Укра­ин­ская ака­де­мия. Год 1918-й

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сей ЯСЬ,

док­тор ис­то­ри­че­ских на­ук (Ин­сти­тут ис­то­рии Укра­и­ны НАН Укра­и­ны)

«Глав­ные осо­бен­но­сти в ор­га­ни­за­ции Укра­ин­ской ака­де­мии на­ук свя­зы­ва­ют с тем, что она тво­рит­ся в XX в. под вли­я­ни­ем од­но­вре­мен­ной си­лы двух по­то­ков, ко­то­рые вы­зы­ва­ют ее к жиз­ни и из ко­то­рых один — это на­ци­о­наль­ное са­мо­со­зна­ние укра­ин­ско­го об­ше­ства, а вто­рой — это неми­ну­е­мые ме­ры, что­бы вы­брать­ся из по­след­ствий все­мир­но­го кри­зи­са…

В пер­вом от­де­ле, в от­ли­чие от ака­де­мий все­го ми­ра, име­ют на­уч­ное раз­ви­тие те рост­ки зна­ния, для ко­то­рых ос­но­ва — ис­сле­до­ва­ние укра­ин­ско­го на­ро­да... В этом от­де­ле Укра­ин­ской ака­де­мии, ко­то­рый вы­зван по­треб­но­стя­ми укра­ин­ско­го на­ци­о­наль­но­го са­мо­со­зна­ния, за­кла­ды­ва­ет­ся ор­ган на­уч­ной ра­бо­ты, ко­то­рый еще ни­ко­гда и ни­где не су­ще­ство­вал. . .»

Эти от­рыв­ки из объ­яс­ни­тель­ной за­пис­ки (ок­тябрь 1918 г.) ми­ни­стра на­род­но­го об­ра­зо­ва­ния и ис­кусств Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства Ни­ко­лая Ва­си­лен­ко к за­ко­но­про­ек­ту об учре­жде­нии Укра­ин­ской ака­де­мии на­ук вы­зы­ва­ют до­воль­но слож­ные чув­ства. Сти­ли­сти­че­ский ко­ло­рит и па­те­ти­че­ские обо­ро­ты неволь­но вы­ка­зы­ва­ют нерв­ный пульс эпо­хи, неудер­жи­мый по­рыв мыс­ли, дол­го­ждан­ное пред­чув­ствие три­ум­фа и бо­яз­ни за неиз­вест­ное бу­ду­щее...

Во­прос о том, по­че­му имен­но пе­ре­лом­ным вре­ме­нем для укра­ин­ско­го на­уч­но­го со­об­ще­ства стал зна­ме­ни­тый 1918 г., а не, на­при­мер, 1917-й, ге­не­ри­ру­ет нема­ло воз­мож­ных от­ве­тов и объ­яс­не­ний. На мыс­лен­ных ча­шах ве­сов на­хо­дят­ся как эпо­халь­ные кон­тек­сты, так и пер­со­наль­ные мо­ти­вы, ор­га­ни­за­ци­он­ные тра­ди­ции, по­ли­ти­че­ские об­сто­я­тель­ства, ис­то­ри­че­ские фак­ты, во­ен­ные со­бы­тия и т.п. И над все­ми ни­ми незри­мо ви­та­ет идея Укра­ин­ской ака­де­мии, ко­то­рая бы­ла де­ти­щем не Хх-го, а по край­ней ме­ре по­след­них де­ся­ти­ле­тий ХІХ ве­ка.

В кон­це это­го ве­ка, об­раз­но на­зван­но­го сто­ле­ти­ем на­ций, сла­вян­ские на­ро­ды пе­ре­жи­ва­ли свое­об­раз­ный куль­тур­ный ре­нес­санс. Имен­но то­гда ро­дил­ся ряд на­ци­о­наль­ных ака­де­мий: в 1866 г. — Юго­слав­ская ака­де­мия на­ук и ис­кусств в За­гре­бе, в 1872-м — Кра­ков­ская ака­де­мия на­ук, в 1886-м — Серб­ская ака­де­мия, в 1888-м — Чеш­ская ака­де­мия на­ук, сло­вес­но­сти и ис­кусств. Вме­сте с тем укра­ин­ская на­уч­ная жизнь бы­ла жест­ко за­жа­та в тис­ках им­пер­ско­го про­стран­ства.

Вы­ра­зи­те­лен при­мер Ни­ко­лая Ко­сто­ма­ро­ва, ко­то­ро­го рос­сий­ские со­вре­мен­ни­ки рас­смат­ри­ва­ли как ис­то­ри­ка, рав­но­го по мас­шта­бам Ни­ко­лаю Ка­рам­зи­ну. И с 1862 г. Ми­ни­стер­ство на­род­но­го об­ра­зо­ва­ния не раз­ре­ша­ло уче­но­му пре­по­да­вать ни в од­ном уни­вер­си­те­те. По мень­шей ме­ре два­жды (в 1865-м и 1871-м) «ми­ни­стер­ская пар­тия» в им­пе­ра­тор­ской Санкт-пе­тер­бург­ской ака­де­мии на­ук пре­пят­ство­ва­ла Н.ко­сто­ма­ро­ву стать ее чле­ном.

По горь­кой иро­нии судь­бы в 1872 г. за­вер­ши­лось из­да­ние 12 то­мов ис­то­ри­че­ских мо­но­гра­фий Н.ко­сто­ма­ро­ва. За­тем его вос­при­ни­ма­ли как од­но­го из ве­ли­чай­ших уче­ных Рос­сий­ской им­пе­рии, од­на­ко из­бра­ли чле­ном-кор­ре­спон­ден­том этой ака­де­мии лишь в де­каб­ре 1876 г. К то­му вре­ме­ни с Н.ко­сто­ма­ро­вым уже слу­чи­лись «два моз­го­вых уда­ра», ве­ро­ят­но мик­ро­ин­суль­та, и он всту­пил в по­след­ний пе­ри­од сво­ей жиз­ни.

Ко­неч­но, укра­ин­ские уче­ные до­сти­га­ли ака­де­ми­че­ских вы­сот, по­лу­ча­ли член­ство в Санкт­пе­тер­бург­ской и дру­гих ино­стран­ных АН. Впро­чем укра­и­но­фи­лы, осо­бен­но те, кто изу­чал гу­ма­ни­тар­ные и об­ще­ствен­ные дис­ци­пли­ны, долж­ны бы­ли со­блю­дать пра­ви­тель­ствен­ные за­пре­ты. На­вер­ное, не сле­ду­ет удив­лять­ся, что идея Укра­ин­ской ака­де­мии яви­лась как куль­тур­ное и ин­тел­лек­ту­аль­ное со­про­тив­ле­ние по­ли­ти­ке им­пер­ско­го цен­тра. В хро­ни­каль­ной за­мет­ке, по­ме­щен­ной в 1925 г. на стра­ни­цах жур­на­ла «Украї­на», ре­дак­ти­ро­вав­шим­ся Ми­ха­и­лом Гру­шев­ским, от­ме­ча­лось, что Укра­ин­ская ака­де­мия «долж­на бы­ла быть ре­ван­шем ука­зу 1876 г., про­те­стом про­тив ру­си­фи­ка­ции укра­ин­ской жиз­ни».

Идея со­зда­ния ака­де­мии со­зре­ла в невы­но­си­мой для куль­тур­но­го укра­ин­ства ат­мо­сфе­ре кон­ца 1880-х. Имен­но то­гда ро­дил­ся план под­не­пров­ских ин­тел­лек­ту­а­лов Вла­ди­ми­ра Ан­то­но­ви­ча, Алек­сандра Ко­нис­ско­го, Ни­ко­лая Лы­сен­ко, Кон­стан­ти­на Ми­халь­чу­ка, Та­дея Рыль­ско­го, Ва­си­лия Си­ми­рен­ко и др. со­здать из­да­тель­ство во Ль­во­ве. На ос­но­ве из­да­тель­ства и на­уч­но­го об­ще­ства пред­по­ла­га­лось взрас­тить Укра­ин­скую ака­де­мию на тер­ри­то­рии по­дав­стрий­ской Га­ли­чи­ны, с ее бо­лее ли­бе­раль­ны­ми пред­по­сыл­ка­ми.

Несмот­ря на иде­а­ли­стич­ность, от­ча­сти на­ив­ность это­го про­ек­та, с то­го вре­ме­ни на­ча­лась про­дол­жи­тель­ная борь­ба за ака­де­мию. Она неустан­но про­дол­жа­лась с обе­их сто­рон им­пер­ских гра­ниц, в част­но­сти в На­уч­ном об­ще­стве име­ни Шев­чен­ко (НОШ) во Ль­во­ве, Укра­ин­ском на­уч­ном об­ще­стве (УНО) в Ки­е­ве и дру­гих цен­трах. Бо­лее то­го, идея Укра­ин­ской ака­де­мии опи­ра­лась на ор­га­ни­за­ци­он­ные об­раз­цы, апро­би­ро­ван­ные М.гру­шев­ским, и ста­ла непре­мен­ной ча­стью на­ци­о­наль­но­го про­ек­та.

1917 год при­нес ре­аль­ные на­деж­ды и пер­спек­ти­вы от­но­си­тель­но кон­сти­ту­и­ро­ва­ния ака­де­мии. По ини­ци­а­ти­ве М. Гру­шев­ско­го 29 мар­та при УНО об­ра­зо­ва­ли ко­мис­сию для раз­ра­бот­ки уста­ва и мер по со­зда­нию ака­де­мии. Но стре­ми­тель­ность ре­во­лю­ци­он­но­го вре­ме­ни на­вя­зы­ва­ла пер­ма­нент­ный цейт­нот, из-за че­го ко­мис­сия устав не раз­ра­бо­та­ла, а под­го­то­ви­ла лишь ра­бо­чие ма­те­ри­а­лы.

Ре­во­лю­ци­он­ная ре­аль­ность во вся­кое вре­мя тор­мо­зи­ла и от­бра­сы­ва­ла учре­жде­ние ака­де­мии на вто­рой план. Ведь ака­де­ми­че­ский про­ект тре­бо­вал дли­тель­ной под­го­то­ви­тель­ной ра­бо­ты. Вме­сте с тем при­хо­ди­лось ре­а­ги­ро­вать на быст­ро­теч­ный ход со­бы­тий, ко­то­рый ге­не­ри­ро­вал все боль­шие угро­зы. Недав­ние ощу­ще­ния 2014 г. да­ют опре­де­лен­ное, хо­тя и упро­щен­ное пред­став­ле­ние о том, как сжи­ма­ет­ся и по­гло­ща­ет­ся ис­то­ри­че­ское вре­мя в ре­во­лю­ци­он­ную эпо­ху.

Лишь в мар­те 1918-го, по воз­вра­ще­нии Укра­ин­ской Цен­траль­ной ра­ды в Ки­ев, мыс­ли об ака­де­мии по­сте­пен­но пе­ре­ме­ща­ют­ся в прак­ти­че­скую плос­кость. В сбор­ни­ке «На по­ро­ге Но­вой Укра­и­ны: Пред­по­ло­же­ния и меч­ты», из­дан­ной на­ка­нуне гет­ман­ско­го пе­ре­во­ро­та, М.гру­шев­ский на­пи­шет: «Без «вы­со­кой», так ска­зать, или «чи­стой» на­у­ки ни об­ра­зо­ва­ние, ни шко­ла, ни по­пу­ляр­ная ли­те­ра­ту­ра, ни да­же пуб­ли­ци­сти­ка не мо­гут дер­жать­ся на со­от­вет­ству­ю­щей вы­со­те — сие тот фун­да­мент, тот уро­вень, по ко­то­ро­му срав­ни­ва­ет­ся все. Укра­и­на долж­на иметь ака­де­мию на­ук и че­рез нее обес­пе­чить воз­мож­ность за­нять­ся чи­стой на­у­кой лю­дям, ко­то­рые об­на­ру­жи­ва­ют к это­му нуж­ное да­ро­ва­ние и энер­гию...»

Тем не ме­нее, во вре­ме­на Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства со­зда­ние ака­де­мии бе­рут на се­бя де­я­те­ли, при­бли­жен­ные к гет­ма­ну Пав­лу Ско­ро­пад­ско­му. Ини­ци­а­то­ром ака­де­ми­че­ско­го про­ек­та стал то­гдаш­ний ми­нистр — из­вест­ный ис­то­рик пра­ва Н.ва­си­лен­ко. Учре­жде­ние ака­де­мии ока­за­лось да­же в эпи­цен­тре куль­тур­ной по­ли­ти­ки Павла Ско­ро­пад­ско­го, ко­то­рую гет­ман ви­дел как сво­бод­ную борь­бу двух куль­тур «без ка­ко­го-ли­бо на­си­лия».

За счи­тан­ные дни Н.ва­си­лен­ко опре­де­лил­ся с кан­ди­да­ту­рой пред­се­да­те­ля ко­мис­сии по вы­ра­бот­ке за­ко­но­про­ек­та об учре­жде­нии УАН. Ко­мис­сию воз­гла­вил ака­де­мик Рос­сий­ской АН Вла­ди­мир Вер­над­ский. Этот вы­бор не был слу­чай­ным. Обо­их ин­тел­лек­ту­а­лов объ­еди­ня­ло об­щие сфе­ра де­я­тель­но­сти и взгля­ды. В.вер­над­ский и Н. Ва­си­лен­ко при­над­ле­жа­ли к Пар­тии кон­сти­ту­ци­он­ных де­мо­кра­тов, ко­то­рую еще в пред­во­ен­ное вре­мя на­зы­ва­ли про­фес­сор­ской.

Кро­ме то­го, у Н.ва­си­лен­ко был опыт успеш­но­го со­труд­ни­че­ства с В.вер­над­ским. Оба уче­ных на про­тя­же­нии ав­гу­ста—ок­тяб­ря 1917 г. со­труд­ни­ча­ли как то­ва­ри­щи ми­ни­стра об­ра­зо­ва­ния во Вре­мен­ном пра­ви­тель­стве в Пет­ро­гра­де. Имен­но в этой сре­де бы­то­ва­ли идеи о раз­во­ра­чи­ва­нии но­вых ака­де­ми­че­ских про­ек­тов — Си­бир­ской АН, Гру­зин­ской АН и др.

Гет­ман­ский пе­ре­во­рот за­ло­жил од­ну из са­мых боль­ших ин­триг в кон­сти­ту­и­ро­ва­нии и ран­ней ис­то­рии ака­де­мии, ко­гда в июне 1918 г. пе­ре­сек­лись две раз­лич­ные кон­цеп­ции ее со­зда­ния. Ми­ха­ил Гру­шев­ский — ис­то­рик, гла­ва Укра­ин­ской Цен­траль­ной Ра­ды (1917–1918)

Вос­по­ми­на­ния и днев­ник В.вер­над­ско­го сви­де­тель­ству­ют, что ему уда­лось неофи­ци­аль­но свя­зать­ся с М.гру­шев­ским че­рез его бра­та Алек­сандра. Они да­же встре­ти­лись част­ным об­ра­зом 8 июня 1918 г.

Ар­гу­мен­ты и по­зи­ции каж­до­го из ин­тел­лек­ту­а­лов опи­ра­лись на лич­ный жиз­нен­ный и про­фес­си­о­наль­ный опыт. М.гру­шев­ский от­ста­и­вал со­цио­гу­ма­ни­тар­ную кон­цеп­цию со­зда­ния ака­де­мии на поч­ве об­раз­цов НОШ и УНО. Он счи­тал, что ака­де­мия, пре­жде все­го, долж­на стать ча­стью про­ек­та воз­рож­де­ния но­вой Укра­и­ны.

Ав­тор мо­ну­мен­таль­ной «Історії Украї­ни-ру­си» брал за об­ра­зец фран­цуз­ское на­уч­ное со­об­ще­ство. Он опа­сал­ся, что мас­со­вое вклю­че­ние спе­ци­а­ли­стов по дру­гим на­у­кам, ко­то­рых бы­ло слиш­ком ма­ло сре­ди укра­ин­ских уче­ных, су­ще­ствен­но из­ме­нит на­ци­о­наль­ный ха­рак­тер УАН. К то­му же ему им­по­ни­ро­ва­ла ис­клю­чи­тель­ная роль, ко­то­рую ака­де­ми­че­ское со­об­ще­ство иг­ра­ло в куль­тур­ной жиз­ни Фран­ции.

Вме­сте с тем В.вер­над­ский при­дер­жи­вал­ся, так ска­зать, кон­цеп­ции чи­сто­го ака­де­миз­ма, од­на­ко опи­ра­ю­ще­го­ся на об­ще­рос­сий­скую куль­тур­ную поч­ву. Он счи­тал фран­цуз­ское ака­де­ми­че­ское со­об­ще­ство ар­ха­ич­ным. При­ро­до­вед от­ста­и­вал те­зис о мощ­ном ми­ро­вом ро­сте и меж­ду­на­род­ной транс­фор­ма­ции на­у­ки. В част­но­сти, В.вер­над­ский счи­тал, что в но­вой ака­де­мии вид­ное ме­сто долж­ны за­нять фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ские, есте­ствен­ные и тех­ни­че­ские дис­ци­пли­ны.

Итог пе­ре­го­во­ров с В.вер­над­ским ока­зал­ся пол­но­стью ожи­да­е­мым. М.гру­шев­ский от­ка­зал­ся участ­во­вать в «гет­ман­ском» про­ек­те ака­де­мии.

9 июня 1918 г., то есть сра­зу по­сле раз­го­во­ра с М.гру­шев­ским, В.вер­над­ский встре­тил­ся с П.ско­ро­пад­ским. По­след­ний за­ве­рил его в под­держ­ке ака­де­ми­че­ско­го про­ек­та. За­пись В.вер­над­ско­го от 10 июня 1918 г. до­воль­но от­кро­вен­но очер­чи­ва­ет его по­ни­ма­ние сво­ей мис­сии: «1) объ­еди­не­ние укра­ин­цев, ра­бо­та­ю­щих в укра­ин­ском воз­рож­де­нии, но лю­бя­щих рус­скую куль­ту­ру, для них так­же род­ную, и 2) со­хра­нить связь всех уче­ных и на­уч­но-учеб­ных учре­жде­ний с рус­ской куль­ту­рой и ана­ло­гич­ной рус­ской ор­га­ни­за­ци­ей, а не немец­кой».

13 июня 1918 г. на по­ло­сах га­зе­ты «Но­ва Ра­да» пуб­ли­ку­ет­ся пись­мо ми­ни­стер­ства с со­об­ще­ни­ем о со­зда­нии ко­мис­сии. Декла­ри­ро­ва­лись и бо­лее близ­кие пла­ны — два ме­ся­ца под­го­то­ви­тель­ной ра­бо­ты и учре­жде­ние ака­де­мии.

Вско­ре ин­фор­ма­цию о пуб­лич­ном при­гла­ше­нии в ко­мис­сию М.гру­шев­ско­го и пред­ста­ви­те­ля от НОШ рас­про­стра­ни­ла га­ли­ций­ская пе­чать. Ве­сти о со­зы­ве ко­мис­сии до­шли да­же до се­ве­ро­аме­ри­кан­ских укра­ин­цев. На­при­мер, упо­ми­на­ли Фе­до­ра Вов­ка, ко­то­рый умер в пу­ти из Пет­ро­гра­да в Ки­ев, на­прав­ля­ясь ту­да по при­гла­ше­нию.

Од­но­вре­мен­но на­ча­лась кон­фрон­та­ция ми­ни­стер­ства с УНО. Га­зе­та «Но­ва Ра­да» 18 июня да­же на­пе­ча­та­ла ста­тью, в ко­то­рой под­чер­ки­ва­лось, что «укра­ин­ская на­у­ка по ис­то­ри­че­ским при­чи­нам раз­ви­ва­лась и ор­га­ни­зо­вы­ва­лась под зна­ком фи­ло­ло­гии... Воз­ни­ка­ет еще боль­шая опас­ность, что Укра­ин­ская ака­де­мия мо­жет быть ор­га­ни­зо­ва­на по об­ра­зу Пе­тер­бург­ской, что ста­ло бы на­сто­я­щей ор­га­ни­че­ской бо­лез­нью для укра­ин­ской на­у­ки на дол­гие вре­ме­на».

Эта пуб­ли­ка­ция пол­но­стью от­ра­жа­ла предо­сте­ре­же­ния М.гру­шев­ско­го. 23 июня 1918 г. об­щее со­бра­ние УНО от­ри­ца­тель­но от­нес­лось к по­зи­ции ми­ни­стер­ства, ко­то­рое стре­ми­лось ос­но­вать ака­де­мию как го­су­дар­ствен­ное учре­жде­ние. Ведь УНО по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ло се­бя как ба­зо­вая на­уч­ная ячей­ка для кон­сти­ту­и­ро­ва­ния ака­де­ми­че­ско­го со­об­ще­ства. Ряд укра­ин­ских ин­тел­лек­ту­а­лов от­ста­и­ва­ли мне­ние, что ака­де­мия долж­на стать неза­ви­си­мой ас­со­ци­а­ци­ей уче­ных, по­доб­но НОШ и УНО, а не го­су­дар­ствен­ным, хо­тя и са­мо­управ­ля­ю­щим­ся учре­жде­ни­ем.

Та­ким об­ра­зом, неза­дол­го до на­ча­ла ра­бо­ты ко­мис­сии оста­ва­лись невы­яс­нен­ны­ми клю­че­вые во­про­сы: ка­кой долж­на быть кон­струк­ция ака­де­мии и объ­еди­не­ние раз­ных на­ук, как со­еди­нить иде­а­лы чи­стой на­у­ки с го­су­дар­ствен­ны­ми нуж­да­ми и на­ци­о­наль­ны­ми ин­те­ре­са­ми в усло­ви­ях ре­во­лю­ци­он­но­го воз­му­ще­ния, на ка­ких устав­ных ос­но­вах долж­на функ­ци­о­ни­ро­вать УАН? Вла­ди­мир Вер­над­ский — уче­ный­при­ро­до­вед, пер­вый пре­зи­дент Укра­ин­ской ака­де­мии на­ук (1918–1921) Фо­то 1934 г.

Ве­че­ром 9 июля 1918 г. в ми­ни­стер­ском ка­би­не­те Н.ва­си­лен­ко со­сто­я­лось об­суж­де­ние, по­ло­жив­шее на­ча­ло се­рии про­дол­жи­тель­ных со­ве­ща­ний. В со­став ко­мис­сии во­шли ака­де­мик В.вер­над­ский (пред­се­да­тель), про­фес­со­ра Д.ба­га­лий, Н.ка­щен­ко, Б.ки­стя­ков­ский, И.ко­со­но­гов, А.крым­ский, рек­тор уни­вер­си­те­та св. Вла­ди­ми­ра Е.спек­тор­ский, про­фес­со­ра А.спе­ран­ский, С.ти­мо­шен­ко, М.ту­ган-ба­ра­нов­ский, пред­ста­ви­те­ли УНО — про­фес­со­ра Г.пав­луц­кий, Е.тим­чен­ко, П.тут­ков­ский, за­ве­ду­ю­щий Цен­траль­ной ис­сле­до­ва­тель­ской стан­ци­ей Все­рос­сий­ско­го об­ще­ства са­ха­ро­за­вод­чи­ков С.франк­фурт.

Пер­во­на­чаль­ный про­ект В.вер­над­ско­го от­ста­и­вал кон­струк­цию ака­де­мии в ви­де че­ты­рех от­де­лов: 1) ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ско­го (с клас­сом укра­ин­ским); 2) фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ско­го; 3) эко­но­ми­ко-юри­ди­че­ско­го; 4) при­клад­но­го при­ро­до­ве­де­ния. Та­кое пред­ло­же­ние бы­ло су­ще­ствен­ным пе­ре­смот­ром по­пу­ляр­но­го в те вре­ме­на нео­кан­ти­ан­ско­го де­ле­ния на­ук на на­у­ки о при­ро­де и на­у­ках о ду­хов­ной куль­ту­ре. Бо­лее то­го, идея вы­чле­нить сег­мент при­клад­но­го при­ро­до­ве­де­ния от­ра­жа­ла гря­ду­щие неклас­си­че­ские транс­фор­ма­ции ми­ро­вой на­у­ки.

Со­юз­ни­ком В.вер­над­ско­го стал про­фес­сор С.ти­мо­шен­ко. Он был сто­рон­ни­ком ис­поль­зо­ва­ния аме­ри­кан­ско­го и немец­ко­го опы­та со­труд­ни­че­ства тех­ни­че­ских и на­уч­ных ра­бот­ни­ков, от­ста­и­вал важ­ность та­ко­го объ­еди­не­ния в бу­ду­щей ака­де­мии.

Вме­сте с тем В.вер­над­ский, как сто­рон­ник меж­ду­на­род­ной ко­опе­ра­ции на­уч­ной жиз­ни, ста­рал­ся сба­лан­си­ро­вать на­уч­ные прак­ти­ки и ин­те­ре­сы. Он пред­ла­гал со­еди­нить за­да­чи на­ци­о­наль­но­го и го­су­дар­ствен­но­го мас­шта­ба с меж­ду­на­род­ным пред­ста­ви­тель­ством и при­зна­ни­ем укра­ин­ской куль­ту­ры и на­у­ки. На­при­мер, речь шла о воз­мож­ном член­стве УАН в Меж­ду­на­род­ной ас­со­ци­а­ции ака­де­мий или ее по­сле­во­ен­ной пре­ем­ни­це.

Впро­чем, про­ект В.вер­над­ско­го кри­ти­че­ски вос­при­ня­ли уче­ные-гу­ма­ни­та­рии, ко­то­рые непре­клон­но на­ста­и­ва­ли на до­ми­ни­ро­ва­нии гу­ма­ни­тар­ных и об­ще­ствен­ных дис­ци­плин в бу­ду­щей ака­де­мии. Они за­ня­ли до­воль­но кон­со­ли­ди­ро­ван­ную по­зи­цию, от­ра­жен­ную в объ­яс­ни­тель­ной за­пис­ке к про­ек­ту ор­га­ни­за­ции Ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ско­го от­де­ле­ния УАН.

И об­щая ат­мо­сфе­ра в ко­мис­сии, несмот­ря на ре­во­лю­ци­он­но-во­ен­ные буд­ни ле­та 1918го и ост­рые дис­кус­сии, бы­ла рас­ко­ван­ной и при­под­ня­той. Ака­де­мик Д.ба­га­лий в ав­то­био­гра­фи­че­ских вос­по­ми­на­ни­ях пи­сал, что те вре­ме­на бы­ли са­мы­ми счаст­ли­вы­ми в его об­ще­ствен­ной де­я­тель­но­сти.

На фоне кро­ва­вых во­ен­ных со­бы­тий с ка­та­стро­фи­че­ским ре­зо­нан­сом по­чти все уче­ные от­ста­и­ва­ли уди­ви­тель­ную ве­ру в гу­ма­ни­сти­че­ские иде­а­лы. По­тря­са­ю­ще ин­те­рес­ны­ми и да­же про­ро­че­ски­ми пред­став­ля­ют­ся ком­мен­та­рии ря­да уче­ных, при­гла­шен­ных ра­бо­тать в под­ко­мис­си­ях. Ска­жем, пред­ло­же­ние уче­ни­ка Ф.вов­ка — мо­ло­до­го эт­но­гра­фа А.але­шо о на­сущ­ной по­треб­но­сти свя­зать ан­тро­по­ло­гию и эт­но­гра­фию в «еди­ном му­зее че­ло­ве­ка» при ака­де­мии. Он слов­но пред­ви­дел бу­ду­щие ан­тро­по­цен­три­че­ские транс­фор­ма­ции за­пад­ной гу­ма­ни­сти­ки.

Важ­ное зна­че­ние име­ла и пра­ви­тель­ствен­ная под­держ­ка, став­шая ве­со­мым ар­гу­мен­том для пе­ре­убеж­де­ния оп­по­нен­тов. По за­ко­ну Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства от 26 июля 1918 г. на на­чаль­ные рас­хо­ды для ор­га­ни­за­ции ака­де­мии ас­сиг­но­ва­лось 200 ты­сяч кар­бо­ван­цев. Так что пер­вые ме­ро­при­я­тия по со­зда­нию ака­де­ми­че­ских учре­жде­ний де-фа­кто на­ча­лись еще до учре­жде­ния ака­де­мии.

На­ко­нец, бла­го­да­ря об­щей по­зи­ции Н.ва­си­лен­ко и В.вер­над­ско­го до­воль­но быст­ро при­шли к со­гла­ше­нию о ста­ту­се Ака­де­мии. Ре­ше­ние бы­ло за­фик­си­ро­ва­но 3 ав­гу­ста 1918 г.: «Укра­ин­ская ака­де­мия на­ук яв­ля­ет­ся са­мо­сто­я­тель­ным выс­шим уче­ным го­су­дар­ствен­ным учре­жде­ни­ем Укра­и­ны, непо­сред­ствен­но под­чи­нен­ным вер­хов­ной вла­сти».

Не­обы­чай­ную по­ле­ми­ку вы­звал во­прос о ко­ли­че­стве и пер­вом со­ста­ве ака­де­ми­ков. Боль­шин­ство под­дер­жа­ло пред­ло­же­ние Д.ба­га­лия о 12 дей­стви­тель­ных Ни­ко­лай Ва­си­лен­ко — ис­то­рик пра­ва, ми­нистр на­род­но­го об­ра­зо­ва­ния и ис­кус­ства Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства (1918)

чле­нах бу­ду­щей ака­де­мии. Впро­чем, во­круг спо­со­ба их кон­сти­ту­и­ро­ва­ния вспых­ну­ла ост­рая дис­кус­сия. М.ту­ган-ба­ра­нов­ский утвер­ждал, что их долж­на на­зна­чить вер­хов­ная власть по ре­ко­мен­да­ции ко­мис­сии. В то же вре­мя В.вер­над­ский счи­тал, что это мо­жет по­шат­нуть ле­ги­тим­ность ака­де­мии. Все же к со­гла­сию при­шли, и 11 сен­тяб­ря 1918 г. но­вость о бу­ду­щем на­зна­че­нии пер­во­го со­ста­ва из 12 ака­де­ми­ков по­яви­лась на по­ло­сах пе­ри­о­ди­че­ской пе­ча­ти.

Ко­мис­сия за­вер­ши­ла ра­бо­ту 17 сен­тяб­ря 1918 г. Неве­ро­ят­но, но она по­чти уло­жи­лась в за­пла­ни­ро­ван­ный двух­ме­сяч­ный срок и до­стиг­ла до­воль­но слож­но­го ком­про­мис­са. Фор­мат это­го непро­сто­го со­гла­сия за­фик­си­ро­ва­ла объ­яс­ни­тель­ная за­пис­ка ми­ни­стра Н.ва­си­лен­ко.

Ор­га­ни­за­ци­он­ная кон­струк­ция ака­де­мии на­ме­ча­лась в ви­де трех от­де­ле­ний: ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ских, фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ских и со­ци­аль­ных на­ук. Ко­мис­сия от­ка­за­лась от чет­вер­то­го от­де­ле­ния — при­клад­но­го при­ро­до­ве­де­ния, пред­ло­жен­но­го В.вер­над­ским. Но ка­фед­ры по при­клад­но­му при­ро­до­ве­де­нию долж­ны бы­ли быть в со­ста­ве фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ско­го от­де­ла.

Со­гла­сия до­стиг­ли и в язы­ко­вом во­про­се, хо­тя в за­мет­ках В.вер­над­ско­го неод­но­крат­но упо­ми­на­ет­ся об упря­мом неже­ла­нии Н.ва­си­лен­ко и дру­гих усту­пать. УАН по­лу­ча­ла пра­во пуб­ли­ко­вать на­уч­ные сту­дии не толь­ко на укра­ин­ском, но и на дру­гих язы­ках, учи­ты­вая по­треб­ность меж­ду­на­род­ной ком­му­ни­ка­ции.

На­чаль­ный про­ект В.вер­над­ско­го пре­тер­пел ряд из­ме­не­ний. Пре­жде все­го они ка­са­лись ро­ли об­ще­ствен­ных и гу­ма­ни­тар­ных на­ук в бу­ду­щей ака­де­мии. Тем не ме­нее, его роль в ко­мис­сии ока­за­лась удач­ной. Этот успех опи­рал­ся на боль­шой ор­га­ни­за­ци­он­ный опыт В.вер­над­ско­го как од­но­го из ос­но­ва­те­лей Ака­де­ми­че­ско­го со­ю­за 1904 г., ком­му­ни­ка­тив­ную от­кры­тость, по­ло­же­ние сто­рон­не­го ин­тел­лек­ту­а­ла-экс­пер­та, ко­то­рый не был тес­но свя­зан с мест­ны­ми кру­га­ми. Пра­ви­тель­ствен­ная под­держ­ка, ко­то­рую обес­пе­чил Н.ва­си­лен­ко, и ис­клю­чи­тель­ная энер­гич­ность В.вер­над­ско­го про­дви­ну­ли про­ект ор­га­ни­за­ции ака­де­мии на ко­неч­ную ста­дию.

Но оста­вал­ся кар­ди­наль­ный во­прос — кто дол­жен вой­ти в со­став пер­вых ака­де­ми­ков и воз­гла­вить Укра­ин­скую ака­де­мию на­ук? Несмот­ря на от­каз М.гру­шев­ско­го при­ни­мать уча­стие в ра­бо­те «гет­ман­ской» ко­мис­сии, его ре­но­ме уче­но­го и ор­га­ни­за­то­ра НОШ и УНО бы­ло чрез­вы­чай­но вы­со­ким.

В ме­му­а­рах П.ско­ро­пад­ско­го и Д.до­ро­шен­ко утвер­жда­ет­ся, что гет­ман был го­тов на­зна­чить М.гру­шев­ско­го пер­вым пре­зи­ден­том УАН. В ав­то­био­гра­фи­че­ском пись­ме М.гру­шев­ско­го, опуб­ли­ко­ван­ном еще Ти­туль­ная стра­ни­ца «По­яс­ни­тель­ной за­пис­ки к за­ко­но­про­ек­ту об учре­жде­нии Укра­ин­ской ака­де­мии на­ук в Ки­е­ве» ми­ни­стра Н.ва­си­лен­ко. Ки­ев, 1918 г.

по го­ря­чим сле­дам в ап­ре­ле 1920 г., он так­же упо­ми­нал об этой воз­мож­но­сти.

Оче­вид­но, М.гру­шев­ско­му пред­ло­жи­ли вой­ти в круг пер­вых ака­де­ми­ков вско­ре по­сле за­вер­ше­ния ра­бо­ты ко­мис­сии. По сви­де­тель­ству А.крым­ско­го, М.гру­шев­ский ка­те­го­ри­че­ски от­кло­нил пред­ло­же­ние всту­пить в ака­де­мию че­рез на­зна­че­ние. Вме­сте с тем он счи­тал воз­мож­ным для се­бя стать ака­де­ми­ком един­ствен­ным спо­со­бом — че­рез вы­бо­ры всей ака­де­ми­че­ской кол­ле­ги­ей, ко­то­рая долж­на к то­му вре­ме­ни за­кон­но кон­сти­ту­и­ро­вать­ся.

Ве­ро­ят­но, свое­об­раз­ной це­ной для М.гру­шев­ско­го в этом де­ле долж­на бы­ла стать пуб­лич­ная ло­яль­ность к гет­ман­ской вла­сти, непри­ем­ле­мая для быв­ше­го гла­вы Укра­ин­ской Цен­траль­ной Ра­ды. Тем бо­лее что в кон­це ле­та, осе­нью 1918 г., Де­пар­та­мент го­су­дар­ствен­ной стра­жи со­би­рал­ся аре­сто­вать М.гру­шев­ско­го. Ра­ди это­го 17 но­яб­ря на ули­це Рей­тар­ской, 6 про­ве­ли обыск, ко­то­рый не дал ни­ка­ких ре­зуль­та­тов.

Тем вре­ме­нем в про­ек­те за­ко­на Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства анон­си­ро­ва­лась да­та учре­жде­ния УАН — 31 ок­тяб­ря 1918 г. Но про­дви­же­ние ака­де­ми­че­ско­го про­ек­та кор­рек­ти­ро­ва­ли пе­ре­лом­ные по­во­ро­ты ве­ли­кий вой­ны и на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ной борь­бы.

Обес­кров­лен­ная Гер­ма­ния в на­ча­ле но­яб­ря 1918 г. ка­пи­ту­ли­ро­ва­ла. Гет­ма­нат по­те­рял стра­те­ги­че­ско­го со­юз­ни­ка и про­воз­гла­сил «акт фе­де­ра­ции» с бу­ду­щим неболь­ше­вист­ским Рос­сий­ским го­су­дар­ством. На волне ан­ти­гет­ман­ских вос­ста­ний сфор­ми­ро­ва­лась Ди­рек­то­рия.

Кри­зис, поз­же от­став­ка пра­ви­тель­ства Ф.ли­зо­гу­ба и, на­ко­нец, во­ен­но-по­ли­ти­че­ские ме­та­мор­фо­зы гро­зи­ли со­рвать кон­сти­ту­и­ро­ва­ние ака­де­мии в по­след­ний мо­мент. За­яв­ле­ние Н.ва­си­лен­ко, уже как быв­ше­го ми­ни­стра (на­пи­сан­ное им 22– 23 ок­тяб­ря 1918 г.), по­свя­щен­ное опро­вер­же­нию со­об­ще­ний об от­сроч­ке ор­га­ни­за­ции УАН, сви­де­тель­ство­ва­ла о ре­аль­ной угро­зе. Но это­го не слу­чи­лось...

13 но­яб­ря П.ско­ро­пад­ский утвер­дил ас­сиг­но­ва­ние по­чти 870 ты­сяч кар­бо­ван­цев на со­дер­жа­ние УАН. 14 но­яб­ря гет­ман под­пи­сал За­кон Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства «Об учре­жде­нии Укра­ин­ской ака­де­мии на­ук в г. Ки­е­ве» и на­зна­чил 12 ака­де­ми­ков. Так на­чал­ся офи­ци­аль­ный от­счет ака­де­ми­че­ской ис­то­рии.

27 но­яб­ря на пер­вом об­щем за­се­да­нии УАН пред­се­да­те­лем­пре­зи­ден­том был из­бран В.вер­над­ский, а сек­ре­та­рем — А.крым­ский. 30 но­яб­ря П.ско­ро­пад­ский утвер­дил В.вер­над­ско­го пре­зи­ден­том УАН, а Н.ка­щен­ко и М.ту­га­на-ба­ра­нов­ско­го — ру­ко­во­ди­те­ля­ми от­де­ле­ний фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ских и со­ци­аль­ных на­ук со­от­вет­ствен­но.

Прав­да, ака­де­мик Д.ба­га­лий не смог свое­вре­мен­но при­быть в Ки­ев. С Харь­ко­вом, за­хва­чен­ным от­ря­да­ми С.пет­лю­ры, пре­рва­лось же­лез­но­до­рож­ное со­об­ще­ние. Не при­е­хал в Ки­ев и ака­де­мик С.смаль-стоц­кий. Так что из­бра­ние Д.ба­га­лия ру­ко­во­ди­те­лем ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ско­го от­де­ле­ния про­изо­шло лишь 8 де­каб­ря. 10 де­каб­ря 1918 г., то есть за че­ты­ре дня до от­ре­че­ния от вла­сти, П.ско­ро­пад­ский утвер­дил его.

Ос­но­ва­те­ли ака­де­мии хо­ро­шо со­зна­ва­ли по­ли­ти­че­ские угро­зы. Ост­рая борь­ба с УНО в ян­ва­ре 1919 г. во вре­ме­на Ди­рек­то­рии УНР, на­ме­ре­ние ре­ор­га­ни­зо­вать УАН осе­нью 1919-го в рос­сий­ское учре­жде­ние по­сле за­хва­та Ки­е­ва вой­ска­ми ге­не­ра­ла А.де­ни­ки­на, неудер­жи­мые по­ся­га­тель­ства боль­ше­вист­ско­го ре­жи­ма под­твер­ди­ли пра­виль­ность их опас­ки.

Впро­чем, Укра­ин­ская ака­де­мия на­ук усто­я­ла, несмот­ря на по­чти ро­ко­вой ход со­бы­тий. Ко­нец неза­бы­ва­е­мо­го 1918 г. стал вре­ме­нем вы­стра­дан­но­го три­ум­фа и мо­раль­но­го удо­вле­тво­ре­ния для несколь­ких по­ко­ле­ний укра­ин­ских ин­тел­лек­ту­а­лов, всту­пив­ших в по­ру твор­че­ской по­бе­ды и труд­ных ис­пы­та­ний.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.