Стра­сти-мор­да­сти, или Же­нить­ся на­до на си­ро­те

Zhenskiye Istorii - - News - Ан­дрей, 30 лет

По­слу­шай ме­ня, — на­чал, ко­гда лю­би­мая на­ко­нец-то за­яви­лась. — По­слу­шай и сде­лай вы­во­ды... — я ста­рал­ся го­во­рить мед­лен­но, что­бы не сорваться на крик. — Мы с то­бой уже дав­но не де­ти. Твои ро­ди­те­ли свою роль вы­пол­ни­ли: ро­ди­ли те­бя, вы­рас­ти­ли. Но те­перь ты не долж­на жить под их дик­тов­ку! — Ты ни­че­го не по­ни­ма­ешь! Ма­ма же­ла­ет нам толь­ко добра! — Аня в за­паль­чи­во­сти мах­ну­ла ру­кой, и чаш­ка с ча­ем грох­ну­лась на пол. Мыс­лен­но чер­тых­нув­шись, я от­пра­вил­ся на бал­кон за шваброй. Ко­гда вер­нул­ся, Ан­нуш­ка уже со­бра­ла оскол­ки и си­де­ла за сто­лом с ви­дом про­ви­нив­ше­го­ся ре­бен­ка. Ре­шил, что на се­го­дня с нее хва­тит но­та­ций, и увел в спаль­ню... Утром нас раз­бу­дил зво­нок в дверь. Это за­яви­лась Ани­на ма­ма­ша. — Еще спи­те? Со­би­рай­тесь, по­еха­ли, мне нуж­на по­мощь!.. Анеч­ка, те­бя столь­ко раз про­си­ли: но­чу­ешь не до­ма — пре­ду­пре­ждай! Я при­е­ха­ла, а те­бя нет. Зря сде­ла­ла та­кой крюк. Лиш­ний бен­зин по­тра­ти­ла, а он до­ро­гой. Ан­нуш­ка толь­ко ви­но­ва­то вздох­ну­ла. «Что, да­же чаю не по­пьем?» — этот анек­дот про те­щу я вспомнил, уже си­дя в ма­шине, ко­то­рая нес­лась по утрен­не­му шос­се на да­чу. Та­ма­ра Лео­ни­дов­на бол­та­ла без умол­ку, но при этом ве­ла ма­ши­ну ак­ку­рат­но, не на­ру­шая пра­вил и не со­зда­вая неудобств дру­гим во­ди­те­лям. До­е­ха­ли мы за со­рок ми­нут. На­ша по­мощь за­клю­ча­лась в упа­ков­ке в ба­гаж­ник пло­до­во-ягод­но-

овощ­ной кон­сер­ва­ции. Все ле­то они с му­жем вка­лы­ва­ли на да­че: рас­ти­ли-по­ли­ва­ли-по­ло­ли-со­би­ра­ли урожай… Те­перь мы в во­семь рук тас­ка­ли в ма­ши­ну вся­че­ские за­крут­ки — ма­лень­кий «каб­лу­чок» да­же про­сел под та­ким гру­зом. Ве­че­ром я по­мог любимой за­вез­ти в ее квар­ти­ру часть ба­нок и уехал к се­бе. Мы встре­ча­лись по­чти год, уже дав­но ре­ши­ли жить вме­сте, а ее квар­ти­ру сда­вать, но Та­ма­ра Лео­ни­дов­на бы­ла про­тив. Она про­дол­жа­ла кон­тро­ли­ро­вать каж­дый шаг взрос­лой до­че­ри, за­став­ля­ла жить, при­дер­жи­ва­ясь ее лич­ных прин­ци­пов. Ме­ня раз­дра­жал этот ма­те­рин­ский дик­тат. Но Анюта по­че­му-то с ним ми­ри­лась. Ста­ло яс­но, что так даль­ше продолжаться не мо­жет, — ме­ня сло-

Анюта опять за­вис­ла у ма­мы. Я злил­ся, так как на­до­е­ли эти по­сто­ян­ные ожи­да­ния...

жив­ша­я­ся си­ту­а­ция до­ста­ла окон­ча­тель­но. При всей мо­ей люб­ви к этой де­вуш­ке, ее ро­да­ки ка­за­лись мон­стра­ми из про­шло­го — да­же не со­вет­ско­го, а со­всем дре­му­че­го. «Не­ча ку­пе­че­ской до­че­ри по гуль­кам бе­гать! Си­ди при­да­ное шей!» Ко­неч­но, квар­ти­ра неве­сты бы­ла куп­ле­на от­цом и ма­те­рью, об­став­ле­на то­же, и са­ма она вы­уче­на в ву­зе на се­мей­ные день­ги. Имен­но по­это­му по­слать ее ро­ди­те­лей по­даль­ше мне ду­ху не хва­та­ло. Я знал, что во мно­гом мы с Аней друг дру­гу пол­но­стью под­хо­дим — от ми­ро­воз­зре­ния и ми­ро­ощу­ще­ния до по­сте­ли и вку­сов в еде и мел­ких при­вы­чек. Вре­мя ре­ши­тель­но­го раз­го­во­ра при­бли­жа­лось. И вот в оче­ред­ной раз Аню­ты не ока­за­лось до­ма. Мо­биль­ный не от­ве­чал. Я плю­нул на услов­но­сти и от­пра­вил­ся к ее пред­кам. Уже вы­хо­дя из мет­ро, еще раз на­брал но­мер — глу­хо. Вот и зна­ко­мый подъ­езд. По­зво­нил в дверь. На по­ро­ге — по­тен­ци­аль­ная те­ща. Во взгля­де хо­ро­шо разыг­ран­ное ра­дост­ное удив­ле­ние: «Как хо­ро­шо, что ты при­шел! Мы как раз го­во­рим, как луч­ше ре­шить неко­то­рые во­про­сы». При этом впус­кать ме­ня не спе­шит. Ну уж нет, раз при­шел, вой­ду! На кухне об­ста­нов­ка по­ка­за­лась мне, мяг­ко го­во­ря, на­пря­жен­ной. Не­яр­кий свет, чаш­ки, чай, пи­рог, вкус­но­сти

Вз­г­ля­нув на лю­би­мую, я по­нял, что при­шел как раз во­вре­мя, так как ей тре­бо­ва­лась под­держ­ка

ка­кие-то. Аня си­де­ла в уг­лу, вжав­шись спи­ной в мяг­кий уго­лок. На­про­тив, бук­валь­но на­ви­сая все­ми сво­и­ми ста два­дца­тью ки­ло­грам­ма­ми, вос­се­дал ее отец — биз­нес­мен, дер­жав­ший на рын­ке не­сколь­ко то­чек со вся­кой вся­чи­ной. Не­смот­ря на воз­раст и со­лид­ный вид, неудер­жи­мо тя­ну­ло на­звать его Вить­ком. Я сел ря­дом с любимой. — Так вот, — об­ра­ти­лась к ней ма­ма­ша. — Ко­неч­но, мы по­ка про­тив то­го, что­бы вы жи­ли вме­сте, но ес­ли те­бе не тер­пит­ся, то лад­но... «Ви­тек» с ум­ным ви­дом кив­нул бри­той баш­кой, вы­ра­жая со­гла­сие. — Но я хо­чу сдать свою квар­ти­ру. Бла- го­да­ря этим день­гам мы смо­жем сво­бод­нее вздох­нуть, — нере­ши­тель­но на­ча­ла Аня. — Что зна­чит «сдать квар­ти­ру»? — за­дох­ну­лась от воз­му­ще­ния Та­ма­ра Лео­ни­дов­на. — От­ку­да ты зна­ешь, кто в ней бу­дет жить? Мне толь­ко нар­ко­ман­ско­го при­то­на не хва­та­ло на ста­ро­сти лет! Тут я ре­шил, что по­ра уже про­явить ха­рак­тер и вы­ска­зать ей свое мнение: — Как я по­ни­маю, квар­ти­ра Ани­на, и она са­ма впра­ве ре­шать, что с ней де­лать... На день­ги от арен­ды она мог­ла бы по­лу­чить вто­рое выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Или от­кла­ды­вать их… До­го­во­рить мне не да­ли. — Ты по­ка еще не муж, а толь­ко со­би­ра­ешь­ся быть им! Так что ж сра­зу на чу­жой ка­ра­вай рот ра­зе­ва­ешь?! За­ра­бо­тай день­ги и на жизнь, и на уче­бу же­ны. Не мо­жешь? То­гда мол­чи! В сло­вах Ани­ной ма­мы бы­ла до­ля прав­ды, то есть воз­ра­жать пе­ре­хо­те­лось. Од­на­ко она ре­ши­ла до­да­вить: — И по­том, ес­ли в квар­ти­ре что-то слу­чит­ся, кто от­ве­чать бу­дет? А вдруг из нее все вы­ве­зут? По­это­му ни­ка­ких ва­ри­ан­тов сда­чи мы не пла­ни­ру­ем. Сю­да ско­ро при­е­дет на уче­бу Анеч­ки­на дво­ю­род­ная сест­ра, она и бу­дет там жить. А ес­ли к Ане при­е­дет ба­буш­ка? — голос Та­ма­ры Лео­ни­дов­ны воз­вы­сил­ся до вы­сот под­лин­но­го тра­гиз­ма. — Ей же негде бу­дет оста­но­вить­ся! — А что, в ва­ших че­ты­рех ком­на­тах не найдется ме­ста для ба­буш­ки или пле­мян­ни­цы? — спро­сил я. — По­че­му нуж­на имен­но Ани­на квар­ти­ра? «Ви­тек» хмык­нул в ду­хе «Пацан не по­нял, шо за де­ла?», а бу­ду­щая те­ща сна­ча­ла раз­дра­жен­но по­тряс­ла го­ло­вой, а по­том за­го­во­ри­ла, чет­ко от­де­ляя каж­дое сло­во: — Это на­ши се­мей­ные де­ла, Ан­дрей. И мы... — она вы­де­ли­ла сло­во «мы» до ощу­ти­мой тя­же­сти сталь­ной за­го­тов­ки. — МЫ са­ми ре­шим, кто и что бу­дет де­лать с НА­ШИМ иму­ще­ством. Яс­но? Все ста­ло на свои ме­ста. «Что мое, то мое, а что твое — то на­ше». Толь­ко так, и ни­как ина­че. Ме­ня ро­ди­те­ли вос­пи­ты­ва­ли по-дру­го­му. Да­же ес­ли они бы­ли не­до­воль­ны мо­и­ми ре­ше­ни­я­ми, мог­ли толь­ко по­мочь со­ве- том или ана­ли­зом си­ту­а­ции. Я очень хо­ро­шо пом­ню сло­ва от­ца: «Сы­нок, мы мо­жем под­ска­зать, но ре­ше­ние при­ни­ма­ешь ты сам. Ты муж­чи­на, и это твоя жизнь. По­это­му не бой­ся сде­лать ошиб­ку, бой­ся не сде­лать из нее вы­во­дов». Я под­нял­ся из-за сто­ла. По­смот­рел на Аню, по­том на ее ро­да­ков и ре­ши­тель­но, как в ру­ко­паш­ном, ру­ба­нул:

Отец с ма­те­рью ни­ко­гда не ста­ли бы дик­то­вать мне свои усло­вия. И я им за это очень бла­го­да­рен...

— Я не ни­щий, по­да­чек не жду. Вы по­да­ри­ли до­че­ри квар­ти­ру — спа­си­бо. Даль­ше ее де­ло ре­шать, что с ней де­лать. Аню­те уже не восемнадцать и да­же не два­дцать один... — Я уже вод­ку мо­гу ку­пить са­ма! — по­пы­та­лась Аня раз­ря­дить си­ту­а­цию, но толь­ко под­ли­ла мас­ла в огонь: — Ты еще вод­ку ее пить на­учи! Даль­ней­шее пом­ню смут­но. На­ча­лось ба­наль­ное се­мей­ное вы­яс­не­ние от­но­ше­ний с во­про­са­ми в ду­хе «А ты кто та­кой?!» и на­ши­ми от­ве­та­ми ти­па «Да на се­бя по­смот­ри­те!» В ито­ге по­сле получасового пре­пи­ра­тель­ства мы, охрип­шие и обес­си­лен­ные, си­де­ли за тем же сто­лом с нетро­ну­ты­ми чаш­ка­ми чаю и от­кры­той бу­тыл­кой ко­нья­ка. «Ви­тек», ока­зав­ший­ся на по­вер­ку юмор­ным, хо­тя и не­сколь­ко тор­моз­ну­тым дядь­кой, пе­ре­кры­вая жен­ские виз­ги, вес­ким ба­сом гро­мых­нул: — Ша! Все вы­ска­за­лись? Вы­пу­сти­ли пар? Хо­ро­шо. Сядь, То­ма. И ты, Ан­дрей, не рви гор­ло, не на ста­ди­оне! Бу­ду­щая те­ща еще буль­ка­ла, как ка­стрю­ля на вы­клю­чен­ном огне, моя неве­ста ути­ра­ла слезы и сме­я­лась, а ме­ня би­ла нерв­ная дрожь. Вы­во­ды из все­го это­го бы­ли сде­ла­ны в на­шу поль­зу. Ре­ши­ли, что в Ани­ной квар­ти­ре бу­дет жить ее дво­ю­род­ная сест­ра, но за день­ги. Прав­да, со скид­кой, она ведь все рав­но пла­ти­ла бы за съем­ное жи­лье... Про­ща­ясь, ма­ма­ша Аню­ты вдруг под­ста­ви­ла мне ще­ку для по­це­луя. И то­гда я по­ду­мал, что все-та­ки луч­ше же­нить­ся на си­ро­те.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.