Я вы­иг­ра­ла бой с тенью

На­ши от­но­ше­ния на­по­ми­на­ли швед­скую се­мью: мы с Мак­сом и тень его быв­шей де­вуш­ки Але­ны. Од­на­жды ча­ша мо­е­го тер­пе­ния пе­ре­пол­ни­лась, и я ре­ши­ла уй­ти. Ко­гда со­бра­ла свои ве­щи, лю­би­мый не на шут­ку ис­пу­гал­ся

Zhenskiye Istorii - - News - Юлия, 27 лет

Не ухо­ди. Обе­щаю, боль­ше не вспом­ню об Алене. — Как ты мо­жешь ру­чать­ся за свое под­со­зна­ние?! — усмех­ну­лась я. — Признай­ся, что пред­по­чел бы быть с ней, а не со мной! Ведь так? — С че­го ты взя­ла? — воз­му­тил­ся Мак­сим. — Я хо­чу жить с то­бой! Он пы­тал­ся спу­стить все на тор­мо­зах, но я бы­ла в яро­сти. Ма­ма го­во­ри­ла о тер­пе­нии, сест­ра на­ста­и­ва­ла на том, что его обес­пе­чен­ность сто­ит то­го, что­бы за­крыть гла­за на та­кие ме­ло­чи, как па­мять о быв­шей де­вуш­ке, а по­дру­га — про­пус­кать его ого­вор­ки ми­мо ушей. Слу­шая все эти «по­лез­ные» со­ве­ты, я мно­го ме­ся­цев поз­во­ля­ла Мак­су срав­ни­вать ме­ня с его быв­шей де­вуш­кой. Но сей­час ча­ша тер­пе­ния пе­ре­пол­ни­лась. — Не ве­рю. И успо­ко­юсь толь­ко то­гда, ко­гда ты, гля­дя на ме­ня, не бу­дешь ви­деть ее, — ска­за­ла сер­ди­то. — А я и ви­жу те­бя! Про­сто ска­зал, что Алене нра­вил­ся этот... — Мак­сим оста­но­вил­ся на се­ре­дине пред­ло­же­ния. — Впро­чем, неваж­но... — Вот имен­но, неваж­но! Ме­ня не ин­те­ре­су­ет, что счи­та­ла, ду­ма­ла и де­ла­ла твоя рас­пре­крас­ная Але­на. Мне на­до­е­ло слу­шать о ней! — А мне ру­гать­ся, — ти­хо ска­зал Мак­сим, и я по­ня­ла, что это ко­нец. Сме­рив его уни­чи­жи­тель­ным взгля­дом, ре­ши­тель­но по­шла в ком­на­ту. До­ста­ла из шка­фа че­мо­дан и на­ча­ла скла­ды­вать свои ве­щи. Бла­го, их бы­ло не так мно­го. Хоть мы и жи­ли вме­сте уже год, я все еще не спе­ши­ла с окон­ча­тель­ным пе­ре­ез­дом. Что-то удер­жи­ва­ло от это­го ша­га. Вой­дя в кух­ню, я по­смот­ре­ла на Мак-

са. Он сто­ял, от­вер­нув­шись к ок­ну. — Клю­чи на сто­ле, — ска­за­ла, на­де­ясь, что он хо­тя бы про­во­дит ме­ня до две­ри, но Мак­сим да­же не огля­нул­ся... С Але­ной мы с ним зна­ко­мы еще со шко­лы. Она уже то­гда бы­ла кра­сот­кой: строй­ная, длин­но­но­гая, рос­кош­ные тем­ные во­ло­сы. Мы учи­лись в па­рал­лель­ных клас­сах, а Макс был на два го­да стар­ше. Влю­би­лась я в него еще в седь­мом клас­се и с тех пор вся дро­жа­ла, ко­гда он про­хо­дил ми­мо, и ры­да­ла в по­душ­ку, ес­ли не уда­ва­лось пе­ре­бро­сить­ся с ним хо­тя бы па­рой фраз. По­том Макс на­чал встре­чать­ся с Але­ной и окон­ча­тель­но стал для ме­ня недо­ся­га­ем. Я безум­но рев­но­ва­ла, а еще по­кля­лась, что при пер­вой же воз­мож­но­сти ото­бью его у Ален­ки. И да­же по­дру­жи­лась с ней, что­бы при­бли­зить­ся к сво­е­му ку­ми­ру. Но окон­чив шко­лу, мы по­сту­пи­ли в раз­ные ин­сти­ту­ты, и друж­ба пре­рва­лась. А учась на пя­том кур­се, слу­чай­но встре­ти­ла Мак­си­ма в хол­ле ки­но­те­ат­ра. — Юль­ка, ты?! — об­ра­до­вал­ся он и да­же бро­сил­ся об­ни­мать­ся. — Что это? — спро­си­ла я, уви­дев две глу­бо­кие сса­ди­ны на его ли­це. — Ты слу­чай­но не с фрон­та? — Нет, — рас­сме­ял­ся он, ка­са­ясь ру­кой ще­ки. — Это так... по глу­по­сти по­лу­чи­лось, од­ним сло­вом... По­том я узна­ла, что Але­на бро­си­ла его несколь­ко ме­ся­цев на­зад, и он со­рвал­ся. За­бро­сил свою фир­му, хо­тя она как раз на­би­ра­ла обо­ро­ты, стал пить, про­па­дать с дру­зья­ми в ба­рах и на ту­сов­ках. Сса­ди­ны — ре­зуль­тат неудач­но­го па­де­ния по­сле несколь­ких дней пьян­ства. Та­ким об­ра­зом он пы­тал­ся за­быть лю­би­мую. В этот слож­ный

Ока­за­лось, Але­на бро­си­ла Мак­са, и он страш­но из-за это­го пе­ре­жи­ва­ет. За­бро­сил свою фир­му, стал вы­пи­вать

пе­ри­од и уви­дел ме­ня. Мы ре­ши­ли, что это судь­ба, и на­ча­ли встре­чать­ся. По­том Макс пред­ло­жил мне пе­ре­ехать к нему. Мо­жет, по­то­му что мы бы­ли дав­но зна­ко­мы, нам не при­шлось дол­го при­вы­кать друг к дру­гу. Я жи­ла как во сне, ведь сбы­лась моя за­вет­ная меч­та. Мак­сим то­же вы­гля­дел до­воль­ным и клял­ся мне в люб­ви. Ду­ма­ла, счаст­ли­вее ме­ня ни­ко­го в ми­ре нет! По­ка он не вспом­нил об Алене. Вер­нее ска­зал что-то вскользь о том, что мои во­ло­сы по­хо­жи на ее и да­же пах­нут так же. Я спро­си­ла, не вы­зы­ва­ет ли это у него непри­ят­ных ас­со­ци­а­ций и не сме­нить ли мне шам­пунь. — Не на­до, — по­спеш­но от­ве­тил он. — Мне нра­вит­ся этот за­пах. По­том он по­да­рил мне ду­хи. А че­рез ка­кое-то вре­мя про­го­во­рил­ся, что та­ки­ми же поль­зо­ва­лась Але­на. В ма­га­зи­нах он вы­би­рал мне одеж­ду, ко­то­рая на­по­ми­на­ла ему о быв­шей пас­сии. По­на­ча­лу я ста­ра­лась не при­да­вать сов­па­де­ни­ям зна­че­ния, ведь глав­ное, что он за­бо­тил­ся обо мне. Но в по­след­нее вре­мя слиш­ком ча­сто ста­ла ощу­щать се­бя несо­вер­шен­ной ко­пи­ей Але­ны. И вот на­ко­нец не вы­дер­жа­ла и ушла... Сест­ра и ма­ма мо­е­го по­ступ­ка не одоб­ри­ли. Обе счи­та­ли, что глу­по из-за та­кой ерун­ды упус­кать свое сча­стье. Первую ночь до­ма я про­ве­ла ужас­но: не мог­ла уснуть, чи­та­ла ста­рые со­об­ще­ния на те­ле­фоне от Мак­си­ма и пла­ка­ла... Но, несмот­ря на это, бы­ла уве­ре­на, что по­сту­пи­ла пра­виль­но. Каж­дая сле­ду­ю­щая ночь бы­ла ху­же преды­ду­щей. Вре­мя ока­за­лось пло­хим ле­ка­рем. Про­шло два ме­ся­ца, а Макс не зво­нил. Я хо­ди­ла на ра­бо­ту и за­си­жи­ва­лась там до­позд­на. При­хо­ди­ла до­мой и сра­зу па­да­ла без сил в кро­вать. А еще все боль­ше убеж­да­лась в том, что на са­мом де­ле лю­би­мый ни­че­го ко мне не чув­ство­вал… И тут он вдруг по­зво­нил. Ска­зал, что со­ску­чил­ся и пред­ло­жил в суб­бо­ту схо­дить вме­сте в ки­но. Я не ста­ла ло­мать­ся и со­гла­си­лась. Ожи­да­ла стан­дарт­но­го при­ми­ре­ния — бу­ке­та цве­тов или по­дар­ка, из­ви­не­ний, но по­лу­чи­ла лишь ком­пли­мент. — Не ду­мал, что раз­лу­ка мо­жет быть по­лез­ной, — ска­зал он. — Ты по­ху­де­ла и ста­ла еще кра­си­вее. Я про­мол­ча­ла. Во вре­мя се­ан­са дер­жа­лась хо­лод­но, да­же не да­ла Мак­си­му взять се­бя за ру­ку. Хо­тя поз­во­ли­ла про­во­дить до­мой... Он был обес­ку­ра­жен. На сле­ду­ю­щий день при­гла­сил ме­ня на вы­став­ку цве­тов, по­том в те­атр, за­тем на про­гул­ку на ка­те­ре… На­ши сви­да­ния ста­но­ви­лись все теп­лее, но Макс не про­сил ме­ня вер­нуть­ся и не го­во­рил, что лю­бит. В го­ло­ву сно­ва по­лез­ли пло­хие мыс­ли и со­мне­ния. Но Мак­сим в оче­ред­ной раз уди­вил ме­ня. Мы си­де­ли в ка­фе и жда­ли де­серт. — Ты пра­виль­но сде­ла­ла, что уеха­ла от ме­ня, — неожи­дан­но ска­зал Макс.

Я по­хо­ло­де­ла: неуже­ли он ска­жет, что нам боль­ше не на­до встре­чать­ся? Но за­чем то­гда мо­ро­чил мне го­ло­ву?!

— По­че­му? — по­хо­ло­дев, спро­си­ла я. — У ме­ня по­яви­лась воз­мож­ность разо­брать­ся в сво­их чув­ствах, — от­ве­тил он. — Ты слиш­ком быст­ро и лег­ко мне до­ста­лась, по­ни­ма­ешь? Те­бя не при­шлось за­во­е­вы­вать, до­би­вать­ся... Как Але­ну... Про­сти, обе­щаю, что это по­след­ний раз, ко­гда я о ней вспом­нил. Я изо всех сил сда­ви­ла нож­ку бо­ка­ла. — Ты под­со­зна­тель­но пы­та­лась за­ме­нить мне ее, а на­до бы­ло оста­вать­ся со­бой, — не за­ме­чая мо­ей зло­сти, про­дол­жал он. — Ведь ты луч­ше. Во всех от­но­ше­ни­ях. Но по­нял это, лишь ко­гда те­бя по­те­рял. Од­на­ко ми­рить­ся не спе­шил, хо­тел удо­сто­ве­рить­ся в том, что от­пу­стил про­шлое. — И что, удо­сто­ве­рил­ся? — тор­же­ствуя в ду­ше, спро­си­ла я. — Да. И те­перь твер­до знаю, что люб­лю те­бя, — Макс взял ме­ня за ру­ку. — Но Але­ну ведь то­же лю­бил, — упрек­ну­ла его. — Уве­рен, что ее тень боль­ше не ста­нет пре­сле­до­вать нас? — На сто про­цен­тов. С этим по­кон­че­но. Верь мне, Юлень­ка, — ска­зал он. За­тем под­нял­ся из-за сто­ла и мах­нул офи­ци­ан­ту. Че­рез ми­ну­ту тот по­до­шел к сто­ли­ку с под­но­сом, на ко­то­ром ле­жал бу­кет роз и ма­лень­кая крас­ная ко­ро­боч­ка. Взяв цве­ты, Макс опу­стил­ся на од­но ко­ле­но и ка­ким-то чужим, осип­шим от вол­не­ния го­ло­сом, про­из­нес: — Юль, я люб­лю те­бя и пред­ла­гаю стать мо­ей же­ной. Ты со­глас­на? За со­сед­ни­ми сто­ли­ка­ми все при­тих­ли. За­тем кто-то не вы­дер­жал: — Не му­чай пар­ня! Со­гла­шай­ся! Рас­сме­яв­шись, я за­про­ки­ну­ла го­ло­ву и за­ора­ла: «Да! Да! Да-а-а!!!».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.