Им дви­жут муд­рость и лю­бовь

Ака­де­ми­ку Иса­а­ку Ми­хай­ло­ви­чу Трах­тен­бер­гу — 95!

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ва­ле­рий ДРУЖБИНСКИЙ,

друг

Позна­ко­мил нас в 1975-м мой друг, глав­ный дет­ский хи­рург Укра­и­ны Ни­ко­лай Сит­ков­ский, дав­ший мо­ей до­че­ри вто­рую жизнь.

Мно­го поз­же Ни­ко­лай Бо­ри­со­вич го­во­рил: «Иса­ак Ми­хай­ло­вич — уни­каль­ный в на­шей сре­де че­ло­век. Он лег­ко мог вос­поль­зо­вать­ся свя­зя­ми сво­е­го ве­ли­ко­го те­стя — про­слав­лен­но­го ми­ни­стра здра­во­охра­не­ния и ака­де­ми­ка Ль­ва Мед­ве­дя — и с его по­мо­щью по­лу­чить и зва­ния, и на­гра­ды, и долж­но­сти. Нет. Он всю до­ро­гу на вер­ши­ну на­у­ки про­то­пал, а, бы­ва­ло, и про­полз сам. Насто­я­щий уче­ный!».

Кста­ти, фа­ми­лия Трах­тен­берг в пе­ре­во­де с идиш озна­ча­ет «ду­ма­ю­щая го­ра», а с немец­ко­го — «до­сти­гать вер­ши­ны». Та­кое тол­ко­ва­ние фа­ми­лии, ду­ма­ет­ся, как нель­зя луч­ше со­от­вет­ству­ет сущ­но­сти Иса­а­ка Ми­хай­ло­ви­ча.

Иса­ак Ми­хай­ло­вич име­ет мно­же­ство по­чет­ных ти­ту­лов и зва­ний: про­фес­сор, ака­де­мик двух укра­ин­ских и несколь­ких за­ру­беж­ных ака­де­мий, ла­у­ре­ат трех Го­су­дар­ствен­ных пре­мий за вы­да­ю­щи­е­ся до­сти­же­ния в ток­си­ко­ло­гии. В 2017-м он на­граж­ден ор­де­ном «За за­слу­ги» I сте­пе­ни. А Ев­ро­пей­ская ака­де­мия вру­чи­ла ему ме­даль «Лео­нар­до да Вин­чи»…

Вы­бор пу­ти

В 1946 г. Иса­ак Трах­тен­берг окон­чил Ки­ев­ский мед­ин­сти­тут, по­сле че­го чет­верть ве­ка пре­по­да­вал в сте­нах это­го же учеб­но­го за­ве­де­ния. В 1972-м пе­ре­шел на ис­сле­до­ва­тель­скую ра­бо­ту в Ки­ев­ский ин­сти­тут ме­ди­ци­ны тру­да, где по сей день воз­глав­ля­ет на­уч­ный кол­лек­тив ток­си­ко­ло­гов-экс­пе­ри­мен­та­то­ров.

Но вер­нем­ся к ис­то­кам. По­чти 60 лет на­зад мо­ло­дой уче­ный И. Трах­тен­берг на ос­но­ва­нии про­ве­ден­ных ис­сле­до­ва­ний впер­вые пред­ло­жил по­сте­пен­но от­ка­зать­ся от ис­поль­зо­ва­ния рту­ти во всех от­рас­лях на­род­но­го хо­зяй­ства. Как ча­сто бы­ва­ет, го­лос уче­но­го услы­ша­ли не сра­зу. Но он про­явил недю­жин­ную на­стой­чи­вость. И все­та­ки до­ка­зал, что да­же очень ма­лень­кие до­зы рту­ти ока­зы­ва­ют раз­ру­ши­тель­ные дей­ствия на весь ор­га­низм че­ло­ве­ка. Это И.трах­тен­берг до­бил­ся за­кры­тия в Укра­ине Ни­ки­тов­ско­го ртут­но­го руд­ни­ка, что воз­ле Гор­лов­ки… В борь­бе с рту­тью он был пи­о­не­ром в Ев­ро­пе.

Это се­го­дня в США, Ев­ро­пе и Япо­нии ак­тив­но ре­а­ли­зу­ют про­грам­му «По эли­ми­на­ции рту­ти», ос­но­ву ко­то­рой за­ло­жил укра­ин­ский уче­ный. Ну, а Про­грам­ма ООН по за­щи­те окру­жа­ю­щей сре­ды (ЮНЕП) ре­ко­мен­ду­ет всем стра­нам ми­ра в са­мый бли­жай­ший срок пре­кра­тить про­из­вод­ство, тор­гов­лю и ис­поль­зо­ва­ние рту­ти.

Есть еще од­но на­прав­ле­ние де­я­тель­но­сти уче­но­го — глу­бо­кий и об­сто­я­тель­ный труд «Яды и про­ти­во­ядия». В нем и ис­то­рия во­про­са, узна­ешь, к при­ме­ру, отра­вил ли Са­лье­ри Мо­цар­та, от ка­ко­го имен­но яда уми­рал ко­роль Карл II, и аб­со­лют­но все о «бо­лез­ни су­ма­сшед­ше­го шляп­ни­ка»…

Вот по­след­ние ис­сле­до­ва­ния ми­ро­вых на­уч­ных цен­тров. Ока­зы­ва­ет­ся, из 84 ме­тал­лов, вхо­дя­щих в таб­ли­цу Мен­де­ле­е­ва, 43 при­ня­то от­но­сить к т.н. тя­же­лым ме­тал­лам. В свою оче­редь 15 из них тре­бу­ют осо­бой предо­сто­рож­но­сти, учи­ты­вая их ток­си­че­ские свой­ства: сви­нец, ртуть, кад­мий, цинк, вис­мут, ко­бальт, ни­кель и др., а два (ртуть и сви­нец) счи­та­ют­ся гло­баль­ны­ми яда­ми.

По­ми­мо это­го, в на­шу ат­мо­сфе­ру еже­год­но вы­бра­сы­ва­ет­ся до 70 млн ку­бо­мет­ров га­за, 145 млн т дву­оки­си се­ры, око­ло мил­ли­о­на тонн со­еди­не­ний свин­ца да еще сот­ни тонн дру­гих ме­тал­лов, фто­ри­стых и хло­ри­стых со­еди­не­ний, сер­ни­сто­го ан­гид­ри­да, ок­си­да уг­ле­ро­да, се­ро­угле­ро­да, бен­зо­ла и дру­гих ток­сич­ных со­еди­не­ний.

В кни­ге есть и фи­ло­соф­ские раз­мыш­ле­ния, из ко­то­рых лич­но я сде­лал вы­вод, что са­мый страш­ный яд — из ко­вар­ных рук. А са­мые тра­ги­че­ские по­след­ствия от кон­так­та с ядо­ви­тым ве­ще­ством — от на­ше­го, по­рой дре­му­че­го, неве­же­ства.

Иса­ак Ми­хай­ло­вич о сво­ем тру­де: «Без пре­уве­ли­че­ния мо­гу ска­зать, что мы жи­вем в ми­ре ядов. Яды под­сте­ре­га­ют нас на каж­дом ша­гу: в по­ле, на лу­жай­ке, в при­бреж­ном раз­но­тра­вье, у обо­чин до­рог… Яды при­та­и­лись на ап­теч­ной пол­ке, в хо­зяй­ствен­ном шкаф­чи­ке. А сколь­ко их на­пол­ня­ет на­шу про­дук­то­вую кор­зи­ну в су­пер­мар­ке­те! На па­ке­ти­ке со­ка, пач­ке мар­га­ри­на, ба­ноч­ке ма­ри­на­дов — по­про­буй­те уга­дать, что там пря­чет­ся за ин­три­гу­ю­ще-та­ин­ствен­ны­ми циф­ра­ми при за­га­доч­ной бук­ве «Е»! Как непо­свя­щен­но­му в ми­ре ядов разо­брать­ся во всех этих раз­но­вид­но­стях, как рас­по­знать и от­ве­сти угро­зу?».

«Так в чем же ваш ав­тор­ский за­мы­сел? За­пу­гать?» — «Нет, ко­неч­но. Я хо­тел за­ин­те­ре­со­вать ши­ро­кую чи­та­тель­скую ауди­то­рию, во­ору­жить ее зна­ни­я­ми об ис­точ­ни­ках ток­си­че­ских ве­ществ, с ко­то­ры­ми они мо­гут столк­нуть­ся, по­мочь пре­ду­пре­дить опас­ность та­ких встреч. Ну и под­ни­мать об­ще­ствен­ность, чтоб го­су­дар­ство Укра­и­на, на­ко­нец-то, на­ча­ло борь­бу с этой угро­зой жиз­ни че­ло­ве­ка».

«Мед­ре­фор­ма ста­ла уже прит­чей во язы­цех!»

В по­след­нее вре­мя ака­де­мик И.трах­тен­берг все си­лы от­да­ет борь­бе с но­вой ме­ди­цин­ской ре­фор­мой. «Се­го­дня у нас нет ми­ни­стер­ства здра­во­охра­не­ния, а есть ми­ни­стер­ство бо­лез­ней». И в пе­ри­о­ди­че­ской пе­ча­ти, на раз­лич­ных со­бра­ни­ях на­уч­но-ме­ди­цин­ской об­ще­ствен­но­сти, на кон­грес­сах и съез­дах ме­ди­ков он с фак­та­ми в ру­ках до­ка­зы­ва­ет огром­ный вред этой ре­фор­мы. «Об­щее впе­чат­ле­ние о на­ча­ле ре­фор­мы — сум­бур. А еще — ад­ми­ни­стра­тив­ный про­из­вол, рас­те­рян­ность на­се­ле­ния, от­сут­ствие за­ин­те­ре­со­ван­но­сти и про­фес­си­о­наль­но­го ин­те­ре­са у вра­чей». И мож­но ли ре­фор­ми­ро­вать ме­ди­ци­ну без об­ще­ствен­ной по­ле­ми­ки, без со­ве­тов вра­чей боль­ниц и по­ли­кли­ник?».

Иса­ак Ми­хай­ло­вич утвер­жда­ет, ос­но­вы­ва­ясь на на­уч­ных ар­гу­мен­тах, что сей­час в Укра­ине ин­фек­ций боль­ше, чем в дру­гих стра­нах Ев­ро­пы, что угро­за эпи­де­мий ко­ри и диф­те­рии уве­ли­чи­ва­ет­ся, что ка­та­стро­фи­че­ски быст­ро рас­тет ко­ли­че­ство за­бо­ле­ва­ний ге­па­ти­том, а на­се­ле­ние ата­ку­ют ви­ру­сы.

Он ведь не счи­та­ет про­шлую, а вер­нее со­вет­скую си­сте­му здра­во­охра­не­ния иде­аль­ной. Нет! Нуж­на но­вая си­сте­ма ме­ди­цин­ско­го об­слу­жи­ва­ния на­се­ле­ния стра­ны. «Встре­ча­ют­ся лю­ди, ко­то­рые да­же из дре­ва по­зна­ния мо­гут на­ло­мать дров. Спра­ши­ва­ет­ся, ну за­чем же та­ким лю­дям по­ру­чать про­во­дить ре­фор­му, ко­то­рая ка­са­ет­ся каж­до­го жи­те­ля Укра­и­ны? А тут еще по но­во­му за­ко­ну за­пре­ще­ны про­вер­ки пи­ще­вых объ­ек­тов, что­бы не ме­шать биз­не­су»…

И еще пря­мая речь: «Воз­мож­но, сло­ва мои боль­ше сма­хи­ва­ют на брюз­жа­ние ста­ри­ка, но все рав­но ска­жу: нын­че нет и быть не мо­жет та­ких спе­ци­а­ли­стов, как рань­ше. В те вре­ме­на врач мог вы­слу­шать, по­смот­реть, по­щу­пать, за­г­ля­нуть в гор­ло — и с точ­но­стью в 100 про­цен­тов по­ста­вить ди­а­гноз. При­чем без­оши­боч­но! А сей­час что — без ком­пью­те­ра врач уже ни­че­го не зна­чит и не мо­жет. Он не по­ни­ма­ет и не зна­ет че­ло­ве­ка…».

«В ра­бо­те над кни­гой от­во­жу ду­шу»

Кро­ме огром­ных успе­хов на на­уч­ном по­при­ще, Иса­ак Ми­хай­ло­вич хо­ро­шо из­ве­стен как бле­стя­щий пуб­ли­цист и по­пу­ля­ри­за­тор на­у­ки.

Книг, на­пи­сан­ных ака­де­ми­ком И.трах­тен­бер­гом, мно­го. Кро­ме уже на­зван­ной кни­ги «Яды и про­ти­во­ядия» (20 лет как из­да­на, но до сих пор счи­та­ет­ся бест­сел­ле­ром), еще ра­нее уви­де­ли свет его ис­сле­до­ва­ния «Ги­ги­е­на ум­ствен­но­го тру­да» и «Ак­тив­ный от­дых». Но бо­лее все­го на­пи­са­но им пуб­ли­ци­сти­че­ских, на­уч­но-по­пу­ляр­ных книг и куль­ту­ро­ло­ги­че­ской эс­се­и­сти­ки. Спе­ци­а­ли­сты го­во­рят об осо­бен­ном «трах­тен­бер­гов­ском» жан­ре ши­ро­ко­го и ас­со­ци­а­тив­но­го воль­но­го рас­ска­за о ви­ден­ном и пе­ре­жи­том в куль­тур­но на­сы­щен­ной жиз­ни Ки­е­ва, о лич­ных кон­так­тах со мно­ги­ми де­я­те­ля­ми ис­кус­ства и ли­те­ра­ту­ры. При­чем пер­со­наж­ное бо­гат­ство его тек­стов огром­но (к при­ме­ру, в кни­ге «В на­ча­ле но­во­го ве­ка» свы­ше 5 тыс. пер­со­на­лий). Но при этом — вни­ма­ние и ува­же­ние к каж­до­му че­ло­ве­ку, неза­ви­си­мо от его ран­гов и зва­ний, к каж­до­му че­ло­ве­ку как та­ко­во­му. Кста­ти, мно­гие ме­ди­ки со­че­та­ют ос­нов­ную де­я­тель­ность с увле­че­ни­ем ли­те­ра­ту­рой и ис­кус­ством. И счи­та­ет­ся, что ме­ди­ки име­ют опре­де­лен­ные пре­иму­ще­ства в этом де­ле. Ду­маю по­то­му, что у них луч­шая стар­то­вая по­зи­ция: че­ло­ве­козна­ние.

В этом плане осо­бен­но ин­те­ре­сен двух­том­ник И.трах­тен­бер­га «Мой Ки­ев, мои ки­ев­ляне». Сколь­ко за­бы­тых нын­че имен за­ме­ча­тель­ных граж­дан на­ше­го го­ро­да «вер­нул к жиз­ни» ака­де­мик Трах­тен­берг! Петр То­лоч­ко, ака­де­мик, го­во­рил мне: «Труд­но ска­зать, ко­му по­вез­ло боль­ше — Иса­а­ку Ми­хай­ло­ви­чу, ко­то­ро­му судь­ба по­да­ри­ла сча­стье жить и тво­рить в этом веч­ном го­ро­де, или Ки­е­ву, ко­то­рый об­рел в Иса­а­ке Ми­хай­ло­ви­че не толь­ко пре­дан­но­го сы­на, но и бле­стя­ще­го ле­то­пис­ца, без книг ко­то­ро­го невоз­мож­но в пол­ной ме­ре по­стичь этот го­род и его ис­то­рию».

Кста­ти, сре­ди мно­го­чис­лен­ных его книг есть «Пять­де­сят эс­ки­зов вре­ме­ни. Из­бран­ные пуб­ли­ка­ции из меж­ду­на­род­но­го об­ще­ствен­но­по­ли­ти­че­ско­го еже­не­дель­ни­ка «Зер­ка­ло неде­ли». 1995–2011 гг.». Им на­пе­ча­та­но в на­шей га­зе­те, ко­неч­но же, боль­ше, чем 50 ста­тей — ост­рых и по­ле­ми­че­ских на ме­ди­цин­ские, об­ще­ствен­но-зна­чи­мые и вос­пи­та­тель­ные те­мы. Но он для этой кни­ги вы­брал луч­шие, ко­то­рые и се­го­дня ак­ту­аль­ны.

И все-та­ки са­мой глав­ной сво­ей кни­гой Иса­ак Ми­хай­ло­вич счи­та­ет на­уч­ное ис­сле­до­ва­ние «Ба­бий Яр. Про­шлое и на­сто­я­щее», ко­то­рое уви­де­ло свет осе­нью 2016 г., как раз в 75-ю го­дов­щи­ну этой чу­до­вищ­ной тра­ге­дии XX ве­ка. С на­ча­ла 70-х Иса­ак Трах­тен­берг, го­во­ря се­го­дняш­ним язы­ком, мо­ни­то­рит все, что свя­за­но с ксе­но­фо­би­ей, ан­ти­се­ми­тиз­мом, тра­ге­ди­ей в Ба­бьем Яру. Это сот­ни и сот­ни ста­тей из га­зет, кни­ги, со­об­ще­ния, до­ку­мен­ты, фо­то­гра­фии, сви­де­тель­ства оче­вид­цев…

По­ми­мо ев­ре­ев в Ба­бьем Яру бы­ли пре­да­ны смер­ти по на­ци­о­наль­но­му при­зна­ку все об­на­ру­жен­ные на­ци­ста­ми ро­мы (цы­гане), а так­же пар­тий­ные и со­вет­ские ра­бот­ни­ки, под­поль­щи­ки, за­лож­ни­ки, во­ен­но­плен­ные, мо­ря­ки Дне­пров­ской фло­ти­лии, иг­ро­ки ки­ев­ско­го «Ди­на­мо», пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки, от­ка­зав­ши­е­ся про­воз­гла­шать в церк­вях мо­лит­вы о здра­вии фю­ре­ра, спа­сав­шие ев­ре­ев от рас­стре­ла, за­клю­чен­ные Сы­рец­ко­го кон­цен­тра­ци­он­но­го ла­ге­ря и мно­гие дру­гие. Од­на­ко страш­ный мар­ти­ро­лог Ба­бье­го Яра от­кры­ва­ет­ся 29 сен­тяб­ря 1941 г. це­ле­на­прав­лен­ным и мас­со­вым уни­что­же­ни­ем имен­но ев­ре­ев — толь­ко по­то­му, что они бы­ли ев­ре­я­ми.

Па­мять о Ба­бьем Яре необ­хо­ди­ма, что­бы на­ши де­ти, вну­ки и пра­вну­ки ни­ко­гда не бы­ли ни жерт­ва­ми, ни па­ла­ча­ми, ни рав­но­душ­ны­ми на­блю­да­те­ля­ми по­доб­ных тра­ге­дий. «Есть толь­ко од­на вещь на све­те, ко­то­рая мо­жет быть ху­же тра­ге­дии Ба­бье­го Яра, — то, что мир за­бу­дет, что бы­ло та­кое ме­сто», — ска­зал Да­вид Кляй­ман, ки­ев­ля­нин, чу­дом из­бе­жав­ший смер­ти (его спря­та­ла и пе­ре­пра­ви­ла в лес Пра­вед­ни­ца ми­ра — укра­ин­ка Ва­си­ли­на Ку­лик). И.трах­тен­берг — пря­мая речь: «Кровь Ба­бье­го Яра все­гда долж­на сту­чать­ся в на­ши серд­ца».

И еще. Ни на­ше го­су­дар­ство, ни од­на ев­рей­ская об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция, ни один ев­рей­ский ме­це­нат де­нег на та­кое свя­тое де­ло, как из­да­ние это­го уни­каль­но­го тру­да, не да­ли. Ни­кто. И Иса­ак Ми­хай­ло­вич из­дал кни­гу за соб­ствен­ные сред­ства и рас­сы­ла­ет ее, раз­да­ет тем, ко­му эта страш­ная те­ма небез­раз­лич­на.

Все оста­ет­ся лю­дям

Трах­тен­берг из немно­гих лю­дей, ко­то­рые до­стой­но и негром­ко утвер­жда­ют во­круг се­бя ат­мо­сфе­ру нрав­ствен­ной нор­мы и чи­сто­ты. А еще мно­гие с вос­тор­гом от­ме­ча­ют, что Иса­ак Ми­хай­ло­вич об­ла­да­ет та­лан­том спла­чи­вать лю­дей и все­гда на­по­ми­на­ет нам о на­ших за­ме­ча­тель­ных пред­ше­ствен­ни­ках, ко­то­рых ро­ди­ла укра­ин­ская зем­ля. И ко­то­рые, во­пре­ки да­же ро­ко­вым об­сто­я­тель­ствам, уме­ли дер­жать­ся друг за дру­га. Удив­ля­юсь, как ему уда­ет­ся всех объ­еди­нять, несмот­ря на то, что се­го­дняш­нее вре­мя раз­об­ща­ет лю­дей во­об­ще и уче­ных в част­но­сти.

Он очень му­же­ствен­ный че­ло­век, без ма­лей­ше­го ко­ле­ба­ния про­тя­ги­ва­ет ру­ки пре­сле­ду­е­мым, за­гнан­ным в угол. Так, в 1951 г. (при Ста­лине!) ему уда­лось до­бить­ся для вы­пуск­ни­ка Ки­ев­ско­го мед­ин­сти­ту­та — сы­на «вра­га на­ро­да» — пра­ва на до­ро­гу в на­у­ку. Бы­ло это де­лом весь­ма рис­ко­ван­ным. Но тре­бо­ва­ние спра­вед­ли­во­сти со­всем не бы­ло на­ив­ной ошиб­кой го­ря­че­го юно­ши, это его твер­дая жиз­нен­ная по­зи­ция. Кста­ти, эту ис­то­рию во всех по­дроб­но­стях по­ве­дал мне сам «ге­рой» этих со­бы­тий, ныне док­тор мед­на­ук, про­фес­сор, пре­бы­ва­ю­щий на за­слу­жен­ном от­ды­хе. Иса­ак Ми­хай­ло­вич об этих сво­их пе­ри­пе­ти­ях го­во­рить не хо­чет. «Бы­ло та­кое вре­мя — что тут рас­ска­зы­вать?».

Уметь лю­бить и дру­жить — осо­бый дар серд­ца. И им Иса­ак Ми­хай­ло­вич об­ла­да­ет спол­на. Увы, уже мно­го его бли­жай­ших дру­зей ушли из жиз­ни: Олег Бу­дан­ков, Вла­ди­мир Фроль­кис, Кон­стан­тин Куль­чиц­кий, Ни­ко­лай Амо­сов, Пла­тон Ко­стюк, Юрий Кун­ди­ев — име­на из­вест­ные во всем ми­ре. И Иса­ак Ми­хай­ло­вич по­сто­ян­но ищет по­вод еще и еще раз рас­ска­зать в га­зе­те, кни­ге, на те­ле­ви­де­нии, на сту­ден­че­ском се­ми­на­ре об этих ве­ли­ких граж­да­нах Укра­и­ны.

Пря­мая речь: «Как-то спо­рил с од­ним немец­ким про­фес­со­ром, спе­ци­а­ли­стом по се­мей­ной пси­хо­ло­гии. Он утвер­ждал, что лю­ди пе­ре­ста­ют лю­бить то­гда, ко­гда ста­ре­ют. Я же ему до­ка­зал об­рат­ное: лю­ди ста­ре­ют имен­но от­то­го, что пе­ре­ста­ют лю­бить».

Еще: «Два­дцать лет на­зад Ни­ко­лай Ми­хай­ло­вич Амо­сов го­во­рил мне: «Ма­те­ри­аль­ное и ду­хов­ное. Увы! Се­го­дня пе­ре­си­ли­ва­ет пер­вое. Но я на­де­юсь, что по ме­ре то­го, как на­ше об­ще­ство бу­дет об­ре­тать муд­рость, эти со­от­но­ше­ния из­ме­нят­ся». Ска­жи­те, по­жа­луй­ста, что из­ме­ни­лось? При­ба­ви­лось муд­ро­сти? Нет. Се­го­дня пре­ва­ли­ру­ет ма­те­ри­аль­ное — по­го­ня за день­га­ми, за долж­но­стя­ми, за конъ­юнк­ту­рой».

И.трах­тен­берг се­ту­ет: «Как ма­ло мы со­би­ра­ем­ся вме­сте — твор­че­ская, на­уч­ная и сту­ден­че­ская мо­ло­дежь, пи­са­те­ли и де­я­те­ли на­у­ки, уче­ные всех воз­рас­тов! Со­всем не об­ме­ни­ва­ем­ся мыс­ля­ми о са­мом на­бо­лев­шем во­про­се: «Ка­мо гря­де­ши»? — «Ку­да мы идем?».

О воз­расте Иса­а­ка Ми­хай­ло­ви­ча. Он ча­сто ци­ти­ру­ет свою лю­би­мую по­этес­су Ма­ри­ну Цве­та­е­ву: «Во вто­рой по­ло­вине жиз­ни не так ва­жен успех, как важ­но успеть!». Он успел мно­го, очень мно­го. Ка­за­лось бы, мож­но и пе­ре­дох­нуть. Но… Толь­ко в этом го­ду за­вер­ше­на ра­бо­та над Боль­шой биб­лио­гра­фи­че­ской кни­гой, в ко­то­рой от­ра­же­ны все на­уч­ные пуб­ли­ка­ции (бо­лее 500), на­пи­сан­ные И.трах­тен­бер­гом за 72 го­да про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти. Кро­ме то­го, уви­де­ли свет в пе­ри­о­ди­че­ской пе­ча­ти де­сят­ки его пуб­ли­ци­сти­че­ских и на­уч­но-по­пу­ляр­ных ста­тей. Так­же из­да­ны под ре­дак­ци­ей ака­де­ми­ка И.трах­тен­бер­га две кни­ги из пя­ти­том­но­го тру­да «Ток­си­ко­ло­гия тя­же­лых ме­тал­лов».

А сей­час, к юби­лею, вы­хо­дит чет­вер­тый (за­клю­чи­тель­ный) том его тру­да «В на­ча­ле но­во­го ве­ка» (400 стра­ниц!).

Ака­де­мик Иван Дзю­ба: «Его день рож­де­ния — 11 но­яб­ря — стал уже дав­но по­во­дом по­да­рить сво­им дру­зьям и близ­ким но­вую кни­гу. Дай Бо­же каж­до­му так от­ме­чать свои се­мей­ные да­ты!».

Да­ле­ко не каж­дый ста­рик вла­де­ет непро­стым ис­кус­ством быть ста­ри­ком. Иса­ак Ми­хай­ло­вич вла­де­ет. Мой друг, про­фес­сор-ла­ти­нист Юрий Ша­нин (а в жиз­ни — пи­са­тель-юмо­рист, бай­да­роч­ник, ска­ло­лаз) го­во­рил: «Иса­ак Ми­хай­ло­вич — уни­каль­ный че­ло­век. Ка­кая эру­ди­ция! Ка­кой кру­го­зор! Он зна­ет дос­ко­наль­но не толь­ко ме­ди­цин­скую на­у­ку, но и ли­те­ра­ту­ру, ис­кус­ство, ис­то­рию, укра­и­но­ве­де­ние, ки­не­ма­то­граф… А сколь­ко сти­хов он зна­ет на­изусть! Лич­но я все­гда вза­хлеб слу­шаю его. На­до обя­за­тель­но при­слу­ши­вать­ся к суж­де­ни­ям и мыс­лям та­ких лю­дей. Я ведь и кни­гу свою «Не уста­вай­те слу­шать ста­ри­ков!» на­звал в его честь».

И.трах­тен­берг об­ла­да­ет по­ра­зи­тель­ной ра­бо­то­спо­соб­но­стью и за­вид­ной па­мя­тью. Утром (до зав­тра­ка) ра­бо­та за пись­мен­ным сто­лом. За­тем — ин­сти­тут, лю­би­мая ла­бо­ра­то­рия, кол­лек­тив. По­сле позд­не­го обе­да ко­рот­кий от­дых и до­позд­на — пись­мен­ный стол.

Он лю­би­мый и лю­бя­щий муж. Еле­на Ль­вов­на очень доб­рый и обе­ре­га­ю­щий его ан­гел.

Счаст­ли­вый отец. Сын Вла­ди­мир Иса­а­ко­вич — док­тор мед­на­ук, про­фес­сор, один из ве­ду­щих спе­ци­а­ли­стов Ин­сти­ту­та пе­ди­ат­рии и ги­не­ко­ло­гии АМН Укра­и­ны. Дочь Ок­са­на и ее муж Сер­гей Хо­тин­ский — та­лант­ли­вые ки­но­ху­дож­ни­ки, участ­ни­ки со­зда­ния ря­да вы­да­ю­щих­ся ки­но­лент. Иса­ак Ми­хай­ло­вич все­гда тя­го­тел к ис­кус­ству, и эта ве­точ­ка при­ве­ла в его жизнь друж­бу с неза­бвен­ным Сер­ге­ем Па­ра­джа­но­вым.

Он счаст­ли­вый де­душ­ка. Внуч­ка Ма­ша окон­чи­ла кон­сер­ва­то­рию и пи­шет му­зы­ку. И уже од­на из ее сим­фо­ний ис­поль­зо­ва­на в пол­но­мет­раж­ном филь­ме. Внуч­ка Ири­на — опыт­ный юрист-эко­но­мист, го­то­вит дис­сер­та­цию. Внук Алек­сей окон­чил мед­ин­сти­тут, ра­бо­та­ет дер­ма­то­ло­гом.

Иса­ак Ми­хай­ло­вич — счаст­ли­вый пра­де­душ­ка. Ка­тень­ка, Майя и Ан­нуш­ка де­ла­ют по­ка толь­ко пер­вые ша­ги в жиз­ни…

…Ти­хий уют­ный ка­би­нет. По­сле об­ще­го чая со­бра­лись здесь отец и сын. Раз­го­вор на рав­ных, раз­го­вор не про­стой. Ибо сын при­шел к от­цу по­со­ве­то­вать­ся о сво­ем до­кла­де на кон­фе­рен­ции… И мож­но при­сту­пить к на­пи­са­нию важ­но­го ма­те­ри­а­ла: «От­кры­то­го пись­ма Ка­би­не­ту ми­ни­стров, Ки­ев­ской го­рад­ми­ни­стра­ции, ру­ко­во­ди­те­лям ря­да об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций в свя­зи с тем, что со­зда­ние Ме­мо­ри­аль­но­го цен­тра Хо­ло­ко­ста «Ба­бий Яр», увы, про­те­ка­ет мед­лен­но, сро­ки сда­чи объ­ек­тов на­ру­ша­ют­ся…».

Зво­нок ака­де­ми­ку Сер­гею Ко­ми­са­рен­ко: «Да­вай-ка мы вме­сте под­пи­шем это пись­мо!»… Зво­нок из Нью-йор­ка. Ли­лия Солга­ник хо­чет вы­слать Иса­а­ку Ми­хай­ло­ви­чу не­сколь­ко тру­дов сво­е­го по­кой­но­го му­жа Ру­доль­фа Солга­ни­ка — из­вест­но­го ге­не­ти­ка, ла­у­ре­а­та Ле­нин­ской пре­мии. «Толь­ко ты, Иса­ак, смо­жешь най­ти из­да­те­ля, ко­то­рый на­пе­ча­та­ет кни­гу бес­плат­но».

При­шел харь­ков­ча­нин Игорь Та­ра­бан, про­фес­сор, док­тор мед­на­ук. Дол­гий и об­сто­я­тель­ный раз­го­вор о мед­ре­фор­ме — плю­сы и ми­ну­сы.

И сно­ва зво­нок, уже из Сан­фран­цис­ко. До­че­ри Вла­ди­ми­ра Фроль­ки­са Ин­на и Ма­ша про­сят по­дроб­но рас­ска­зать, как 2 ок­тяб­ря со­труд­ни­ки Ин­сти­ту­та ге­рон­то­ло­гии во гла­ве с его ди­рек­то­ром ака­де­ми­ком Вла­ди­сла­вом Без­ру­ко­вым ез­ди­ли на Бай­ко­вое клад­би­ще и у мо­ги­лы В.фроль­ки­са про­во­ди­ли «от­чет» о ра­бо­те Ин­сти­ту­та за год. «Не бу­дем го­во­рить по те­ле­фо­ну — жаль ва­ших дол­ла­ров. Луч­ше я се­го­дня по­дроб­но на­пи­шу вам об этом за­ме­ча­тель­ном со­бы­тии».

На­ко­нец, два ча­са спо­кой­ной ра­бо­ты…

Вхо­дит су­пру­га: «Изя, ми­лый, луч­ше до­де­ла­ешь все зав­тра. Да­вай­ка спать, до­ро­гой мой!..».

Мо­жет, та­ким и бы­ва­ет че­ло­ве­че­ское сча­стье?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.