Дол­гая до­ро­га к сча­стью

Zhenskiye Istorii - - Первая Страница - Ва­лен­ти­на, 35 лет

Лич­но я не еду, — ка­те­го­рич­но за­яви­ла моя стар­шая дочь Оля. — И во­об­ще, ма­ма, не за­став­ляй ме­ня с ним об­щать­ся. Мне не нра­вит­ся твой друг. — А я хо­чу по­ехать, — на­хму­рив ло­бик, ска­за­ла млад­шая, Ма­риш­ка, — Толь­ко без дя­ди Ми­ши. Я вздох­ну­ла. На­де­я­лась, что Ми­ха­ил по­нра­вит­ся доч­кам и все у нас сло­жит­ся хо­ро­шо, но... Де­воч­ки очень лю­би­ли от­ца. Это бы­ла без­услов­ная, без­ого­во­роч­ная лю­бовь. И ес­ли бы Сла­ва не по­гиб несколь­ко лет на­зад, то ни­ка­ко­го «дя­ди» и не по­яви­лось бы. Боль­ше все­го я пе­ре­жи­ва­ла за Олю: ей че­тыр­на­дцать — пе­ре­ход­ный воз­раст. Доч­ка при­вык­ла, что мы с ней по­дру­ги, зна­ю­щие все тай­ны друг дру­га. И те­перь оби­жа­лась, что я сра­зу не рас­ска­за­ла ей о су­ще­ство­ва­нии Ми­ха­и­ла... ...Я непо­движ­но си­де­ла на ди­ване и вспо­ми­на­ла со­бы­тия по­след­них лет. Пер­вые че­ты­ре го­да по­сле смер­ти му­жа бы­ли неве­ро­ят­но слож­ны­ми — что­бы за­быть­ся, са­мо­утвер­дить­ся, как-то вы­жить, де­ла­ла ка­рье­ру и од­на рас­ти­ла двух до­че­рей. И что ж, пре­успе­ла — до­би­лась по­вы­ше­ния по служ­бе, ма­те­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия и су­ме­ла по­стро­ить пре­крас­ные от­но­ше­ния с детьми. А по­том по­зна­ко­ми­лась с Ми­ха­и­лом — по­ря­доч­ным, неже­на­тым, ин­тел­ли­гент­ным. На­ши от­но­ше­ния раз­ви­ва­лись стре­ми­тель­но, и вско­ре мы по­ня­ли, что по­ра жить вме­сте. Од­на­жды в вос­кре­се­нье я ку­пи­ла торт­мо­ро­же­ное, уса­ди­ла до­чек за стол и при­го­то­ви­лась к непро­сто­му раз­го­во­ру. — Де­воч­ки, хо­чу со­об­щить кое-что важ­ное, — на­ча­ла взвол­но­ван­но. — В мо­ей жиз­ни по­явил­ся один муж­чи­на. Мы по­лю­би­ли друг дру­га и хо­тим по­же­нить­ся. На­де­юсь, вы не про­тив? — Толь­ко че­рез мой труп! — фырк­ну­ла стар­шень­кая. — Что же по­лу­ча­ет­ся, ка­кой-то чу­жой дядь­ка для те­бя важ­нее, чем мы? Это ты хо­чешь ска­зать? — Что ты! — вос­клик­ну­ла я. — Вы для ме­ня са­мые важ­ные на све­те. Моя лю­бовь к вам ни­чуть не из­ме­ни­лась, но... — Да вся на­ша жизнь из-за него ку­выр­ком пой­дет! — пе­ре­би­ла Оль­га. — Под­стра­и­вать­ся под по­сто­рон­не­го, ме­нять при­выч­ки. Нет, нет и нет! — Уви­ди­те, он вам по­нра­вит­ся, — бес­по­мощ­но про­ле­пе­та­ла я вслед Оли­ной спине. — И мы все бу­дем счаст­ли­вы... Тем не ме­нее стар­шая дочь, а за ней, есте­ствен­но, и млад­шая ми­ло­сти­во со­гла­си­лись по­зна­ко­мить­ся с Ми­ха­и­лом. Ре­ши­ли это сде­лать в пиц­це­рии. Ед­ва се­ли за стол, во­ца­ри­лось тя­гост-

Да­же ко­гда но­вые ма­ма или па­па при­но­сят доб­ро и сча­стье в оси­ро­тев­шую се­мью, ни­ко­гда не сле­ду­ет по­сту­пать так, что­бы де­ти за­бы­ли сво­их на­сто­я­щих...

ное мол­ча­ние. Я рас­те­ря­лась, а лю­би­мый ре­шил раз­ря­дить об­ста­нов­ку. — Ну, ка­кую пиц­цу вы­бе­рем? «Мар­га­ри­та», «Ка­прич­чо­за», «Клас­си­че­ская»? — Я ху­дею, — хо­лод­но от­ве­ти­ла Оля. — «Мар­га­ри­ту», — от­ве­ти­ла Ма­риш­ка. — На­ша лю­би­мая! — От­лич­но! — за­сме­ял­ся Ми­ша. — А по­том пой­дем на ко­ле­со обо­зре­ния.

Оля не шла на кон­такт и ве­ла се­бя весь­ма агрес­сив­но. Я рас­те­ря­лась и не зна­ла, что де­лать. Бы­ло очень боль­но

— Я не пой­ду, — бурк­ну­ла вред­ная Оль­га. — У ме­ня ак­ро­фо­бия. Бо­язнь вы­со­ты. И во­об­ще... Что-то го­ло­ва раз­бо­ле­лась, а зав­тра кон­троль­ная по ма­те­ма­ти­ке. Пой­дем­те до­мой. Встре­ча с трес­ком про­ва­ли­лась. — Ну и?.. — разо­ря­лась Оля, ко­гда мы вер­ну­лись. — Ты его лю­бишь и нам при­ка­жешь любить? С ка­кой ста­ти? Он по­се­лит­ся у нас, на­до бу­дет го­то­вить боль­ше — а по­ку­шать этот Ми­ша, как я ви­жу, лю­бит — боль­ше по­су­ды мыть, про­дук­тов по­ку­пать. А в туа­лет — оче­редь. Ка­кая мне ра­дость от его по­яв­ле­ния в до­ме? А еще он на на­ше­го физ­ру­ка по­хож, ко­то­ро­го я с тре­тье­го клас­са не­на­ви­жу. Жи­ла без него три­на­дцать лет — и пре­крас­но! Все мои до­во­ды ока­за­лись на­прас­ны­ми. Я не зна­ла, что де­лать. — Ни­че­го, — уте­шал ме­ня Ми­ша. — На­до дать им вре­мя осво­ить­ся, свык­нуть­ся с си­ту­а­ци­ей. Но вре­мя шло, а дев­чон­ки бы­ли непо­ко­ле­би­мы. Они из­бе­га­ли раз­го­во­ров о Ми­ха­и­ле и ярост­но вы­ра­жа­ли недо­воль­ство мо­и­ми ухо­да­ми из до­ма по ве­че­рам. — Ну-ну, — яз­ви­тель­но хмык­ну­ла од­на­жды Оля, ко­гда я вер­ну­лась до­мой с боль­шим бу­ке­том цве­тов. — Хо­ро­шо раз­влек­лась, от­дох­ну­ла? Это бы­ло уже слиш­ком. — Не смей го­во­рить со мной та­ким то­ном! — при­крик­ну­ла на дочь. — На­шла по­дру­гу! — Са­ма не кри­чи, — пе­ре­дер­ну­ла пле­ча­ми она. — Кста­ти, се­го­дня у нас бы­ло ро­ди­тель­ское со­бра­ние, про ко­то­рое ты за­бы­ла! Черт, точ­но! Мне ста­ло стыд­но. — Про­сти... Зав­тра схо­жу в шко­лу, — по­пы­та­лась об­нять доч­ку, но она вы­рва­лась и убе­жа­ла в свою ком­на­ту. Насту­пи­ло ба­бье ле­то. По­го­да сто­я­ла чу­дес­ная. И я пред­ло­жи­ла всем вме­сте на па­ру дней по­ехать в пан­си­о­нат на бе­ре­гу Де­сен­ки. Это был бы проб­ный шаг в на­шем сов­мест­ном про­жи­ва­нии. Воз­мож­но, на ней­траль­ной тер­ри­то­рии де­воч­кам бу­дет лег­че при­нять мо­е­го из­бран­ни­ка. То­гда-то Оля и ска­за­ла свое ре­ши­тель­ное «нет». У ме­ня опу­сти­лись ру­ки. По­ня­ла, что по­езд­ку при­дет­ся от­ме­нить. В от­ча­я­нии по­зво­ни­ла ма­ме. — И не взду­май! Не поз­во­ляй двум дев­чон­кам сесть се­бе на го­ло­ву! — воз­му­ти­лась она. — Ты что, не за­слу­жи­ла лич­но­го сча­стья? Мо­ло­дая, кра­си­вая... Име­ешь на него пра­во! — А вдруг они пе­ре­ста­нут мне до­ве­рять? Пе­ре­ста­нут чув­ство­вать за­щи­ту? — Не го­во­ри глу­по­стей! — от­ре­за­ла ма­ма. — Все утря­сет­ся... И вот мы та­ки при­е­ха­ли в пан­си­о­нат. Уют­ный двух­ком­нат­ный до­мик на бе­ре­гу ре­ки. Жи­во­пис­ное ме­сто. Ря­дом лес. По­го­да от­лич­ная. Жи­ви и ра­дуй­ся! — Фу, такие тес­ные ком­нат­ки! — фырк­ну­ла Оля. — И кро­ва­ти уз­кие! — А но­чью, на­вер­ное, тут страш­но... — вста­ви­ла пять ко­пе­ек Ма­риш­ка, ко­то­рая пы­та­лась во всем под­ра­жать стар­шей сест­ре. — Де­воч­ки, хва­тит ныть! — по­вы­си­ла я го­лос. — Раз­би­рай­те ве­щи. А по­том пе­ре­ку­сим и пой­дем гу­лять в лес. — Не пой­ду, там хо­лод­но и скуч­но, — за­яви­ла Оль­га. Я вздох­ну­ла. Доч­ки ре­ши­ли во что бы то ни ста­ло ис­пор­тить нам от­дых. Им не нра­вил­ся до­мик, при этом не хо­те­ли ни­ку­да из него вы­хо­дить. Что бы Ми­ша ни пред­ло­жил — ве­ло­си­пе­ды, во­лей­бол — все с от­вра­ще­ни­ем от­вер­га­лось. Я сно­ва бы­ла в от­ча­я­нии, а Ми­ша не сда­вал­ся. — Тер­пе­нье и труд все пе­ре­трут! Вот уви­дишь! — под­бад­ри­вал он. Про­шел один день. А на дру­гой при­шла бе­да. Де­воч­ки иг­ра­ли на опуш­ке ле­са. Мы с Ми­шей си­де­ли на ве­ран­де и по­тя­ги­ва­ли лег­кое ви­но. — Ма­ма! — вдруг как из-под зем­ли пе­ред на­ми по­яви­лась ры­да­ю­щая Оля. — Ма­моч­ка! Ма­рин­ка про­па­ла! — Как это?! — Ми­ша вско­чил на но­ги пре­жде, чем я успе­ла от­ре­а­ги­ро­вать. — Я со­би­ра­ла ли­стья и так увлек­лась... Ма­рин­ка все вре­мя кру­ти­лась ря­дом, а по­том... Смот­рю — ее нет! — Как нет?! О Гос­по­ди... — я в ужа­се при­ло­жи­ла ла­до­ни к ще­кам. — Что те­перь де­лать? — Так, спо­кой­но! — ре­ши­тель­но рас­по­ря­дил­ся Ми­ха­ил. — Най­дем! Да­ле­ко она не мог­ла уй­ти. Впе­ред! Мы обыс­ка­ли бли­жай­шую по­лян­ку, край ле­са за до­ми­ком. Увы, без­ре­зуль­тат­но. Ста­ло стре­ми­тель­но тем­неть. У ме­ня на­ча­лась па­ни­ка. Оля во­об­ще би­лась в ис­те­ри­ке. — Это я! Слы­ши­те, я во всем ви­но­ва­та! — ры­да­ла она. — Ус­по­кой­ся, Олень­ка! Ты здесь ни при чем! — Ми­ша по­гла­дил ее по го­ло­ве, и... дочь не со­про­тив­ля­лась. — Ма­риш­ка где-то здесь, ря­дом, по­это­му мы ее най­дем! — Вы обе­ща­е­те?— всхлип­ну­ла Оля. — Обе­щаю, — уве­рен­но кив­нул он. И упря­ми­ца впер­вые улыб­ну­лась ему. Мы взя­ли фо­на­рик и еще раз про­че­са­ли окру­гу — ни­ко­го. Насту­пи­ла пол­ная те­мень. Ре­ши­ли вер­нуть­ся к до­ми­ку, что­бы со­об­щить о про­па­же в по­ли­цию. И остол­бе­не­ли. На крыль­це, съе­жив­шись от хо­ло­да, си­де­ла и всхли­пы­ва­ла Ма­риш­ка. — Я за­блу­ди­лась... — жа­лоб­но про­ле­пе­та­ла она. — А по­том услы­ша­ла го­лос дя­ди Ми­ши и по­шла, по­шла... — Бед­няж­ка, — Ми­ха­ил бе­реж­но под­нял ее на ру­ки и неж­но при­жал к се­бе. — Пред­став­ляю, как ты ис­пу­га­лась. И все-та­ки на­шла до­ро­гу. Мо­ло­дец! Вс­хлип­нув, Оля тро­ну­ла его за ру­кав. — А с ва­ми, дя­дя Ми­ша, не страш­но, — про­из­нес­ла ти­хо. — А на­деж­но...

Насту­пи­ла пол­ная те­мень, по­это­му най­ти Ма­риш­ку бы­ло невоз­мож­но. Нам при­ш­лось вер­нуть­ся за под­мо­гой...

— На­зы­вай ме­ня про­сто Ми­ша и на «ты», со­глас­на? — он улыб­нул­ся. — Ну что, пой­дем­те пить чай и греть­ся? А то за­бо­ле­ем все. — Идем­те, — од­но­вре­мен­но ска­за­ли мы с доч­ка­ми. И рас­сме­я­лись...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.