­к­же эпо­ха эти­ки, вы­со­ко­го вку­са, уни­каль­но­го те­ат­раль­но­го пе­да­го­ги­че­ско­го ма­стер­ства. Те­ат­раль­ная жизнь Мит­ниц­ко­го «об­ня­ла» прак­ти­че­ски шесть де­ся­ти­ле­тий. С его име­нем свя­за­ны гром­кие и вре­мя­фор­ми­ру­ю­щие по­ста­нов­ки не толь­ко в Укра­ине, но и в Гер­ма­нии, Лит­ве, дру­гих стра­нах. В част­но­сти, лет две­на­дцать на­зад га­зе­та «Ли­тов­ский ку­рьер» пи­са­ла: «Этот ре­жис­сер — мэтр. В укра­ин­ской те­ат­раль­ной ре­жис­су­ре, воз­мож­но, фи­гу­ра но­мер один. Ес­ли бы он ра­бо­тал в лю­бой дру­гой сто­ли­це, то и там по­тес­нил бы мно­гих из ко­ри­фе­ев».

Од­на­ко ста­тус по­чет­но­го «ко­ри­фея» не очень-то со­блаз­нял ре­жис­се­ра да­же по­сле 80, т.е. он во­об­ще не лю­бил ни­ка­кой ста­тус­но­сти, все­гда ди­стан­ци­ро­вал­ся от «свя­зей в вер­хах», иной раз ка­зал­ся неза­щи­щен­ным и в вы­со­ком зна­че­нии на­ив­ным ху­дож­ни­ком, ко­то­рый смот­рит на эту на­шу жизнь груст­ны­ми гла­за­ми ин­тел­ли­ген­тов из про­из­ве­де­ний Че­хо­ва или дру­гих его лю­би­мых ав­то­ров. «Гам­лет», «Чай­ка», «Укра­ден­ное «Три сест­ры» сча­стье», «Aeи­вой труп», «Вар­ва­ры» — он лю­бил боль­шие пье­сы и боль­шие чув­ства на сцене.

Ада Ро­гов­це­ва, Ва­ле­рия За­клун­ная, Ири­на Бу­ни­на, Ла­ри­са Ка­доч­ни­ко­ва, Лео­нид Бак­шта­ев, Геор­гий Дрозд, Ви­та­лий Ли­нец­кий, Юрий Ма­жу­га, Па­вел Мо­ро­зен­ко — он лю­бил боль­ших ак­те­ров и все­гда умел рас­крыть нечто неве­до­мое в них, по­вер­нув их «глаза» пря­мо в зри­тель­ские ду­ши. Исто­ри­че­ским фак­том стал ре­пер­ту­ар­ный ре­корд его «Вар­шав­ской ме­ло­дии» с Адой Ро­гов­це­вой на сцене Ки­ев­ско­го те­ат­ра им. Ле­си Укра­ин­ки.

Те­ат­раль­ной дра­мой — и его лич­ной, и об­ще­укра­ин­ской — стал в на­ча­ле 90-х пре­ступ­ный

В 2011­м в из­да­тель­стве жур­на­ла «Ра­ду­га» вы­шла кни­га «Знать, для че­го жи­вешь» — раз­мыш­ле­ние Эду­ар­да Мит­ниц­ко­го о те­ат­ре и вре­ме­ни, фраг­мен­ты его ин­тер­вью раз­ных лет. Вс­по­ми­ная Ма­сте­ра, хо­чет­ся вспом­нить его пря­мую речь… «на­езд» на боль­шо­го ре­жис­се­ра со сто­ро­ны власть иму­щих, ко­то­рые ре­ши­ли рас­пра­вить­ся с ним. Но он вы­сто­ял. Хо­тя это от­ра­зи­лось на его здо­ро­вье, это обо­рва­ло в нем и ка­кую-то нить, от­ве­чав­шую за ве­ру в спра­вед­ли­вость и прав­ду. Но все рав­но он дер­жал­ся за эту нить, ста­вил спек­так­ли (его по­след­няя по­ста­нов­ка «Три сест­ры» по А.че­хо­ву — один из луч­ших оте­че­ствен­ных спек­так­лей на­ше­го те­пе­реш­не­го ты­ся­че­ле­тия). И, есте­ствен­но, он су­мел со­здать «свою ор­би­ту» — уче­ни­ки, по­сле­до­ва­те­ли, еди­но­вер­цы, еди­но­мыш­лен­ни­ки. В этой ор­би­те — раз­ные лю­ди, раз­ные ха­рак­те­ры, раз­ные тем­пе­ра­мен­ты, но все­гда эти лю­ди — та­лант­ли­вые. Сре­ди та­ких — ре­жис­се­ры Дмит­рий Бо­го­ма­зов, Алек­сей Ли­со­вец, Дмит­рий Лазор­ко, Юрий Оди­но­кий, Ан­дрей Би­ло­ус, Та­ма­ра Тру­но­ва.

Две неде­ли на­зад я ви­дел его — в по­след­ний раз. Эду­ард Мар­ко­вич при­гла­сил на эту встре­чу в свой дом. Хо­тя он уже уга­сал, как ве­чер. Го­во­рил ма­ло, по­то­му что го­во­рить бы­ло труд­но. Но да­же в этом труд­ном бо­лез­нен­ном со­сто­я­нии чув­ство­ва­лись его внут­рен­няя си­ла и же­ла­ние в оче­ред­ной раз пре­одо­ле­вать об­сто­я­тель­ства, что­бы сно­ва и сно­ва по­вто­рять лю­би­мую че­хов­скую фра­зу — «Знать, для че­го жи­вешь».

Он знал, для че­го и ра­ди че­го жил. И мы это зна­ем.

Свет­лая па­мять вы­да­ю­ще­му­ся ре­жис­се­ру и уди­ви­тель­но­му че­ло­ве­ку. Та­кие лю­ди в на­ших серд­цах и в на­шей па­мя­ти оста­ют­ся на­все­гда, по­ку­да мы са­ми помним и чув­ству­ем. «26 ком­нат»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.