На­ши де­ти муд­рее нас

Zhenskiye Istorii - - News - Ири­на, 35 лет

Толь­ко я при­се­ла по­сле ужи­на с кни­гой на ди­ван, как услы­ша­ла жа­лоб­ный голос сы­на: — Мам, Жень­ка сно­ва де­рет­ся! Чуть нос мне не раз­би­ла! Я вздох­ну­ла, от­ло­жи­ла книж­ку. Ну что опять у них про­ис­хо­дит? — Же­ня! — сер­ди­то оклик­ну­ла дочь. — Пре­кра­ти немед­лен­но свои штуч­ки! Яша не бок­сер­ская гру­ша. И по­том, ты же де­воч­ка... — Яш­ка сам виноват! — воз­ра­зи­ла она. — Он дол­жен был ров­но дер­жать по­душ­ку! Ябе­да! — она по­ка­за­ла бра­ту язык. — Что за ма­не­ры! — по­ка­ча­ла го­ло­вой я. — Не стыд­но? — Что тут опять? — вме­шал­ся муж. — Как все­гда, — от­ве­ти­ла ему яз­ви­тель­ным то­ном. — Твоя лю­би­мая до­чень­ка бьет сво­е­го бра­та. — Я его не би­ла! — за­кри­ча­ла Же­ня. — Не кри­чи! — по­пы­та­лась по­ста­вить ее на ме­сто. — Ты то­же! — бурк­нул Алексей. — Кста­ти, са­ма ви­но­ва­та! — про­дол­жил ворч­ли­во. — Ра­стишь ре­бен­ка в теп­лич­ных усло­ви­ях. Как из него вы­рас­тить муж­чи­ну, ес­ли он пря­чет­ся за тво­ей юб­кой? — За­то ты раз­ре­ша­ешь Ев­ге­нии все. Где это ви­да­но, что­бы тре­ни­ров­ки по ка­ра­те устра­и­вать до­ма? Она так

Cе­мья бук­валь­но рас­па­да­лась на гла­зах. В до­ме ца­ри­ло непо­ни­ма­ние, но я не мог­ла ни­че­го с этим по­де­лать...

ко­гда-ни­будь по­ка­ле­чит Яшу! — вы­па­ли­ла со зло­стью и тут же вспом­ни­ла, что утром мы обе­ща­ли друг дру­гу боль­ше не ссо­рить­ся при детях. — Не пре­уве­ли­чи­вай. И пе­ре­стань но­сить­ся с Яш­кой, как с мла­ден­цем. Сде­ла­ла из сы­на... — Але­ша по­тя­нул­ся к Яше, ко­то­рый тут же увер­нул­ся.

Су­пруг упре­кал ме­ня в том, что я но­шусь с сы­ном, как с мла­ден­цем. Мол, Яш­ка из-за это­го растет хлю­пи­ком

— Ябе­да! — бурк­ну­ла Же­ня, Леш­ка лишь усмех­нул­ся, а я об­ня­ла сы­ниш­ку и по­шла с ним на кух­ню. — Пап, пой­дем немно­го по­гу­ля­ем воз­ле озе­ра? — пред­ло­жи­ла доч­ка Ле­ше, и он со­гла­сил­ся. Я вздох­ну­ла. Как мож­но быть на­столь­ко черст­вы­ми и не за­ме­чать, что Яша не та­кой, как дру­гие де­ти? Он чув­стви­тель­ный, пуг­ли­вый, с ним нель­зя гру­бо об­хо­дить­ся... И так каж­дый день. Ев­ге­ния бы­ла со­вер­шен­но невы­но­си­мой, она слу­ша­лась толь­ко Алек­сея. Сы­ном су­пруг со­всем не за­ни­мал­ся. Я же про­во­ди­ла с маль­чи­ком все сво­бод­ное вре­мя, чи­та­ла ему книж­ки, укла­ды­ва­ла спать. Ино­гда он спал со мной в спальне! Это на­ча­лось два го­да на­зад, ко­гда од­на­жды но­чью ма­лы­шу при­снил­ся страш­ный сон, он ис­пу­гал­ся и стал гром­ко звать на по­мощь. Я при­нес­ла Яш­ку в свою по­стель, и с тех пор он стал ча­сто при­бе­гать ту­да но­чью. Че­рез пол­го­да Алексей ска­зал, что втро­ем в кро­ва­ти тес­но, и ушел спать в го­сти­ную на ди­ван. То­гда я очень оби­де­лась. Почувствовала се­бя так, слов­но это толь­ко мой ре­бе­нок. К доч­ке муж от­но­сил­ся ина­че. По­та­кал ее ка­при­зам, шел на по­во­ду у неле­пых же­ла­ний. А еще без мо­е­го со­гла­сия за­пи­сал ее на ка­ра­те. — Это же де­воч­ка! — воз­му­ти­лась я, ко­гда ме­ня по­ста­ви­ли пе­ред фак­том. — И что? — огрыз­нул­ся муж. — Это зна­чит, что она долж­на быть раз­маз­ней?! Та­кой, как ее бра­тец? Слов­но на­пе­ре­кор мне Ле­ша по­не­мно­гу «уби­вал» в Жень­ке все жен­ское, при­ви­вая маль­чи­ше­ские при­выч­ки — брал с со­бой на ры­бал­ку, в га­раж, ре­мон­ти­ро­вал с ней ро­зет­ки. — И ры­бал­ка, и ро­зет­ка, и ка­ра­те — спо­соб при­вить Ев­ге­нии тер­пе­ние и вни­ма­ние, — го­во­рил муж. — Вос­пи­тать стер­жень! Хва­тит то­го, что Яша — ки­сей­ная ба­рыш­ня. Да, в ми­ре Же­ни был толь­ко отец. Он все­гда прав. К нему де­воч­ка шла за со­ве­том. Мы с Яшей существовали по дру­гую сто­ро­ну бар­ри­кад. Се­мья разваливалась на гла­зах. Алексей на­столь­ко при­вык спасть в го­сти­ной, что пе­ре­стал про­яв­лять ко мне ин­те­рес как муж­чи­на. Он был уве­рен, что стра­хи сы­на — это блажь, и я де­лаю из него хлю­пи­ка. Ссо­ры уча­ща­лись. Во вре­мя обе­да или ужи­на муж раз­го­ва­ри­вал толь­ко с до­че­рью... Он боль­ше не лю­бил ме­ня. Это ста­ло оче­вид­ным. — По­еха­ли в суб­бо­ту к мо­им ро­ди­те­лям, — пред­ло­жи­ла я. — По­след­ние теп­лые дни. Сде­ла­ем шаш­лы­ки. — Во­об­ще-то у нас с Жень­кой дру­гие пла­ны, — бурк­нул су­пруг. — В суб­бо­ту ве­че­ром идем на де­мон­стра­цию при­е­мов борь­бы од­но­го из луч­ших ма­сте­ров ми­ра. А еще мы со­би­ра­лись пе­ре­брать дви­га­тель в ма­шине. — А-а-а! Дви­га­тель — это важ­но, — зло от­ве­ти­ла я. — Про­сто ино­гда не ме­ша­ло бы со­ве­то­вать­ся и со мной. — Не на­чи­най! — от­мах­нул­ся он. — Мы бы­ли у ро­ди­те­лей ме­сяц на­зад. Ка­кие про­бле­мы? Ты нян­чишь Яшу, кто-то дол­жен за­ни­мать­ся Же­ней. Ей ну­жен ав­то­ри­тет, вни­ма­ние. Те­бе неко­гда быть с доч­кой! — Ну ко­неч­но, я пло­хая мать, а ты — про­сто пре­крас­ный ав­то­ри­тет! — вы­крик­ну­ла, не сдер­жав эмо­ций. И тут муж про­из­нес ужас­ную фра­зу: — Да­вай раз­ве­дем­ся. В по­след­нее вре­мя на­ша жизнь — ад. Ты взвин­чен­ная, веч­но всем недо­воль­на, кри­чишь! Мои нер­вы на пре­де­ле. — Недо­воль­на? Ко­неч­но! По­то­му что я те­бя со­вер­шен­но не ин­те­ре­сую! — Так у те­бя же на пер­вом плане Яш­ка! Да­же спит под боч­ком, а я... В этот мо­мент я услы­ша­ла, как за спи­ной скрип­ну­ла дверь. Вы­гля­ну­ла в ко­ри­дор — пу­сто. На­вер­ное, по­ка­за­лось. По­бе­жа­ла в спаль­ню. Под оде­я­лом со­пел сын. Я лег­ла ря­дом и по­це­ло­ва­ла его в ви­сок. «Толь­ко ты у ме­ня остал­ся, птен­чик мой!» — по­ду­ма­ла в от­ча­я­нии и за­пла­ка­ла. Ес­ли Леш­ка уй­дет, на­вер­ня­ка за­бе­рет Же­ню. Ка­кой кош­мар! На сле­ду­ю­щий день доч­ка ве­ла се­бя как-то не так. Хму­ри­лась, быст­ро по­зав­тра­ка­ла и убе­жа­ла на тре­ни­ров­ку, не по­це­ло­вав ме­ня на прощание. День тя­нул­ся невы­но­си­мо дол­го. Я жда­ла и бо­я­лась ве­че­ра од­но­вре­мен­но. Опять бу­дет скан­дал. Но на удив­ле­ние, ве­че­ром каж­дый из нас стал за­ни­мать­ся сво­и­ми де­ла­ми. И вдруг в ком­на­ту во­шли де­ти. — Ма­ма, Яша се­го­дня бу­дет спать в на­шей с ним ком­на­те, — ска­за­ла дочь, а сын одоб­ри­тель­но кив­нул. — Яшень­ка... Но ты же бо­ишь­ся... — Ни­че­го, Же­ня ме­ня за­щи­тит! — улыб­нул­ся сест­ре он. Я по­вер­ну­лась к ок­ну. Стран­но... Вро­де и ра­да, что де­ти вме­сте, но… почувствовала се­бя ни­ко­му не нуж­ной. «Ты мне нуж­на», — услы­ша­ла вдруг ше­пот му­жа. Ну на­до же, он слов­но прочитал мои мыс­ли. Я по­вер­ну­лась, и вдруг… Пер­вый раз за дли­тель­ное вре­мя ока­за­лась в его объ­я­ти­ях. Вс­хлип­нув, уткну­лась ли­цом Ле­ше в грудь и по­ду­ма­ла, что мог­ла бы так сто­ять дол­го-дол­го...

Я не по­ве­ри­ла сво­им ушам. Вы­хо­дит, Ле­ша во­все не чур­бан. Он все еще лю­бит ме­ня. Ка­кое сча­стье!!!

Прос­нув­шись утром, мы уви­де­ли две па­ры глаз, ко­то­рые смот­ре­ли на нас. — Мы про­сто пе­ре­жи­ва­ли, что вы позд­но вста­не­те и грен­ки осты­нут. — Ка­кие грен­ки? — уди­вил­ся муж. — Ко­то­рые мы с Яшей при­го­то­ви­ли на зав­трак, — от­ве­ти­ла ему доч­ка. — А еще све­жий чай за­ва­ри­ли. Ма­моч­ка, па­поч­ка, не раз­во­ди­тесь. Мы вас так лю­бим! И хо­тим, что­бы всем бы­ло хо­ро­шо. Мне хо­те­лось пла­кать и сме­ять­ся од­но­вре­мен­но. На­вер­ное, се­мья — это еще и же­ла­ние ис­кать ком­про­мис­сы и, глав­ное, на­хо­дить их. Кри­зис бы­ва­ет в лю­бых от­но­ше­ни­ях, и толь­ко лю­бя­щие лю­ди го­то­вы пре­одо­ле­вать его вме­сте. Так что все у нас по­лу­чит­ся...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.