Ты об­рат­но ме­ня не зо­ви

Ва­дим Сер­ге­е­вич был от­лич­ным на­чаль­ни­ком, но слиш­ком уж стро­гим. Чест­но го­во­ря, он мне нра­вил­ся, но я не мог­ла и меч­тать о вза­им­но­сти!

Zhenskiye Istorii - - Содержание: - Ма­ри­на, 26 лет

Ма­риш, ты че­го та­кая кис­лая? — спро­си­ла ме­ня Кри­сти­на. — Опять шеф про­пе­со­чил? Не рас­стра­и­вай­ся. Ты же зна­ешь, Ва­дю­ша тре­бо­ва­тель­ный, но от­ход­чи­вый. — Во-пер­вых, Ва­дим Сер­ге­е­вич! — пре­рвал ее го­лос на­ше­го глав­но­го бух­гал­те­ра. — Во-вто­рых, он не пе­со­чит, а ука­зы­ва­ет на ошиб­ки! Мы с Крис пе­ре­гля­ну­лись. Уме­ет же эта ста­ру­ха под­красть­ся в са­мый непод­хо­дя­щий мо­мент. Всту­пать в по­ле­ми­ку не ста­ли, а углу­би­лись в ра­бо­ту. На са­мом де­ле шеф мне очень нра­вил­ся. Кра­си­вый, ха­риз­ма­тич­ный, на­сто­я­щий про­фес­си­о­нал в на­шей сфе­ре. Я ра­бо­та­ла в фир­ме тре­тий год, но до сих пор не про­яви­ла се­бя, что­бы за­слу­жить его по­хва­лу. Но на­де­я­лась, что... — Ма­ри­на, зай­ди­те ко мне, — услы­ша­ла по се­лек­то­ру при­каз сво­е­го ку­ми­ра. Схва­тив от­чет, по­мча­лась на зов на­чаль­ни­ка, иг­но­ри­руя взгля­ды по­дру­ги и глав­бу­ха: со­чув­ству­ю­щий — пер­вой и тор­же­ству­ю­щий — вто­рой. — Ска­жи­те чест­но, вам нра­вит­ся то, чем вы за­ни­ма­е­тесь? — за­дал во­прос шеф, ко­гда я во­шла в его ка­би­нет. — Да-а-а... — про­ле­пе­та­ла я. — А вот мне так не ка­жет­ся, — на­хму­рил­ся он. — Вы до­пус­ка­е­те непро­сти­тель­ные ошиб­ки! Ес­ли бы не вме­ша­тель­ство Ин­ги Вик­то­ров­ны, мне при­шлось бы пла­тить огром­ные штра­фы. Что вы на это ска­же­те? — Что не ви­но­ва­та, — от­ве­ти­ла, удив­ля­ясь сво­ей сме­ло­сти. — Вот как? Хм... И что, мо­же­те на­звать ви­нов­но­го? — Мо­гу, но не бу­ду... — я по­ни­ма­ла, чем чре­ват мой от­каз, и жда­ла при­го­во­ра. И тут за­ме­ти­ла, что взгляд на­чаль­ни­ка... по­теп­лел! Да-да! Мне не мог­ло по­ка­зать­ся! Но че­рез мгно­ве­ние пе­ре­до мной сно­ва был же­лез­ный че­ло­век. — От ва­ших ка­при­зов мо­жет по­стра­дать де­ло. Здесь не тюрь­ма, и кру­го- вая по­ру­ка не тре­бу­ет­ся. Мне ну­жен ви­нов­ник толь­ко лишь для про­фи­лак­ти­че­ской бе­се­ды. Ага, ко­неч­но! По­сле та­кой «про­фи­лак­ти­ки» недав­но вы­ле­тел один со­труд­ник. Я ре­ши­ла сто­ять на­смерть, так как оплош­ность до­пу­сти­ла на­ша но­вень­кая — Ира. Ну не име­ет че­ло­век опы­та, ведь это ее пер­вая ра­бо­та! — Вы невер­но по­ни­ма­е­те свои обя­зан­но­сти и эти­ку от­но­ше­ний, — про­дол­жал да­вить на ме­ня босс. — При­кры-

вать ко­го-то — зна­чит вре­дить се­бе. — Ну и пусть, — ти­хо ска­за­ла я. — Что зна­чит, пусть?! — по­вы­сил го­лос Ва­дим, под­ни­ма­ясь с крес­ла. — Не кри­чи­те на жен­щи­ну! — мой го­лос об­рел твер­дость, и я без стра­ха про­дол­жи­ла: — И не тол­кай­те ме­ня на под­лость, сту­ка­че­ство не вхо­дит в мои обя­зан­но­сти! Но для вас, ви­ди­мо, это ерун­да. Вы же та­кой прин­ци­пи­аль­ный. Про­сти­те... Я по­вер­ну­лась и вы­шла. По­ни­мая, что моя вы­ход­ка непро­сти­тель­на, сра­зу се­ла пи­сать за­яв­ле­ние на уволь­не­ние. — Не взду­май это­го де­лать! С ума со­шла?! — ши­пе­ла над ухом Кри­стин­ка. — Да на­до­е­ло! — про­бур­ча­ла я. — Сколь­ко уже мож­но из­де­вать­ся?! — Не ме­шай­те по­дру­ге при­ни­мать пра­виль­ное ре­ше­ние, — ехид­но ух­мыль­ну­лась Ин­га Вик­то­ров­на. Ну не за­ра­за?! — Я дав­но за­ме­ти­ла ва­шу непри­язнь ко мне, но вот при­чи­ну ни­как не мо­гу по­нять, — ска­за­ла глав­бух­ше, вспом­нив все ее под­кол­ки за три го­да. — Мы с ва­ми что-то не по­де­ли­ли? — Да ка­кая непри­язнь? О чем вы?!

Я влю­би­лась в ше­фа сра­зу, как толь­ко уви­де­ла, но по­том ре­ши­ла, что у это­го ум­но­го и кра­си­во­го пар­ня нет серд­ца

По­смот­ре­ла на ее бе­га­ю­щие глаз­ки, и ме­ня вдруг осе­ни­ло. — По­стой­те... А ведь Ироч­ка с ва­ми кон­суль­ти­ро­ва­лась по по­во­ду зло­по­луч­но­го от­че­та! Вы да­ва­ли ей со­ве­ты, а по­том... Да! Все схо­дит­ся! — Что у вас схо­дит­ся? — на­хму­ри­лась эта ста­рая мым­ра. — Признай­тесь, Ин­га Вик­то­ров­на, ведь это ва­ших рук де­ло. — Я по­до­шла вплот­ную к ее сто­лу. — Толь­ко за­чем? Что­бы вы­гнать Иру? — Глу­по­сти! — глав­бух пре­зри­тель­но скри­ви­лась. — Она ме­ня аб­со­лют­но не ин­те­ре­су­ет. Как, соб­ствен­но, и вы, до­ро­гу­ша. — Это не ме­ша­ет вам нас под- став­лять... — на­ча­ла я, но она не да­ла мне до­го­во­рить. — Хва­тит! Вы не да­е­те нам ра­бо­тать. Я по­жа­ла пле­ча­ми. Спо­рить с ней не бы­ло ни сил, ни же­ла­ния. В ду­ше ста­ло пу­сто. Ра­дость от то­го, что боль­ше не бу­дет при­ди­рок сво­лоч­ной глав­бух­ши, быст­ро сме­ни­лась тос­кой рас­ста­ва­ния с Ва­ди­мом. Да, пусть злит­ся, вы­чи­ты­ва­ет, но за­то по­яв­ля­ет­ся каж­дый день на ра­бо­те, да­ря мо­е­му влюб­лен­но­му серд­цу мо­мен­ты ра­до­сти. «Он все рав­но ни­ко­гда ста­нет мо­им. За­чем се­бя му­чить и те­шить ил­лю­зи­я­ми?» Я быст­ро до­пи­са­ла за­яв­ле­ние и от­нес­ла Оле, сек­ре­тар­ше Ва­ди­ма, по­сле че­го со­бра­ла ве­щи и, не до­жи­да­ясь окон­ча­ния ра­бо­че­го дня, вы­ле­те­ла из офи­са. Что­бы не дать се­бе пе­ре­ду­мать... По­ка бро­ди­ла по ули­цам, мо­биль­ный те­ле­фон зво­нил без умол­ку. Кри­стин­ка яв­но по­ста­ви­ла мой но­мер на ав­то­до­звон. Но я не хо­те­ла ни с кем го­во­рить. Вне­зап­но на таб­ло вы­све­тил­ся но­мер ше­фа, и я в па­ни­ке от­клю­чи­ла те­ле­фон. По­том за­шла в кон­ди­тер­скую и на­ку­пи­ла ку­чу пи­рож­ных. Хо­те­лось за­есть стресс. — Ор­га­низм рас­тет до два­дца­ти пя­ти лет, но жи­вот, ви­ди­мо, не в кур­се, — за­дум­чи­во ска­за­ла сво­е­му от­ра­же­нию в зер­ка­ле, ко­то­рое яв­но де­мон­стри­ро­ва­ло мою лю­бовь к эк­ле­рам. — По­след­ний. Зав­тра са­жусь на ди­е­ту, — уго­во­ри­ла се­бя и взя­ла еще од­ну «пи­лю­лю от стрес­са» с кре­мом. По­сле удар­ной до­зы сла­до­стей я по­чув­ство­ва­ла при­лив ду­шев­ных сил и вклю­чи­ла те­ле­фон. Он бук­валь­но взо­рвал­ся со­об­ще­ни­я­ми о про­пу­щен­ных звон­ках! По­ка пе­ре­чи­ты­ва­ла ста­ти­сти­ку зво­нив­ших, мо­биль­ник за­пел в мо­их ру­ках. «Ма­рин­ка!!!» — я ед­ва не оглох­ла. — Кри­сти­на, ты че­го так орешь? — Я не толь­ко орать, но и по­ко­ло­тить те­бя го­то­ва! По­че­му не от­ве­ча­ешь?! Тут та­ко-о-ое бы­ло! — Не­уже­ли Ва­дим Сер­ге­е­вич на­ко­нец улыб­нул­ся? — съяз­ви­ла я. Уг­ле­во­ды в мо­ем ор­га­низ­ме про­бу­ди­ли сар­казм. — Яз­вишь? — оби­де­лась по­дру­га. — Нет, не улыб­нул­ся, а на­о­бо­рот. Он так бу­ше­вал! Ко­гда Олю­ня от­нес­ла ему твое за­яв­ле­ние на под­пись, он во­рвал­ся к нам и вы­звал Ин­гу на ко­вер.

Я не мог­ла про­из­не­сти ни сло­ва. Вы­хо­дит, Ва­ди­ма рас­стро­и­ло мое уволь­не­ние? Но что это мо­жет озна­чать?

Та вы­ле­те­ла от него крас­ная как рак и до ве­че­ра си­де­ла ти­ше мы­ши. По­том шеф при­ка­зал до те­бя до­зво­нить­ся во что­бы то ни ста­ло! Но ты, как ока­за­лось, ушла в под­по­лье... Пре­бы­вая в шо­ке от услы­шан­но­го, я не мог­ла про­из­не­сти ни сло­ва. Не­уже­ли Ва­ди­ма так рас­стро­ил мой уход? Не мо­жет быть! Ведь он та­ким то­ном со мной раз­го­ва­ри­вал... — Ой, Кри­стин­ка, из­ви­ни, у ме­ня вто­рая ли­ния, — обо­рва­ла по­дру­гу и пе­ре­клю­чи­лась на дру­гой вхо­дя­щий. — Ма­ри­на? Это Ва­дим... Сер­ге­е­вич. Вы сей­час до­ма? Мож­но подъ­е­хать? Нам нуж­но по­го­во­рить. Я хва­та­ла ртом воз­дух, не в си­лах от­ве­тить. И ку­да по­де­ва­лась моя же­лез­ная ре­ши­тель­ность? На­ко­нец смог­ла вы­дох­нуть ко­рот­кое «да». — Ма­ри­на, про­сти­те... — я си­де­ла в его ма­шине и не ве­ри­ла, что это не сон. — Я не поз­во­лял се­бе да­же ду­мать о вас, о... нас. Вы та­кая! А я... Ра­бо­та, ра­бо­та. Же­на сбе­жа­ла. Ме­ня это ра­ни­ло, и я за­крыл­ся. И вот вы. То есть ты, ес­ли мож­но... — я кив­ну­ла утвер­ди­тель­но, и он про­дол­жил: — На Ин­гу Вик­то­ров­ну не оби­жай­ся. Она дру­жит с ма­те­рью мо­ей быв­шей же­ны, обе ле­ле­ют меч­ту о на­шем вос­со­еди­не­нии. Хо­тя ни ей, ни мне это не нуж­но. Те­бя Ин­га сра­зу невзлю­би­ла — по­ня­ла, что ты мне нра­вишь­ся. В об­щем, воз­вра­щай­ся... — Нет! — от­ве­ти­ла я твер­до и, уви­дев его за­ме­ша­тель­ство, до­ба­ви­ла: — Не зо­ви ме­ня об­рат­но. По­то­му что ра­бо­ту и лю­бовь сме­ши­вать нель­зя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.