За­щит­ник для ад­во­ка­та

Мои ро­ди­те­ли – про­стые лю­ди: ма­ма – мед­сест­ра, отец – шах­тер. Но ни они, ни ба­буш­ки и де­душ­ки не ве­ри­ли, что я ста­ну ад­во­ка­том. И то­гда я ре­ши­ла до­ка­зать им, на что спо­соб­на. И у ме­ня это по­лу­чи­лось...

Zhenskiye Istorii - - Размышления О Счастье - Ири­на, 31 год

Ка­ким бы успеш­ным ни был че­ло­век, он хо­чет, что­бы им вос­тор­га­лись, хва­ли­ли. Но мой шеф это­го не по­ни­мал. Вот и се­год­ня с утра ис­пор­тил мне на­стро­е­ние. — Ири­на Юрьев­на... — на­чал он офи­ци­аль­но. — Как вы зна­е­те, ав­густ — вре­мя, ко­гда ра­бот­ни­ков ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ет. И тем не ме­нее об­ра­ща­е­тесь ко мне с прось­бой о предо­став­ле­нии от­пус­ка. Этот по­сту­пок весь­ма непро­ду­ман. А я счи­тал вас ра­зум­ной жен­щи­ной. Вы­хо­дит, оши­бал­ся? — Ми­ха­ил Ста­ни­сла­во­вич уста­ви­лись на ме­ня, ожи­дая от­ве­та. — Но я про­шу от­пуск со­глас­но утвер­жден­но­му гра­фи­ку, — по­пы­та­лась от­сто­ять свои пра­ва. — А еще хо­чу на­пом- нить: в сен­тяб­ре Ав­де­е­ва со­би­ра­ет­ся в де­крет, а сле­дом за ней ухо­дит на пен­сию Вик­то­рия Бо­ри­сов­на. Так что мне до­ста­нут­ся все их неза­вер­шен­ные де­ла. А по­ка я бо­лее-ме­нее сво­бод­на. — Ах, вам нечем за­нять­ся? — усмех­нул­ся шеф. — В та­ком слу­чае при­дет­ся на вас вре­мен­но воз­ло­жить обя­зан­но­сти Зю­зи­ной, ко­то­рая с по­не­дель­ни­ка идет от­ды­хать. Кро­ме то­го, бу­де­те вво­дить в курс де­ла со­труд­ни­ка, ко­то­ро­го я бе­ру на ме­сто Ав­де­е­вой. По­нят­но? Спо­рить даль­ше бы­ло опас­но, хо­тя я под­во­ди­ла ро­ди­те­лей. Они уже рас­пла­ни­ро­ва­ли, как мы две неде­ли про­ве­дем вме­сте у ба­буш­ки в се­ле. И тут все ле­тит в тар­та­ра­ры. Ма­ма с ба­бу­лей жут­ко рас­стро­ят­ся. А все я со сво­им неуме­ни­ем по­сто­ять за се­бя. По­дой­ти бы сей­час

к на­чаль­ни­ку и ска­зать: «По­шли вы вме­сте с Зю­зи­ной, зна­е­те ку­да?!» Я пред­ста­ви­ла, как по­сле этих слов ди­рек­тор вме­сте с Зю­зи­ной по­кор­но возь­мут­ся за ру­ки и пой­дут да­ле­ко-да­ле­ко, сли­ва­ясь с ли­ни­ей го­ри­зон­та, и хи­хик­ну­ла. — С ума сой­ти, — фырк­ну­ла, си­дев­шая за со­сед­ним сто­лом Вик­то­рия Ар­хи­пов­на. — Ее ткну­ли фи­зио­но­ми­ей в дерь­мо, а она ве­се­лит­ся. А ну-ка, вый­дем...

Спо­рить даль­ше не толь­ко не име­ло смыс­ла, но и бы­ло опас­но. Шеф у нас че­ло­век с ха­рак­те­ром. Еще уво­лит!

По­жав пле­ча­ми, я по­пле­лась за ней. — И дол­го ты тер­петь со­би­ра­ешь­ся? — вой­дя в ку­рил­ку, про­дол­жи­ла кол­ле­га. — На те­бя се­ли и едут, а ты мол­чишь! — Ну а что вы пред­ла­га­е­те? — на­хму­ри­лась я. — Стук­нуть ку­ла­ком по сто­лу? — Вот имен­но! — трях­ну­ла чел­кой Вик­то­рия. — То есть по­ло­жить на его стол за­яв­ле­ние: уволь­ня­юсь. Он ведь не ду­рак, по­ни­ма­ет, что без те­бя бу­дет ту­го. Уви­дишь: и в от­пуск сра­зу о от­пу­стит, и пре­мию даст, и зар­пла­ту прии при­ба­вит... — А ес­ли под­пи­шет за­яв­ле­нии за­яв­ле­ние? От­мах­нув­шись, она до­ста­ла и из кар­ма­на пач­ку си­га­рет и за­жи­гал­ку. — Еще луч­ше! Вста­нешь на­а­на бир­жу, от­дох­нешь, а по­том най­дешь ра­бо­ту. Не ху­же. Так что иди и пи­ши! И я по­шла. Ко­гда за­яв­ле­ние л лег­ло пе­ред ше­фом, у него гла­за из ор­битт ор­бит по­лез­ли. — И как это при­ка­же­те по­нии по­ни­мать? — А так так, — вы­па­ли­ла вы­па­ли­ла. — Отп От­пуск вы мне не да­е­те, а я обе­ща­ла ро­ди­те­лям, что мы вме­сте по­едем в се­ло. И сдер­жу сло­во. Так что под­пи­сы­вай­те. — М-да, не ожи­дал... — от­ки­нув­шись в крес­ле, он по­смот­рел на ме­ня дол­гим взгля­дом. — Хо­ро­шо, в сен­тяб­ре как­ни­будь вы­крою для вас недель­ку... — Ну нет! — осме­ле­ла я. — Оста­нусь толь­ко при усло­вии, что уй­ду в от­пуск по гра­фи­ку. И не на неде­лю, а на две. — Это уль­ти­ма­тум? — по­баг­ро­вел на­чаль­ник. Но су­мел взять се­бя в ру­ки. — Лад­но, по­ду­маю, а по­ка иди­те ра­бо­тай­те. Че­рез час пред­став­лю вам но­во­го со­труд­ни­ка. Уде­ли­те ему вре­мя... — Хо­ро­шо, по­ста­ра­юсь, — хо­лод­но по­обе­ща­ла я. На том мы и рас­ста­лись. А око­ло по­лу­дня ди­рек­тор во­шел в на­шу ком­на­ту с ка­ким-то пар­нем. — Позна­комь­тесь, это наш но­вый кол­ле­га Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич Сла­вин­ский. Потом­ствен­ный ад­во­кат. Так ска­зать, про­дол­жа­ет се­мей­ную тра­ди­цию. — Ну что ж, доб­ро по­жа­ло­вать в се­мью, — под­ни­ма­ясь с ме­ста, рас­плы­лась в улыб­ке Вик­то­рия Ар­хи­пов­на. — Очень прия-я-ат­но, — бро­сив за­ин­те­ре­со­ван­ный взгляд на пра­вую ру­ку пар­ня, ко­кет­ли­во про­тя­ну­ла Зю­зи­на. — Здрав­ствуй­те, — ото­рвав­шись от бу­маг, ко­рот­ко по­здо­ро­ва­лась я. Внут­ри все кло­ко­та­ло. Шеф не зря ска­зал о се­мей­ных тра­ди­ци­ях. На­вер­ня­ка это сы­нок ко­го-то из его зна­ко­мых. То бишь блат­ной. Для та­ких вез­де все две­ри от­кры­ты. Мне же при­хо­дит­ся бить­ся в них лбом и кол­лек­ци­о­ни­ро­вать шиш­ки. «До­ка­жу, что здесь не по­лу­чит­ся от­си­жи­вать­ся, — по­ду­ма­ла мрач­но. — Для на­ча­ла под­бро­шу ему дель­це Зю­зи­ной. Пусть этот потом­ствен­ный ум­ник по­ка­жет, на что спо­со­бен...» То­гда еще не пред­став­ля­ла, что судь­ба при­пас­ла сюр­при­зец и для ме­ня. Во­об­ще-то я не зря стре­ми­лась стать ад­во­ка­том, по­то­му что дей­стви­тель­но ве­рю в спра­вед­ли­вость и в лю­дей, в их луч­шие ка­че­ства. В этом од­но из мо­их глав­ных до­сто­инств. Но в этом же од­на из мо­их са­мых боль­ших сла­бо­стей. Ино­гда я про­яв­ляю чрез­мер­ную до­вер­чи­вость и пы­та­юсь на­де­лять че­ло­ве­ка пол­но­мо­чи­я­ми рань­ше, чем он бу­дет к это­му го­тов. Из-за сво­ей до­вер­чи­во­сти ча­сто по­па­даю в непри­ят­ные ис­то­рии. Но го­то­ва сно­ва ид­ти на риск, ведь на­гра­да, ко­то­рую в ре­зуль­та­те по­лу­чаю от лю­дей, очень ве­ли­ка. Я не имею в ви­ду день­ги. Для ме­ня го­раз­до важ­нее ис­крен­ние сло­ва бла­го­дар­но­сти... На сле­ду­ю­щий день Сер­гей при­шел на ра­бо­ту по­чти од­но­вре­мен­но со мной, ров­но в во­семь утра. — Не труд­но бы­ло так ра­но вста­вать? — не без ехид­ства по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Мне не при­вы­кать, — невин­но улыб­нул­ся он. — Я жа­во­ро­нок. —А я со­ва, — со­об­щи­ла со вздо­хом и по­пле­лась в кух­ню ва­рить се­бе ко­фе. Сер­гей увя­зал­ся за мной. — Ириш, хо­ти­те бу­тер­брод с сы­ром? Очень вкус­ный сыр. Вче­ра па­па из Па­ри­жа при­вез. — Ух ты... — про­тя­ну­ла я. — А круас­са- ны он от­ту­да, слу­чай­но, не при­вез? — Круас­са­нов нет, — рас­те­рял­ся па­рень. — И-и-и... Хо­ти­те, я сва­рю вам ко­фе? У ме­ня непло­хо по­лу­ча­ет­ся. — У ме­ня то­же, — желч­но за­ме­ти­ла я. — Как зна­е­те, — про­бор­мо­тал он и, по­крас­нев, вы­шел в ко­ри­дор. И тут об­на­ру­жи­лось, что ко­фе­вар­ка не ра­бо­та­ет. Звать Сер­гея бы­ло неудоб­но, по­это­му я при­го­то­ви­ла зе­ле­ный чай и, ру­гая се­бя за вред­ность, вер­ну­лась в ка­би­нет. «Не бу­ду пить эту бур­ду! Хо­чу ко­фе! Ко­фе хо­чу-у-у-у!» — со­про­тив­ля­лось мое со­зна­ние. «Ерун­да! — от­ве­ча­ло вто­рое я. — По­тер­пишь!» И вдруг... — Я по­чи­нил ко­фе­вар­ку. Сва­рить вам ко­фе? — раз­дал­ся над го­ло­вой го­лос Сер­гея. Я обер­ну­лась. Па­рень сто­ял в двух ша­гах от ме­ня и улы­бал­ся. — Сва­ри­те, — раз­ре­ши­ла ми­ло­сти­во и до­ба­ви­ла: — Кста­ти, на сто­ле в хол­ле ле­жат глян­це­вые жур­на­лы. Вы точ­но най­де­те там что-то ин­те­рес­ное. — Мо­жет быть… Хо­тя мне бы хо­те­лось за­нять­ся чем-то бо­лее по­лез­ным… Я по­крас­не­ла. Но он сде­лал вид, что ни­че­го не за­ме­тил, и про­дол­жил: — Ко­неч­но, я ино­гда чи­таю глян­це­вые из­да­ния, но толь­ко до­ма. А на ра­бо­те толь­ко де­ла! Так что мо­же­те взва­ли­вать на ме­ня по­боль­ше. Вы ведь вро­де со­би­ра­е­тесь в от­пуск? — Со­би­ра­юсь, — от­ве­ти­ла хму­ро. — Ес­ли мне его, ко­неч­но, да­дут. — Вот как? А по­че­му нет? — Да мне тут од­но де­ло пе­ре­бро­си­ли, а я не знаю, как за него брать­ся. — Так, мо­жет, вме­сте об­моз­гу­ем? — Нет. Зна­е­те, ко­гда я на­чи­на­ла ка­рье­ру, че­ло­век, ко­то­рый взял­ся по­мо­гать, убе­дил ме­ня выбрать его так­ти­ку. Де­ло мы про­иг­ра­ли, и он всю ви­ну сва­лил на ме­ня. И то­гда я ска­за­ла се­бе:

Я все еще про­дол­жа­ла со­мне­вать­ся. Хо­тя в ду­ше уже та­ял лед. Уж очень теп­лый был у него взгляд

«Боль­ше ни­ко­гда не поз­во­лю ко­му-то вте­реть­ся в до­ве­рие». — И на­прас­но, — улыб­нул­ся он. — Нель­зя всех стричь под од­ну гре­бен­ку... Я со­гла­си­лась. А еще по­ду­ма­ла, что, ка­жет­ся, у ме­ня по­явил­ся за­щит­ник...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.