Исповедь греш­ни­цы

ИСПОВЕДЬ

Zhenskiye Istorii - - Первая Страница -

Бу­ду позд­но: объ­ект сда­ем, ра­бо­ты вы­ше кры­ши, — вы­па­лил Стас, на хо­ду на­тя­ги­вая ста­рую курт­ку. Я в это вре­мя под­кра­ши­ва­ла гу­бы пе­ред зер­ка­лом, а мыс­ли бы­ли за­ня­ты звон­ком Ан­дрея (пять ми­нут на­зад он при­слал со­об­ще­ние, что у него для ме­ня есть очень при­ят­ный сюр­приз), по­это­му, не обо­ра­чи­ва­ясь, кив­ну­ла. — Это так ты со мной про­ща­ешь­ся? — оби­дел­ся муж. — А по­це­луй? Я поз­во­ли­ла се­бя по­це­ло­вать и ле­гонь­ко под­толк­ну­ла его к вы­хо­ду. — Иди, а то опоз­да­ешь. Ну, по­ка... За­крыв дверь, сно­ва по­смот­ре­ла в зер­ка­ло и улыб­ну­лась сво­е­му от­ра­же­нию. Не­дав­но все в мо­ей жиз­ни из­ме­ни­лось — я на­шла ме­сто сек­ре­та­ря-ре­фе­рен­та в круп­ной ком­па­нии. За­ра­ба­ты­ва­ла непло­хо, во вся­ком слу­чае, боль­ше, чем мой нерас­то­роп­ный су­пруг. Но де­ло не толь­ко в за­ра­бот­ке... Мой шеф Ан­дрей Пет­ро­вич — вот это был муж­чи­на! Кра­си­вый, уве­рен­ный в се­бе, му­же­ствен­ный. Не то что Стас... К трид­ца­ти че­ты­рем го­дам ни­че­го в жиз­ни не до­бил­ся: мо­та­ет­ся по строй­кам про­ра­бом, всех доб­ро­де­те­лей — что за юб­ка­ми не бе­га­ет и не пьет! Я не ду­ма­ла за­во­дить ро­ман с бос­сом. Про­сто он при­тя­ги­вал ме­ня, как ни­кто пре­жде. Хо­ро­шо пом­ню, как ЭТО у нас про­изо­шло впер­вые. На­чаль­ник взял пап­ку с до­ку­мен­та­ми, и я по­чув­ство­ва­ла на ще­ке теп­лое ды­ха­ние. Его ру­ка на­ча­ла блуж­дать по мо­ей спине, шее, пле­чам... А по­том он под­хва­тил ме­ня и по­са­дил на стол. — Зна­ешь, я про­сто ра­бо­тать не мо­гу! По­сто­ян­но ду­маю о те­бе... — страст­но шеп­тал он, рас­сте­ги­вая на мне блуз­ку. То­гда все и слу­чи­лось — пря­мо на ра­бо­чем ме­сте, сре­ди де­ло­вых бу­маг. Я зна­ла, что у него есть же­на, двое от­прыс­ков, но шеф по­вто­рял: этот брак — фик­ция, и они жи­вут вме­сте из-за де­тей. Он про­во­дил со мной столь­ко вре­ме­ни, что не воз­ни­ка­ло ни­ка­ких со­мне­ний в прав­ди­во­сти его слов. В вы­ход­ные мы уез­жа­ли за го­род: за­ни­ма­лись лю­бо­вью в но­ме­рах го­сти­ниц, в ма­шине, на бе­ре­гу озе­ра пря­мо под звезд­ным небом... А в тот день, ко­гда у Ста­са сда­вал­ся ка­кой­то объ­ект, Ан­дрей сде­лал по­тря­са­ю­щий сюр­приз — снял для ме­ня квар­ти­ру, в но­вом до­ме, с ви­дом на парк. Я да­же за­хло­па­ла в ла­до­ши. — Су­пер! Не­уже­ли все это для ме­ня? — Для те­бя. Я за­пла­тил за год впе­ред. До­воль­на? — Ан­дрей за­сме­ял­ся и вы­та­щил из кей­са бу­тыл­ку ви­на. — На­до от­ме­тить но­во­се­лье... На сле­ду­ю­щий день я ушла от Ста­са. Те­перь у нас с лю­бов­ни­ком бы­ло ме­сто, где мы про­во­ди­ли по­чти все сво­бод­ное вре­мя. Он по­сто­ян­но де­лал по­дар­ки: кра­си­вое бе­лье, ду­хи, косме­ти­ка.. Я на­ча­ла ре­гу­ляр­но по­се­щать са­лон кра­со­ты, ка­би­нет мас­са­жа и со­ля­рий. — Те­бе яв­но идет на поль­зу ро­ман, — ска­за­ла од­на­жды по­дру­га, с ко­то­рой мы столк­ну­лись в су­пер­мар­ке­те. — Это не про­сто ро­ман... Мы лю­бим друг дру­га... — от­ве­ти­ла я. — А как ты? — Ну как... Муж, де­ти, дом... Нор­маль­ная жизнь, — она улыб­ну­лась. «Тань­ка на­зы­ва­ет это про­зя­ба­ние нор­маль­ной жиз­нью? — по­ду­ма­ла я пре­зри­тель­но. — Бед­ня­га!» По до­ро­ге до­мой по­чув­ство­ва­ла се­бя неваж­но. Кру­жи­лась го­ло­ва, пе­ред гла­за­ми все плы­ло, по­это­му я не ста­ла

Я во­все не пла­ни­ро­ва­ла за­во­дить ро­ман с ше­фом. Про­сто Ан­дрей при­тя­ги­вал ме­ня, как ни один муж­чи­на рань­ше...

во­зить­ся с ужи­ном и сра­зу лег­ла. Око­ло се­ми по­зво­нил лю­би­мый: — Чем мой ко­те­нок за­ни­ма­ет­ся? — Ва­ля­юсь в кро­ва­ти, — при­зна­лась я. — Что-то нездо­ро­вит­ся... Ка­кое сча­стье, что зав­тра суб­бо­та! При­е­дешь? — При­еду. По­сле трех. А ты по­ка от­ды­хай и на­гу­ли­вай сек­су­аль­ный ап­пе­тит. Ну все, зай­чо­нок, по­ка... — в труб­ке по­слы­ша­лись ко­рот­кие гуд­ки. Суб­бот­ним утром я и вправ­ду чув­ство­ва­ла се­бя го­раз­до луч­ше, так что на­ше сви­да­ние с Ан­дре­ем про­шло от­лич­но. Но че­рез несколь­ко дней сно­ва на­ча­лись го­ло­во­кру­же­ния. Кро­ме то­го, под­таш­ни­ва­ло, и бо­ле­ла го­ло­ва. Парт­нер по­со­ве­то­вал схо­дить к вра­чу. Участ­ко­вый те­ра­певт да­же осмат­ри­вать не стал — по­слал к ги­не­ко­ло­гу, а та вы­нес­ла вер­дикт: — Бе­ре­мен­ность, 14 недель. — Не мо­жет быть! Да у ме­ня же ме­сяч­ные не пре­кра­ща­лись! — Такое бы­ва­ет. Ред­ко, но бы­ва­ет. На са­мом де­ле я бы­ла не прочь ро­дить ре­бен­ка, ведь воз­раст уже под­би­рал­ся к трид­ца­ти. Но как со­об­щить эту но­вость ми­ло­му... Ко­неч­но, я пред­по­ла­га­ла, что он не об­ра­ду­ет­ся, по­это­му неко­то­рое вре­мя со­би­ра­лась с ду­хом. Но од­на­жды... — Да­шу­ля, ты уве­ли­чи­ла сись­ки? — иг­ри­во спро­сил лю­бов­ник, но тут же по­се­рьез­нел: — Да нет... Мы с то­бой каж­дый день ви­дим­ся, а та­кую пла­сти­ку без сле­дов не де­ла­ют. Слу­шай, а ты слу­чай­но не то­го?.. Не за­ле­те­ла? — Да... — за­пи­на­ясь, от вол­не­ния, про­шеп­та­ла я. — Уже пят­на­дцать недель... — Что?! — на него бы­ло страш­но смот­реть. — Ты по­шу­ти­ла, да? — Нет. Это прав­да. Он по­блед­нел от яро­сти: — Ду­ма­ешь, это ко­зырь? Оши­ба­ешь­ся! У ме­ня есть де­ти — от за­кон­ной же­ны, а вы­ро­док рд де­шев­ки д мне не ну­жен! Ты по­ня­ла? — он сжал м мои пле­чи, буд­то тис­ка­ми, в гла­зах по­те по­тем­не­ло, и я по­те­ря­ла со­зна­ние. Ко­гда о оч­ну­лась, в квар­ти­ре ни­ко­го не бы­ло. Ша­та­ясь, до­та­щи­лась до кро­ва­ти и усну­ла тя­же­лым сном, на­пол­нен­ным к кош­ма­ра­ми. Пла­ка­ла, а ко­гда не пл пла­ка­ла, пы­та­лась до­зво­нить­ся Ан­дрею. Он не от­ве­чал. На­ко­нец со­бра­лась с си­ла­ми с и по­шла на ра­бо­ту. Но охран­ник не пу­стил ме­ня даль­ше про­ход­ной. Ве­лел по­до­ждать, а спу­стя па­ру ми­нут воз­вра­тил­ся с кон­вер­том в ру­ках. В нем бы­ли при­каз о мо­ем уволь­не­нии, вы­ход­ное по­со­бие и ко­ро­тень­кое письмо о том, что в те­че­ние ме­ся­ца я обя­за­на осво­бо­дить за­ни­ма­е­мое мною жи­лье. И все... Я воз­вра­ти­лась в квар­ти­ру, в ко­то­рой еще не­дав­но бы­ла так счаст­ли­ва. Не раз­де­ва­ясь, бро­си­лась на кро­вать. От бо­ли и уни­же­ния хо­те­лось уме­реть. Про­шло две не­де­ли. Нуж­но бы­ло сроч­но ис­кать ра­бо­ту, дру­гое жи­лье... Вый­дя из до­му, по­бре­ла че­рез до­ро­гу к ки­ос­ку «Прес­са», что­бы ку­пить га­зе­ту с объ­яв­ле­ни­я­ми. Бы­ла в та­ком со­сто­я­нии, что да­же не об­ра­ти­ла вни­ма­ния на све­то­фор. Ша­г­ну­ла с бор­дю­ра и...

Я бы­ла в та­ком угне­тен­ном со­сто­я­нии, что не об­ра­ти­ла вни­ма­ние на све­то­фор. Это мог­ло сто­ить мне жиз­ни...

Истош­но взвизг­ну­ли тор­мо­за, по­слы­шал­ся мат, а по­том — оза­бо­чен­ный го­лос муж­чи­ны, успев­ше­го вы­дер­нуть ме­ня из-под ко­лес: — Раз­ве мож­но так... Да­ша? Ты?! — Стас? По­том мы си­де­ли на ска­мей­ке в пар­ке, и я, за­хле­бы­ва­ясь сле­за­ми, рас­ска­зы­ва­ла о сво­их про­бле­мах. Бро­шен­ный муж — не луч­шая жи­лет­ка, но мне не­об­хо­ди­мо бы­ло вы­пла­кать­ся. Стас, обо­рвав на по­лу­сло­ве, рез­ко под­нял­ся и взял ме­ня за ру­ку: «Идем!» Я да­же не спро­си­ла ку­да. По­слуш­но шла за ним, как со­ба­чон­ка. Он от­крыл пе­ре­до мною двер­цу ма­ши­ны... Вот так, ни с чем (точ­нее, с ре­бен­ком от бос­са в жи­во­те) я вер­ну­лась до­мой. Сна­ча­ла Стас вел се­бя хо­лод­но: це­лы­ми дня­ми про­па­дал на строй­ке, со мной по­чти не раз­го­ва­ри­вал. Я же си­де­ла до­ма. Зво­ни­ла по объ­яв­ле­ни­ям на­счет ра­бо­ты, но по­ка ни­че­го най­ти не мог­ла. Уби­ра­ла, го­то­ви­ла, сти­ра­ла... В пят­ни­цу муж воз­вра­тил­ся немно­го рань­ше, чем обыч­но. С рас­се­чен­ной гу­бой и за­плыв­шим ле­вым гла­зом. — Что слу­чи­лось? — ах­ну­ла я. — Все в по­ряд­ке. Дер­жи... — Он про­тя­нул мне несколь­ко сло­жен­ных вдвое ли­стов. — Это твой тру­до­вой до­го­вор, а это до­ку­мен­ты об опла­чи­ва­е­мом де­крет­ном от­пус­ке. Все как по­ло­же­но. — О Бо­же! Что ты ему сде­лал?! — Ни­че­го. Про­сто по­го­во­ри­ли немно­го по-муж­ски... Сла­бак твой шеф. Сла­бак и по­до­нок. Ты ме­ня чем-ни­будь по­кор­мишь? Есть очень хо­чет­ся... — Сей­час бу­дем ужи­нать, — ска­за­ла я, за­во­ро­жен­но гля­дя на него. Во­семь лет мы бы­ли же­на­ты, ду­ма­ла, что знаю как об­луп­лен­но­го, а ока­за­лось... — Те­бе не при­дет­ся воз­вра­щать­ся в фир­му. Но важ­но, что­бы у те­бя был опла­чи­ва­е­мый от­пуск. Он не имел пра­ва уволь­нять бе­ре­мен­ную. Раз­ве ты не зна­ла об этом? — спро­сил Стас, осто­рож­но тро­гая раз­би­тую гу­бу. Ко­гда я на сле­ду­ю­щий день со­бра­лась к вра­чу, он сам от­вез ме­ня в жен­скую кон­суль­та­цию. И по­том ез­дил со мной ту­да каж­дый ме­сяц... По­сте­пен­но от­но­ше­ния меж­ду на­ми на­ча­ли на­ла­жи­вать­ся. Я слов­но про­зре­ла. Толь­ко те­перь по­ня­ла: это имен­но тот че­ло­век, на ко­то­ро­го все­гда мож­но по­ло­жить­ся. Стас ме­ня ни­ко­гда не пре­даст, не бро­сит на про­из­вол судь­бы, все­гда бу­дет ря­дом. Да, не так об­ра­зо­ван и да­ле­ко не так успе­шен, как Ан­дрей. Но я по­ста­ра­юсь сно­ва за­слу­жить лю­бовь и ува­же­ние му­жа. На­де­юсь, он по­лю­бит и мою дочь, ко­то­рая ро­дит­ся че­рез ме­сяц. А она ко­гда-ни­будь на­зо­вет его па­пой...

Да­рья, 31 год

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.