ТИ­ЛИ-ТИ­ЛИ ТЕСТО

Не ду­ма­ла, что ку­ли­нар­ный дар по­мо­жет при­влечь вни­ма­ние пар­ня, ко­то­рый мне очень нра­вил­ся...

Zhenskiye Istorii - - Дела Сердечные - Ма­рия, 29 лет

Год на­зад я ку­пи­ла квар­ти­ру. И в пер­вый ве­чер, ко­гда мы с по­друж­ка­ми празд­но­ва­ли но­во­се­лье, од­на из них ска­за­ла: — Бу­дешь ло­жить­ся спать, Маш­ка, ска­жи: «Сп­лю на но­вом ме­сте — при­снись же­них неве­сте!» Это ма­ги­че­ское за­кли­на­ние! Сра­зу встре­тишь суже­но­го! — Ага! — за­сме­я­лась я. — Прын­ца на бе­лом коне! А мо­жет, на иша­ке! — Ты невоз­мож­на! — фырк­ну­ла Зи­на. — Вот од­на моя зна­ко­мая про­ве­ла та­кой ри­ту­ал: со­бра­ла по во­лос­ку у трех за­муж­них жен­щин… — Класс! — про­тя­нув ру­ку, я дер­ну­ла ее за хво­стик на го­ло­ве. — Ты че­го? Боль­но же! — Счи­тай, что ты пер­вая за­муж­няя да­ма, — хи­хик­ну­ла. — Да­вай де­лись во­лос­ком! А са­мой ста­ло груст­но. Не­смот­ря на то что при­чи­на из­вест­на — мне с пар­ня­ми ка­та­стро­фи­че­ски не вез­ло, — оди­но­че­ство так угне­та­ло, что хоть вол­ком вой. Про­во­див го­стей, я лег­ла спать и о «вол­шеб­ных» сло­вах Зин­ки на­прочь за­бы­ла. Но утром она по­зво­ни­ла: — Рас­ска­зы­вай, Ма­ру­сеч­ка, что те­бе сни­лось? — Что? Хм… А-а-а… Наш зав­хоз Иван Се­ме­но­вич, двор­ник Си­до­ров и убор­щи­ца те­тя Ксе­ния. Они, как обыч­но, в оче­ред­ной раз ора­ли и ссо­ри­лись, ко­му уби­рать пло­щад­ку пе­ред ка­фе. — Не к доб­ру, — хмык­ну­ла она. — Что ж те­бе му­жи­ки же­на­тые снят­ся?! Это го­во­рит о том, что, воз­мож­но, ты, по­дру­га, се­мью чью-то разо­бьешь! — Ага! Толь­ко не пой­му чью: пен­си­о­не­ра-двор­ни­ка, лы­со­го зав­хо­за? А что? Же­ни­хи как на под­бор! Лад­но, мне на ра­бо­ту по­ра. — Ох, Мань­ка! Ни­че­го, кро­ме сво­е­го те­ста, знать не хо­чешь! Вот оста­нешь­ся ста­рой де­вой, то­гда… При­ш­лось по­ло­жить труб­ку, что­бы

пре­кра­тить бес­по­лез­ный раз­го­вор. Я уже несколь­ко лет ра­бо­та­ла в неболь­шом кон­ди­тер­ском це­ху при ка­феш­ке. Вка­лы­вать там, ко­неч­но, до­воль­но нелег­ко. Но мне нра­ви­лось. За­пах сдо­бы, ва­ни­ли, ко­ри­цы, гвоз­ди­ки… Аро­мат пи­ро­гов, тор­тов, бу­ло­чек… И бла­го­дар­ность по­се­ти­те­лей:

Ан­дрей мне нра­вил­ся, но я не ре­ша­лась сде­лать пер­вый шаг для бо­лее близ­ко­го зна­ком­ства. Увы, он то­же не пы­тал­ся...

— Ой, сколь­ко у вас опять вся­ких вкус­но­стей! — вос­хи­ща­лись они, и я очень гор­ди­лась, по­то­му что по­чти все пек­ла по соб­ствен­ным ре­цеп­там! А спу­стя ка­кое-то вре­мя об­ра­ти­ла вни­ма­ние на сим­па­тич­но­го пар­ня из со­сед­ней квар­ти­ры. Мы ча­сто стал­ки­ва­лись в подъ­ез­де, пе­ре­бра­сы­ва­лись па­рой фраз. Я все­гда при этом сму­ща­лась: Ан­дрей мне нра­вил­ся, но сде­лать пер­вый шаг для бо­лее близ­ко­го зна­ком­ства не ре­ша­лась. Од­на­ж­ды мы в оче­ред­ной раз еха­ли вме­сте в лиф­те. Я воз­вра­ща­лась с ра­бо­ты, где немно­го вы­пи­ла по по­во­ду дня рож­де­ния ше­фи­ни. Ко­гда ка­би­на тро­ну­лась, Ан­дрей по­смот­рел на ме­ня и стал при­ню­хи­вать­ся. «На­вер­ное, спирт­ным прет за вер­сту! — по­ду­ма­ла рас­стро­ен­но. — Вот неза­да­ча: еще ре­шит, что я ал­ко­го­лич­ка!» — Дур­ная ты, Маш­ка, — ска­за­ла ка­кто при­я­тель­ни­ца Оль­га, ко­гда впер­вые уви­де­ла Ан­дрея на лест­нич­ной клет­ке. — Я бы та­ко­го кра­сав­чи­ка за­кад­ри­ла в мо­мент! — Как имен­но — не под­ска­жешь? — У те­бя все рав­но не по­лу­чит­ся! Ты ж скром­ни­ца, ка­ких свет не ви­ды­вал! — съяз­ви­ла она. — Ну... для на­ча­ла глаз­ки по­строй, улыб­нись неж­но. — Хо­ро­ший со­вет! — за­сме­я­лась я. — Мне сей­час вспом­ни­лась Про­ня Про­ко­пов­на из филь­ма «За дву­мя зай­ца­ми». Та то­же глаз­ки стро­и­ла! — У те­бя од­ни шу­точ­ки на уме! — про­бур­ча­ла по­дру­га. — Не хо­чешь — усту- пи мне. Я его быст­ро к ру­кам при­бе­ру! — Усту­пить? Раз­бе­жа­лась! Этот па­рень не для те­бя! — Да лад­но, не ки­пя­тись, по­ду­ма­ешь, ца­ца твой Ан­дрей­ка! — усмех­ну­лась Оль­га. — Остав­ляю. Поль­зуй­ся! Лег­ко ска­зать — поль­зуй­ся, ведь я да­же не пред­став­ля­ла, как мож­но най­ти под­ход к со­се­ду. И вот од­на­ж­ды Оля по­зво­ни­ла и схо­ду за­та­рах­те­ла: — Ну вот, Ма­ня, упу­сти­ла ты счаст­ли­вый шанс! Доскром­ни­ча­лась. Я из ок­на марш­рут­ки ви­де­ла тво­е­го нена­гляд­но­го Ан­дрю­шень­ку с ка­кой-то мо­ло­дой блон­дин­кой и ма­лень­кой дев­чуш­кой! Шли за руч­ки, как се­мья. Эх, упу­сти­ла ты, по­друж­ка, та­ко­го кра­сав­чи­ка! Признать­ся, эта но­вость не по­нра­ви­лась. Я да­же всплак­ну­ла от до­са­ды. Но как го­во­рит­ся, од­но серд­це стра­да­ет, дру­гое не зна­ет... Че­рез несколь­ко дней я воз­вра­ща­лась с ра­бо­ты. Ко­гда дверь лиф­та от­кры­лась, уви­де­ла на пло­щад­ке ми­ло­вид­ную жен­щи­ну при­бли­зи­тель­но мо­е­го воз­рас­та и ма­лыш­ку, по­хо­жую на нее. Де­воч­ка ра­дост­но ки­ну­лась к ка­бине и за­кри­ча­ла: — Ура! Ан­дрю­ша при­е­хал! — но, уви­дев, что ошиб­лась, разо­ча­ро­ван­но вздох­ну­ла, а по­том по­тя­ну­ла но­си­ком воз­дух и ска­за­ла: — Те­тя, ты так вкус­но пах­нешь! — Настень­ка, ну что ты та­кое го­во­ришь! — одер­ну­ла де­воч­ку мать. — А что? — по­жа­ла пле­ча­ми ма­лыш­ка. — Во-пер­вых, я за­мерз­ла! Во-вто­рых, очень хо­чу ку­шать, а в-тре­тьих, от те­ти пах­нет бу­лоч­ка­ми. Или пи­рож­ны­ми... Я неволь­но улыб­ну­лась. — Ты пра­ва, дет­ка. Я ра­бо­таю в кон­ди­тер­ском це­ху. И, чест­но го­во­ря, по­лу­чаю от это­го огром­ное удо­воль­ствие... Так по­ни­маю, вы к Ан­дрею? Но раз его нет, за­хо­ди­те ко мне. Со­гре­е­тесь, чай­ку по­пьем, я вче­ра как раз ис­пек­ла пе­че­нье, так ска­зать, опро­бо­ва­ла но­вый ре­цепт пе­ред при­ме­не­ни­ем в фир­ме. — Не­удоб­но, — неуве­рен­но про­из­нес­ла жен­щи­на. — У вас, на­вер­ное, де­ла... — Раз при­гла­ша­ют — нуж­но ид­ти, — с дет­ской непо­сред­ствен­но­стью про- мол­ви­ла дев­чуш­ка и ре­ши­тель­но взя­ла ме­ня за ру­ку. — Ты где жи­вешь? Мы бу­дем тво­и­ми го­стя­ми! Я рас­хо­хо­та­лась. Че­рез неко­то­рое вре­мя, ко­гда мы успе­ли вы­пить чай, за сте­ной по­слы­ша­лась му­зы­ка — Ан­дрей вер­нул­ся. Го­сти по­бла­го­да­ри­ли за уго­ще­ние и ушли. А я рас­стро­и­лась: зна­чит, Оль­га пра­ва: у мо­е­го со­се­да есть лю­би­мая жен­щи­на. И мо­жет, это да­же его доч­ка... Спать лег­ла в сле­зах, по­ни­мая, что влю­би­лась, но у ме­ня нет ни­ка­ких шан­сов. Ан­дрей для ме­ня так же недо­ся­га­ем, как Гангк­хар-пу­ен­сум — наи­выс­шая непо­ко­рен­ная вер­ши­на ми­ра... А спу­стя несколь­ко дней раз­дал­ся зво­нок в дверь. Я от­кры­ла. На по­ро­ге сто­ял Ан­дрей. С блок­но­том в ру­ках: — При­вет, со­сед­ка! Тут моя сест­ра про­си­ла дать ей, ко­неч­но, ес­ли мож­но, ре­цепт пе­че­нья «На­стин вос­торг». — По­го­ди, а как она о нем узна­ла? — непо­ни­ма­ю­ще уста­ви­лась на него. — О пе­че­нье? — он за­сме­ял­ся. — Маш, ты ж са­ма в сре­ду Ири­ну и мою пле­мяш­ку при­гла­ша­ла к се­бе на чай! Так ма­лая все уши те­перь ма­те­ри про­жуж­жа­ла: «Ис­пе­ки та­кое пе­че­нье, как у той слад­кой те­ти!» — Ах вот оно что! — об­ра­до­ван­но вы­дох­ну­ла я. — До­шло на­ко­нец. Толь­ко по­че­му она на­зва­ла ме­ня «слад­кой»?

По­на­ча­лу я не по­ня­ла, о ком он го­во­рит, а по­том об­ра­до­ва­лась. Вы­хо­дит, это его сест­ра, а не лю­би­мая жен­щи­на! Ура!

— Так ведь от те­бя все­гда оду­ря­ю­ще пах­нет ко­ри­цей и ва­ни­лью, све­жей сдо­бой и ме­дом! — вос­хи­щен­но ска­зал Ан­дрей и за­мял­ся, за­тем на­брал­ся сме­ло­сти и спро­сил: — Маш, а се­го­дня у те­бя, слу­чай­но, нет та­ко­го вкус­но­го пе­че­нья? — Слу­чай­но есть, но дру­гое! — Уго­стишь? — Ко­неч­но! — за­сме­я­лась. — А зна­ешь, у ме­ня есть бу­ты­лоч­ка вкус­но­го ви­на! — улыб­нул­ся со­сед. — Не под­дер­жишь ли ком­па­нию? — С удо­воль­стви­ем! Че­рез че­ты­ре ме­ся­ца на на­шей сва­дьбе Насте­на кри­ча­ла: «Ти­ли-ти­ли тесто!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.