Целуй ме­ня не толь­ко во сне

Па­па за­да­вал мне ду­рац­кие во­про­сы из се­рии: «Ко­гда же ты на­ко­нец за­муж вый­дешь?»

Zhenskiye Istorii - - Дела Семейные - Русла­на, 26 лет

Вэто ре­клам­ное агент­ство я по­па­ла по­сле по­бе­ды над мно­ги­ми кон­ку­рен­та­ми. Фир­ма пре­стиж­ная. Прав­да, шеф ока­зал­ся стро­гим, за­то за­да­ния, над ко­то­ры­ми тру­ди­лась, бы­ли ин­те­рес­ны­ми и зар­пла­та вполне до­стой­ная. Для ра­бо­ты над про­ек­та­ми со­труд­ни­ков фор­ми­ро­ва­ли в ко­ман­ды из двух-трех че­ло­век. Пол­го­да я со­труд­ни­ча­ла с Жо­рой. Мне нра­ви­лась та­кая ком­па­ния. Юр­чен­ко не при­ста­вал ко мне. Зна­е­те, как бы­ва­ет: па­рень сра­зу на­чи­на­ет кле­ить­ся, и вся ра­бо­та раз­ва­ли­ва­ет­ся. А на­ши раз­го­во­ры сво­ди­лись толь­ко к де­ло­вым во­про­сам. Во­об­ще-то на лич­ную жизнь вре­ме­ни и не оста­ва­лось. До­мой при­пол­за­ла позд­но, сра­зу в душ, что-то по­же­вать — и брык! Ме­ня лич­но та­кой об­раз жиз­ни устра­и­вал, но вот па­па! Обо­жал по­зво­нить ве­чер­ком и на­чать «об­ра­ба­ты­вать»: «Что де­ла­ет моя до­чень­ка? Со­би­ра­ет­ся на сви­да­ние?» — Нет, на ди­ван к те­ли­ку. Пап, я уста­ла, у ме­ня нет сил на лю­бовь-мор­ковь! — А жаль. В та­ком слу­чае как же ты пла­ни­ру­ешь сде­лать ме­ня де­душ­кой? — про­дол­жал ро­ди­тель. Эта те­ма ме­ня уже до­ста­ла. — Ес­ли ты так жаж­дешь иметь вну­ка, мо­гу ка­ко­го-ни­будь усы­но­вить, — бро­си­ла раз­дра­жен­но. — Ру­ся, доч­ка, нам с ма­мой хо­те­лось бы, что­бы ря­дом с то­бой бы­ло креп­кое муж­ское пле­чо... Ты жи­вешь там со­всем од­на, в огром­ной сто­ли­це! — не сда­вал­ся он. — Ме­ня это устра­и­ва­ет. И по­том, под­ста­вив па­ру раз пле­чо, со­вре­мен­ные му­жи­ки но­ро­вят сесть де­вуш­ке на шею! — спо­ри­ла я. — Но ты же мно­го­го не уме­ешь! Стул по­чи­нить или ван­ну про­чи­стить... — Па, ес­ли по­на­до­бит­ся сто­ляр или сан­тех­ник, я най­ду его в Ин­тер­не­те. Все, при­вет ма­ме. Чао-ка­као! Я по­ло­жи­ла труб­ку. Черт! Ну по­че­му жен­щи­на долж­на обя­за­тель­но жить с парт­не­ром? Все рав­но ка­ким, лишь бы чис­лил­ся вто­рой по­ло­вин­кой. У ме­ня три­жды за­вя­зы­ва­лись от­но- ше­ния с пред­ста­ви­те­ля­ми про­ти­во­по­лож­но­го по­ла. И что? Один пил. Не то что­бы по-чер­но­му, но без пи­ва ни дня не об­хо­дил­ся. Дру­гой был в веч­ном по­ис­ке се­бя. Тре­тий шел в ком­плек­те со стер­воз­ной ма­моч­кой. Хва­тит! Я ба­рыш­ня са­мо­до­ста­точ­ная. А ре­бе­нок... Ну так это же в на­ше вре­мя то­же не про­бле­ма. С та­ки­ми мыс­ля­ми я и усну­ла. Прос­ну­лась сре­ди но­чи... от воз­буж­де­ния. Се­ла на кро­ва­ти и за­сме­я­лась: при­снит­ся же та­кое! Что за иди­от­ские фан­та­зии? Секс в пар­ке?! Брр! Са­мое при­коль­ное, что мо­им парт­не­ром был... Жор­ка! Мы ле­жа­ли вдво­ем. Но­чью. На ков­ре из опав­ших ли­стьев. Об­на­жен­ные, но по­че­му-то бы­ло со­всем не хо­лод­но, а очень при­ят­но. Жо­ра лас­кал ме­ня, его по­це­луи опус­ка­лись все ни­же и ни­же. Я ощу­ща­ла неж­ные при­кос­но­ве­ния его губ так яв­ствен­но, что неволь­но воз­бу­ди­лась... От охва­тив­ше­го ме­ня то­ми­тель­но­го ощу­ще­ния и прос­ну­лась. Серд­це, пе­ре­пол­нен­ное же­ла­ни­ем боль­ше­го на­сла­жде­ния, про­дол­жа­ло ко­ло­тить­ся. Успо­ко­и­лась с тру­дом. По­том про­сто ва­ля­лась в по­сте­ли и пы­та­лась про­ана­ли­зи­ро­вать стран­ный сон. «Что за глу­по­сти при­хо­дят в го­ло­ву? А все па­па ви­но­ват с его звон­ка­ми! За­ни­мать­ся лю­бо­вью с Жор­кой?! И где? С ума сой­ти! Бред ка­кой-то!» Я пред­ста­ви­ла сво­е­го кол­ле­гу. Гла­за, по­жа­луй, кра­си­вые. Зе­ле­но­ва­то­се­рые. И рес­ни­цы длин­ные. Во­ло­сы, ве­ро­ят­но, мяг­кие. А ру­ки... Ла­донь боль­шая. И паль­цы кра­си­вой фор­мы. Длин­ные, чув­ствен­ные. На­вер­ное, при­ят­но, ко­гда они лас­ка­ют твою

грудь... Слег­ка сжи­ма­ют со­сок... «Ть­фу на те­бя, Русь­ка! — оста­но­ви­ла се­бя. — Что это за эро­ти­че­ские фан­та­зии сре­ди но­чи, да еще с уча­сти­ем Юр­чен­ко?! Хм, не­уже­ли я так хо­ро­шо Жор­ку рас­смот­ре­ла? Вро­де ни­ко­гда осо­бо и не об­ра­ща­ла на него вни­ма­ния, а пом­ню та­кие по­дроб­но­сти. Рас­ска­жу ему сон — об­хо­хо­чем­ся!» Од­на­ко на сле­ду­ю­щий день, лишь взгля­нув со­труд­ни­ку в гла­за, по­чув­ство­ва­ла, что уши на­чи­на­ют го­реть. Вот толь­ко это­го не хва­та­ло! — При­вет! Нам тут под­ки­ну­ли ра­бо­ту на вче­ра, — за­явил он, как толь­ко я во­шла в ка­би­нет. — Са­дись, сей­час по­ка­жу, что уже уда­лось сде­лать. При­сев ря­дом, я вдох­ну­ла за­пах его оде­ко­ло­на. До­воль­но при­ят­ный! Па­рень по­тя­нул­ся ру­кой к мыш­ке, при этом неча­ян­но кос­нул­ся мо­ей ла­до­ни. Меж­ду ло­пат­ка­ми про­бе­жа­ли му­раш­ки. Я по­смот­ре­ла на его кра­си­вые паль­цы, ко­то­рые быст­ро на­жи­ма­ли кла­ви­ши, и вдруг за­хо­те­лось, что­бы на­ши ру­ки спле­лись. Да­же са­ма не знаю, что на ме­ня на­шло! До вче­раш­не­го дня по­доб­ных же­ла­ний не воз­ни­ка­ло. Я ви­де­ла в Геор­гии дру­га, кол­ле­гу, но ни­как не муж­чи­ну. Вдруг по­ду­ма­ла: «А на­яву бы­ло бы так же при­ят­но це­ло­вать­ся с ним?» — Эй, о чем меч­та­ешь? По­хо­же, ты ме­ня не слы­шишь... — оклик­нул Жор­ка, до­тра­ги­ва­ясь до мо­е­го пле­ча. Я от­шат­ну­лась, слов­но ошпа­рен­ная. — О, спо­кой­но, спо­кой­но. По­че­му ты се­го­дня та­кая нерв­ная? — уди­вил­ся он. — Что-то слу­чи­лось? — Да нет, про­сто... го­ло­ва бо­лит. Спа­ла се­го­дня пло­хо... — Дай уга­даю, — улыб­нул­ся. — Сни­лись кош­ма­ры с уча­сти­ем ше­фа? Он устро­ил те­бе взбуч­ку? Как вче­ра Лар­ке? — Ага, — за­ки­ва­ла, пря­ча гла­за. — Ну... что-то в этом ро­де. — Бо­юсь, сей­час этот кош­мар при­дет на­яву. Ра­бо­та сто­ит. Про­ект го­рит. — Из­ви­ни, Жор. Ко­неч­но, ты прав. Я вся вни­ма­ние... Мы оба со­сре­до­то­чи­лись на де­ле. Но че­рез па­ру ми­нут кол­ле­га вдруг убрал прядь мо­их во­лос за ухо, и ме­ня сра­зу в жар бро­си­ло. — Ты се­го­дня во­ло­сы рас­пу­сти­ла, и мне ни­че­го не вид­но, — за­ме­тив неадек­ват­ную ре­ак­цию, объ­яс­нил он.

Неожи­дан­но я по­ня­ла, что мне хо­чет­ся, что­бы на­ши ру­ки спле­лись... А еще по­ду­ма­ла, так ли он хо­ро­шо це­лу­ет­ся?!

А я вспом­ни­ла, что на са­мом де­ле по­доб­ное слу­ча­лось уже не раз, но ме­ня это ни­чуть не сму­ща­ло... А че­рез пят­на­дцать ми­нут он по­ло­жил свою ла­донь на мою ру­ку, ко­то­рая дер­жа­ла мыш­ку, и чуть сжал ее. — По-мо­е­му, нам сто­ит сде­лать пе­ре­рыв и вы­пить ко­фе. А то ты ка­кая-то не та­кая. За­тор­мо­жен­ная, что ли... У ме­ня в го­ло­ве все сме­ша­лось. Креп­кая ру­ка бы­ла та­кой неж­ной. Его паль­цы бук­валь­но об­ни­ма­ли мои. При­ят­ное теп­ло раз­ли­ва­лось по те­лу. Я за­гля­ну­ла в Жор­ки­ны гла­за, он то­же смот­рел на ме­ня в упор, не ми­гая. — Ну при­знай­ся, — про­из­нес ти­хо. — У те­бя что-то слу­чи­лось, да? Мо­жет, влю­би­лась? Мне с тру­дом уда­лось изоб­ра­зить по­до­бие бес­печ­но­сти. — Ин­те­рес­но, в ко­го? Кро­ме те­бя, ни­ко­го не ви­жу в по­след­нее вре­мя! — То есть я как муж­чи­на те­бя не вол­ную? — оби­дел­ся со­бе­сед­ник. — Да я со­всем не это име­ла в ви­ду! — окон­ча­тель­но сму­ти­лась. — Так имей в ви­ду, я дав­но по те­бе с ума схо­жу. Толь­ко не знаю, как под­сту­пить­ся. Ты та­кая непри­ступ­ная. Де­ло­вая кол­ба­са... Го­во­ря это, он на­кло­нял­ся ко мне все бли­же и бли­же... По­том я по­чув­ство­ва­ла теп­ло его ды­ха­ния на сво­их гу­бах... со­всем как во сне. — Вор­ку­е­те, влюб­лен­ные го­луб­ки? — неожи­дан­но раз­дал­ся за на­ши­ми спи­на­ми го­лос ше­фа. — Не пу­гай­тесь, я пред­ви­дел, что этим все за­кон­чит­ся. Как го­во­рит­ся, де­ло мо­ло­дое. Но... Де­лу вре­мя, по­те­хе час. Не за­будь­те се­го­дня сдать ма­кет...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.