Джек­пот для неудач­ни­ка

Ни­ко­гда не ду­мал, что у ме­ня мо­жет что-то не по­лу­чать­ся. Од­на­ко как бы я ни ста­рал­ся, ни­че­го не вы­хо­ди­ло...

Zhenskiye Istorii - - News - Cер­гей, 27 лет

От­но­ше­ния с Даш­кой пор­ти­лись день ото дня, но я оста­вал­ся оп­ти­ми­стом. Три го­да вме­сте — не шут­ка, у всех слу­ча­ют­ся сбои. Пе­ре­бо­ле­ем. Но, как из­вест­но, бе­да не хо­дит од­на — я по­те­рял ра­бо­ту. Да­ша не уме­ла жить скром­но и тут же при­смот­ре­ла се­бе бо­лее пер­спек­тив­ный ва­ри­ант. По­до­зре­ваю, что она ве­ла двой­ную жизнь. И ес­ли ей ни­че­го не сто­и­ло пе­ре­вер­нуть стра­ни­цу на­ших от­но­ше­ний, то я по­сле рас­ста­ва­ния со­всем скис. Ста­рал­ся по­нять, что пошло не так. Ис­кал про­бле­мы в се­бе, счи­тал се­бя неудач­ни­ком. На волне от­ча­я­ния вре­мен­но пе­ре­брал­ся к ро­ди­те­лям. Це­лые дни на­про­лет про­во­дил до­ма. Мне ни­че­го не хо­те­лось. И вот од­на­жды к нам при­е­ха­ла моя стар­шая сест­ра. У Та­ни, в от­ли­чие от ме­ня, де­ла шли в го­ру. Она жи­ла в сто­ли­це, ра­бо­та­ла с му­жем в его фир­ме. Как-то за ужи­ном, рас­ска­зы­вая по­след­ние но­во­сти, сест­ра об­мол­ви­лась, что они ищут но­во­го со­труд­ни­ка. — А что тут ду­мать?! — вдруг осе­ни­ло ма­му. — Бе­ри на­ше­го Се­реж­ку! — Се­ре­жу? — уди­ви­лась сест­ра. — Я ду­ма­ла, у него все тип-топ. — Бы­ло, — от­ве­ти­ла за ме­ня ма­ма. — Ме­сяц как ма­ет­ся. А все из-за Даш­ки. По­смот­ри, как ты се­бя из­вел? — Мам, мо­жет, хва­тит? — обо­рвал ее. — Не хва­тит, — не уни­ма­лась она. — Вот ста­нешь на но­ги, сде­ла­ешь ка­рье­ру, твоя раз­лю­без­ная за­зно­ба еще лок­ти се­бе ку­сать бу­дет. — А и прав­да, бра­тик, по­еха­ли, — пред­ло­жи­ла Та­ню­ша. — Во-пер­вых, сме­нишь об­ста­нов­ку, а во-вто­рых, те­бе все рав­но нуж­на ра­бо­та. — Спа­си­бо, — улыб­нул­ся я. — Спа­си­бо по­том ска­жешь, — за­сме­я­лась она. — По­ка не за что. Я был бла­го­да­рен сест­ре за во­вре­мя про­тя­ну­тую ру­ку по­мо­щи. Ес­ли бы не она, неиз­вест­но, сколь­ко бы еще я ма­ри­но­вал­ся в соб­ствен­ном со­ку. В по­не­дель­ник на­чал но­вую жизнь — в но­вом го­ро­де, на но­вой ра­бо­те. Муж Та­тья­ны за­ни­мал­ся гру­зо­пе­ре­воз­ка­ми.

ска­жу, что сра­зу, но по­сте­пен­но я

осво­ил­ся и вклю­чил­ся в про­цесс по пол­ной. Ра­бо­ты бы­ло мно­го, по­это­му со­вер­шен­но не оста­лось вре­ме­ни на са­мо­би­че­ва­ние и са­мо­ко­па­ние. Спу­стя пол­го­да я уже по­чти не ду­мал о Даш­ке. А че­рез год ре­шил съ­ез­дить до­мой. Со­ску­чил­ся по близ­ким и дру­зьям. По­ка тряс­ся в по­ез­де, немно­го нерв­ни­чал, сам не знаю, по­че­му. Хо­тя

Съ­ез­дить до­мой я ре­шил­ся толь­ко че­рез год. Слиш­ком тяж­ки­ми бы­ли вос­по­ми­на­ния о пре­да­тель­стве лю­би­мой

вру. Про­сто вдруг сно­ва на­хлы­ну­ли вос­по­ми­на­ния. Ин­те­рес­но, как по­жи­ва­ет моя быв­шая воз­люб­лен­ная? До­воль­на ли Даш­ка сво­им но­вым из­бран­ни­ком или уже жа­ле­ет, что не оста­лась со мной?.. Не скрою, каж­дый раз, гу­ляя по го­ро­ду, ду­мал о том, как мы встре­тим­ся. Пя­ти­этаж­ка, в ко­то­рой мы сни­ма­ли квар­ти­ру, ла­воч­ки в пар­ке или ка­феш­ки — все на­по­ми­на­ло о ней. Глу­по, ко­неч­но, все­рьез за­цик­ли­вать­ся на про­шлом, но раз­ве та­кое мож­но кон­тро­ли­ро­вать? Не­де­ля мо­е­го пре­бы­ва­ния до­ма под­хо­ди­ла к кон­цу. Да­шу мне так и не до­ве­лось уви­деть. С сум­кой на­пе­ре­вес я шел к же­лез­но­до­рож­но­му вок­за­лу и мыс­ля­ми на­хо­дил­ся уже в Ки­е­ве, по­это­му не сра­зу по­нял, что ме­ня кто­то оклик­нул по име­ни. — Сер­гей! — раз­да­лось еще раз. Я обер­нул­ся. Пе­ре­до мной сто­я­ла Да­ша. Вро­де не из­ме­ни­лась, но в то же вре­мя ка­кая-то чу­жая. — При­вет, — ска­за­ла она и сла­бо улыб­ну­лась. —А я смот­рю, ты не ты? Те­бя не узнать. С при­ез­дом. — С отъ­ез­дом, — усмех­нул­ся я. — Че­рез пол­ча­са по­езд. — Так ты в го­сти при­ез­жал? — Да, про­ве­дал сво­их. — Ну как жизнь в сто­ли­це? — Да­ша смот­ре­ла на ме­ня изу­ча­ю­щим взгля­дом. — Нра­вит­ся? — Не при­вык еще, — по­жал пле­ча­ми я. — Но в це­лом нра­вит­ся. Так что воз­вра­щать­ся сю­да не со­би­ра­юсь... Раз­го­вор не осо­бо кле­ил­ся, од­на­ко она мед­ли­ла и не спе­ши­ла ухо­дить. — А ты как по­жи­ва­ешь? — спро­сил я, что­бы не остав­лять нелов­ких па­уз. — Нор­маль­но... — уклон­чи­во от­ве­ти­ла она. — А ты с кем-то встре­ча­ешь­ся или из-за ме­ня обо­злил­ся на весь сла­бый пол? — с ее губ сле­тел немно­го нерв­ный сме­шок. — Не обо­злил­ся — спо­кой­но от­ве­тил я. — Про­сто по­ка у ме­ня дру­гие це­ли. Хо­чу сде­лать ка­рье­ру... — За­де­лал­ся на­чаль­ни­ком? — съяз­ви­ла она. — Мо­жет быть, де­ло­вая кол­ба­са, уви­дим­ся, ко­гда ты в сле­ду­ю­щий раз за­гля­нешь к нам? — Мо­жет... — хмык­нул рав­но­душ­но. И тут по­нял, что не хо­чу под­дер­жи­вать с ней ни­ка­ких от­но­ше­ний. Лю­бовь и из­ме­на несов­ме­сти­мы. Умер­ла так умер­ла. Соб­ствен­но, го­во­рить нам боль­ше бы­ло не о чем. Я бо­ял­ся опоз­дать на по­езд, по­это­му, ска­зав друг дру­гу «по­ка-по­ка», мы раз­бе­жа­лись каж­дый в свою сто­ро­ну. От­кро­вен­но го­во­ря, ожи­дал от се­бя дру­гой ре­ак­ции. Как ми­ни­мум уча­щен­но­го серд­це­би­е­ния или манд­ра­жа. Но, к мо­е­му удив­ле­нию, ни­че­го по­доб­но­го не про­изо­шло. Бы­ло немно­го не по се­бе, толь­ко и все­го. Неуже­ли вре­мя дей­стви­тель­но ле­чит? Вер­нув­шись в Ки­ев, я сно­ва с го­ло­вой оку­нул­ся в ра­бо­ту. По­есть тол­ком бы­ло неко­гда, не то что пре­да­вать­ся ме­лан­хо­лии. Вре­мя ужи­нать, а у ме­ня ма­ко­вой ро­син­ки во рту не бы­ло. В тот ве­чер я за­г­ля­нул в ита­льян­ский ре­сто­ран­чик, что­бы съесть свою лю­би­мую пас­ту. За­ка­зал вы­пить, хо­те­лось немно­го рас­сла­бить­ся. Я на­ма­ты­вал спа­гет­ти на вил­ку, как вдруг уви­дел за со­сед­ним сто­ли­ком де­вуш­ку, очень по­хо­жую на мою быв­шую од­но­класс­ни­цу. При­смот­рел­ся — так и есть. Она! Алек­сандра. Моя школь­ная лю­бовь. В па­мя­ти, как на плен­ке, от­пе­ча­та­лось: де­вя­тый класс, вы­пуск­ной, по­це­луи... По­том она с ро­ди­те­ля­ми уеха­ла, связь обо­рва­лась, и вот на те­бе — спу­стя го­ды си­дит пе­ре­до мной, при­чем, мне ка­жет­ся, ни ка­пель­ки не из­ме­ни­лась. По­чув­ство­вав взгляд, Са­ша по­смот­ре­ла в мою сто­ро­ну. Се­кунд­ное за­ме­ша­тель­ство, а по­том ра­дост­ный воз­глас. Узна­ла! Ска­за­ла что-то по­дру­ге, а по­том по­до­шла ко мне. — Гос­по­ди, ка­кие лю­ди. Се­реж­ка! Про­сто гла­зам не ве­рю. Ка­кой же ты стал кра­си­вый! Уже не во­ро­бу­шек, как те­бя моя ма­ма на­зы­ва­ла — орел! На ме­ня в од­ну се­кун­ду об­ру­шил­ся це­лый по­ток во­про­сов. Бы­ло вид­но, что она ис­кренне об­ра­до­ва­лась встре­че. Я то­же очень рад был ее ви­деть. — Мо­жет, ся­дешь за мой сто­лик? — спро­сил, немно­го при­дя в се­бя. — Нет, луч­ше пой­дем к нам, — от­ка­за­лась Алек­сандра. — А то На­таш­ка оби­дит­ся. Хо­тя я ей сей­час все объ­яс­ню... Что мы столь­ко лет не ви­де­лись. По­ду­мать, толь­ко — про­шла це­лая веч­ность! Это бы­ло по­хо­же на ве­чер вос­по­ми­на­ний. Вы­яс­нив друг у дру­га са­мое глав­ное (ра­бо­та, се­мей­ное по­ло­же­ние, де­ти), пе­ре­клю­чи­лись на де­ла ми­нув­ших дней. Каж­дый наш во­прос на­чи­нал­ся с фра­зы: «А пом­нишь?..» Мы пре­крас­но про­ве­ли вре­мя и до­го­во­ри­лись уви­деть­ся еще. За­ча­стую за та­ки­ми ми­мо­лет­ны­ми встре­ча­ми не сле­ду­ет про­дол­же­ния. Как обыч­но про­ис­хо­дит: встре­ти­лись, по­го­во­ри­ли, жив-здо­ров, и боль­шой при­вет... Но мы сде­ла­ли ис­клю­че­ние из пра­вил. Со­зва­ни­ва­лись каж­дую неде­лю, бли­же к вы­ход­ным ви­де­лись. — Ты зна­ешь, уже год про­шел, как в Ки­е­ве жи­ву, а ни­че­го тол­ком здесь не ви­дел, — при­знал­ся я как-то Са­ше. — Ни му­зеев, ни Лав­ры... Кто узна­ет, за­сме­ял бы. — Ну так это лег­ко ис­пра­вить, — улыб­ну­лась она. — Я здесь уже дав­но. По­ка­жу те­бе го­род луч­ше лю­бо­го ги­да. При­чем аб­со­лют­но бес­плат­но. — До­го­во­ри­лись, — об­ра­до­вал­ся я. Ре­ши­ли на­чать с Лав­ры. По­том от­пра­ви­лись на По­дол. Ко­гда но­ги уже гу­де­ли, как элек­три­че­ские стол­бы, Алек­сандра сжа­ли­лась и на мое со­тое

Ко­гда я ска­зал, что за год так и не по­зна­ко­мил­ся с го­ро­дом, Са­ша пред­ло­жи­ла стать мо­им бес­плат­ным ги­дом...

пред­ло­же­ние от­дох­нуть, со­гла­си­лась при­зем­лить­ся в ка­ком-ни­будь ка­фе. — Чем тут у вас гур­ма­нов кор­мят? — рас­по­ло­жив­шись за сто­ли­ком, шу­тя, спро­си­ла она офи­ци­ант­ку.

Та с улыб­кой про­тя­ну­ла нам ме­ню. И по­ка я его изу­чал, Алек­сандра си­де­ла мол­ча. По­том ска­за­ла: — Ну, рас­ска­зы­вай... Я удив­лен­но под­нял на нее гла­за. — Что рас­ска­зы­вать? — Как жил без ме­ня все эти го­ды? — за­сме­я­лась она. — Призна­вай­ся, мно­го жен­ских сер­дец раз­бил? У ме­ня вы­рвал­ся сме­шок: — Я что, по­хож на ло­ве­ла­са? — Не по­хож. Ско­рее, на­обо­рот. Вот мы обо всем го­во­рим, я во­жу те­бя по го­ро­ду, пы­та­юсь рас­ше­ве­лить, а у те­бя вид по­би­той со­ба­ки. Вер­нее, бро­шен­ной. — Ты пря­мо про­ви­дец, — усмех­нул­ся я. — Мыс­ли чи­та­ешь... — Есть немно­го. Призна­вай­ся, что у те­бя слу­чи­лось. Со все­ми по­дроб­но­стя­ми. Ну, да­вай, кто она? Как зва­ли? Где сей­час? — Саш­ка про­во­ци­ро­ва­ла ме­ня на от­кро­вен­ность. — Не знаю, сто­ит ли... — Сто­ит. Сбрось ка­мень с ду­ши! На са­мом де­ле мне уже дав­но хо­те­лось это сде­лать. Ведь я ни с кем не раз­го­ва­ри­вал о сво­ем раз­ры­ве с лю­би­мой де­вуш­кой. Ма­ме Даш­ка все­гда не нра­ви­лась, по­это­му она ни­чуть не огор­чи­лась и по­со­ве­то­ва­ла мне пе­ре­кре­стить­ся и вы­бро­сить «эту вер­ти­хвост­ку» из го­ло­вы. Вот и вся те­ра­пия! А сей­час пе­ре­до мной си­дел че­ло­век, ко­то­ро­му я мог вы­ва­лить на­бо­лев­шее. И вы­ва­лил... Слу­шая ме­ня, Саш­ка ста­но­ви­лась все груст­нее и груст­нее. — Ты че­го? — спо­хва­тил­ся я. — Да у ме­ня по­хо­жая исто­рия. Мы немно­го по­мол­ча­ли. — Да­вай боль­ше не бу­дем о груст­ном. Что бы­ло, то про­шло, — на­ко­нец пер­вой на­ру­ши­ла ти­ши­ну Са­ша.

Мо­ей ма­ме Даш­ка ни­ко­гда не нра­ви­лась, по­это­му к на­ше­му рас­ста­ва­нию она от­нес­лась спо­кой­но. Да­же об­ра­до­ва­лась

— Да­вай, — охот­но со­гла­сил­ся я. Вый­дя из ка­фе, Са­ша взя­ла ме­ня под ру­ку. И мне по­ка­за­лось, что по­сле всех этих ду­ше­щи­па­тель­ных от­кро­ве­ний у нее воз­ник­ло же­ла­ние по­жа­леть ме­ня, о чем не пре­ми­нул ей ска­зать. — Ни­че­го по­доб­но­го! — пе­ре­дер­ну­ла пле­ча­ми она. — Жа­леть мож­но без­дом­но­го ко­тен­ка или ка­ле­ку, а те­бя мож­но толь­ко по­хва­лить. Ты не стал рас­пус­кать соп­ли, а на­чал жизнь с чи­сто­го ли­ста. При­чем успеш­но. Слы­шать это бы­ло при­ят­но, но я счел нуж­ным про­мол­чать. — А я те­бя еще очень дол­го вспо­ми­на­ла, — неожи­дан­но при­зна­лась Са­ша. Я да­же спо­ткнул­ся. — Неуже­ли прав­да? — Прав­да, — рас­сме­я­лась она и вы­да­ла оче­ред­ное признание: — Стра­да­ла до один­на­дца­то­го клас­са. — Ну не так уж это и до-о-ол­го, — про­тя­нул я. — А по­том? — По­том в ин­сти­ту­те влю­би­лась в од­но­группни­ка, вы­ско­чи­ла за­муж, раз­ве­лась. В об­щем, от­влек­лась. А ты ме­ня вспо­ми­нал? Или, как го­во­рит­ся: с глаз до­лой — из серд­ца вон? — А ты как ду­ма­ешь? — Ду­маю, вспо­ми­нал. Ведь я бы­ла тво­ей пер­вой лю­бо­вью. Вер­но? — Вер­но, — от­ве­тил я, за­мед­ляя шаг. По­том оста­но­вил­ся, об­нял ее и по­це­ло­вал. Сам от се­бя та­ко­го не ожи­дал. Од­на­ко Са­ша не от­толк­ну­ла ме­ня, а от­ве­ти­ла на по­це­луй. Да так страст­но, что у ме­ня про­сто поч­ва ушла из-под ног. Ко­гда мы на­ко­нец от­стра­ни­лись друг от дру­га, оба по­чув­ство­ва­ли сму­ще­ние. Как на­ша­лив­шие де­ти. — Это пря­мо на­ва­жде­ние ка­кое-то, — ти­хо ска­за­ла Са­ша. По­том взя­ла мою ла­донь и при­жа­ла ее к сво­ей ще­ке. — Та­кое впе­чат­ле­ние, что мы вер­ну­лись в на­шу юность. Это здо­ро­во, но... Про­сти, мне по­ра до­мой. Про­во­дишь? — Ко­неч­но, — кив­нул я. Ду­мал, на этом ве­чер и за­кон­чит­ся. Од­на­ко ошиб­ся. Сна­ча­ла мы дол­го сто­я­ли воз­ле ее подъ­ез­да. Мне ужас­но не хо­те­лось ухо­дить. По­то­му, ко­гда Са­ша пред­ло­жи­ла вы­пить у нее ко­фе, я с го­тов­но­стью от­ве­тил «да». У нее бы­ло уют­но и очень чи­сто. Вклю­чив чай­ник, Са­ша на­кры­ла стол бе­ло­снеж­ной ска­тер­тью и рас­ста­ви­ла кра­си­вые фар­фо­ро­вые чаш­ки с блюд­ца­ми. По­том до­ста­ла из шкаф­чи­ка пи­рог: — Мой фир­мен­ный. С чер­ни­кой. — Да ты хо­зяй­ка! — вос­клик­нул я. — По­ду­ма­ешь, я еще и вы­ши­вать мо­гу, — про­из­нес­ла она, спа­ро­ди­ро­вав ко­та Матрос­ки­на. — И на ма­шин­ке то­же... Ту ночь мы про­ве­ли вме­сте. А уже че­рез ме­сяц я сде­лал Са­ше пред­ло­же­ние.

Са­ша не ожи­да­ла от ме­ня столь быст­ро­го ре­ше­ния. Но я был уве­рен: мы бу­дем са­мой счаст­ли­вой па­рой на све­те!

— Ты то­ро­пишь со­бы­тия, — рас­те­ря­лась она. — То есть мы мог­ли бы по­ка про­сто жить вме­сте. Что­бы убе­дить­ся, что не со­вер­ша­ем ошиб­ки... — У ме­ня нет со­мне­ний, — ска­зал я. — И на­прас­но. Со мной не так уж про­сто, — не от­сту­па­ла Са­ша. — Ни­че­го, это мож­но ис­пра­вить, — при­щу­рил­ся шут­ли­во. — Глав­ное, я очень люб­лю те­бя. — На­ко­нец-то ты это ска­зал! — улыб­ну­лась она. — То­гда я со­глас­на. Сва­дьбу на­зна­чи­ли на май. Ре­ши­ли справ­лять в Ки­е­ве. Бы­ло теп­ло, цве­ли си­рень и каш­та­ны, го­род бла­го­ухал. Все пол­ни­лось жиз­нью и сча­стьем. Моя лю­би­мая ка­за­лась мне са­мой кра­си­вой неве­стой и са­мой луч­шей жен­щи­ной на Зем­ле. Еще недав­но я счи­тал се­бя неудач­ни­ком, и ес­ли бы кто-то ска­зал мне, что ско­ро встре­чу на­сто­я­щую лю­бовь, не по­ве­рил бы, а те­перь... А недав­но по­се­тил род­ной го­род. Я уже не ис­пы­ты­вал ни­ка­ких сме­шан­ных чувств, да­же ес­ли бы уви­дел Даш­ку, в мо­ем серд­це не оста­лось ни зло­бы, ни обид за про­шлое. Ду­маю, ес­ли б мы встре­ти­лись, у ме­ня хва­ти­ло бы ду­шев­ной щед­ро­сти по­го­во­рить с ней по-дру­же­ски. Воз­мож­но, да­же по­бла­го­да­рить ее за то, что она ме­ня бро­си­ла, по­то­му что ина­че я не встре­тил бы Са­шу. Судь­ба ру­ко­во­дит на­ми, под­тал­ки­вая на жиз­нен­ных пе­ре­крест­ках в те сто­ро­ны, ко­то­рые нра­вят­ся ей. Но не все­гда то, что угод­но Судь­бе — угод­но и нам. И не обя­за­тель­но по­во­рот в дру­гую сто­ро­ну из­ме­нит ва­шу жизнь к луч­ше­му. Но в мо­ем слу­чае про­изо­шло имен­но так. Я вы­иг­рал джек­пот и без­мер­но счаст­лив...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.