Спа­си и со­хра­ни

Ни­ко­гда нель­зя те­рять бди­тель­ность. Я так силь­но спе­ши­ла, что это мог­ло сто­ить жиз­ни мо­ей до­че­ри...

Zhenskiye Istorii - - Дела Семейные - По­ли­на, 32 го­да

Втот день ме­ня вы­зва­ли на ра­бо­ту, и я по­про­си­ла Са­шу остать­ся с Али­ной до­ма. Доч­ка бо­ле­ла вто­рую неде­лю. — Не мо­гу, — вздох­нул муж. — У нас ав­рал. Каж­дый че­ло­век на сче­ту! — По­еду с Алей, — ре­ши­ла я. — По­та­щишь ее по та­кой по­го­де? — воз­му­тил­ся Алек­сандр. — А у ме­ня есть аль­тер­на­ти­ва?! Я очень зли­лась на су­пру­га. Так все­гда! Его ра­бо­та — это центр все­лен­ной, моя — так, ерун­да. А, меж­ду про­чим, за­ра­ба­ты­ва­ла я не на­мно­го мень­ше него. Но по­че­му-то, ко­гда раз­го­вор за­хо­дил, кто бу­дет ждать до­ма сан­тех­ни­ка или оста­вать­ся с про­сту­жен­ной Алин­кой, — эта мис­сия воз­ла­га­лась ис­клю­чи­тель­но на ме­ня... Поб­рив­шись, на­ду­шив­шись и на­дев све­же­вы­гла­жен­ную ру­баш­ку, Саш­ка ис­па­рил­ся. А я по­шла бу­дить доч­ку. — Сол­ныш­ко, доб­рое утро! По­едешь со мной на ра­бо­ту? — По­еду! — ве­се­ло со­гла­си­лась она. — Хо­ро­шо. А кук­лу бе­рем? — Да, и че­ре­паш­ку-нин­дзя. Ко­гда я уже сто­я­ла в две­рях, по­зво­ни­ла по­дру­га — по­жа­ло­вать­ся на сво­е­го му­жа, по­том се­ст­ра из Аме­ри­ки. В ито­ге я по­ня­ла, что мо­гу опоз­дать. Спу­сти­лись с ма­лыш­кой во двор. Ну вот! Кто-то по­ста­вил свою ма­ши­ну та­ким об­ра­зом, что мне не вы­ехать. И что те­перь де­лать?! Хо­зя­ин зло­по­луч­ной «Маз­ды» по­явил­ся лишь че­рез де­сять ми­нут и да­же не со­из­во­лил из­ви­нить­ся... По­ло­жив на зад­нее си­де­нье на­ши ве­щи (Али­на со­бра­ла це­лый ку­лек иг­ру­шек) и уса­див доч­ку в ав­то, я по­пы­та­лась при­стег­нуть ма­лыш­ку в ее крес­ли­це, но за­мок на ре­меш­ке за­ело. Да что же за на­пасть та­кая?! Раз­би­рать­ся бы­ло неко­гда, я и так уже опаз­ды­ва­ла. За­зво­нил мо­биль­ный те­ле­фон. Это был шеф: — По­ли­на Сер­ге­ев­на, вы не за­бы­ли о со­ве­ща­нии? — Я уже в до­ро­ге, Дмит­рий Алек­сан­дро­вич, — со­вра­ла, ис­пу­гав­шись. — Хо­ро­шо, ждем вас. Не на­чи­на­ем. — Спа­си­бо, ско­ро бу­ду. «Лад­но, — ре­ши­ла, — по­едем непри­стег­ну­ты­ми. До­би­рать­ся — от си­лы семь ми­нут». И мы по­е­ха­ли... Не знаю, как это мог­ло про­изой­ти. На пе­ре­крест­ке пе­ред све­то­фо­ром я на мгно­ве­ние от­влек­лась. И вдруг, по­сле то­го как ма­ши­ны тро­ну­лись, ме­ня под­ре­зал «Нис­сан». Я рез­ко свер­ну­ла впра­во и по­ня­ла, что не справ­ля­юсь с управ­ле­ни­ем, до­ро­га скольз­кая. Ма­ши­ну раз­вер­ну­ло и по­нес­ло в сто­ро­ну... Удар. Шок. Ми­ли­ция. Люди. Со мною все бы­ло в по­ряд­ке, а вот Али­на... Кто-то вы­звал «ско­рую», и нас с доч­кой за­бра­ли в боль­ни­цу. Алеч­ка силь­но по­стра­да­ла: пе­ре­лом ле­вой ру­ки, че­лю­сти и по­вре­жде­ние че­ре­па... Гос­по­ди, это моя ви­на! Я бы­ла обя­за­на при­стег­нуть ре­бен­ка! Доч­ке сде­ла­ли опе­ра­цию, но она все еще не при­хо­ди­ла в со­зна­ние... — Не про­щу се­бя, ес­ли с Алин­кой что-то слу­чит­ся, — пла­ка­ла на пле­че у му­жа. — Как я мог­ла не за­стег­нуть ре­мень без­опас­но­сти? Спе­ши­ла... — Я то­же не все­гда при­сте­ги­вал, — неожи­дан­но при­знал­ся он. Я оне­ме­ла от ужа­са: — Как не при­сте­ги­вал? — Все­гда ду­мал, что от­лич­но во­жу и со мной не мо­жет про­изой­ти ни­че­го пло­хо­го... — И я так ду­ма­ла... А те­перь... Что же те­перь бу­дет? Че­рез два дня по­сле опе­ра­ции на­ша де­воч­ка на­ко­нец-то при­шла в со­зна­ние. Она пла­ка­ла, вра­чи ко­ло­ли обез­бо­ли­ва­ю­щее, мы с Са­шей не

от­хо­ди­ли от ее кро­ва­ти. Ли­цо Али­ноч­ки бы­ло в си­ня­ках и сса­ди­нах, ру­ка в гип­се, го­ло­ва пе­ре­вя­за­на... «Гос­по­ди, спа­си и со­хра­ни! Толь­ко жи­ви, ми­лая, толь­ко жи­ви, по­жа­луй­ста», — шеп­та­ла я на уш­ко до­чень­ке. Боль­ше все­го я пе­ре­жи­ва­ла за по­лу­чен­ную трав­му го­ло­вы. Врач уве­рил, что ни на фи­зи­че­ском, ни на пси­хи­че­ском здо­ро­вье это не от­ра­зит­ся.

Я смот­ре­ла на Али­ноч­ку и мо­ли­ла Бо­га, что­бы она вы­жи­ла. К сча­стью, вра­чи сде­ла­ли невоз­мож­ное...

— С ва­шей де­воч­кой все бу­дет хо­ро­шо, — каж­дый день по­вто­рял он. — Глав­ное — ее пси­хо­ло­ги­че­ское со­сто­я­ние. С этим при­дет­ся по­ра­бо­тать... Каж­дый раз, ко­гда Аля слы­ша­ла за ок­на­ми боль­ни­цы шум ав­то­мо­би­ля, у нее на­чи­на­лась ис­те­ри­ка. Имен­но это имел в ви­ду ме­дик, го­во­ря о пси­хо­ло­ги­че­ском со­сто­я­нии. Дол­гих два ме­ся­ца нам при­шлось про­ве­сти в боль­ни­це. Сна­ча­ла Али­ноч­ка не мог­ла са­мо­сто­я­тель­но есть из-за пе­ре­ло­ма че­лю­сти, и ее кор­ми­ли че­рез зонд. За­тем мы по оче­ре­ди с му­жем но­си­ли ре­бен­ку про­тер­тые суп­чи­ки и овощ­ные пю­ре. Ко­гда в один из дней Алин­ка ска­за­ла: «Ма­ма, я хо­чу блин­чи­ки», — ста­ло яс­но, что она по­шла на по­прав­ку. Я тут же по­еха­ла до­мой и на­пек­ла ей на­лист­нич­ков с тво­ро­гом. Слож­но вы­ра­зить сло­ва­ми, на­сколь­ко я бла­го­дар­на вра­чам, мед­сест­рам и ня­неч­кам боль­ни­цы. Они де­ла­ли для ма­лыш­ки все воз­мож­ное. Да и ме­ня окру­жи­ли теп­лом, вну­шая уве­рен­ность, что с на­шей прин­цес­сой все бу­дет хо­ро­шо. — И все же со­ве­тую вам по­се­тить пси­хо­ло­га, — со­об­щил при вы­пис­ке врач. — Обя­за­тель­но, — со­гла­си­лась я. — Мо­гу по­ре­ко­мен­до­вать от­лич­но­го спе­ци­а­ли­ста. Ли­на Пет­ров­на — мо­ло­дой, но очень гра­мот­ный пси­хо- лог. Зна­е­те, рань­ше на та­кие ве­щи не об­ра­ща­ли вни­ма­ния, но по­верь­те, это важ­но. Луч­ше убрать про­бле­му в са­мом за­ро­ды­ше. Вер­нув­шись до­мой, я сра­зу же вос­поль­зо­ва­лась со­ве­том док­то­ра и по­зво­ни­ла по его ре­ко­мен­да­ции. Ли­на на са­мом де­ле ока­за­лась очень ми­лой жен­щи­ной и хо­ро­шим пси­хо­ло­гом. А еще она со­гла­си­лась при­хо­дить на при­ем к нам до­мой. Доч­ка еще дол­го па­ни­че­ски бо­я­лась са­дить­ся в ма­ши­ну. Да и в иг­рах из­бе­га­ла этой те­мы. Рань­ше она лю­би­ла ри­со­вать ав­то­мо­би­ли, про­си­ла Са­шу по­мочь, по­сле ава­рии не на­ри­со­ва­ла ни од­но­го... Экс­пер­ти­за уста­но­ви­ла, что «Нис­сан» был ви­но­ват. Но это не име­ло зна­че­ния. Лишь бы Аля бы­ла здо­ро­ва. — У вас очень смыш­ле­ная де­воч­ка, — с улыб­кой го­во­ри­ла нам пси­хо­лог. — Она та­кая ум­нич­ка. От­лич­но ри­су­ет, бук­вы зна­ет, не вол­нуй­тесь, все бу­дет от­лич­но. Про­шло два го­да. Про­бле­ма оста­лась по­за­ди. Али­на пе­ре­ста­ла бо­ять­ся ма­ши­ны, и мы с ней сно­ва ста­ли ез­дить. Ра­зу­ме­ет­ся, те­перь я да­же мыс­ли не до­пус­ка­ла, что­бы не при­стег­нуть дочь рем­нем без­опас­но­сти. Все! Я боль­ше ни­ку­да не спе­шу. Глав­ное — это жизнь! Од­на­жды, вы­хо­дя с Алин­кой на про­гул­ку, я за­ме­ти­ла, как но­вые со­се­ди уса­жи­ва­ют в ма­ши­ну сво­е­го трех­лет­не­го сы­на. Бы­ло вид­но, что жен­щи­на очень нерв­ни­ча­ет, на­вер­ное, опаз­ды­ва­ет. Она кри­ча­ла на му­жа, что-то пы­та­лась ему до­ка­зать. До ме­ня до­ле­те­ли об­рыв­ки фраз: — Мы опаз­ды­ва­ем. А ес­ли по­едем че­рез мост, во­об­ще ни­ку­да не успе­ем. Быст­рее уса­жи­вай Пав­ли­ка, и по­е­ха­ли. Нас ждут. В эту се­кун­ду я за­ме­ти­ла, что муж­чи­на по­са­дил маль­чи­ка на зад­нее си­де­нье в спе­ци­аль­ное дет­ское крес­ло, но... не при­стег­нул. Пе­ред гла­за­ми вдруг, слов­но в ки­но­лен­те, про­нес­лось все, что слу­чи­лось с на­ми два го­да на­зад. Весь тот кош­мар. Я со­дрог­ну­лась. — Про­шу про­ще­ния, — по­до­шла к со­се­дям. Жен­щи­на сме­ри­ла ме­ня ле­дя­ным взгля­дом. — Вы не при­стег­ну­ли сы­на, — про­дол­жи­ла я ти­хо. — За­во­ди ма­ши­ну, — об­ра­ти­лась она к су­пру­гу. Еще раз по­смот­ре­ла на ме­ня и недо­воль­но про­из­нес­ла: — Во­об­ще­то мы спе­шим. Мне неко­гда с ва­ми раз­го­ва­ри­вать. С сы­ном ни­че­го не слу­чит­ся. За­ни­май­тесь луч­ше сво­им ре­бен­ком, — кив­ну­ла на Алин­ку, ко­то­рая уса­жи­ва­лась на ка­че­ли. — Из­ви­ни­те, не в мо­их пра­ви­лах лезть в чу­жие де­ла, но... — Вот и за­ме­ча­тель­но! — обо­рва­ла она ме­ня на по­лу­сло­ве и се­ла в ав­то. — Но все же хо­чу вам ска­зать, что два го­да на­зад я то­же очень то­ро­пи­лась. Опаз­ды­ва­ла на важ­ное со­ве­ща­ние. А по­том... По­том мы с до­че­рью по­па­ли в ава­рию. Все­гда ка­жет­ся, что что-то пло­хое про­изой­дет не с на­ми. С кем угод­но, толь­ко не с на­ми. При­стег­ни­те ре­бен­ка. Та­кая ошиб­ка мо­жет сто­ить ему жиз­ни... Жен­щи­на еще несколь­ко се­кунд смот­ре­ла на ме­ня, а по­том от­кры­ла зад­нюю двер­цу, на­гну­лась к маль­чи­ку и за­стег­ну­ла ре­мень без­опас­но­сти. — Спа­си­бо, — ска­за­ла я и по­шла рас­ка­чи­вать Али­ну на ка­че­лях. На сле­ду­ю­щий день со­сед­ка са­ма по­до­шла ко мне на дет­ской пло­щад­ке. — Из­ви­ни­те, что я вче­ра так гру­бо се­бя ве­ла. Вы пра­вы, нель­зя те­рять

Бла­го­да­ря пси­хо­ло­гу на­ша доч­ка пе­ре­ста­ла бо­ять­ся ав­то­мо­би­ля. Но с тех пор мы уже не рис­ко­ва­ли...

бди­тель­ность, ко­гда речь идет о жиз­ни. Я — Свет­ла­на, — она про­тя­ну­ла мне ру­ку. — А что про­изо­шло с ва­ми? Я рас­ска­за­ла. О том, как я мо­ли­ла небе­са, что­бы Али­ноч­ка вы­жи­ла. Как твер­ди­ла: «Спа­си и со­хра­ни!» — По­это­му, ко­гда уви­де­ла, что ваш муж не при­стег­нул сы­на, ис­пу­га­лась... Свет­ла­на рас­пла­ка­лась... Те­перь мы дру­жим се­мья­ми. Ча­сто ез­дим вме­сте на пик­ни­ки. Но ни­ко­гда и ни­ку­да не спе­шим. Жизнь на­учи­ла...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.