Вни­ма­ние: в кад­ре ЛЮ­БОВЬ

Zhenskiye Istorii - - Первая Страница - Алек­сей, 27 лет

Сдет­ства пом­ню сло­ва мо­ей ба­буш­ки, па­пи­ной ма­мы: «Ни­ко­гда не иг­рай с чув­ства­ми дру­гих лю­дей!» Она ска­за­ла их мо­е­му дво­ю­род­но­му бра­ту. Ва­лен­тин ча­сто при­хо­дил к нам в го­сти и все вре­мя с раз­ны­ми де­вуш­ка­ми. А од­на­жды дол­го си­дел на кухне с од­ной из них, и да­же в ком­на­те бы­ло слыш­но, как они ру­га­ют­ся. Вот то­гда ба­буш­ка и ска­за­ла Ва­ли­ку эту фра­зу. Спу­стя го­ды мне до­ве­лось ее вспом­нить. А бы­ло все так… Ин­те­ре­со­вать­ся де­вуш­ка­ми я то­же на­чал до­ста­точ­но ра­но, во вся­ком слу­чае уже в сред­них клас­сах шко­лы за­гля­ды­вал­ся на про­хо­дя­щих по ко­ри­до­рам стар­ше­класс­ниц, и что­то про­ис­хо­ди­ло вни­зу жи­во­та. Мой дво­ю­род­ный брат, тот са­мый ло­ве­лас, на­учил ме­ня фо­то­гра­фи­ро­вать, при­чем предъ­явил же­лез­ный ар­гу­мент в поль­зу та­ко­го хоб­би: — Все ба­рыш­ни бу­дут твои! Соб­ствен­но, как раз на его сним­ках я впер­вые и уви­дел то, что впо­след­ствии ста­ло сво­бод­но про­да­вать­ся во всех ки­ос­ках и на всех уг­лах, — об­на­жен­ное жен­ское те­ло... Од­на­жды я пред­ло­жил сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся двум де­воч­кам из стар­ших клас­сов — они неук­лю­же пы­та­лись что-то изоб­ра­зить пе­ред мо­биль­ным те­ле­фо­ном, а тут по­до­спел я со сво­ей но­вень­кой ка­ме­рой. По­ста­вил их по све­ту, чуть по­пра­вил юб­ку у од­ной, чуть рас­пах­нул во­рот у вто­рой — и по­лу­чи­лись две секс-бом­бы на школь­ном дво­ре! Сним­ки мгно­вен­но на­бра­ли ку­чу «лай­ков», и ко мне по­тя­ну­лись c прось­ба­ми сде­лать хо­ро­шие фот­ки са­мые кра­си­вые дев­чон­ки со всей шко­лы. С тех пор я стал при­знан­ным фо­то­гра­фом, и к мо­мен­ту по­лу­че­ния ат­те­ста­та зре­ло­сти уже чет­ко знал, чем бу­ду за­ни­мать­ся в бу­ду­щем. Про­шел год, учить­ся не хо­те­лось, де­нег на жизнь и на раз­вле­че­ния ро­ди­те­ли да­ва­ли вполне до­ста­точ­но. От ар­мии я ре­шил «от­ко­сить», но отец от­со­ве­то­вал: «Год — не так уж дол­го, а при­стро­ить­ся ты все­гда смо­жешь, ибо хо­ро­шие фо­то­гра­фы и ху­дож­ни­ки в ар­мии на­хо­дят се­бе за­ня­тие». Так и вы­шло: по­сле кур­са мо­ло­до­го бой­ца я по­пал в рас­по­ря­же­ние од­ной

Я всю жизнь был, как го­во­ри­ла моя ба­буш­ка, ло­ве­ла­сом и ме­нял де­ву­шек как пер­чат­ки. Ни­ко­гда не по­до­зре­вал, что смо­гу так се­рьез­но влю­бить­ся

бра­вой ка­пи­тан­ши, и… Ко­ро­че го­во­ря, год про­шел в пол­ном ду­шев­ном и те­лес­ном со­гла­сии, так что рас­ста­ва­лись мы чуть ли не со сле­за­ми. В ар­мии я от­то­чил уме­ние сни­мать, на­учил­ся оформ­лять стен­ды, а еще по­нял: нуж­но, по­ми­мо фо­то­ап­па­ра­та, еще что­то уметь дер­жать в ру­ках. Дол­го ду­мал,

К чет­вер­то­му кур­су я стал непло­хим опе­ра­то­ром, и мне ста­ли ча­сто пред­ла­гать ра­бо­ту на За­па­де и на Во­сто­ке...

к че­му бы се­бя при­ло­жить, и ре­шил за­нять­ся лю­би­мым де­лом про­фес­си­о­наль­но. Вско­ре по­сту­пил в ин­сти­тут, где де­вуш­ки со­став­ля­ли 90% лич­но­го со­ста­ва. Что мы тво­ри­ли в на­шей бо­гем­ной ту­сов­ке! Где толь­ко не по­бы­ва­ли за го­ды уче­бы! Обо­шли-объ­ез­ди­ли всю Ев­ро­пу — и ав­то­сто­пом, и пеш­ком, и по об­ме­ну сту­ден­та­ми. К чет­вер­то­му кур­су я стал непло­хим ви­део­опе­ра­то­ром — настоль­ко, что мне все ча­ще ста­ли пред­ла­гать ра­бо­ту на За­па­де и на Во­сто­ке. Тру­дить­ся с ев­ро­пей­ца­ми ока­за­лось здо­ро­во — мне нра­ви­лась их чет­кость, нра­ви­лось, что все спо­ры бы­ли умест­ны ров­но до то­го мгно­ве­ния, по­ка не зву­ча­ла ко­ман­да «На­ча­ли!» И то­гда в кад­ре не бы­ло ни од­но­го лиш­не­го дви­же­ния, ни од­но­го лиш­не­го че­ло­ве­ка. Работа про­фес­си­о­на­лов все­гда за­во­ра­жи­ва­ет. Ра­зу­ме­ет­ся, кра­си­вых жен­щин бы­ло то­же мно­го... Очень ско­ро я по­нял, что мне не то что­бы скуч­ны, но ма­ло­ин­те­рес­ны при­вле­ка­тель­ные де­вуш­ки, что на­зы­ва­ет­ся, оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства. Ко­гда они узна­ва­ли, что я опе­ра­тор и ра­бо­таю «у Ев­ро­пе», в их гла­зах мгно­вен­но вклю­чал­ся «каль­ку­ля­тор», и на ме­ня на­чи­на­ли смот­реть ис­клю­чи­тель­но как на источ­ник ма­те­ри­аль­ных благ... Как-то ме­ня за­нес­ло в Па­риж. Это бы­ла обыч­ная ру­тин­ная съ­ем­ка ка­кой-то ре­кла­мы, при­чем ре­жис­се­ра по ка­кой-то при­чине не устро­и­ли сот­ни ви­дов Па­ри­жа, име­ю­щи­е­ся в Ин­тер­не­те. И мне по­вез­ло сни­мать осен­ний го­род люб­лен­ных. Это бы­ло ин­те­рес­но и ве­се­ло. Мысль по­зна­ко­мить­ся с па­ри­жан­кой при­шла как-то са­ма со­бой — мне от­ча­ян­но за­хо­те­лось при­клю­че­ния. При по­мо­щи на­ше­го аген­та — смеш­ли­во­го Жа­ка — я непло­хо изу­чил го­род и как-то во вре­мя оче­ред­ной про­гул­ки по­жа­ло­вал­ся: — Обид­но, что мне неко­го при­гла­сить на чаш­ку ко­фе на Мон­пар­на­се! — А те­бе нуж­на де­вуш­ка на чаш­ку ко­фе? Или… — он под­миг­нул. — «Или» то­же непло­хо бы, — я по­пы­тал­ся све­сти все к шут­ке. — Зна­ешь, у ме­ня есть од­на зна­ко­мая сту­дент­ка. Ей то­же не с кем вы­пить ко­фе, прав­да, она не лю­бит Мон­пар­нас. Ей ку­да боль­ше по ду­ше Тю­иль­ри — она укра­ин­ка, здесь учит­ся. — Зна­комь! — об­ра­до­вал­ся я. На сле­ду­ю­щее утро за­ря­дил дождь, и мы пря­та­лись от него в го­сти­ни­це. Я про­смат­ри­вал от­сня­тый ма­те­ри­ал, ре­жис­сер хму­рил­ся, ка­чал го­ло­вой: — Не то… Не то… Опять не то! По­ни­ма­ешь, че­го-то не хва­та­ет! — Че­го-то или ко­го-то? — Де­вуш­ку бы… С кни­гой! — Или с план­ше­том? — По­че­му с план­ше­том? — Не знаю... Но вот уви­дишь: де­вуш­ка с план­ше­том — имен­но то, что на­до! Мы спу­сти­лись в ре­сто­ран, там бы­ло теп­ло и вкусно пах­ло све­жи­ми бу­лоч­ка­ми и ко­фе. За сто­ли­ком у ок­на си­де­ла блон­дин­ка. Я по­смот­рел на нее — мель­ком, при­выч­но от­ме­чая ра­курс и поворот го­ло­вы, и тут… уви­дел ле­жа­щий пе­ред ней на сто­ле план­шет! — Она! — не сго­ва­ри­ва­ясь, од­но­вре­мен­но вы­дох­ну­ли мы с ре­жис­се­ром Даль­ше бы­ло как в ки­но. Блон­дин­ка ока­за­лась сту­дент­кой, здесь бы­ла на прак­ти­ке и… это та са­мая де­вуш­ка, ко­то­рой не с кем бы­ло вы­пить ко­фе и о ко­то­рой мне го­во­рил Жак! Весь день мы бро­ди­ли вдво­ем, не об­ра­щая вни­ма­ния на дождь и хо­лод, и не мог­ли на­го­во­рить­ся. С ней бы­ло лег­ко и ин­те­рес­но — че­рез несколь­ко ча­сов ка­за­лось, что мы зна­ко­мы уже очень дав­но. Как-то за­бы­лась и работа, и то, что ско­ро при­дет­ся уле­тать домой... ...Мы, об­няв­шись, сто­я­ли на до­рож­ке в скве­ре и це­ло­ва­лись. Пах­ло пре­лой лист­вой. Два го­лу­бя вор­ко­ва­ли ря­дом, со­всем не бо­ясь на­ших за­стыв­ших фи­гур.

В это труд­но по­ве­рить, но блон­дин­ка в ре­сто­ране ока­за­лась той са­мой де­вуш­кой, о ко­то­рой мне го­во­рил Жак...

— Зна­ешь, бы­ва­ют дни, ко­гда вся жизнь ви­дит­ся ина­че... — Знаю. Эти два дня, здесь в Па­ри­же бы­ли са­мы­ми счаст­ли­вы­ми… — Са­мые счаст­ли­вые у нас впе­ре­ди… Кста­ти, ты бу­дешь на об­лож­ке. И это про­сто улет­ный кадр! Зна­ешь, по­че­му? — По­то­му что так вы­гля­дит лю­бовь?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.