Ху­же нету то­го све­ту

В суб­бо­ту я ре­ши­ла за­нять­ся ге­не­раль­ной убор­кой. Но еще не успе­ла до­стать из кла­дов­ки пы­ле­сос, как в дверь на­стой­чи­во по­зво­ни­ли. Чер­тых­нув­шись, по­шла от­кры­вать. На по­ро­ге сто­я­ла ма­ма...

Zhenskiye Istorii - - Содержание: - Инна, 23 го­да

Ка­ки­ми судь­ба­ми?! — удив­лен­но по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — И по­че­му без па­пы? Что-то слу­чи­лось? — Слу­чи­лось, — под­став­ляя ще­ку для по­це­луя, сер­ди­то от­ве­ти­ла она. — Мы по­ссо­ри­лись. Я толь­ко мол­ча по­ка­ча­ла го­ло­вой. Мои ро­ди­те­ли слиш­ком эмо­ци­о­наль­ные лю­ди и ссо­рят­ся по­чти че­рез день, так что ме­ня это уже не пу­га­ет. По­ду­ют­ся друг на дру­га па­ру ча­сов и по­ми­рят­ся. По край­ней ме­ре, до сих пор так все­гда и бы­ло. — Это про­сто невы­но­си­мо, — меж­ду тем про­дол­жа­ла жа­ло­вать­ся ма­ма. — Да­же не ду­ма­ла, что с воз­рас­том он ста­нет на­столь­ко упря­мым! Что ни ска­жу, все по­пе­рек. Лишь бы толь­ко ме­ня по­злить! — Ну, до­пу­стим, ты то­же не лю­бишь усту­пать, — улыб­ну­лась я. — Так что вы с па­пу­лей — два са­по­га па­ра. — Вот имен­но, па­ра! То есть я так счи­та­ла, а он... он... Вс­хлип­нув, она за­мол­ча­ла, по­том от­кры­ла су­моч­ку, до­ста­ла из кар­маш­ка но­со­вой пла­ток и про­мок­ну­ла гла­за. Пла­ка­ла ма­му­ля до­воль­но редко, и ме­ня это силь­но оза­да­чи­ло. — Ну так что он-то, мам? — по­ин­те­ре­со­ва­лась осторожно. — Хо­ро­шо, рас­ска­жу по­по­ряд­ку… — со­гла­си­лась она, по­том сде­ла­ла глу­бо­кий вдох и на- ча­ла объ­яс­нять про­блем­ную си­ту­а­цию. Ока­за­лось, что три дня на­зад умер па­пин на­чаль­ник. Еще в чет­верг был на ра­бо­те и чув­ство­вал се­бя нор­маль­но, а на сле­ду­ю­щий день его же­на по­зво­ни­ла и ска­за­ла, что у него сер­деч­ный при­ступ, и она от­пра­ви­ла его на «ско­рой» в боль­ни­цу. А че­рез час сно­ва по­зво­ни­ла и, ры­дая, со­об­щи­ла, что

ее су­пруг ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся. — Пе­чаль­но, — вздох­ну­ла я. — Толь­ко не по­ни­маю, как это свя­за­но с па­пи­ным упрям­ством. Ему что, пред­ло­жи­ли воз­гла­вить от­дел, а он от­ка­зал­ся?

Я по­пы­та­лась сме­нить те­му, но ма­ма не да­ла мне это­го сде­лать. При­чем она так пе­ре­жи­ва­ла, что рас­пла­ка­лась

— Да нет же! — с до­са­дой от­мах­ну­лась она. — Все де­ло в по­хо­ро­нах Павла Ни­ко­ла­е­ви­ча! По­ни­ма­ешь, его кре­ми­ро­ва­ли, и папа... Гос­по­ди, я да­же го­во­рить об этом спо­кой­но не мо­гу. Ко­ро­че, папа ска­зал, что хо­чет, что­бы по­сле смер­ти с ним сде­ла­ли то же са­мое. Пред­став­ля­ешь? Я ведь ду­ма­ла, что нас по­хо­ро­нят ря­дыш­ком. Как по­ла­га­ет­ся, по-люд­ски. А он хо­чет, что­бы его пре­вра­ти­ли в пе­пел! — Но каж­дый сам впра­ве ре­шать та­кие во­про­сы, — за­ме­ти­ла я. — Раз­ве нет? — И ты ту­да же! — неодоб­ри­тель­но по­смот­ре­ла на ме­ня ма­моч­ка. — А ты по­ду­ма­ла, что я бу­ду ис­пы­ты­вать, ко­гда те­ло до­ро­го­го мне че­ло­ве­ка за­бро­сят в печь, как ка­кие-то дро­ва? Нет, я это­го ни за что не до­пу­щу! Про­тя­нув ру­ку, я ле­гонь­ко по­гла­ди­ла ее по пле­чу. — Ма­муль, не нерв­ни­чай. Ес­ли чест­но, мне во­об­ще не хо­чет­ся го­во­рить на эту те­му. Бла­го вы с па­пой еще не ста­рые и вполне здо­ро­вые лю­ди, и... — Так ведь Па­вел Ни­ко­ла­е­вич то­же не жа­ло­вал­ся на здо­ро­вье, — пе­ре­би­ла ме­ня она. — И что? Схва­ти­ло серд­це — и нет че­ло­ве­ка. Один пе­пел остал­ся, — и сно­ва шум­но всхлип­ну­ла. — Ну, ес­ли на то пошло, то кре­ма­ция как спо­соб по­гре­бе­ния не про­ти­во­ре­чит пра­во­слав­ным ка­но­нам. — Но и не при­вет­ству­ет­ся цер­ков­ны­ми иерар­ха­ми. И не спорь. Луч­ше по­слу­шай, что те­бе нуж­но бу­дет сде­лать, ко­гда я умру. — Ма­ма! Хва­тит го­во­рить о смер­ти! — А по­че­му нет?! — хмык­ну­ла она. — Лю­ди да­же от­пуск пла­ни­ру­ют на год впе­ред, хо­тя неиз­вест­но, бу­дет ли этот от­пуск во­об­ще! Так по­че­му не по­ду­мать о по­хо­ро­нах, ко­то­рые сто про­цен­тов со­сто­ят­ся?! Для вас, мо­ло­дых, все это чушь, а я хо­чу знать, в чем и где бу­ду по­ко­ить­ся по­сле смер­ти. И точ­но не хо­чу ле­жать воз­ле ка­кой-то горст­ки пеп­ла, ко­то­рая ко­гда-то бы­ла мо­им му­жем! Зем­ле пре­да­ют те­ло! «С ума сой­ти! — по­ду­ма­ла я. — Не­уже­ли эта пыт­ка ни­ко­гда не кон­чит­ся?!» — Кста­ти, не вер­нусь до­мой, по­ка твой отец не пе­ре­ду­ма­ет, — вер­нул ме­ня к ре­аль­но­сти ма­мин го­лос. — Ты не про­тив, ес­ли я у вас немно­го по­жи­ву? Я неопре­де­лен­но по­жа­ла пле­ча­ми. Но ма­му­ля при­ня­ла это за со­гла­сие... Позд­но ве­че­ром вер­нул­ся из ко­ман­ди­ров­ки муж. Ко­гда я рас­ска­за­ла ему, из-за че­го ма­ма по­ссо­ри­лась с па­пой и по­че­му спит у нас, Влад стал сме­ять­ся. Од­на­ко, уви­дев вы­ра­же­ние мо­е­го ли­ца, по­спе­шил из­ви­нить­ся: — Не оби­жай­ся, Ин­нуль. Про­сто ни­ко­гда в жиз­ни не слы­шал ни­че­го по­доб­но­го! Ссо­рить­ся из-за соб­ствен­ных по­хо­рон — это что-то! Не ожи­дал та­ко­го от те­стя с те­щей! — Ни­че­го смеш­но­го, — бурк­ну­ла я. — Как бы они из-за это­го не раз­ве­лись… Но Вла­дик за­ве­рил ме­ня, что уже утром они непре­мен­но по­ми­рят­ся. И ошиб­ся. Папа ка­пи­ту­ли­ро­вал лишь на чет­вер­тый день. Ма­ма чув­ство­ва­ла се­бя по­бе­ди­тель­ни­цей. — Об­су­дим при сви­де­те­лях, — за­яви­ла она, ко­гда папа при­шел к ней ми­рить­ся. — Что ты ре­шил с кре­ма­ци­ей? — Что ее не бу­дет, — про­бор­мо­тал тот. — Сла­ва бо­гу! — вы­дох­ну­ла она. — А те­перь ско­рее едем до­мой. Уве­ре­на, что цве­ты не по­ли­ты, в хо­ло­диль­ни­ке ша­ром по­ка­ти, ван­на гряз­ная и му­сор все дни не вы­но­сил­ся. — Про­сти, у ме­ня не бы­ло вре­ме­ни, — стал бы­ло оправ­ды­вать­ся па­пу­ля, но ма­ма его пе­ре­би­ла. — Так я и ду­ма­ла! Ну ко­неч­но. Толь­ко у ме­ня все­гда и на все есть вре­мя… Мы с Вла­дом улыб­ну­лись. Вот лю­ди — хле­бом не кор­ми, дай по­ру­гать­ся… В вос­кре­се­нье хо­те­ла к ним за­ехать, но их весь день не бы­ло до­ма. А в во­семь ве­че­ра мне по­зво­ни­ла ма­ма. — Где вы про­па­да­ли? — спро­си­ла я. — На клад­би­ще, — ве­се­ло от­ве­ти­ла она. — При­смат­ри­ва­ли се­бе ме­стеч­ко.

Узнав, где бы­ли ро­ди­те­ли, я рас­сер­ди­лась. По­хо­же, те­перь они оба за­цик­ли­лись на мыс­ли о смер­ти. Кош­мар ка­кой-то!

У ме­ня чуть труб­ка не вы­па­ла из рук. На­до бы­ло сроч­но при­ни­мать ме­ры. И я при­е­ха­ла к ро­ди­те­лям с по­дар­ком. — Вме­сто то­го что­бы ду­мать о смер­ти, на­сла­ждай­тесь жиз­нью! — ска­за­ла, вру­чая пу­тев­ку в Бол­га­рию. — Посмотрите, как пре­кра­сен мир. А тот свет... Тот свет пус­кай по­до­ждет!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.