Стра­сти во­круг хо­ло­диль­ни­ка

Во­об­ще-то у нас в фир­ме бес­плат­ный ко­фе для со­труд­ни­ков. Но лич­но я пред­по­чи­таю рас­тво­ри­мый, кро­ме то­го, се­кре­тар­ша ушла в от­пуск, и в по­став­ках об­ра­зо­вал­ся про­вал. Вот я и ку­пи­ла се­бе ба­ноч­ку са­мо­го луч­ше­го ко­фе, так как бур­ду не пью

Zhenskiye Istorii - - Был Такой Случай -

Асе­год­няс­се­го об­на­ру­жи­ла, что бан­ка пу­ста.ппуст Вот наг­лость: хо­ро­шо же кто-токкто­уго­стил­ся за мой счет! Я рас­сер­жен­но­ра стук­ну­ла чаш­кой. — Что слу­чи­лось,случс Лид? — спро­си­ла си­дя­щая за со­сед­ним­со­сес ком­пом Ни­ка. — Кто-то Кто-тот вы­пи­лв мой ко­фе, — бурк­ну­ла я. — Со­чув­ствую,Со­чу­увств — вздох­ну­ла кол­ле­га. — А у ме­ня недав­но­не­дан про­па­ло два бу­тер­бро­да, а я как раз ра­аз оста­ласьо по­ра­бо­тать по­сле ше­сти. При­ш­лось­При­и­шл си­деть го­лод­ной. Ес­ли это по­вто­рит­ся,по­вто­ри­ит­ся при­дет­ся ста­вить кап­ка­ны...

Это по­вто­ри­лось.по­овто В те­че­ние неде­ли то один, то тоо дру­гойдр со­труд­ник жа­ло­вал­ся на то, то­то, что ка­кие-то­как их про­дук­ты про­па­да­ют из хо­ло­диль­ни­ка.хо­ло­дил По­лу­ча­лось, что кто-то кры­сят­ни­ча­ет. Но кто? Я мыс­лен­но со­ста­ви­ла спи­сок по­до­зре­ва­е­мых, на­чи­ная с на­ше­го ка­би­не­та. Итак: Ни­ка от­па­да­ет. Петр? То­же, ско­рее все­го, нет. Сле­ду­ю­щий ка­би­нет — си­стем­щи­ки: Ген­ка, Вов­ка, Мат­вей Ива­но­вич. Не по­хо­же. От­дел ста­ти­сти­ки. Со­фья Аб­ра­мов­на — се­рьез­ная жен­щи­на за пять­де­сят. Ма­ло­ве­ро­ят­но. Уже на се­ре­дине спис­ка у ме­ня ис­сяк­ло же­ла­ние про­дол­жать даль­ше. Но на­зав­тра, что на­зы­ва­ет­ся, средь бе­ла дня, про­пал мой йогурт. Толь­ко что сто­я­ли две спа­рен­ные ко­ро­боч­ки — и вот вто­рой уже нет. Вид­но, кры­сят­ник ре­шил, что од­на ба­ноч­ка для де­вуш­ки, за­бо­тя­щей­ся о сво­ей фи­гу­ре, — в са­мый раз. На­стро­е­ние бы­ло ис­пор­че­но. Не по­то­му, что так уж жал­ко этой несчаст­ной упа­ко­воч­ки мо­лоч­ных бак­те­рий, но ка­ко­го чер­та де­лать из ме­ня ду­роч­ку?! — Есть са­хар, бух­гал­те­рия? Спон­си­руй­те ло­жеч­ку, а то мой кто-то сты­рил! — в две­рях на­ше­го ка­би­не­та по­ка­за­лась лох­ма­тая го­ло­ва Вов­ки. — У те­бя то­же? — воз­му­ти­лась Ни­ка. — Нет, с этим на­до что-то де­лать! Ча­са два я вме­сто то­го, что­бы тру­дить­ся, раз­ра­ба­ты­ва­ла план по­им­ки во­ра. И так ни­че­го не при­ду­ма­ла. В кон­це дня отнесла в хо­ло­диль­ник мо­ло­ко и по­шла до­мой.

На сле­ду­ю­щий день в офи­се я по­яви­лась толь­ко око­ло по­лу­дня (при­шлось с утра ехать в банк) и сра­зу же по­шла на кух­ню, что­бы при­го­то­вить се­бе ко­фе с мо­ло­ком. Од­на­ко по­след­не­го в хо­ло­диль­ни­ке не об­на­ру­жи­ла. «Ну все, мое тер­пе­ние лоп­ну­ло!» — по­ду­ма­ла со зло­стью. Вер­ну­лась в ка­би­нет, вклю­чи­ла ком­пью­тер и на­пи­са­ла мейл всем со­труд­ни­кам.

По­верь­те, я не жад­ная, но это не зна­чит, что мож­но за­би­рать у ме­ня по­след­нее. А этот гад вы­ла­кал весь мой ко­фе!

«Уважаемые кол­ле­ги, се­го­дня утром кто­то вы­пил мое мо­ло­ко (пла­сти­ко­вая бу­тыл­ка с го­лу­бой эти­кет­кой). Хо­чу со­об­щить, что в мо­ло­ке бы­ло рас­тво­ре­но ле­кар­ство, ко­то­рое я при­ни­маю. Оно мо­жет вы­звать ряд по­боч­ных эф­фек­тов, по­это­му при по­яв­ле­нии непри­ят­ных симп­то­мов со­ве­тую немед­лен­но об­ра­тить­ся к вра­чу». Пер­вой от­ре­а­ги­ро­ва­ла Ни­ка: — Ой, Лид! Ты что, за­бо­ле­ла? — Есть неко­то­рые про­бле­мы, — от­ве­ти­ла уклон­чи­во. — Не хо­чу о них го­во­рить. — По­нят­но, — кив­ну­ла она. Че­рез ми­ну­ту у нас по­явил­ся Во­ван. — Ли­док, а что это за ле­кар­ство? — А что? — от­ве­ти­ла во­про­сом на во­прос. — Про­сто спра­ши­ваю, — сму­тил­ся он. — Так ска­зать, пе­ре­жи­ваю за ближ­не­го. — Спа­си­бо за за­бо­ту, — усмех­ну­лась я. Весь день со­труд­ни­ки про­яв­ля­ли бес­по­кой­ство о мо­ем здо­ро­вье, но чи­сто­сер­деч­но­го при­зна­ния так и не по­сле­до­ва­ло. При­шлось пой­ти еще на од­ну хит­рость. — Я очень вол­ну­юсь, — ска­за­ла в ку­рил­ке Со­фье Аб­ра­мовне до­ве­ри­тель­ным ше­по­том. — По­ни­ма­е­те, это ле­кар­ство на са­мом де­ле мо­жет быть да­же опас­но. — Это нар­ко­тик, да, Ли­доч­ка? — то­же ше­по­том уточ­ни­ла она. Ну да­ет, старушка! — Нет, но... У лю­дей с по­вы­шен­ной чув­стви­тель­но­стью оно мо­жет вы­звать... Ох, да­же труд­но пред­ви­деть, что имен­но! Как я и пред­по­ла­га­ла, «ут­ка» за две ми­ну­ты об­ле­те­ла весь офис. Со­труд­ни­ки ста­ли смот­реть на ме­ня еще бо­лее со­чув­ству­ю­щи­ми взгля­да­ми. Но во­риш­ка не сдал­ся. А но­чью у ме­ня в квар­ти­ре неожи­дан­но за­зво­нил те­ле­фон. — Ли­дия За­горуй­чен­ко? — по­ин­те­ре­со­вал­ся незна­ко­мый муж­ской го­лос. — Да... — от­ве­ти­ла, пы­та­ясь рас­смот­реть на таб­ло, ко­то­рый час. —А в чем де­ло? — Мне нуж­на ин­фор­ма­ция. Ска­жи­те, ка­кие ле­кар­ства вы при­ни­ма­е­те? — Ни­ка­ких ле­карств не при­ни­маю, — ма­ши­наль­но от­ве­ти­ла я, а по­том опом­ни­лась. — А вы кто во­об­ще? — Врач «ско­рой по­мо­щи». У нас тут па­ци­ент с отрав­ле­ни­ем. Го­во­рит, что он слу­чай­но вы­пил ва­ши ле­кар­ства. Я бы хо­тел узнать, о ка­ком пре­па­ра­те идет речь. Мо­же­те на­звать? — Черт! — неволь­но вы­рва­лось у ме­ня. Те­перь при­дет­ся рас­ска­зать ему про ис­то­рию, ко­то­рую вы­ду­ма­ла на ра­бо­те. — Ал­ло, вы еще здесь? — врач на том кон­це про­во­да яв­но нерв­ни­чал. — Здесь, — вздох­ну­ла я, ду­мая, как ему все объ­яс­нить. — На са­мом де­ле не бы­ло ни­ка­ких ле­карств. Я об­ма­ну­ла со­труд­ни­ков, по­то­му что хо­те­ла узнать, кто вы­пил мое мо­ло­ко из хо­ло­диль­ни­ка. Со­вра­ла, что нем ле­кар­ство, от ко­то­ро­го мо­гут быть страш­ные по­боч­ные эф­фек­ты. — По­шу­ти­ли? — не по­нял муж­чи­на. — Нет, на­роч­но ска­за­ла, что рас­тво­ри­ла в мо­ло­ке ле­кар­ство... — по­вто­ри­ла с рас­ка­я­ни­ем. — На­де­я­лась, что по­сле это­го кто-то ис­пу­га­ет­ся и со­зна­ет­ся, но… — По­го­ди­те... — пе­ре­бил ме­ня врач, по­сле че­го об­ра­тил­ся к че­ло­ве­ку, ко­то­рый на­хо­дит­ся ря­дом: — Ска­жи­те, вы на ра­бо­те пи­ли мо­ло­ко из хо­ло­диль­ни­ка? Что тот от­ве­тил — не разо­бра­ла. Бу-бу-бу. Че­рез па­ру се­кунд в труб­ке сно­ва раз­дал­ся го­лос док­то­ра: — Ли­дия, вы еще здесь? С ва­шим кол­ле­гой все по­нят­но. Вид­но, сра­бо­тал эф­фект пла­це­бо. Ес­ли он не отра­вил­ся чем-то дру­гим.... из ва­ше­го хо­ло­диль­ни­ка. Хо­ро­шо, мы про­мо­ем ему же­лу­док. Под­дер­жим ваш... гм-м... экс­пе­ри­мент. — А вы мо­же­те ска­зать мне фа­ми­лию па­ци­ен­та? — не удер­жав­шись, спро­си­ла я. — Вра­чеб­ная тай­на, — от­ве­тил док­тор. — В лю­бом слу­чае, завтра он вряд ли смо­жет при­сут­ство­вать на ра­бо­те. Про­сти­те, что раз­бу­дил. До сви­да­ния. И он по­ло­жил труб­ку. А я так и не смог­ла уснуть — оста­ток но­чи ду­ма­ла, кто же сей­час в боль­ни­це му­ча­ет­ся. Утром при­шла на ра­бо­ту пер­вая. На­пря­же­но смот­ре­ла на вхо­дя­щих в офис со­труд­ни­ков. В де­вять все вы­яс­ни­лось. Не бы­ло Ген­ки — яко­бы силь­но за­бо­лел. А спу­стя де­сять ми­нут в ка­би­нет вле­тел разъ­ярен­ный шеф — и сра­зу ко мне: — Что за ду­рац­кие вы­ход­ки, Со­мо­ва?! Ка­кой га­до­сти ты под­ме­ша­ла в мо­ло­ко? — Ни­ка­кой. Это был блеф! — Ка­кой к чер­ту блеф, ес­ли по­стра­дал че­ло­век?! Что смот­ришь? Мне зво­ни­ла же­на Гра­чо­ва. Ры­да­ла и тре­бо­ва­ла на­ка­зать ви­нов­но­го в бо­лез­ни му­жа. — Ну это уже верх наг­ло­сти! — взо­рва­лась я. — Мож­но по­ду­мать, ему вли­ва­ли мо­ло­ко на­силь­но. И по­том не бы­ло ни­ка­ко­го отрав­ле­ния, про­сто по­сле мо­е­го со­об­ще­ния сра­бо­тал эф­фект пла­це­бо. — Эф­фект че­го? — вы­пу­чил гла­за шеф. — Пла­це­бо.... Ну это ко­гда боль­но­му да­ют со­вер­шен­но бес­по­лез­ную таб­ле­точ­ку, и она ему по­мо­га­ет! Глав­ное — ве­рить, по­ни­ма­е­те?! Са­мо­вну­ше­ние. — Са­мо­вну­ше­ние, го­во­ришь? Ох, Со­мо­ва... А ес­ли бы с ним что-ни­будь слу­чи­лось… Те­бя бы по­са­ди­ли. И ты не до­ка­за­ла бы, что в мо­ло­ке ни­че­го не бы­ло. — А ана­лиз со­дер­жи­мо­го же­луд­ка на что? — пе­ре­дер­ну­ла пле­ча­ми я. — Кста­ти, Гра­чов лег­ко от­де­лал­ся. Но на бу­ду­щее всем со­ве­тую: луч­ше не есть мои бу­тер­бро­ды без мо­е­го со­гла­сия. Неиз­вест­но, с чем они! Вдруг это бу­дет что­то... эк­зо­ти­че­ское... Толь­ко че­рез несколь­ко дней мы уз­на­ли все подробности. От Со­фьи Аб­ра­мов­ны. Она ска­за­ла, что Ген­ка подъ­едал на­ши хар­чи по ве­че­рам, ко­гда оста­вал­ся то ли по­ра­бо­тать по­доль­ше, то ли в игруш­ки на ра­бо­чем ком­пе по­иг­рать. Сна­ча­ла он не по­ве­рил в мой мейл. Счи­тал, что это ло­вуш­ка, и был прав. Но ко­гда Со­фоч­ка со­об­щи­ла все­му офи­су о воз­мож­ных по­боч­ных эф­фек­тах, Ген­ке вдруг ста­ло пло­хо! Впе­чат­лил­ся! Ка­кое-то вре­мя наш кры­сят­ник еще на­де­ял­ся, что это

Мне ста­ло обид­но: вы­хо­дит, кры­сят­ни­ка да­же на­ка­зать нель­зя? То­гда, где же, черт по­бе­ри, спра­вед­ли­вость?!

быст­ро прой­дет, но ему ста­но­ви­лось все ху­же. При­шлось его жене вы­зы­вать «ско­рую», а вра­чу — зво­нить мне. Вый­дя на ра­бо­ту, Гра­чов уво­лил­ся... — Вы­дум­щи­ца ты, од­на­ко... — Во­ван си­дел у нас в ка­би­не­те в ожи­да­нии обе­щан­но­го мной ко­фе. — А Ген­ка — ду­рик. Та­кую класс­ную ра­бо­ту из-за жад­но­сти по­те­рять. Вер­нее, из-за пла­це­бо...

Ли­дия, 31 год

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.