Ко­му нуae­на ин­фор­ма­ци­он­ная защита

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ПОКАЛЬЧУК

Так ли уж нуж­да­ет­ся укра­ин­ское об­ще­ство во все­воз­мож­ных стра­те­ги­ях и так­ти­ках ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти?

Об ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти се­год­ня го­во­рят все. Го­во­рят кра­си­во. На ев­ро­ат­лан­ти­че­ском про­стран­стве все мощ­нее ге­не­ри­ру­ют­ся вы­со­ко­ин­тел­лек­ту­аль­ные тек­сты и изящ­ные по­ли­ти­че­ские за­яв­ле­ния. Но эти свет­лые тех­но­ло­гии са­мо­об­ма­на ни­ко­гда не по­ки­да­ют круг са­мих стра­те­гов, не опус­ка­ют­ся до уров­ня опе­ра­тив­но­го пла­ни­ро­ва­ния, а тем бо­лее ре­ше­ния так­ти­че­ских за­дач. Так на­зы­ва­е­мое по­стд­ок­три­наль­ное про­стран­ство у нас на­пол­не­но ге­ро­и­че­ской са­мо­де­я­тель­но­стью.

В ней по по­ли­ти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям не мо­жет со­дер­жать­ся опе­ра­тив­ный ком­по­нент — док­три­наль­ные ре­ко­мен­да­ции к пря­мым дей­стви­ям. По­то­му что это за­ви­сит от во­ли ли­де­ра, ко­то­рая пу­тем вза­им­ных де­мо­кра­ти­че­ских ком­про­мис­сов сво­дит­ся в ито­ге к биз­нес-ин­те­ре­сам. Го­во­рим о Бу­да­пешт­ском ме­мо­ран­ду­ме, а в уме дер­жим «Се­вер­ный по­ток».

По­сколь­ку ин­фор­ма­ци­он­ный ком­по­нент тес­ней­шим об­ра­зом пе­ре­пле­тен с внеш­ней и внут­рен­ней по­ли­ти­кой каж­дой стра­ны, что-ли­бо ме­нять в нем озна­ча­ет раз­бу­дить де­мо­нов ли­бе­ра­лиз­ма и пра­во­че­ло­ве­ков, ко­то­рые охот­но па­ра­зи­ти­ру­ют на лю­бом кон­флик­те. Осо­бен­но ими же и со­здан­ном.

Угрозы для ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти клас­си­фи­ци­ру­ют­ся та­ким об­ра­зом — утеч­ка ин­фор­ма­ции, на­ру­ше­ние кон­сти­ту­ци­он­ных прав граж­дан ор­га­на­ми вла­сти, асим­мет­рия в меж­ду­на­род­ном об­мене ин­фор­ма­ци­ей, де­я­тель­ность групп, ко­то­рые со­зна­тель­но ма­ни­пу­ли­ру­ют предо­став­ле­ни­ем ин­фор­ма­ции, некон­тро­ли­ру­е­мое раз­ви­тие био­тех­но­ло­гий, ком­пью­тер­ные пре­ступ­ле­ния и ки­бер­тер­ро­ризм, ин­фор­ма­ци­он­ная вой­на, асим­мет­рич­ные вы­зо­вы, шпи­о­наж.

Раз­ли­ча­ет­ся семь ви­дов ин­фор­ма­ци­он­ных войн: за ко­ман­до­ва­ние и кон­троль, вой­ны раз­ве­док, элек­трон­ная, ха­кер­ская и ки­бер­вой­ны (да, они все раз­ные), пси­хо­ло­ги­че­ская, за эко­но­ми­че­скую ин­фор­ма­цию.

Каж­дая из них ве­дет­ся на трех уров­нях (лич­ном, кор­по­ра­тив­ном, гло­баль­ном) и в двух сфе­рах — граж­дан­ской и во­ен­ной.

Го­су­дар­ство нуж­да­ет­ся в ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти, как ко­сти ор­га­низ­ма нуж­да­ют­ся в каль­ции. Го­су­дар­ство — ске­лет стра­ны, об­ще­ство — его плоть. Но что про­ку, ко­гда хо­ро­шо каль­ци­ни­ро­ван­ный че­реп ска­лит­ся те­бе из ис­то­ри­че­ской мо­ги­лы, ес­ли ты не Гам­лет?

Го­су­дар­ство и об­ще­ство вме­сте со­став­ля­ют стра­ну. Лю­бое го­су­дар­ство стре­мит­ся вы­дать свои ин­те­ре­сы за об­ще­ствен­ные и на­о­бо­рот. Эта диа­лек­ти­ка в за­ви­си­мо­сти от стра­ны ли­бо про­дук­тив­на, ли­бо дра­ма­тич­на, ли­бо ко­мич­на. За­ви­сит, из ка­кой стра­ны смот­реть на дру­гую.

Эф­фек­тив­на ли ин­фор­ма­ци­он­ная по­ли­ти­ка го­су­дар­ства в сфе­ре ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти, да еще на­ка­нуне вы­бо­ров?

Ме­то­до­ло­ги­че­ская пробле­ма в том, что мы по­зи­тив­но оце­ни­ва­ем эту ак­ту­аль­ную по­ли­ти­ку в срав­не­нии с 2014 г. и нега­тив­но — в срав­не­нии с на­ши­ми за­про­са­ми и опе­ра­тив­ны­ми по­треб­но­стя­ми. Здесь от­кры­ва­ют­ся без­гра­нич­ные воз­мож­но­сти как для по­ли­ти­че­ских спе­ку­ля­ций, так и для обыч­ных неве­же­ствен­ных суж­де­ний.

Го­су­дар­ство в от­но­ше­нии се­бя все бо­лее эф­фек­тив­но, кон­флик­ты меж­ду вет­вя­ми вла­сти ин­фор­ма­ци­он­но об­слу­жи­ва­ют­ся весь­ма ка­че­ствен­но, и да­же внеш­няя со­ли­дар­ная по­зи­ция ста­но­вит­ся от­чет­ли­вее, с по­нят­ным век­то­ром раз­ви­тия.

В от­но­ше­нии об­ще­ства у го­су­дар­ства слож­ная за­да­ча. Пер­вая — ста­рать­ся, что­бы об­ще­ство его не раз­лю­би­ло и не бро­си­ло, а лю­бовь на­до под­дер­жи­вать чем-то ма­те­ри­аль­ным, при та­ком-то сро­ке от­но­ше­ний.

Вто­рая — что­бы рус­ский бес об­ще­ство не пре­льстил и не по­пу­тал, как то­же уже бы­ва­ло. С этой за­да­чей все пло­хо, по­то­му что она по­став­ле­на то­пор­но и в та­кой фор­му­ли­ров­ке про­сто яв­ля­ет­ся ча­стью по­ли­ти­че­ско­го ко­кет­ства в за­да­че но­мер один.

Рус­ский бес, как ви­рус, ни­ку­да и не ухо­дил из это­го об­ще­ства. При ослаб­ле­нии со­ци­аль­но­го им­му­ни­те­та он ор­га­низм угне­та­ет, при уси­ле­нии — си­дит се­бе в клет­ках ор­га­низ­ма от­но­си­тель­но ти­хо. Воз­мож­но, он ко­гда-то и ис­чез­нет, но точ­но не от го­ря­че­го чая и ма­ли­ны, ка­ко­вы­ми по­ка по мощ­но­сти яв­ля­ют­ся на­ши ин­фор­ма­ци­он­ные контр­дей­ствия. За­то они пол­но­стью на­род­ные и без ГМО.

Меж­ду ин­фор­ма­ци­ей и ин­фор­ма­ци­он­ны­ми ата­ка­ми при­мер­но та­кая же вза­и­мо­связь, как меж­ду ал­ко­го­лем и ал­ко­го­лиз­мом. Стар­шее по­ко­ле­ние пом­нит от­ча­ян­ные по­пыт­ки Со­вет­ско­го Со­ю­за огра­ни­чить по­треб­ле­ние ал­ко­го­ля, на­чи­ная с руб­ки ви­но­град­ни­ков и за­кан­чи­вая ди­ки­ми огра­ни­че­ни­я­ми в роз­нич­ной тор­гов­ле. Это по­ро­ди­ло небы­ва­лый подъ­ем са­мо­го­но­ва­ре­ния, эпи­де­мию отрав­ле­ний со смер­тель­ным ис­хо­дом и ку­чу анек­до­тов.

Бо­роть­ся с ин­фор­ма­ци­ей в эпо­ху Ин­тер­не­та мож­но так же эф­фек­тив­но, как с ал­ко­го­лем в СССР. На лю­бой ток­син все­гда най­дет­ся свой из­го­то­ви­тель и по­тре­би­тель. Кро­ме то­го, при всех пред­ла­га­е­мых ва­ри­ан­тах раз­ви­тия (ко­то­рые ин­те­рес­ны лишь мо­ло­дым) часть об­ще­ства в си­лу де­мо­гра­фи­че­ских осо­бен­но­стей пред­по­чи­та­ет оста­вать­ся в эпо­хе про­све­щен­но­го фе­о­да­лиз­ма и имен­но в этой па­ра­диг­ме фор­ми­ру­ет свои элек­то­раль­ные пре­тен­зии и за­про­сы.

Прес­са, па­ра­зи­ти­руя на ка­та­стро­фи­че­ском ми­ро­воз­зре­нии, со­зда­ет у это­го на­се­ле­ния хро­ни­че­ское ощу­ще­ние брен­но­сти бы­тия. В этом од­на из глав­ных при­чин неустой­чи­во­сти чувств, сим­па­тий и ан­ти­па­тий. До­ба­вим со­вер­шен­но сред­не­ве­ко­вую вос­при­им­чи­вость ко все­му сверхъ­есте­ствен­но­му, к зна­ме­ни­ям, снам и те­ле­гал­лю­ци­на­ци­ям. Эта чер­та боль­ше про­яв­ля­ет­ся в по­ли­то­ло­ги­че­ски­жур­на­лист­ской сре­де, ко­то­рая за­ни­ма­ет ни­шу об­ра­зо­ван­ных мо­на­хов Сред­не­ве­ко­вья, со все­ми их са­мо­ис­тя­за­ни­я­ми, ко­па­ни­ем в ре­флек­си­ях и вы­тес­нен­ны­ми эмо­ци­я­ми. Окру­жа­ю­щие их ми­ряне, т.е. зри­те­ли и чи­та­те­ли, пол­но­стью ко­пи­ру­ют их взры­вы от­ча­я­ния или яро­сти, без­рас­суд­ства и ду­шев­ные над­ло­мы.

Это отличная па­то­ген­ная сре­да да­же не для ин­фор­ма­ци­он­ных ви­ру­сов, а для пря­мо­го управ­ле­ния по­ве­де­ни­ем масс. Все уже есть в за­го­тов­ках, нуж­но лишь до­ве­сти ис­ход­ни­ки до аб­сурд­ных зна­че­ний.

Со стра­те­ги­че­ской точ­ки зре­ния имен­но эта фе­о­да­ли­зи­ро­ван­ная часть на­се­ле­ния и нуж­да­ет­ся в ин­фор­ма­ци­он­ной за­щи­те. Но на прак­ти­ке она это­го со­вер­шен­но не же­ла­ет и все раз­го­во­ры об ин­фор­ма­ци­он­ных угро­зах вос­при­ни­ма­ет при­мер­но так же, как рас­ска­зы о здо­ро­вом об­ра­зе жиз­ни в оче­ре­ди за вы­пив­кой.

Про­све­щен­ная, со­вре­мен­ная часть об­ще­ства об этом го­во­рит, и та­кой за­прос на без­опас­ность у нее есть. Но так же, прак­ти­че­ски го­во­ря, та­кие лю­ди не яв­ля­ют­ся груп­пой рис­ка из-за сво­е­го ин­тел­лек­ту­аль­но­го им­му­ни­те­та, не аб­со­лют­но­го, но все же. Кро­ме то­го, об­ра­зо­ван­ные лю­ди бо­лее эго­и­стич­ны, ме­нее склон­ны об­ра­зо­вы­вать устой­чи­вые груп­пы, каж­дый име­ет на все соб­ствен­ную точ­ку зре­ния. По­это­му го­нять­ся за каж­дым ум­ни­ком с ин­фор­ма­ци­он­ным то­по­ром оприч­ни­ка до­воль­но на­клад­но, хо­тя ум­ни­ки все­це­ло уве­ре­ны в об­рат­ном. Ню­анс в том, что про­тив от­дель­ных лю­дей дей­стви­тель­но мо­гут ве­стись пси­хо­ло­ги­че­ские опе­ра­ции. Но каж­дый фейс­бу­кер но­ро­вит при­чис­лить се­бя имен­но к этим «от­дель­ным».

Тем не ме­нее уча­стие этой об­ра­зо­ван­ной ча­сти об­ще­ства в ин­фор­ма­ци­он­ном со­про­тив­ле­нии и по­вы­ше­нии на­ци­о­наль­ной стой­ко­сти Укра­и­ны бы­ло бы очень эф­фек­тив­ным, ес­ли бы го­су­дар­ство по­сле ка­та­стро­фы 2014-го сде­ла­ло та­кие же вы­во­ды, как дру­гое го­су­дар­ство по­сле сво­ей ка­та­стро­фы 9/11. Там уча­стие граж­дан­ско­го об­ще­ства в сфе­ре на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, в том чис­ле ин­фор­ма­ци­он­ной, воз­рос­ло в ра­зы, по­лу­чи­ло мощ­ную за­ко­но­да­тель­ную и ад­ми­ни­стра­тив­ную под­держ­ку, со­зда­ло еще бо­лее бла­го­при­ят­ные усло­вия для граж­дан­ско-во­ен­но­го парт­нер­ства и т.д.

У нас граж­дан­ское об­ще­ство уже не про­тив­ник, но все еще до­сад­ный кон­ку­рент го­су­дар­ства в тех сфе­рах де­я­тель­но­сти, где тре­бу­ют­ся со­вре­мен­ное об­ра­зо­ва­ние, со­вре­мен­ная ква­ли­фи­ка­ция, со­вре­мен­ный ан­глий­ский и по­ни­ма­ние It-сфе­ры. До­сад­ный, по­то­му что неумо­ли­мость ре­форм вы­нуж­да­ет чи­нов­ни­ков все боль­ше со­сре­до­то­чить­ся на во­про­сах вы­жи­ва­ния и ин­триг, и им со­всем не до диа­ло­га, в ко­то­ром они за­ве­до­мо про­иг­ры­ва­ют.

Пы­тать­ся элек­то­раль­но уго­дить этим груп­пам и да­же ве­сти об этом ра­ци­о­наль­ный диа­лог — со­вер­шен­но про­валь­ное за­ня­тие. Каж­дая из групп ис­те­рич­на по-сво­е­му, а в них еще внут­ри свои го­род­ские су­ма­сшед­шие, по­лез­ные иди­о­ты и про­сто крик­ли­вые неучи.

Никакие ме­дий­ные жерт­во­при­но­ше­ния их не успо­ко­ят. Од­на груп­па бу­дет и даль­ше «спи­вать­ся», вза­хлеб ла­кая из московских ин­фор­ма­ци­он­ных луж. Дру­гая бу­дет со­про­тив­лять­ся, как уме­ет, и трол­лить го­су­дар­ство за недее­спо­соб­ность.

Го­су­дар­ствен­ная по­ли­ти­ка в сфе­ре ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти не долж­на быть ад­рес­ной во­об­ще. Она долж­на быть про­сто го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­кой, без элек­то­раль­ных за­иг­ры­ва­ний с ма­лень­ки­ми и боль­ши­ми укра­ин­ца­ми.

Пер­вый и глав­ный прин­цип этой по­ли­ти­ки, ко­то­рый сра­зу за­кро­ет мно­же­ство про­блем, — это прин­цип мо­раль­ной яс­но­сти. Чет­кие опре­де­ле­ния во всем, вклю­чая сво­их и чу­жих, про­зрач­ность мо­ти­вов и по­след­ствий, на­ли­чие убеж­де­ний, под­креп­лен­ных по­ступ­ка­ми. Мень­ше по­э­тич­но­сти, боль­ше кон­кре­ти­ки. Что­бы спо­соб вы­ра­же­ния был неот­де­лим от со­дер­жа­ния.

Вто­рой — это от­чет­ли­вая (со­глас­но пер­во­му прин­ци­пу) де­мон­стра­ция за­щи­ты внут­рен­них при­о­ри­те­тов стра­ны пе­ред внеш­ни­ми. Кон­сти­ту­ци­он­ные нор­мы не мо­гут быть пред­ме­том «ре­а­ли­сти­че­ско­го» тор­га ни с кем. Кон­сти­ту­ция Укра­и­ны долж­на вли­ять на внеш­нюю по­ли­ти­ку, а не на­о­бо­рот.

Тре­тий — умень­ше­ние без­огляд­но­го вос­тор­га по по­во­ду всех пред­ла­га­е­мых извне со­ци­аль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний. Да­же ес­ли это то, что мы обя­за­ны вы­пол­нить, в ин­фор­ма­ци­он­ной сфе­ре к это­му мож­но от­но­сить­ся бо­лее рас­су­ди­тель­но.

Укра­и­на как при­о­ри­тет, здо­ро­вый скеп­ти­цизм и пря­мо­та вы­ска­зы­ва­ний. Про­стой ал­го­ритм ин­фор­ма­ци­он­но­го по­ве­де­ния, не об­ра­щен­ный ни к ко­му лич­но, но пред­ла­га­ю­щий раз­де­лить эти цен­но­сти.

Это имен­но тот асим­мет­рич­ный ин­фор­ма­ци­он­ный от­вет со­вре­мен­ным вы­зо­вам, у ко­то­ро­го есть пер­спек­ти­вы быть одоб­рен­ным об­ще­ством, и не толь­ко граж­дан­ским.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.