Ста­рый враг луч­ше но­вых двух?

США вве­ли бес­пре­це­дент­ные санк­ции про­тив Ира­на

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вик­тор КОНСТАНТИНОВ

(Ин­сти­тут меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний КНУ им. Т.шев­чен­ко)

В на­ча­ле но­яб­ря США вве­ли но­вые санк­ции про­тив Ис­лам­ской рес­пуб­ли­ки Иран.

Ны­неш­ний па­кет — са­мый мас­штаб­ный из ко­гда-ли­бо при­ня­тых Ва­шинг­то­ном про­тив Те­ге­ра­на. По раз­но­об­ра­зию по­па­да­ю­щих под санк­ции сфер иран­ской по­ли­ти­че­ской жиз­ни и охва­ту раз­лич­ных сек­то­ров иран­ской эко­но­ми­ки эти санк­ции пре­вос­хо­дят не толь­ко ме­ры вре­мен обостре­ния иран­ской ядер­ной про­бле­мы, но и те, что США вво­ди­ли про­тив Ира­на по­сле ре­во­лю­ции 1979 г. и по­сле­до­вав­ше­го за ней кри­зи­са с за­лож­ни­ка­ми в аме­ри­кан­ском по­соль­стве в Те­ге­ране.

Од­на­ко са­мы­ми важ­ны­ми в ны­неш­нем ша­ге США ста­нут ме­ры про­тив тре­тьих стран за не­со­блю­де­ние аме­ри­кан­ских санк­ций. Это­му во­про­су от­ве­де­но нема­ло ме­ста и в до­ку­мен­те ми­ни­стер­ства фи­нан­сов, и в мно­го­чис­лен­ных ком­мен­та­ри­ях выс­ших чи­нов­ни­ков пре­зи­дент­ской ад­ми­ни­стра­ции. Ес­ли су­дить по на­строю по­след­них, Ва­шинг­тон дей­стви­тель­но го­тов не дать спус­ку и дру­зьям, и вра­гам. На­ру­ши­те­лям ре­жи­ма санк­ций обе­ща­ют ско­рое и чув­стви­тель­ное на­ка­за­ние. По­хо­же, ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та До­наль­да Трам­па на­стро­е­на де­лом до­ка­зать се­рьез­ность сво­их на­ме­ре­ний, что­бы до­бить­ся впредь неукос­ни­тель­но­го ис­пол­не­ния соб­ствен­ных санк­ций осталь­ны­ми чле­на­ми ми­ро­во­го со­об­ще­ства.

В по­след­ние го­ды санк­ции ста­ли, по­жа­луй, глав­ным ин­стру­мен­том в меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке для Ва­шинг­то­на. Ад­ми­ни­стра­ция Трам­па и Кон­гресс при­ме­ня­ют их охот­но, ча­сто, про­тив все боль­ше­го чис­ла стран. В спи­сок це­лей по­па­да­ют и глав­ные гео­по­ли­ти­че­ские про­тив­ни­ки (Ки­тай, Рос­сия), и го­су­дар­ства, угро­жа­ю­щие ин­те­ре­сам США в клю­че­вых ре­ги­о­нах ми­ра (КНДР, Си­рия), и враж­деб­ные ре­жи­мы по со­сед­ству (Ни­ка­ра­гуа, Ве­не­су­э­ла). Вес аме­ри­кан­ской эко­но­ми­ки, ли­ди­ру­ю­щие по­зи­ции в ми­ро­вой фи­нан­со­вой си­сте­ме де­ла­ют аме­ри­кан­ские санк­ции дей­стви­тель­но эф­фек­тив­ным ору­жи­ем: их нега­тив­ные по­след­ствия неиз­беж­но при­во­дят к су­ще­ствен­но­му эко­но­ми­че­ско­му уро­ну для «жертв». Аме­ри­кан­ские санк­ции эф­фек­тив­ны еще и по­то­му, что вме­сте с Ва­шинг­то­ном их обес­пе­чи­ва­ют мно­го­чис­лен­ные со­юз­ни­ки и парт­не­ры США.

Вот толь­ко спо­со­бы за­ру­чить­ся та­кой под­держ­кой бы­ва­ют раз­ные. Пред­ше­ствен­ник Трам­па Ба­рак Оба­ма от­да­вал пред­по­чте­ние ди­пло­ма­ти­че­ской под­го­тов­ке, убеж­дал парт­не­ров объ­еди­нить уси­лия до то­го, как Ва­шинг­тон вво­дил соб­ствен­ные санк­ции. Та­кой под­ход был удач­но ре­а­ли­зо­ван в от­но­ше­нии Рос­сии. Имен­но син­хрон­ность ша­гов США, ЕС и дру­гих стран обес­пе­чи­ли эф­фек­тив­ность тех санк­ций. Да, та­кой под­ход то­же име­ет свою це­ну. Ва­шинг­то­ну при­хо­ди­лось не толь­ко убеж­дать, но и «под­ку­пать» парт­не­ров, обе­щать им уступ­ки по дру­гим во­про­сам. При­хо­ди­лось огра­ни­чи­вать мас­штаб санк­ций: США бы­ли го­то­вы к бо­лее ре­ши­тель­ным ме­рам про­тив Моск­вы еще в 2014 г., о чем сви­де­тель­ству­ют вы­ска­зы­ва­ния чле­нов пре­зи­дент­ской ад­ми­ни­стра­ции и кон­гресс­ме­нов, но в ито­ге со­гла­си­лись с ком­про­мисс­ны­ми ре­ше­ни­я­ми, поз­во­лив­ши­ми «взять на борт» всех еэсов­цев. Но бо­лее вы­со­кую це­ну вво­да санк­ций ком­пен­си­ро­ва­ли низ­кие за­тра­ты на со­хра­не­ние ре­жи­ма санк­ций. Ре­ше­ние бы­ло об­щим, и по­ли­ти­че­ские из­держ­ки для США со­кра­ща­лись, по­сколь­ку от­вет­ствен­ность за огра­ни­че­ния раз­де­ля­ли ли­де­ры дру­гих стран.

Трамп от­да­ет пред­по­чте­ние од­но­сто­рон­ним дей­стви­ям. США про­сто ста­вят сво­их парт­не­ров пе­ред фак­том но­вых санк­ций, ча­сто бью­щих по ин­те­ре­сам по­след­них — эко­но­ми­че­ским и по­ли­ти­че­ским. Аме­ри­кан­ские парт­не­ры ока­зы­ва­ют­ся пе­ред неудоб­ным вы­бо­ром меж­ду вер­но­стью со­юз­ни­че­ско­му дол­гу, же­ла­ни­ем со­хра­нить по­ли­ти­че­ское един­ство За­па­да, с од­ной сто­ро­ны, и необ­хо­ди­мо­стью за­щи­щать соб­ствен­ные ин­те­ре­сы и неза­ви­си­мость внеш­ней по­ли­ти­ки — с дру­гой. Та­кой под­ход для Ва­шинг­то­на не нов: уже по­сле за­вер­ше­ния «хо­лод­ной вой­ны» США при­ня­ли за­ко­ны То­ри­чел­ли и Хелм­са­бер­то­на, не толь­ко уже­сто­чив­шие аме­ри­кан­ские санк­ции про­тив Ку­бы, но и пред­по­ла­гав­шие ме­ры про­тив их на­ру­ши­те­лей из тре­тьих стран. Од­на­ко со­вре­мен­ная аме­ри­кан­ская по­ли­ти­ка ра­нее ни­ко­гда не ви­де­ла та­ко­го си­стем­но­го при­ме­не­ния од­но­сто­рон­не­го под­хо­да к санк­ци­ям, та­кой мас­штаб­ной угро­зы ка­ра­тель­ных мер про­тив ино­стран­ных го­су­дарств и ком­па­ний за не­со­блю­де­ние аме­ри­кан­ских за­ко­но­да­тель­ных ак­тов о санк­ци­ях.

На этом фоне санк­ции Ва­шинг­то­на про­тив Ира­на при­об­ре­та­ют осо­бое зву­ча­ние. Для мно­гих стран ны­неш­ний ви­ток аме­ри­ка­но-иран­ско­го кон­флик­та неот­рыв­но свя­зан с ре­ше­ни­ем Трам­па о вы­хо­де из со­гла­ше­ния по иран­ской ядер­ной про­грам­ме. Шаг, пред­при­ня­тый аме­ри­кан­ской ад­ми­ни­стра­ци­ей, за пре­де­ла­ми США вы­звал под­держ­ку и по­ни­ма­ние лишь у дав­них и непри­ми­ри­мых вра­гов Те­ге­ра­на — Са­у­дов­ской Ара­вии и Из­ра­и­ля. Со­гла­ше­ние бы­ло пло­дом тя­же­лых мно­го­лет­них пе­ре­го­во­ров и вен­ча­ло уси­лия не толь­ко аме­ри­кан­ских ди­пло­ма­тов, но и их кол­лег из ООН, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Фран­ции, Гер­ма­нии, КНР и Рос­сии. Со­об­ра­же­ния соб­ствен­но­го по­ли­ти­че­ско­го пре­сти­жа, опа­се­ния за ста­биль­ность Ближ­не­го и Сред­не­го Во­сто­ка опре­де­ли­ли непри­я­тие аме­ри­кан­ской по­зи­ции осталь­ны­ми участ­ни­ка­ми со­гла­ше­ния, а вме­сте с этим — и непри­я­тие аме­ри­кан­ских санк­ций, ко­то­рые США вве­ли про­тив Те­ге­ра­на, что­бы, по сло­вам Трам­па, «вы­ну­дить Иран под­пи­сать луч­шее, бо­лее чест­ное со­гла­ше­ние».

Ны­неш­ний па­кет санк­ций про­тив Ира­на от­ли­ча­ет­ся не толь­ко ши­ро­той и тя­же­стью при­ме­ня­е­мых мер, но и раз­но­об­ра­зи­ем по­ли­ти­че­ских усло­вий, ко­то­рые США ста­вят пе­ред Ира­ном, ес­ли тот хо­чет из­ба­вить­ся от гне­та санк­ций. Здесь кро­ме но­во­го, «луч­ше­го», со­гла­ше­ния по ядер­ной про­бле­ме и от­каз от под­держ­ки тер­ро­ри­сти­че­ских групп на всем Ближ­нем Во­сто­ке, и уход из Си­рии, и пре­кра­ще­ние ря­да во­ен­ных про­грамм. Под эти­ми усло­ви­я­ми с ра­до­стью под­пи­са­лись бы и ев­ро­пей­цы. Осо­бых сим­па­тий к Ира­ну нет ни в Па­ри­же, ни в Лон­доне, ни в Бер­лине. Но в еди­ном па­ке­те санк­ций ме­ры, раз­ру­шив­шие со­гла­ше­ние 2015 г., оста­ют­ся неотъ­ем­ле­мой ча­стью.

Ко­гда в мае с.г. США вы­шли из со­гла­ше­ния с Ира­ном, Ев­ро­пей­ский Со­юз по­обе­щал сде­лать все необ­хо­ди­мое для со­хра­не­ния до­ку­мен­та. Пре­жде все­го, нуж­но бы­ло со­хра­нить эко­но­ми­че­ские пре­иму­ще­ства, по­лу­ча­е­мые Ира­ном по­сле за­клю­че­ния сдел­ки, — они оста­ют­ся ед­ва ли не глав­ным мо­ти­вом для Те­ге­ра­на при­дер­жи­вать­ся со­гла­ше­ния. ЕС ре­шил за­щи­тить свои ком­па­нии от аме­ри­кан­ских санк­ций и ев­ро­пей­ские ин­ве­сти­ции в Иране. Для это­го Ев­ро­ко­мис­сия да­ла ЕБРР раз­ре­ше­ние про­дол­жать про­ек­ты в Иране (прав­да, в бан­ке ре­ши­ли не поль­зо­вать­ся этим, все же опа­са­ясь мер со сто­ро­ны США) и за­пла­ни­ро­ва­ла спе­ци­аль­ный рас­чет­ный ме­ха­низм, че­рез ко­то­рый в об­ход аме­ри­кан­ских санк­ций бу­дут про­хо­дить де­неж­ные по­то­ки по сдел­кам с Те­ге­ра­ном.

По су­ти, дей­ствия Ев­ро­со­ю­за ста­ли пря­мым вы­зо­вом США и по­ста­ви­ли под угро­зу дей­ствен­ность санк­ци­он­но­го ору­жия Ва­шинг­то­на. Имен­но по­это­му в но­ябрь­ском па­ке­те санк­ций аме­ри­кан­ская ад­ми­ни­стра­ция уде­ли­ла столь­ко вни­ма­ния ме­рам про­тив на­ру­ши­те­лей ре­жи­ма. Ва­шинг­тон на­ме­рен дать бой не толь­ко Ира­ну, но и всем, кто вы­ка­жет со­мне­ние в пра­ве США при­ме­нять мак­си­маль­но ши­ро­ко соб­ствен­ное на­ци­о­наль­ное за­ко­но­да­тель­ство в сфе­ре меж­ду­на­род­ных санк­ций.

В 1996 г., ко­гда из-за уже­сто­че­ния эм­бар­го про­тив Ку­бы воз­ник­ла угро­за при­ме­не­ния аме­ри­кан­ских санк­ций про­тив ев­ро­пей­ских ком­па­ний, ЕС то­же по­шел на ряд се­рьез­ных мер, в част­но­сти, при­нял за­ко­но­да­тель­ные ак­ты, поз­во­ляв­шие ев­ро­пей­ским юри­ди­че­ским ли­цам не вы­пол­нять аме­ри­кан­ские тре­бо­ва­ния. Од­на­ко то­гда ЕС пред­по­чел уре­гу­ли­ро­вать кон­фликт ди­пло­ма­ти­че­ским пу­тем: ев­ро­пей­цы огра­ни­чи­ли со­труд­ни­че­ство с Ку­бой, вза­мен США обя­за­лись не при­ме­нять про­тив них ме­ры обес­пе­че­ния санк­ций. За­ко­но­да­тель­ные ак­ты ЕС так ни­ко­гда и не бы­ли при­ме­не­ны. Не вы­зы­ва­ет со­мне­ния, что и се­го­дня ЕС вы­бе­рет та­кой же путь уре­гу­ли­ро­ва­ния спо­ра с Ва­шинг­то­ном. Вот толь­ко ад­ми­ни­стра­ция Трам­па ед­ва ли пой­дет на пе­ре­го­во­ры о смяг­че­нии мер про­тив тре­тьих стран. И ми­нистр фи­нан­сов Сти­вен Мну­чин, и спец­пред­ста­ви­тель по Ира­ну Брай­ан Хук уже за­яви­ли, что ни­ка­ких ис­клю­че­ний из ре­жи­ма санк­ций не бу­дет. Един­ствен­ное по­слаб­ле­ние (из­под санк­ций вы­ве­де­ны по­став­ки иран­ской неф­ти в во­семь стран — Гре­цию, Ин­дию, Ита­лию, КНР, Тай­вань, Тур­цию, Рес­пуб­ли­ку Ко­рея и Япо­нию) но­сит вре­мен­ный ха­рак­тер, что под­твер­дил гос­сек­ре­тарь США Майк Пом­пео.

Ко­гда речь за­хо­дит о про­бле­мах гло­баль­ной по­ли­ти­ки, ЕС оста­ет­ся раз­дроб­лен­ным и сла­бым и вы­сту­пить еди­ным фрон­том про­тив Ва­шинг­то­на ед­ва ли смо­жет. К то­му же, в со­ста­ве Ев­ро­со­ю­за нема­ло аме­ри­кан­ских кли­ен­тов вро­де Ру­мы­нии, ко­то­рых Ва­шинг­тон смо­жет ис­поль­зо­вать про­тив пла­нов ЕС, ес­ли, па­че ча­я­ния, ев­ро­пей­цы ре­шат пой­ти до кон­ца. Не сто­ит ожи­дать ре­ши­тель­ных дей­ствий и со сто­ро­ны Япо­нии, Юж­ной Ко­реи или дру­гих экс­пор­те­ров иран­ской неф­ти. В жест­ком спар­рин­ге с Ва­шинг­то­ном по во­про­сам тор­го­во­го дис­ба­лан­са и фи­нан­си­ро­ва­ния аме­ри­кан­ско­го во­ен­но­го при­сут­ствия эти стра­ны уже усту­пи­ли ад­ми­ни­стра­ции Трам­па, а иран­ский во­прос в их на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сах за­ни­ма­ет ку­да ме­нее важ­ное ме­сто.

По той же при­чине не сто­ит ожи­дать под­ры­ва санк­ци­он­но­го ре­жи­ма со сто­ро­ны раз­ви­ва­ю­щих­ся стран, в т.ч. и Укра­и­ны, ко­то­рые мог­ли бы вос­поль­зо­вать­ся оче­ред­ны­ми пре­пят­стви­я­ми для Ира­на в до­сту­пе к за­пад­ным тех­но­ло­ги­ям и ре­сур­сам и пред­ло­жить соб­ствен­ные тех­но­ло­ги­че­ские про­дук­ты. Эти стра­ны слиш­ком за­ви­си­мы от Ва­шинг­то­на по­ли­ти­че­ски и эко­но­ми­че­ски. В усло­ви­ях жест­кой иг­ры, ко­то­рую США ве­дут се­го­дня в во­про­се санк­ций, Ва­шинг­тон на­вер­ня­ка не сде­ла­ет по­слаб­ле­ний ни для ко­го, и ослу­шать­ся его аме­ри­кан­ские кли­ен­ты не осме­лят­ся.

Оста­ют­ся Ки­тай и Рос­сия. Эти стра­ны на­вер­ня­ка про­игно­ри­ру­ют тре­бо­ва­ния США, тем бо­лее что на меж­ду­на­род­ной арене та­кую по­ли­ти­ку мож­но обос­но­вать стрем­ле­ни­ем со­хра­нить иран­скую ядер­ную сдел­ку и за­щи­тить мир на Ближ­нем Во­сто­ке. От­но­ше­ния Пе­ки­на и Моск­вы с Ва­шинг­то­ном и так да­ле­ки от парт­нер­ских, так что оба го­су­дар­ства не по­бо­ят­ся риск­нуть диа­ло­гом с США. Да и соб­ствен­но санк­ций им бо­ять­ся не при­хо­дит­ся: Рос­сия «об­ве­ша­на» соб­ствен­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми так, что до­ба­вить что­то су­ще­ствен­ное по­чти неку­да (по край­ней ме­ре, не на­не­ся се­рьез­но­го уда­ра по ин­те­ре­сам ев­ро­пей­цев); и в от­но­ше­нии КНР Ва­шинг­тон по­ка опа­са­ет­ся вво­дить мас­штаб­ные санк­ции (оста­ют­ся лишь то­чеч­ные ме­ры, вро­де пред­при­ня­тых этой осе­нью из-за во­ен­но-тех­ни­че­ских свя­зей с Рос­си­ей).

Вот толь­ко на­ру­ше­ние аме­ри­кан­ских санк­ций бу­дет иметь, ско­рее, сим­во­ли­че­ский ха­рак­тер. Что­бы не толь­ко про­игно­ри­ро­вать санк­ции, но и обес­пе­чить их по­зи­тив­ный эко­но­ми­че­ский эф­фект — и для Те­ге­ра­на, и для се­бя, —Ки­таю и Рос­сии при­дет­ся обес­пе­чить без­опас­ные фи­нан­со­вые ме­ха­низ­мы. Как по­ка­зы­ва­ют по­пыт­ки от­ка­за от ис­поль­зо­ва­ния дол­ла­ра и со­зда­ния аль­тер­на­тив­ных за­пад­ным меж­ду­на­род­ных рас­чет­ных си­стем, до­стичь про­ры­ва в этих во­про­сах по­ка не уда­лось да­же под пря­мой угро­зой соб­ствен­ной эко­но­ми­ке (как в слу­чае с Рос­си­ей). Ед­ва ли ра­ди Ира­на Москва и Пе­кин бу­дут ста­рать­ся луч­ше.

В во­про­се иран­ских санк­ций США иг­ра­ют очень жест­ко. Но и став­ка вы­со­ка — под­твер­дить свою ге­ге­мо­нию в ми­ре и спо­соб­ность дик­то­вать свою во­лю да­же в си­ту­а­ции, ко­гда нет под­держ­ки мно­гих со­юз­ни­ков. И сле­ду­ет при­знать: шан­сы по­бе­дить — у США ве­ли­ки, зна­чит, спи­сы­вать со сче­тов ми­ро­вой по­ли­ти­ки аме­ри­кан­ское ли­дер­ство преж­де­вре­мен­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.