РАС­ПЛА­ТА за пре­да­тель­ство

Zhenskiye Istorii - - Горький Опыт - Еле­на, 28 лет

Про­сти. Я по­лю­би­ла дру­го­го, по­это­му ухо­жу. Так бу­дет луч­ше для всех...» Эту за­пис­ку я оста­ви­ла на ку­хон­ном сто­ле. Знаю, что мно­гие из вас на­вер­ня­ка ме­ня осу­дят и ска­жут: «Со­всем спя­ти­ла ба­ба! С жи­ру бе­сит­ся!» Дей­стви­тель­но, ка­за­лось бы, все хо­ро­шо, ес­ли не ска­зать от­лич­но: пре­крас­ная квар­ти­ра, при­лич­но за­ра­ба­ты­ва­ю­щий су­пруг, пол­но­стью обес­пе­чи­ва­ю­щий се­мью, двое оча­ро­ва­тель­ных сы­но­вей. Я мог­ла се­бе поз­во­лить не ра­бо­тать, по­то­му что по­сле рож­де­ния вто­ро­го ре­бен­ка су­пруг сам уго­во­рил ме­ня уво­лить­ся, что­бы я име­ла воз­мож­ность за­ни­мать­ся толь­ко домом и детьми. И вот те­перь все бро­саю и ухо­жу. На съем­ную квар­ти­ру. К чу­жо­му му­жу... Ко­гда-то я бы­ла ве­се­лой, жиз­не­ра­дост­ной, до­воль­но сим­па­тич­ной де­вуш­кой. Увле­ка­лась му­зы­кой и аль­пи­низ­мом, хо­ро­шо учи­лась, име­ла мно­го дру­зей. Дни бы­ли рас­пи­са­ны бук­валь­но по ми­ну­там. С Ан­то­ном по­зна­ко­ми­лась в оче­ред­ном по­хо­де. Див­ная при­ро­да, го­ры, ро­ман­ти­ка... Я увлек­лась, он, по­хо­же, влю­бил­ся. А вско­ре по­сле воз­вра­ще­ния в го­род ока­за­лось, что я бе­ре­мен­на. Ан­тон был без­мер­но счаст­лив. А я... Мне не хо­те­лось вы­хо­дить за­муж. Ра­но, да и до­учить­ся на­до бы­ло. Но да­же не это глав­ное. Я на ви­де­ла Ан­то­на сво­им му­жем. Чув­ство­ва­ла, что не люб­лю его по-на­сто­я­ще­му. А ведь все­гда мечтала о безум­ной люб­ви — что­бы на всю жизнь. С дру­гой сто­ро­ны, пер­вый аборт или пер­спек­ти­ва быть ма­те­рью­о­ди­ноч­кой за­став­ля­ли за­ду­мать­ся. В об­щем, при­шлось сдать­ся... Мы по­же­ни­лись. Вна­ча­ле все скла­ды­ва­лось весь­ма непло­хо. Я ро­ди­ла сы­на. Бла­го­вер­ный был на седь­мом небе от сча­стья. Но­чью вста­вал к ма­лы­шу, по­мо­гал мне сти­рать и гла­дить, уби­рал квар­ти­ру. В бла­го­дар­ность я го­то­ви­ла раз­лич­ные ку­ли­нар­ные ше­дев­ры и изо всех сил ста­ра­лась быть с ним ласковой. Он мно­го ра­бо­тал и, при­дя ве­че­ром до­мой, то­же

Гло­тая сле­зы, я со­би­ра­ла свои ве­щи в до­рож­ную сум­ку. У ме­ня бы­ло пол­ча­са до воз­вра­ще­ния де­тей и му­жа из зоо­пар­ка. Я не по­шла с ни­ми. Со­вра­ла, что силь­но бо­лит го­ло­ва. А са­ма... Как от­ре­а­ги­ру­ет Ан­тон на мое бег­ство? Что ска­жет де­тям?

не от­ды­хал, а ча­сов до двух но­чи си­дел за ком­пью­те­ром, пы­та­ясь под­хал­ту­рить со­зда­ни­ем сай­тов под за­каз. Че­рез два с по­ло­ви­ной го­да ро­дил­ся вто­рой сын. К то­му вре­ме­ни на­ша се­мей­ная жизнь пре­вра­ти­лась в сплош­ную ру­ти­ну. Муж об­ра­щал на ме­ня вни­ма­ние лишь то­гда, ко­гда хо­тел рас­ска­зать о сво­их нера­ди­вых под­чи­нен­ных или о про­бле­мах с ма­ши­ной. Мне это бы­ло неин­те­рес­но.

Со вре­ме­нем я ста­ла жа­леть, что бро­си­ла ра­бо­ту. Быт за­ел, да и од­но­об­ра­зие уби­ва­ло. Но Ан­тон ни­че­го не хо­тел ме­нять

«Зна­ешь, а мы се­го­дня...» — пы­та­лась я ино­гда рас­ска­зать ему о том, как ве­ли се­бя де­ти, ка­кие но­вые сло­ва вы­учил Ми­ша, об­су­дить фильм, ко­то­рый смот­ре­ла... Но Ан­тон толь­ко от­ма­хи­вал­ся. «Ой, Лен, не на­чи­най... Знаю я все твои но­во­сти! — неиз­мен­но слы­ша­ла я. — Сей­час рас­ска­жешь, что в су­пер­мар­ке­те не бы­ло фи­ле ин­дей­ки, и те­бе при­шлось ку­пить ку­ри­ное. Что под­гуз­ни­ки по­до­ро­жа­ли. Или что-то в этом ро­де». Он аб­со­лют­но не ува­жал ме­ня как лич­ность. И ес­ли я уже рас­ста­лась с на­деж­дой, что по­люб­лю его как муж­чи­ну, то те­перь с го­ре­чью по­ни­ма­ла, что да­же дру­зья­ми нам не стать. Мне бы­ло тоск­ли­во и оди­но­ко. Од­но­об­ра­зие уби­ва­ло. Мое су­ще­ство­ва­ние скра­ши­ва­ли толь­ко де­ти. «Зо­ло­тая клет­ка» невоз­мож­но угне­та­ла. Ока­зы­ва­ет­ся, жизнь в че­ты­рех сте­нах, да­же ес­ли это сте­ны род­но­го до­ма, мо­жет стать невы­но­си­мой. Ка­за­лось, что в мо­ей жиз­ни ни­ко­гда уже не бу­дет сча­стья. А ка­кие гран­ди­оз­ные пла­ны рань­ше стро­и­ла! Но, ка­жет­ся, ни од­но­му из них не суж­де­но бы­ло сбыть­ся. Я за­бро­си­ла аль­пи­низм, не сде­ла­ла ка­рье­ры, не встре­ти­ла на­сто­я­щей люб­ви. Дол­го держала все в се­бе, но пе­ри­о­ди­че­ски сры­ва­лась, на­чи­на­ла пла­кать, кри­чать на де­тей, на му­жа, твер­ди­ла, что я ник­чем­ная, что ме­ня ни­что не ин­те­ре­су­ет. Не ви­дя вы­хо­да, сло­ма­лась. Пе­ре­ста­ла чув­ство­вать се­бя жен­щи­ной: лю­би­мой, же­лан­ной. Не бы­ло сил так жить даль­ше. А ведь хо­те­лось иметь друж­ную се­мью, ка­кое­то раз­но­об­ра­зие... Од­на­ко я по­ни­ма­ла, что не в со­сто­я­нии что-ли­бо из­ме­нить. Ес­ли пы­та­лась по­го­во­рить об этом с Ан- то­ном, он раз­дра­жал­ся: «О ка­кой ску­ке ты го­во­ришь? У те­бя двое па­ца­нов!» Я по­ни­ма­ла: муж уже охла­дел ко мне, да и вряд ли ко­гда-ни­будь лю­бил. Вся на­ша сов­мест­ная жизнь бы­ла бес­смыс­ли­цей. Но я не ви­де­ла ни­ка­ко­го вы­хо­да. Про­шло еще пять лет. Стар­шень­кий по­шел в пер­вый класс. Каж­дый день мы с Те­мой про­во­жа­ли его в шко­лу и встре­ча­ли. Од­на­ж­ды по­сле уро­ков Ми­ша вы­бе­жал из клас­са воз­буж­ден­ный. — Мамочка, а у нас но­вень­кая! На­стей зо­вут, — ра­дост­но со­об­щил он. — Да ты про­сто си­я­ешь, — улыб­ну­лась я. — Уж не влю­бил­ся ли? Ми­ша­ня по­крас­нел, и я по­ня­ла, что по­па­ла в точ­ку. Да, за­бав­но... На сле­ду­ю­щий день, ко­гда при­шли за­би­рать сы­на из шко­лы, он вы­шел не один, а с хо­ро­шень­кой бе­ло­ку­рой де­воч­кой. Они дер­жа­лись за ру­ки. — Ма­ма, это Настя, — важ­но ска­зал Ми­ша. — Мы с ней те­перь си­дим за од­ной пар­той. А еще бу­дем дру­жить. — Здо­ро­во! Мо­лод­цы! — одоб­ри­ла я. — Насте­на, это твой но­вый друг? — услы­ша­ла вдруг при­ят­ный муж­ской го­лос за спи­ной. — Доб­рый день! Я обер­ну­лась и за­мер­ла. Это был вы­со­кий ху­до­ща­вый брю­нет с вы­ра­зи­тель­ны­ми се­ры­ми гла­за­ми. Су­дя по все­му, отец На­сти. Я не ошиб­лась. Мы по­зна­ко­ми­лись. Ока­за­лось, жи­вем на од­ной ули­це, по­это­му до­мой воз­вра­ща­лись впя­те­ром. Де­ти впри­прыж­ку ве­се­ло бе­жа­ли впе­ре­ди. Мы с Кон­стан­ти­ном нето­роп­ли­во шли сле­дом за ни­ми и бе­се­до­ва­ли. Стран­но, как-то сра­зу по­чув­ство­ва­лось род­ство на­ших душ, вза­и­мо­по­ни­ма­ние, вле­че­ние друг к дру­гу. С тех пор мы со­вер­ша­ли та­кие про­гул­ки каж­дый день. И вско­ре я пой­ма­ла се­бя на мыс­ли, что ду­маю о нем не про­сто как о зна­ко­мом, а преж­де все­го как о муж­чине. А он... он об этом до­га­ды­вал­ся и яв­но флир­то­вал со мной. Од­на­ж­ды по­сле уро­ков (это был по­след­ний учеб­ный день пе­ред ка­ни­ку­ла­ми), по­ка де­ти к нам еще не вы­бе­жа­ли, Ко­стя со­об­щил мне, что завтра его же­на вме­сте с доч­кой уез­жа­ет на де­сять дней к сво­ей ма­ме в дру­гой го­род. — Бу­ду до­ма один, — мно­го­зна­чи­тель­но ска­зал он. — Ты по­ни­ма­ешь, о чем я? До­мой я воз­вра­ща­лась на ват­ных но­гах, мыс­лен­но по­вто­ряя сло­ва Ко­сти­ка. Впер­вые в жиз­ни у ме­ня в тот ве­чер под­го­рел ужин. Ан­то­на я слу­ша­ла впол­уха. По­чти всю ночь не спа­ла. А утром, ко­гда муж ушел на ра­бо­ту, от­вез­ла де­тей к све­кро­ви и по­еха­ла к Ко­сте. Он от­крыл дверь и сра­зу за­клю­чил ме­ня в объ­я­тия. А по­том от­нес в спаль­ню. В этот день я впер­вые из­ме­ни­ла му­жу. Но ме­ня не му­чи­ло рас­ка­я­ние. Ко­стю, по­хо­же, то­же. Но нам бы­ло ма­ло толь­ко сек­са. Мы хо­те­ли боль­ше­го. Хо­те­ли дей­стви­тель­но быть вме­сте. Но что де­лать с на­ши­ми се­мья­ми?! Я от­кла­ды­ва­ла раз­го­вор с му­жем с неде­ли на неде­лю, вы­ду­мы­вая при­чи­ны, по ко­то­рым он не мог со­сто­ять­ся. То кто­то из сы­но­вей за­бо­лел, то го­дов­щи­на на­шей с Ан­то­ном сва­дьбы, то све­кровь в го­сти на­гря­ну­ла... Ко­стя то­же тер­зал­ся и ис­кал воз­мож­ность для без­опас­ных встреч. По­это­му снял для нас квар­ти­ру. А спу­стя два ме­ся­ца все-та­ки ушел от же­ны, прав­да, не ска­зал, из-за ко­го он ре­шил с ней рас­стать­ся. Я же по-преж­не­му ве­ла двой­ную жизнь. Ко­стю это угне­та­ло. — Ну сколь­ко мож­но тя­нуть ре­зи­ну?! — го­во­рил он. — Чем доль­ше ты бу­дешь об­ма­ны­вать му­жа, тем ху­же бу­дет те­бе. И мне, и де­тям. Всем! — Но я не мо­гу оста­вить де­тей! — пы­та­лась объ­яс­нить ему, но он не по­ни­мал. — Ты ду­ма­ешь, мне лег­ко бы­ло уй­ти от доч­ки?! Но я же это сде­лал. Ра­ди те­бя! Это был вес­кий ар­гу­мент. И я сбе­жа­ла. Тай­ком ото всех, как по­след­няя дрянь...

Мне бы­ло труд­но ре­шить­ся на этот шаг. Не из-за му­жа, из-за де­тей. Хо­тя знала, что све­кровь не оста­вит вну­ков

Пра­вы те, кто го­во­рят, что на чу­жом несча­стье сча­стья не по­стро­ишь. Люб­ви Ко­сти хва­ти­ло все­го на че­ты­ре ме­ся­ца. Нет, мы не ссо­ри­лись. Про­сто в один из дней он не вер­нул­ся до­мой с ра­бо­ты. На мои звон­ки не от­ве­чал, а при­слал sms: «Про­сти, но я дол­жен вер­нуть­ся в се­мью. У же­ны де­прес­сия, Настя бо­ит­ся с ней оста­вать­ся. Ве­щи за­бе­ру поз­же...» Те­перь я од­на. Без се­мьи, без ра­бо­ты. Не знаю, что де­лать, так как на­до съез­жать со съем­ной квар­ти­ры. Ме­ня пре­да­ли, и это рас­пла­та за мое пре­да­тель­ство...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.