Глав­ный МУЖ­ЧИ­НА в мо­ей ЖИЗ­НИ

Zhenskiye Istorii - - Откровенное Признание - Ма­ри­на, 27 лет

Яне ве­ри­ла в лю­бовь с пер­во­го взгля­да. Но од­на­жды на сту­ден­че­ской ве­че­рин­ке уви­де­ла пар­ня и влю­би­лась… Cлу­чи­лось это так: Кри­сти­ан, слу­чай­но по­явив­шись в на­шей ком­па­нии, про­лил на ме­ня бо­кал шам­пан­ско­го. Мы встре­ти­лись взгля­да­ми, и… я пло­хо пом­ню, что бы­ло даль­ше. Ху­дой, немно­го су­ту­лый юно­ша в оч­ках — ну что в нем при­вле­ка­тель­но­го? Но его рас­се­ян­ность по­ка­за­лась мне оча­ро­ва­тель­ной, а ка­рие гла­за — та­ки­ми теп­лы­ми… Мы так за­бол­та­лись, что за­бы­ли про всех осталь­ных. И вско­ре на­ча­ли встре­чать­ся. Вы­яс­ни­лось: мой воз­люб­лен­ный — пре­крас­ный со­бе­сед­ник. Ме­ня, сту­дент­ку фил­фа­ка, био­хи­мик по­ко­рил зна­ни­ем фан­та­сти­ки. Так, он срав­нил на­ше зна­ком­ство с эпи­зо­дом из «Ги­пе­ри­о­на» Сим­мон­са, ко­гда мо­ло­дой уче­ный впер­вые ви­дит­ся с бу­ду­щей су­пру­гой. Сме­ясь, он по­про­сил про­ще­ния за свою нелов­кость — фир­мен­ную чер­ту «бо­та­ни­ка». То­гда мне ка­за­лось, что я мо­гу про­стить ему все что угод­но. Мы с Кри­сти­а­ном про­во­ди­ли мно­го вре­ме­ни вдво­ем, за­быв о шум­ных сту­ден­че­ских ком­па­ни­ях. И неуди­ви­тель­но, что вско­ре по­же­ни­лись. Нам бы­ло очень хо­ро­шо вме­сте. И

Пер­спек­тив­но­го мо­ло­до­го уче­но­го я счи­та­ла хо­ро­шей пар­ти­ей. А он ока­зал­ся не боль­ше чем от­цом луч­ше­го в ми­ре маль­чиш­ки...

че­рез пол­го­да, ко­гда я узна­ла о сво­ей бе­ре­мен­но­сти, бук­валь­но на кры­льях вле­те­ла в ком­на­ту с те­стом, на ко­то­ром чет­ко про­сту­пи­ли две по­лос­ки. Но Кри­сти­ан, услы­шав ра­дост­ную но­вость, во­все не об­ра­до­вал­ся. — Нам еще ра­но иметь де­тей, — ка­те­го­рич­но за­явил муж. — Те­бе еще нуж­но до­учить­ся, а мне пред­ло­жи­ли го­до­вую ста­жи­ров­ку в Ав­стрии. Я не мо­гу упу­стить та­кую воз­мож­ность, от это­го за­ви­сит моя ка­рье­ра, вся моя жизнь. Пом­ню, как ре­за­ну­ло это два­жды про­из­не­сен­ное слово «моя». Да­же за­со­са­ло под ло­жеч­кой, как бы­ва­ет, ко­гда нуж­но что-то быст­ро ре­шать. — Кри­сти­ан, по­слу­шай, я мо­гу со всем спра­вить­ся са­ма, — я слы­ша­ла свой го­лос слов­но из­да­ле­ка, но ста­ра­лась го­во­рить уве­рен­но. — Ез­жай, в свою Ав­стрию, дев­чон­ки мне по­мо­гут. Ко­гда при­е­дешь, то пой­мешь, ка­кое это сча­стье иметь ма­лы­ша! Муж, ко­неч­но, спо­рил и со­мне­вал­ся, но в кон­це кон­цов мне уда­лось-та­ки его уго­во­рить. Я ведь так хо­те­ла де­тей и не пред­став­ля­ла се­бе, что мож­но пой­ти на убий­ство соб­ствен­но­го ре­бен­ка — пусть еще нерож­ден­но­го. Спу­стя два ме­ся­ца Кри­сти­ан уехал. Бе­ре­мен­ность не ка­за­лась мне обу­зой, но ака­дем­ку на сле­ду­ю­щий год я все-та­ки взя­ла, по­то­му что ро­ды при­хо­ди­лись на ко­нец сен­тяб­ря.

Бы­ло обид­но, но я ре­ши­ла не устра­и­вать ис­те­рик. Пусть Кри­сти­ан едет на ста­жи­ров­ку, ес­ли счи­та­ет нуж­ным...

В по­ло­жен­ный срок у ме­ня ро­дил­ся маль­чик. Дру­зья под­дер­жи­ва­ли нас, как мог­ли. Ле­на от­да­ла кро­ват­ку сво­ей пле­мян­ни­цы, Ми­ла — ко­ляс­ку, ко­то­рая де­сять лет хра­ни­лась на бал­коне. Так я и вы­кру­чи­ва­лась. Но вско­ре вы­яс­ни­лось, что у сы­ниш­ки бо­лезнь серд­ца и нуж­на се­рьез­ная опе­ра­ция. Я очень бо­я­лась, но со­гла­си­лась с вра­ча­ми — лишь бы мой ма­лень­кий Тим­ка был здо­ров. К сча­стью, все про­шло вполне успеш­но, од­на­ко по­сле по­на­до­би­лась дол­гая ре­а­би­ли­та­ция. Я про­во­ди­ла с Тим­кой все свое вре­мя, ведь ему тре­бо­ва­лись и за­бо­та, и уход, и ле­кар­ства, при­ем ко­то­рых был рас­пи­сан по ча­сам. Сын по­шел в папу: рос ум­нень­ким и быст­ро раз­ви­вал­ся. Ко­гда Кри­сти­ан вер­нул­ся со ста­жи­ров­ки, я ду­ма­ла, что он мне по­мо­жет. Но ку­да там! Му­жа буд­то под­ме­ни­ли. Он не за­ни­мал­ся ни до­мом, ни ре­бен­ком. Ав­стрий­цы по­обе­ща­ли ему грант, и он дня­ми и но­ча­ми про­па­дал в сво­ем НИИ. Я по­ни­ма­ла, что с та­ким ре­жи­мом жиз­ни ни о ка­кой уче­бе не мо­жет быть и ре­чи. Ведь я чис­ли­лась на ста­ци­о­на­ре, и необ­хо­ди­мо бы­ло хо­дить на па­ры, а Тим­ка нуж­дал­ся не толь­ко во вни­ма­нии, но и в при­е­ме ле­карств по ча­сам. Тем бо­лее де­нег не хва­та­ло ка­та­стро­фи­че­ски. В ито­ге мне при­шлось бро­сить уче­бу. Хо­ро­шо, что по­дру­га Ми­ла, ко­то­рая бы­ла ад­ми­ни­стра­то­ром в са­лоне кра­со­ты, вы­би­ла для ме­ня бес­плат­ные кур­сы ви­за­жа. Я ра­до­ва­лась, что по­яви­лась хоть ка­кая-то спе­ци­аль­ность, ко­то­рая поз­во­ля­ла тру­дить­ся на до­му и не силь­но на­пря­гать моз­ги. Ведь на с шуст­рым ма­лы­шом осо­бо на ра­бо­те не со­сре­до­то­чишь­ся. Впро­чем, свое но­вое за­ня­тие я по­лю­би­ла и чуть ли не каж­дый день бла­го­да­ри­ла Бо­га, что ста­ла ви­за­жист­кой, а не пе­ре­вод­чи­цей. Ма­ки­яж я вся­кий раз де­ла­ла с ду­шой и вдох­но­ве­ни­ем, и у ме­ня по­яви­лось мно­го кли­ен­ток. Меж­ду тем Кри­сти­ан все глуб­же по­гру­жал­ся в свои на­уч­ные эк­зер­си­сы. И че­рез три го­да, ко­гда на­ше­му ре­бен­ку по­на­до­би­лась вто­рая опе­ра­ция, да­же паль­цем не по­ше­ве­лил, что­бы все устро­ить. Всем сно­ва при­шлось за­ни­мать­ся са­мой: и до­ста­вать день­ги, и пе­ре­жи­вать за Тим­ку. Хо­ро­шо, что все опять про­шло успеш­но. Су­пруг эту ра­дост­ную но­вость вос­при­нял без осо­бых эмо­ций. — От­лич­но. То есть я рад, но мне по­ра бе­жать в ин­сти­тут. — Как обыч­но, — вздох­ну­ла я. — Ни­че­го ты не по­ни­ма­ешь, — оби­дел­ся муж. — К тво­е­му све­де­нию, я стою на по­ро­ге ве­ли­чай­ше­го от­кры­тия, — про­дол­жил с па­фо­сом. — Мо­жет быть, бла­го­да­ря ему мы бу­дем жить до двух­сот лет, и, ве­ро­ят­но, это пер­вый шаг к бес­смер­тию че­ло­ве­ка. — Луч­ше свои трид­цать лет как че- ло­век про­жил бы! — вспы­ли­ла я. — Кри­сти­ан, ты все это вре­мя шел к бес­смер­тию и ду­мал толь­ко о смер­ти, а не о жиз­ни. Не о жен­щине, с ко­то­рой спишь на од­ной кро­ва­ти, не о сво­ем ре­бен­ке, не о ро­ди­те­лях ты ду­мал, а о пу­стых бу­маж­ках и фор­му­лах! Что мне твое бес­смер­тие, ес­ли мы с Тим­кой фак­ти­че­ски жи­вем без те­бя? А ты... ты сам во­об­ще жи­вешь?

Муж ска­зал, что бла­го­да­ря его от­кры­тию люди смо­гут жить до двух­сот лет. Вот толь­ко о соб­ствен­ном сыне не ду­мал

— Ко­неч­но! — от­ве­тил он. — Я жи­ву на­у­кой. Ес­ли ты это­го еще не по­ня­ла, мне очень жаль. И ес­ли ме­ня фак­ти­че­ски с то­бой нет, как ты го­во­ришь, то я вы­би­раю сво­бо­ду! Кри­сти­ан ушел, хлоп­нув две­рью. А на сле­ду­ю­щий день по­дал на раз­вод. По­сле то­го как он ушел, прак­ти­че­ски ни­че­го не из­ме­ни­лось. Толь­ко я пе­ре­ста­ла хо­дить по до­му на цы­поч­ках, что­бы не сби­вать Ве­ли­кий Ин­тел­лект с мыс­ли. Я смог­ла спо­кой­но жа­рить кот­ле­ты, не слу­шая его но­та­ций о здо­ро­вом пи­та­нии и кле­точ­ном здо­ро­вье. На­ко­нец-то я по­чув­ство­ва­ла се­бя рас­ко­ван­но. И Тим­ка, к мо­ей ве­ли­кой ра­до­сти, окреп и по­взрос­лел. Быв­ший муж пе­ре­ехал в Ав­стрию и пре­по­да­ет в Вен­ском уни­вер­си­те­те. Вре­мя от вре­ме­ни его ра­бо­ты по­яв­ля­ют­ся в на­уч­ных жур­на­лах. Это мне рас­ска­зы­ва­ет Ле­на, ко­то­рая учи­лась с Кри­сти­а­ном в од­ной груп­пе. Она очень хва­лит его тру­ды, но на­зы­ва­ет Кри­са не ина­че как «твой ге­ни­аль­ный ко­зел». Я толь­ко сме­юсь. Да пусть он бу­дет счаст­лив со сво­ей на­у­кой! Ведь, ес­ли разо­брать­ся, у ме­ня то­же счаст­ли­вая жизнь. Лю­би­мая ра­бо­та, здо­ро­вье, мо­ло­дость и кра­со­та. И сын, ко­то­рый по­ка что глав­ный муж­чи­на в мо­ей жиз­ни. А еще я при­об­ре­ла цен­ней­ший опыт и по­ня­ла: не сто­ит гнать­ся за кра­си­вой внеш­но­стью и силь­ным ин­тел­лек­том, на­до це­нить са­мое важ­ное, что есть в лю­дях, — че­ло­веч­ность. Я ве­рю, что ко­гда-ни­будь встре­чу муж­чи­ну, ко­то­рый ста­нет мне вер­ным и за­бот­ли­вым су­пру­гом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.