В клу­бе толь­ко МА­МОЧ­КИ

Сбы­лась моя меч­та – мы пе­ре­еха­ли в но­вую квар­ти­ру! Но ра­дость быст­ро ста­ла мерк­нуть: муж на ра­бо­те, а я все вре­мя до­ма си­жу...

Zhenskiye Istorii - - Вот Такие Женщины - Вик­то­рия, 25 лет

Во­об­ще-то лю­би­мый сы­но­чек не да­вал ску­чать. Ан­дрюш­ка во­шел в по­ру ак­тив­но­го по­зна­ва­ния окру­жа­ю­ще­го ми­ра, и за ним ну­жен был глаз да глаз. К то­му же он рос свое­нрав­ным и упря­мым. Да­же ска­за­ла бы — неуправ­ля­е­мым. Ес­ли до­ма я еще мог­ла нена­дол­го увлечь его иг­руш­ка­ми и немно­го пе­ре­ве­сти дух, то на про­гул­ке ситуация пол­но­стью вы­хо­ди­ла из-под кон­тро­ля. По­сле уто­ми­тель­ных сбо­ров, ко­гда шап­ка по­ми­нут­но сры­ва­ет­ся с го­ло­вы, а ком­би­не­зон одеть невоз­мож­но по при­чине верт­ко­сти ре­бен­ка, мы все-та­ки вы­хо­ди­ли из квар­ти­ры. Но я зна­ла, что рас­слаб­лять­ся ра­но. Нуж­но бы­ло еще спус­кать­ся в лиф­те, где Ан­дрюш­ка за­ви­сал взгля­дом на ми­га­ю­щих кноп­ках и на­от­рез от­ка­зы­вал­ся по­ки­дать ка­би­ну. В ход шло ба­наль­ное при­ме­не­ние гру­бой си­лы, то есть я его по­про­сту вы­во­ла­ки­ва­ла. Ина­че на­зре­ва­ла пер­спек­ти­ва ка­тать­ся по эта­жам до обе­да. Мой бун­тарь на­си­лия не вос­при­ни­мал в прин­ци­пе.

Про­тест Ан­дрюш­ка вы­ра­жал виз­гом и неже­ла­ни­ем са­дить­ся в ко­ляс­ку — вы­ги­бал­ся, де­мон­стри­руя по­тря­са­ю­щую пла­сти­ку. Од­но ра­до­ва­ло — в бу­ду­щем сы­ну­ля мог стать зна­ме­ни­тым гим­на­стом. Од­на­ко до про­фес­си­о­наль­ной ка­рье­ры еще да­ле­ко, а по­ка я меч­та­ла про­сто вый­ти из подъ­ез­да...

Сы­ну­ля за­ка­ты­вал та­кие ис­те­ри­ки, что мне бы­ло стыд­но пе­ред дру­ги­ми ма­ма­ми на пло­щад­ке

— Здрав­ствуй­те, — хлеб­нув све­же­го воз­ду­ха, по­спеш­но при­вет­ство­ва­ла со­се­дей во дво­ре, гро­хо­ча ко­ле­са­ми по неров­ным пли­там до­рож­ки. Они син­хрон­но кив­ну­ли, но диа­ло­га не про­изо­шло, по­то­му что я успе­ла до­бе­жать до уг­ла до­ма. Ан­дрю­ша за­шел­ся в пла­че и стал вы­ры­вать рем­ни, ко­то­ры­ми я его при­стег­ну­ла к ко­ляс­ке. Эта ме­ра без­опас­но­сти нам необ­хо­ди­ма как ни­ко­му. Ведь толь­ко они по­мо­га­ют удер­жать сы­на. На хо­ду обер­нув­шись, я с за­ви­стью по­смот­ре­ла на мо­ло­дых ма­мо­чек, чин­но си­дя­щих во­круг дет­ской пло­щад­ки. Они о чем-то об­ща­лись, в то вре­мя как их дет­ки во­зи­лись в пе­соч­ни­це. Кар­тин­ные ма­лы­ши ле­пи­ли ку­ли­чи­ки, ка­та­лись на ка­че­лях и съез­жа­ли с гор­ки. Мне та­кая про­гул­ка толь­ко сни­лась. Мы, ко­неч­но, то­же хо­дим на пло­щад­ку, но ту­да, где ре­бят­ни по­мень­ше. Скоп­ле­ние на­ро­да нер­ви­ру­ет Ан­дрюш­ку, и успо­ко­ить его очень труд­но. Раз­ве бу­дешь всем во­круг объ­яс­нять, что это про­сто ре­бе­нок та­кой? Каж­дая ма­ма­ша, осо­бен­но та, у ко­то­рой спо­кой­ный ма­лыш, смот­ре­ла на ме­ня ко­со и с осуж­де­ни­ем. По­на­ча­лу я как бы оправ­ды­ва­лась, а по­том на­до­е­ло. Хо­ро­шо да­вать со­ве­ты по вос­пи­та­нию, ко­гда ре­бе­нок по­ни­ма­ет сло­ва «нет» и «нель­зя» и мо­жет иг­рать с иг­руш­кой ча­са­ми, не схо­дя с ме­ста! Мой же, толь­ко чув­ствуя на­мек на за­прет, спе­шил сде­лать все ина­че и до­бить­ся сво­е­го. Я безум­но уста­ла от это­го дур­до­ма, но вы­хо­да не ви­де­ла. По­это­му и ста­ра­лась не сбли­жать­ся с со­сед­ски­ми ма­моч­ка­ми, что­бы не на­рвать­ся на их со­ве­ты. Од­на­ж­ды мы воз­вра­ща­лись с про­гул­ки и по­до­шли к лиф­ту од­но­вре­мен­но с од­ной из та­ких мам. Ее доч­ка дер­жа­ла в руч­ке... чер­вя­ков! — Вот, при­хо­дит­ся нести до­мой эту га­дость, — объ­яс­ни­ла она, ви­дя гри­ма­су от­вра­ще­ния на мо­ем ли­це. — По­ни­маю, — вздох­ну­ла я. — Де­ти... — Да, — за­ки­ва­ла она, — и по­про­буй за­брать! Сра­зу в крик. — Ну, это они мо­гут, — со­гла­си­лась с ви­дом зна­то­ка. — Кста­ти, я Ви­ка. — А ме­ня зо­вут Та­ня. Вы ведь недав­но пе­ре­еха­ли? — по­ин­те­ре­со­ва­лась она. — Да, несколь­ко ме­ся­цев на­зад. Еще ни с кем не успе­ли по­зна­ко­мить­ся... Мы во­шли в лифт, и я внут­ренне на­пряг­лась, ожи­дая, что устро­ит сын из-за кно­по­чек. Но Ан­дрю­ша, на удив­ле­ние, мол­чал. Вы­яс­ни­лось, мы с Та­ней жи­вем на од­ном эта­же. А я да­же не зна­ла. — До сви­да­ния, — ска­за­ла и по­вер­ну­ла ко­ляс­ку к сво­ей квар­ти­ре. Од­на­ко у мо­е­го сы­ну­ли бы­ли свои пла­ны. Он гром­ко из­ве­стил, что не хо­чет про­щать­ся с со­се­дя­ми. Я гу­сто по­кры­лась пят­на­ми сты­да, пред­став­ляя про­грам­му «кон­цер­та по за­яв­кам», и за­су­е­ти­лась во­круг ко­ляс­ки. Но по­пыт­ки от­влечь Ан­дрюш­ку ни к че­му не при­ве­ли. Ма­лыш пе­ре­шел на уль­тра­звук. — Ви­ка, не рас­стра­и­вай­тесь! — пы­та­ясь пе­ре­кри­чать жут­кие вопли, успо­ка­и­ва­ла Та­ня. И тут мои нер­вы сда­ли. Не вы­дер­жа­ла та­ко­го по­ни­ма­ния. Это ока­за­лось ху­же, чем осуж­де­ние дру­гих мам. Я рас­пла­ка­лась. — Та­неч­ка, я боль­ше не мо­гу! — по­жа­ло­ва­лась сквозь всхли­пы. — Стыд­но признать­ся, но ино­гда Ан­дрю­ша так до­ста­ет! Чув­ствую пол­ное бес­си­лие. Вы ме­ня осуж­да­е­те? — Во­все нет, — улыб­ну­лась она, по­том по­до­шла бли­же и об­ня­ла. — Про­сто вы уста­ли. Это стресс. Неожи­дан­но сын пе­ре­стал виз­жать, си­дел и смот­рел на нас, от­крыв рот. — Мо­ло­дец, — по­хва­ли­ла его Та­ня. — Слу­шай­те, зай­ди­те к нам в го­сти. Ду­маю, я смо­гу по­мочь. Мне бы­ло не со­всем удоб­но. Слов­но на­про­си­лась. Но со­сед­ка про­дол­жа­ла на­ста­и­вать, и я со­гла­си­лась. Мы пи­ли чай и ми­ло бол­та­ли. Де­ти иг­ра­ли. У Та­тья­ны ока­за­лось мно­го ин­те­рес­но­го для Ан­дрюш­ки. Ее доч­ка По­лин­ка та­щи­ла с ули­цы не толь­ко чер­вя­ков, но и жу­ков, ули­ток, ба­бо­чек. Вся эта жив­ность оби­та­ла в ба­ноч­ках на бал­коне. Мой сын оша­лел от впе­чат­ле­ний. — Ви­ка, я го­во­ри­ла, что мо­гу по­мочь. Так вот. У нас в до­ме мно­го ма­лы­шей. По­на­ча­лу мы, ма­моч­ки, не силь­но об­ща­лись, но по­том как-то сбли­зи­лись. Дет­ки раз­ные, вме­сте иг­рать не все­гда хо­тят. У каж­до­го свой ха­рак­тер. Я вздох­ну­ла, рас­це­нив это, как на­мек. — Нет-нет! — за­ма­ха­ла ру­ка­ми со­сед­ка. — Это не ка­мень в ваш ого­род! Кста­ти, да­вай пе­рей­дем на «ты», — пред­ло­жи­ла с улыб­кой и про­дол­жи­ла: — У те­бя за­ме­ча­тель­ный сын! Ха­рак­тер — это пре­крас­но. Толь­ко ма­ме слож­но, ко­неч­но. Вот по­это­му мы и ор­га­ни­зо­ва­ли клуб ма­мо­чек. Каж­дый день кто-то из нас про­во­дит за­ня­тия для крох. Мы все со­би­ра­ем­ся на ули­це или идем в го­сти. Каж­дая по­ка­зы­ва­ет то, что уме­ет. Пе­ре­вод­чи­ца Рая учит ре­бят­ню ан­глий­ско­му, док­тор Ира про­во­дит се­ан­сы ре­лак­са­ции, Свет­ла­на иг­ра­ет на ги­та­ре и по­ет... В об­щем, кто на что го­разд. Как те­бе?

В на­шем клу­бе мы не толь­ко иг­ра­ем с детьми, но и учим их то­му, что зна­ем са­ми. Им все нра­вит­ся...

Та­ня улы­ба­лась, а я слу­ша­ла с рас­кры­тым ртом. На­до же! Та­кое при­ду­ма­ли! — Вы мо­лод­цы! Это же здо­ро­во! — Нам то­же нра­вит­ся, — рас­сме­я­лась она. — Кста­ти, се­го­дня как раз мой день. В про­грам­ме по­се­ще­ние жи­во­го угол­ка мо­ей доч­ки и «лек­ция» на те­му бе­реж­но­го от­но­ше­ния к при­ро­де. И, ко­неч­но, иг­ры. — За­ме­ча­тель­но! А что нуж­но... что­бы при­со­еди­нить­ся? — за­пи­на­ясь от вос­тор­га, спро­си­ла я. — Во-пер­вых, ре­бе­нок, — ве­се­ло от­ве­ти­ла Та­тья­на. — Во-вто­рых, ма­ма. Ну и немно­го фан­та­зии. — Это все име­ет­ся, — улыб­ну­лась я. — То­гда ни­ка­ких про­блем! Счи­тай, ты при­ня­та ав­то­ма­ти­че­ски!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.