Да­вай рас­то­пим лед обид

Zhenskiye Istorii - - News - Да­рья, 28 лет

Cлу­шай, а по­че­му Леш­ка вдруг вер­нул­ся к ро­ди­те­лям? По­ссо­ри­лись, да? — Хуже, — про­бор­мо­та­ла я, за­ку­ты­ва­ясь в по­ло­тен­це. — Мы с ним рас­ста­лись. — Ты это се­рьез­но? — изум­лен­но за­мор­га­ла она. — Вы же про­сто со­зда­ны друг для дру­га. — Прав­да? — у ме­ня вы­рвал­ся про- тяж­ный вздох. — Зна­ешь, Алин, сна­ча­ла мне то­же так ка­за­лось. Но по­след­ние че­ты­ре ме­ся­ца мы по­сто­ян­но ру­га­лись. А ес­ли ми­ри­лись, то толь­ко в по­сте­ли. А утром опять на­хо­ди­ли при­чи­ну по­ссо­рить­ся. По­т­во­е­му, это нор­маль­но? — Ко­неч­но нет, — рас­те­рян­но со­гла­си­лась по­дру­га. — Толь­ко я не ду­ма­ла, что все на­столь­ко пло­хо. — На­столь­ко. По­ни­ма­ешь, Леш­ка счи­тал, что ес­ли он схо­дил со мной в ма­га­зин, то это мож­но на­звать про­гул­кой. В кино мы в по­след­ний раз бы­ли пол­го­да на­зад. В ка­фе или клуб его во­об­ще невоз­мож­но вы­та­щить. Уткнет­ся в свой комп и до­во­лен. — Ты хо­чешь ска­зать, что он ра­бо­тал до­ма? — спро­си­ла Али­на, при­са­жи­ва­ясь на краю бас­сей­на. — Да в том-то и де­ло, что нет. Про­сто он на играх по­ме­шал­ся. На­до­е­ли эти его стре­лял­ки-до­го­нял­ки! В се­мье ведь глав­ное — общ­ность ин­те­ре­сов. А для Леш­ки од­на ра­дость в жиз­ни — прий­ти до­мой и по­ско­рее на­чать иг­ру, и что­бы ни­кто не ме­шал. Во­об­ще, я не про­тив то­го, что­бы слег­ка расслабиться. Са­ма люб­лю па­ру па­сьян­си­ков раз­ло­жить или ша­ри­ки по­го­нять, но нуж­но же знать ме­ру. Я ему го­во­рю: «Леш, имей совесть! У ме­ня до­ма за­бот по­лон рот, и еще ра­бо­та! А от те­бя по­мо­щи, как от коз­ла мо­ло­ка!» А он в от­вет: «А мне нуж­но раз­ве­ять­ся! Не мо­гу же я все вре­мя вка­лы­вать... Это ти­па твоя жен­ская до­ля — все успе­вать!» Ну не наг­лость? Вот и по­ста­ви­ла во­прос ребром: или я, или твои ком­пью­тер­ные мон­стры... А он оскор­бил­ся и ушел. При­чем да­же не по­про­щал­ся! — По­сле все­го, что бы­ло? — воз­му­ти­лась Алин­ка. — Кто бы по­ду­мал, что Леш­ка мо­жет так измениться... Так ты по нему ску­ча­ешь? — Не то сло­во, — неохот­но при-

Моя по­дру­га Алин­ка по­сто­ян­но тре­щит как со­ро­ка. Вот и в ак­ва­пар­ке не да­ла мне немно­го по­дре­мать. При­вя­за­лась с во­про­са­ми...

зна­лась я. — Толь­ко глу­по тра­тить вре­мя на муж­чи­ну, ко­то­рый еще до сва­дьбы по­те­рял к те­бе ин­те­рес. Про­ме­нял на без­душ­ную ма­ши­ну. Вот уж во­ис­ти­ну — лю­бовь зла! Но мне коз­ла не на­до! — Пра­виль­но, — одоб­ри­тель­но посмот­ре­ла на ме­ня по­дру­га. — Ну и черт с ним! Пой­дем по­пла­ва­ем?

По­хо­же, быв­ший па­рень ме­ня пре­сле­до­вал. Но за­чем? Не­уже­ли осо­знал свою ви­ну и те­перь хо­чет по­ми­рить­ся?

— Что-то рас­хо­те­лось... — я лег­ла на жи­вот и тут же ис­пу­ган­но ойк­ну­ла. — Ты че­го? — спро­си­ла Алин­ка. — Он здесь! Ле­гок на по­мине! — Кто? Леш­ка? — Ага... На­вер­ное, ви­дел ме­ня! — Ну ви­дел, и что? Сде­ла­ешь вид, что вы не зна­ко­мы? — Да... Или пред­ла­га­ешь бро­сить­ся ему на шею с кри­ком: «Вер­нись, я все про­щу»? Не до­ждет­ся! Вме­сто от­ве­та Алин­ка крас­но­ре­чи­во по­кру­ти­ла паль­цем у вис­ка. — Со­би­рай­ся, — ско­ман­до­ва­ла че­рез ми­ну­ту. — От­дох­ну­ли и хва­тит. По­едем ко мне и зай­мем­ся кон­сер­ва­ци­ей. По­ми­до­ры за­со­лим. При­встав, я по­ко­си­лась в сто­ро­ну, где толь­ко что ви­де­ла Леш­ку, од­на­ко его там уже не ока­за­лось. Ин­ту­и­ция под­ска­зы­ва­ла, что это не по­след­няя на­ша встре­ча, и бу­ду­щее под­твер­ди­ло, что я не оши­ба­лась... На сле­ду­ю­щий день мы с ним столк­ну­лись в су­пер­мар­ке­те. Имен­но столк­ну­лись, по­то­му что я бук­валь­но на него на­ле­те­ла. И чуть не упа­ла. Ко­гда вы­пря­ми­лась, встре­ти­лась с ним взгля­дом. Па­рень хо­тел по­здо­ро­вать­ся, но я кру­то раз­вер­ну­лась и по­мча­лась к вы­хо­ду. Уже на ули­це раз­дра­жен­но по­ду­ма­ла: «Ин­те­рес­но, че­го это он при­пер­ся в наш ма­га­зин, ес­ли его ро­ди­те­ли жи­вут на дру­гом кон­це го­ро­да? Стран­но...» Ко­гда рас­ска­за­ла об этом Алин­ке, по­дру­га рав­но­душ­но по­жа­ла пле­ча­ми: «Не бе­ри в го­ло­ву! Это про­сто слу­чай­ность!» Од­на­ко в вос­кре­се­нье я опять на­ткну­лась на экс-бой­френ­да. На этот раз в ка­фе, где мы с ним ко­гда-то лю­би­ли по­си­деть за ча­шеч­кой ко­фе. — На­вер­ное, он то­же ску­ча­ет, — ска­за­ла на сле­ду­ю­щий день по­дру­ге. — Как ду­ма­ешь?.. Алин, че­го ты мол­чишь? — Груст­но, — вздох­ну­ла она. — Так хо­чет­ся, что­бы вы с Леш­кой жи­ли счаст­ли­во и лю­би­ли друг дру­га. — Не тра­ви ду­шу, — сквозь слезы по­про­си­ла я. — Обрат­но­го пу­ти нет. Что сде­ла­но, то сде­ла­но... Ска­зать ска­за­ла, а са­ма по­том по­чти всю ночь не спа­ла. Ду­ма­ла, как же так про­изо­шло. Ведь ко­гда-то мы с Леш­кой и дня не мог­ли про­жить в раз­лу­ке, де­ли­лись каж­дой ме­ло­чью, об­суж­да­ли всех и всё. И лю­бовь бы­ла. Су­ма­сшед­шая. Ка­за­лось, ли­ши нас ее — и свет по­мерк­нет. А те­перь? Жи­вем в од­ном го­ро­де, а буд­то по­се­ли­лись на раз­ных пла­не­тах, все даль­ше уле­та­ю­щих друг от дру­га. Жал­ко и боль­но. И глав­ное, ис­пра­вить ни­че­го нель­зя. Да и за­чем? У ме­ня тут серд­це раз­ры­ва­ет­ся от го­ря, а Леш­ка, небось, и в ус не ду­ет! Ина­че бы по­зво­нил. Бес­со­вест­ный! Как он мог ме­ня бро­сить?! Вся сле­ду­ю­щая неде­ля про­шла в ду­шев­ных тер­за­ни­ях. А в суб­бо­ту утром мы с Алин­кой по­еха­ли на вы­став­ку ко­шек, где я сно­ва уви­де­ла бывшего. — У ме­ня гал­лю­ци­на­ции? — толк­ну­ла лок­тем в бок по­дру­гу. — Нет, это дей­стви­тель­но Ле­ша! — под­твер­ди­ла она. — А че­го ты удив­ля­ешь­ся? Он ведь все­гда лю­бил ко­шек. Кста­ти, нуж­но по­здо­ро­вать­ся. При­вет, Леш! — за­кри­ча­ла она, и па­рень яв­но об­ра­до­вал­ся. — При­вет, де­воч­ки. Как жизнь? — Как в сказ­ке, об­за­ви­ду­ешь­ся! — опе­ре­див Алин­ку, на­ро­чи­то бод­ро от­ве­ти­ла я. И до­ба­ви­ла: — Ска­жи, за­чем ты ме­ня пре­сле­ду­ешь? — С че­го ты взя­ла? — на­чал он, но, на­ткнув­шись на мой взгляд, сму­тил­ся. — Зна­ешь, я уже третий день не мо­гу те­бе до­зво­нить­ся на со­то­вый, и эс­эм­эс­ки по­че­му-то не про­хо­дят. — Позд­но хва­тил­ся, милый! Я как раз три дня на­зад по­ста­ви­ла за­прет на твой но­мер. — Не по­нял! По­че­му? Наг­лец, еще спра­ши­ва­ет! На­пле­вал в ду­шу, на­гу­лял­ся, а по­том шлет мне по­сла­ния (как удоб­но по те­ле­фо­ну!), что-ни­будь вро­де: «Из­ви­ни, по­го­ря­чил­ся, да­вай оста­нем­ся дру­зья­ми». Нет уж, как го­во­рит­ся, гуд­бай, мой маль­чик! — По ко­ча­ну! И учти, ес­ли я еще раз где-ни­будь те­бя встре­чу, то… — То что? Я мед­ли­ла с от­ве­том. Мо­жет, ну ее, эту гор­дость?! Не луч­ше ли сей­час бро­сить­ся Леш­ке на грудь и дать во­лю эмо­ци­ям — ругать его, пла­кать, го­во­рить, как мне без него пло­хо... — Ну, про­дол­жай! Че­го за­мол­ча­ла?! — Да по­шел ты! — злоб­но про­ши­пе­ла я и, за­быв про по­дру­гу, бро­си­лась к вы­хо­ду из па­ви­льо­на. Леш­ке при­шлось ме­ня до­го­нять. — Даш! Ну что я та­ко­го ска­зал? По­ка мы вы­хо­ди­ли из ве­сти­бю­ля, шли по ули­це, Алексей до­би­вал­ся от ме­ня объ­яс­не­ний. Я же бе­жа­ла впе­ред, же­лая ото­рвать­ся от сво­е­го пре­сле­до­ва­те­ля и за­те­рять­ся в тол­пе. Но он не от­ста­вал и по­ехал со мной в мет­ро. Воз­ле мо­е­го подъ­ез­да схва­тил ме­ня за пле­чи и при­пе­ча­тал к стене: — Оста­но­вись, Снеж­ная ко­ро­ле­ва. Да­вай рас­то­пим лед обид. Я же люб­лю те­бя. Так, что на все го­тов! Я за­ку­си­ла гу­бу, за­ка­ти­ла глаза, ста­ра­ясь удер­жать слезы. По­том мы как су­ма­сшед­шие це­ло­ва­лись в па­рад­ном, в лиф­те, на лест­нич­ной пло­щад­ке. Це­ло­ва­лись, от­кры­вая дверь в квар­ти­ру. Це­лу­ясь, вва­ли­лись в при­хо­жую. Захлоп­нув но­гой дверь, Леш­ка лег­ко при­под­нял ме­ня за та­лию, за­кру­жил, как пу­шин­ку, и по­нес в ком­на­ту…

Со­про­тив­лять­ся про­сто не бы­ло сил. Да и за­чем, ес­ли мне са­мой хо­чет­ся сно­ва ис­пы­тать огонь его стра­сти

«Ка­кое сча­стье, что мы опять вме­сте! Вот так бы ни­ко­гда не по­ки­дать этих объятий, не от­ры­вать­ся от губ», — по­ду­ма­ла я, гля­дя на уми­ро­тво­рен­ное ли­цо уснув­ше­го под утро Леш­ки. А он, слов­но услы­шав мои мыс­ли, улыб­нул­ся во сне...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.