Ес­ли вдруг на­до­ел друг

Zhenskiye Istorii - - Первая Страница - Сер­гей, 30 лет

Вкухне что-то рух­ну­ло и, зве­ня, по­ка­ти­лось, за­глу­шая сдав­лен­ный вскрик. По­том скрип­ну­ла двер­ка шка­фа, шарк­ну­ло пла­сти­ко­вое вед­ро, па­ру раз шкряб­нул ве­ник и мок­ро хлюп­ну­ла шваб­ра. Мы с же­ной син­хрон­но вздох­ну­ли. На­ко­нец все стих­ло. Я опять про­тя­нул ру­ку к драз­ня­щим округ­ло­стям бла­го­вер­ной, но тут раз­да­лось «трр­рах!» — и свет по­гас. Че­рез ми­ну­ту в дверь осто­рож­но по­скреб­лись: — Ре­бя­та, а где фо­на­рик, а? — Сей­час... — Ири­на вы­скольз­ну­ла из постели, за­пах­ну­лась в мах­ро­вый ха­лат и вы­шла из ком­на­ты. Вско­ре свет опять го­рел. Во­да шу­ме­ла. Чай­ник сви­стел, хо­ло­диль­ник вор­чал. По­ря­док... Под­няв­шись, я на­тя­нул спор­тив­ный ко­стюм и от­пра­вил­ся в кух­ню. Ир­ка си­де­ла у ок­на. Ис­точ­ник шу­ма по­жи­мал пле­ча­ми и улы­бал­ся во всю круг­лую фи­зио­но­мию. С тех пор как Олег раз­ру­гал­ся с оче­ред­ной «зай­кой», про­шло боль­ше ме­ся­ца. И все это вре­мя он жил у нас, ок­ку­пи­ро­вав ком­на­ту с бал­ко­ном. «Ре­бя­та, ну не бу­ду же я в ком­на­те ку­рить! Вы ведь не ку­ри­те!» Но за ме­сяц он стал «вез­де». В ван­ной веч­но су­ши­лись его тряп­ки, на пли­те — то джез­ва с убе­жав­шим ко­фе, то что-то под­го­рит... Пер­вые две не­де­ли Ириш­ка уве- ря­ла ме­ня, что «у Олеж­ки стресс, но он ско­ро отой­дет». Я мол­чал. Но лю­бо­му тер­пе­нию при­хо­дит ко­нец. — Спо­кой­ной но­чи. Жду же­ну в спальне! — ко­рот­ко бро­сил я и вы­шел,что­бы не на­го­во­рить дру­гу га­до­стей. Утром, стоя в проб­ке по до­ро­ге на ра­бо­ту, мы про­дол­жи­ли ноч­ной раз­го­вор. На­ча­ла его Ира: — Олег мне то­же на­до­ел. Но не вы­го­нять же его на ули­цу! Мы ведь дру­зья! В са­мом де­ле, Олег был ча­стью на­шей неболь­шой ком­па­нии. Но где та грань, за ко­то­рой за­кан­чи­ва­ет­ся друж­ба и на­чи­на­ет па­ра­зи­тизм? Ве­че­ром мой план очист­ки ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии со­зрел. — Олег, у нас форс-ма­жор. Под ро­ди­те­ля­ми сго­рел со­сед, и им при­дет­ся де­лать ре­монт. Пар­кет по­шел пу­зы­ря­ми, квар­ти­ра в ко­по­ти. В об­щем, из­ви­ни, зав­тра они бу­дут здесь. — Вме­сте с Лен­кой, — до­ба­ви­ла Ири­на. Лен­ка — моя млад­шая

Без го­стей, ко­неч­но, не обой­тись. Осо­бен­но в празд­ни­ки. И дру­зья необ­хо­ди­мы каж­до­му че­ло­ве­ку. Как све­жий воз­дух. Но ино­гда хо­чет­ся от всех спря­тать­ся и по­быть вдво­ем!

сест­ра, жи­ву­щая с ро­ди­те­ля­ми. — А мо­жет, я на кухне, мне ж толь­ко но­че­вать? — спро­сил Олег. — В кухне бу­дет спать Ле­на, — от­ру­би­ла Ира. — Так что сам по­ни­ма­ешь! Ко­ро­че, в тот же ве­чер Олег пе­ре­брал­ся к Ди­ме с На­та­шей. На­ко­нец-то нам ни­кто не ме­шал! Мы за­сы­па­ли в три но­чи, вста­ва­ли с «те­ня­ми» под гла­за­ми, но счаст­ли­вые. Че­рез неде­лю к нам за­еха­ла Лен­ка и со сме­хом рас­ска­за­ла, как на рын­ке встре­ти­ла Ди­му, На­та­шу и Оле­га. — При­кинь, они ре­ши­ли, что я у вас жи­ву! О ка­ком-то по­жа­ре спра­ши­ва­ли. Они ча­сом не то­го, а? — А ты что?— внут­ренне по­хо­ло­дел я. — Ну как есть: мол, все в по­ряд­ке! На сле­ду­ю­щий день раз­дал­ся зво­нок в дверь. На по­ро­ге сто­я­ли Ди­ма, Нат­ка и наш недав­ний по­сто­я­лец. Все трое бы­ли мрач­ны и мол­ча­ли­вы. — Про­хо­ди­те... — пе­ре­гля­нув­шись со мной, Ири­на по­шла ста­вить чай­ник. Они про­шли и се­ли. В кухне ста­ло тес­но. От сы­рых паль­то и кур­ток пах­ло та­ба­ком — все трое ды­ми­ли как па­ро­во­зы. Олег пер­вым на­ру­шил мол­ча­ние: — Сво­ло­чи вы. Ска­за­ли бы пря­мо: «До­стал!» А то на­ве­ша­ли лап­ши... Ко­ро­че, вот вам за по­стой! — на стол лег­ла па­ра се­ро-зе­ле­ных бу­ма­жек с порт­ре­та­ми пре­зи­ден­тов. — На мой день рож­де­ния луч­ше не при­хо­ди­те, — про­дол­жи­ла На­таш­ка. — Ду­маю, мно­гие из на­шей друж­ной ком­па­нии, — под­пу­сти­ла в речь яду, — ед­ва ли об­ра­ду­ют­ся ва­ше­му при­сут­ствию. Вот уж че­го-че­го, а та­ко­го дву­ли­чия я от вас не ожи­да­ла! — и по­смот­ре­ла на нас взгля­дом, со­че­та­ю­щим жа­лость, пре­зре­ние и до­са­ду.

Нам бы­ло страш­но неудоб­но, но оправ­ды­вать­ся не име­ло смыс­ла. Так что мы про­сто вер­ну­ли Оле­гу день­ги...

Ко­гда дверь за­кры­лась, мы сно­ва пе­ре­гля­ну­лись. По­жа­ли пле­ча­ми. И хо­ром, не сго­ва­ри­ва­ясь, вы­дох­ну­ли: — А! Пес с ни­ми! — Ну да. Бу­дет все как все­гда — плос­кие анек­до­ты, жир­ное мясо, дым ко­ро­мыс­лом, тан­цы с «еро­тиц­ки­ми» под­нач­ка­ми. Ко­ро­че, оче­ред­ной уби- тый ве­чер. Луч­ше да­вай съез­дим ку­да­ни­будь, дав­но хо­те­ли ведь. Так и ре­ши­ли. В вы­ход­ной день мы вы­бра­лись за го­род. На­ша ма­шин­ка рез­во бе­жа­ла по вполне при­лич­но­му ас­фаль­ту, по бо­кам до­ро­гу окру­жал лес — уже по­чти пу­стой, по­ре­дев­ший, но все еще с ли­стья­ми. Мы свер­ну­ли к озе­ру, где обыч­но оста­нав­ли­ва­лись ле­том. За­теп­лил­ся огонь. Мы жа­ри­ли со­сис­ки, хру­сте­ли яб­ло­ка­ми, ло­ма­ли хлеб и бы­ли счаст­ли­вы. Ско­ро ста­ло тем­неть… — А пом­нишь, как Леш­ка на сво­ем «тан­ке» здесь за­стрял? — спро­сил я. У на­ше­го дру­га — ну, уже те­перь быв­ше­го — был мон­стро­об­раз­ный джи­пя­ра. Чу­до за­мор­ской тех­ни­ки, пу­га­ю­щее всех встреч­ных на до­ро­ге, а ес­ли к то­му же он вру­бал все фа­ры, то и ослеп­ля­ю­щее. И вот Ле­ха как-то в дождь ре­шил по­ка­зать, что его джи­пу да­же мо­ре по ко­ле­но. Мо­ря не на­шлось, за­то озе­ро ока­за­лось под ко­ле­са­ми. В нем он и сел. Сна­ча­ла на брю­хо, по­том еще глуб­же. В об­щем, си­ту­а­ция по­шла по сце­на­рию «чем кру­че джип, тем доль­ше то­пать за трак­то­ром», и мы то­гда сго­ня­ли на трас­су, пой­ма­ли трак­тор, и он вы­та­щил из май­ской сту­де­ной во­ды на­ше­го ли­хо­го джи­па­ря. С тех­пор в ба­гаж­ни­ке про­пи­са­лась ле­бед­ка с тро­сом. — Не пом­ню… — бурк­ну­ла Ира. — Их для нас боль­ше нет!!! Мы си­де­ли и мол­ча­ли. Ко­сте­рок до­го­рел, по­чти со­всем стем­не­ло. Небо за­тя­ну­ло, стал на­кра­пы­вать дождь. Шум­нул ве­тер, дождь по­шел силь­нее, по­том где-то что-то по­рва­лось, и пер­вые сне­жин­ки сы­па­ну­ли, как го­рох из по­рван­ной меш­ко­ви­ны. Под­няв го­ло­ву, мы как за­ча­ро­ван­ные смот­ре­ли в тем­ный небо­свод. — Ну вот и зи­ма, — хмык­нул я. — Ага. Сей­час бы чаю го­ря­че­го... — зяб­ко по­ежи­лась Ириш­ка. — Не по­лу­чит­ся. Ты же зна­ешь, тер­мос уже пуст. Едем до­мой. Дождь уси­лил­ся, лил уже как из вед­ра. Писк­ну­ла сиг­на­ли­за­ция, миг­ну­ли лам­поч­ки. Ма­ши­на при­гла­ша­ла в теп­лое нут­ро. Я вклю­чил фа­ры, и мы по­еха­ли. Лес­ная до­ро­га, обыч­но вполне про­ез­жая в сухую по­го­ду, рас­кис­ла, ма­ши­ну во­ди­ло, и на­ко­нец мы се­ли. Вы­хо­дов бы­ло два: ко­пать или тол­кать. Я по­лез в ба­гаж­ник, но ло­пат­ки не об­на­ру­жил. — Ка­пец, — по­жа­ло­вал­ся Ириш­ке. — Ой, — ис­пу­га­лась она. — Но ты ведь муж­чи­на, при­ду­ма­ешь вы­ход? И я на­чал при­ду­мы­вать. Пе­ро­чин­ным но­жом ре­зать вет­ки. Че­рез час, мок­рый и злой, за­брал­ся в ма­ши­ну. Дождь слег­ка по­утих. — А ре­бя­та сей­час ужи­на­ют… Да­вай по­зво­ним… — пред­ло­жи­ла Ири­на.

Узнав, что мы ка­пи­таль­но за­стря­ли и при этом за­бы­ли до­ма ло­пат­ку, Ириш­ка не на шут­ку пе­ре­пу­га­лась. Я то­же

— Ну да. Ужи­на­ют… Ть­фу, — я сплю­нул. — Ко­му зво­нить-то бу­дем? Все на­ши там, у На­таш­ки на име­ни­нах. Впро­чем, по­ко­ле­бав­шись па­ру ми­нут, я на­брал Леш­кин но­мер. Ото­звал­ся он не сра­зу. Го­лос рвал­ся, в труб­ке гре­ме­ла му­зы­ка. — А? Что? Где вы си­ди­те? По­го­ди, я вый­ду, не слыш­но ни чер­та. Пе­ре­зво­нил он че­рез пять ми­нут. — Ре­бя­та, что слу­чи­лось? — го­лос дру­га был встре­во­жен­ным. — Леш, мы си­дим на той са­мой чер­то­вой до­ро­ге, где ты ко­гда-то чуть не уто­нул в озе­ре. Пом­нишь? Он чест­но изоб­ра­зил вос­по­ми­на­ния, но по­про­сил уточ­нить, в ка­кой стране это бы­ло или хо­тя бы в ка­ком озе­ре. Я рас­ска­зал бо­лее де­таль­но. Ле­ша ко­рот­ко хо­хот­нул и ска­зал: — Да, пом­ню. Вы там? Ну, жди­те. «Ко­нец был прост — при­шел тя­гач», — как пел Вла­ди­мир Вы­соц­кий. Че­рез два ча­са мы уже си­де­ли в на­шей при­выч­ной ком­па­нии. Ко­неч­но, был чай. Ко­неч­но, жир­ное, го­ря­чее мясо лег­ло как нель­зя луч­ше в на­ши про­стыв­шие же­луд­ки. Мы на­хо­ди­лись сре­ди сво­их и от это­го кай­фо­ва­ли. — Зна­е­те, ре­бя­та, я вот по­ка за ва­ми ехал, все­рьез вол­но­вал­ся — а вдруг не най­ду? Люб­лю я вас, чер­тей! — И мы вас всех лю­бим. Прав­да! — Дру­зья, не оби­жай­тесь, я ведь не знал, что вам так тя­же­ло со мной, — Олег чест­но пы­тал­ся за­гла­дить ви­ну. По­то­му что друж­ба — это то немно­гое, что нас дер­жит на пла­ву в этом ми­ре. — За друж­бу! — хо­ром про­из­нес­ли все и за­зве­не­ли бо­ка­ла­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.