Мой ге­ни­аль­ный рас­тя­па

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Та­тья­на, 27 лет

Уте­бя се­го­дня со­ве­ща­ние? — спро­си­ла я му­жа, ко­то­рый уже сто­ял в две­рях. — Ни­че­го не за­был? Может, что не так? — до­ба­ви­ла с усмеш­кой. — Ты о чем? — не по­нял Миш­ка. — Об этом... Гла­за опу­сти! — Ах, ел­ки-палки! — по­мор­щил­ся он, за­ме­тив тап­ки на но­гах. — Вот-вот, — по­ка­ча­ла го­ло­вой я. — Как все­гда. — Тань, не на­чи­най, — ви­но­ва­то по­про­сил ми­лый и быст­ро пе­ре­обул­ся. Быст­ро — это, ко­неч­но, гром­ко ска­за­но. Сни­мая тап­ку, он по­тя­нул за но­сок, ко­то­рый слез с но­ги. При­шлось при­са­жи­вать­ся на тум­боч­ку, что­бы его на­деть. Нор­маль­ный че­ло­век по­смот­рит, ку­да са­дит­ся, а мой су­пруг — нет! По­это­му хлоп­нул­ся пря­мо на тю­бик с кре­мом для обу­ви. Паль­то се­рое, крем чер­ный — ре­зуль­тат «встре­чи» оче­ви­ден. При­шлось спеш­но ме­нять внеш­ний об­лик. Ми­шель на­дел курт­ку, но из-под нее вы­гля­ды­вал пи­джак! Зна­чит... что? Пра­виль­но, пе­ре­оде­ва­ем­ся даль­ше. Вме­сто ко­стю­ма ли­хо­ра­доч­но на­тя­ги­ва­ем джем­пер, по­том туфли и курт­ка. Фух... Тра­ди­ци­он­ное утро се­мьи Са­фро­но­вых по­до­шло к кон­цу. Ес­ли кто-ни­будь хо­чет об­ви­нить ме­ня в стер­воз­но­сти, от­ве­чаю: я жи­ву с рас­се­ян­ным му­жем пять лет и имею пра­во на кри­ти­ку, ибо до­вел до бе­ло­го ка­ле­ния! Он не про­сто те­ря­ет клю­чи или за­бы­ва­ет до­ку­мен­ты. Мас­шта­бы Миш­ки­ной за­быв­чи­во­сти го­раз­до круп­нее. И фи­нан­со­во, кста­ти, то­же. На­вер­ное, ни­кто в ми­ре столь­ко не те­рял те­ле­фо­нов, сколь­ко их по­се­ял мой бла­го­вер­ный. Весь бюд­жет ухо­дит на по­куп­ку раз­ных га­д­же­тов, которые дер­жат­ся все­го па­ру дней или недель, а по­том лю­би­мый ли­ша­ет­ся их. — Поль­зуй­ся ста­ци­о­нар­ным те­ле­фо­ном! Его не по­те­ря­ешь, — рас­сер­жен­но по­со­ве­то­ва­ла я, ко­гда Ми­ша при­знал­ся в оче­ред­ной по­те­ре. На­кар­ка­ла, что на­зы­ва­ет­ся. Муж и прав­да стал зво­нить по до­маш­не­му, но вско­ре его раз­бил. Спо­ткнул­ся в кухне, а на по­лу плит­ка! Миш­ка не стал та­ким вдруг. Но рань­ше, ко­гда мы встре­ча­лись, его за­быв­чи­вость ме­ня уми­ля­ла. Ни­че­го, что за­был о сви­да­нии, — мож­но пе­ре­не­сти. И раз­ве ка­та­стро­фа, что до­го­во­ри­лись уви­деть­ся в пар­ке, а он при­шел к ки­но­те­ат­ру или к мет­ро? Пер­вая се­рьез­ная ссо­ра воз­ник­ла, ко­гда же­них опоз­дал на соб­ствен­ную сва­дьбу. Это­го я уже про­стить не мог­ла. Да, он па­дал на ко­ле­ни и бил се­бя в грудь, что про­кля­тый ко­фе, ко­то­рый он ре­шил глот­нуть пе­ред вы­хо­дом, был слиш­ком го­ря­чим, а паль­цы — непри­выч­ные к та­ким тем­пе­ра­тур­ным ис­пы­та­ни­ям, и по­это­му сва­деб­ный пи­джак при­шлось от­ти­рать все­ми воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми, на что и бы­ла по­тра­че­на уй­ма дра­го­цен­но­го вре­ме­ни. Зная Ми­шу, я ве­ри­ла в та­кой по­во­рот со­бы­тий. Де­ло ведь не в недо­ве­рии! Но сва­дьба... Сва­дьба! Это мечта!!! Нас все-та­ки рас­пи­са­ли. Ви­ди­мо, за­пла­кан­ная неве­ста и взъеро­шен­ный же­них рас­то­пи­ли серд­ца дру­гих мо­ло­до­же­нов, и в знак со­ли­дар­но­сти нас

Жить с рас­се­ян­ным му­жем – это как спать в зем­лян­ке на пе­ре­до­вой: все вре­мя нуж­но быть на­че­ку, ни се­кун­ды по­коя!

про­пу­сти­ли впе­ред, хоть мы сво­им опоз­да­ни­ем и сби­ли гра­фик тор­же­ствен­но­го коль­це­ва­ния. Про се­мей­ную жизнь во­об­ще мол­чу. Три го­да мы юти­лись с Ми­ши­ны­ми ро­ди­те­ля­ми. Об­ни­маш­ки со све­кро­вью на свадьбе с пер­вых же дней пре­вра­ти­лись в пе­ре­крест­ный сло­вес­ный огонь. По­пав на «вра­же­скую

Три го­да нам при­шлось жить вме­сте с ро­ди­те­ля­ми му­жа. И все это вре­мя све­кровь опе­ка­ла взрос­ло­го сы­ноч­ка

тер­ри­то­рию», я на­ко­нец по­ня­ла, по­че­му мой суже­ный та­кой рас­тя­па. — Ми­шень­ка, но­соч­ки на стуль­чи­ке, ру­баш­ка в шка­фу на зе­ле­ной ве­шал­ке. Туфли я те­бе с ве­че­ра на­тер­ла, — по­сту­чав утром в дверь на­шей ком­на­ты, со­об­ща­ла его ма­му­ля. — Миш, а ты гло­тать не за­бы­ва­ешь, ко­гда ешь? Или ма­ма на­по­ми­на­ет? — ер­ни­ча­ла я. — Те­бе сколь­ко лет?! — Тань, че­го ты? Ма­ма про­сто пе­ре­жи­ва­ет за ме­ня, а те­бя жа­ле­ет. Ты ведь учишь­ся, утром в уни­вер­си­тет бе­жать, а у нее вре­ме­ни по­боль­ше. Вот она и по­мо­га­ет те­бе уха­жи­вать за мной, — обез­ору­жи­ва­ю­ще улы­бал­ся он, ак­цен­ти­руя по­след­ние сло­ва. Мне нече­го бы­ло от­ве­тить. Све­кровь дей­стви­тель­но по­сто­ян­но опе­ка­ла нас обо­их. Но ес­ли по от­но­ше­нию ко мне это бы­ло все­го лишь про­яв­ле­ни­ем веж­ли­во­сти, то на сы­ноч­ке она от­ры­ва­лась по пол­ной. Слож­но стать са­мо­сто­я­тель­ным, ко­гда те­бе бук­валь­но на каж­дом ша­гу сте­лют со­лом­ку! И ведь лад­но бы по­уча­ла его или пи­ли­ла за то, что не так что-то сде­лал. Нет! Она про­сто не под­пус­ка­ла ча­до ни к че­му, стре­мясь сде­лать все за него. По­то­му и по­лу­чил­ся на вы­хо­де кри­во­ру­кий рас­тя­па, ко­то­ро­му по­счаст­ли­ви­лось стать мо­им му­жем. В ито­ге я не вы­дер­жа­ла и ре­ши­ла по­го­во­рить со све­кро­вью тет-а-тет. — Клав­дия Пет­ров­на, мне на­до с ва­ми по­бе­се­до­вать. То есть кое о чем спро­сить... — на­ча­ла од­на­жды из­да­ле­ка, на­ли­вая ей в боль­шую чаш­ку лю­би­мый тра­вя­ной чай. — Ну на­ко­нец-то! — ра­дост­но вос­клик­ну­ла она. — Та­ню­ша, не­уже­ли ты ре­ши­ла на­зы­вать ме­ня ма­мой? — Ма­мой?! А-а... — я по­ня­ла, что влип­ла. — А нуж­но? По-мо­е­му, и по име­ни-от­че­ству непло­хо. — Ну, ес­ли ты так ду­ма­ешь, то... Хо­ро­шо, спра­ши­вай, что хо­те­ла. — По­ни­ма­е­те, я су­дить не мо­гу, но мне ка­жет­ся, вы слиш­ком опе­ка­е­те Ми­шу... — по­сле неко­то­рой за­мин­ки про­дол­жи­ла: — Он же ни­че­го не уме­ет. Одеж­ду раз­бра­сы­ва­ет, по­том най­ти не может. Да­же по­су­ду за со­бой по­мыть не в со­сто­я­нии! — Де­точ­ка, — сузив гла­за, сквозь зу­бы про­го­во­ри­ла Клав­дия, — а за­чем ему по­су­ду мыть и одеж­ду скла­ды­вать? На это есть ты и я. А у него до­ста­точ­но дру­гих за­бот. — Но... как же... По­до­жди­те... Это ведь нуж­но всем! Это ор­га­ни­зо­вы­ва­ет че­ло­ве­ка, да­ет ему уве­рен­ность, что он ни от ко­го не за­ви­сит. Да де­тей с дет­ства так учат! — Ме­ня не вол­ну­ет, кто, как и че­му учит сво­их де­тей. Я огра­ди­ла Ми­шень­ку от ненуж­ной ин­фор­ма­ции и на­вы­ков, что­бы он мог за­ни­мать­ся толь­ко на­у­кой. И от те­бя, кста­ти, жда­ла та­ко­го же от­но­ше­ния. — Что ж, счи­тай­те, что я ва­ши на­деж­ды не оправ­да­ла, — по­жа­ла пле­ча­ми. — Ми­ша — за­ме­ча­тель­ный спе­ци­а­лист, ма­те­ма­тик и ком­пью­тер­ный ге­ний — с этим не по­спо­ришь. Но он взрос­лый муж­чи­на, а я не мо­гу на него по­ло­жить­ся. И ви­но­ва­ты вы! По­сле та­ко­го об­ви­не­ния наш со све­кро­вью хруп­кий ней­тра­ли­тет раз­ру­шил­ся, и мы пе­ре­шли в по­ле от­кры­то­го про­ти­во­сто­я­ния. На­хле­ба­лась я ли­ха от та­кой жиз­ни, вспо­ми­нать не хо­чет­ся, по­это­му по­яв­ле­ние от­дель­ной квар­ти­ры вос­при­ня­ла как бла­го­сло­ве­ние небес. Увы, за два го­да, что мы жи­вем от­дель­но, в пе­ре­вос­пи­та­нии су­пру­га я не до­стиг­ла осо­бых вы­сот. С дет­ства за­ло­жен­ная ма­мой про­грам­ма функ­ци­о­ни­ро­ва­ла без сбо­ев. Се­го­дняш­нее утро с су­ма­тош­ны­ми пе­ре­оде­ва­ни­я­ми — это вер­ши­на айс­бер­га. А ве­че­ром Миш­ка вер­нул­ся с ра­бо­ты и тор­же­ствен­но со­об­щил: — Та­нюх, со­би­рай­ся! Едем на вы­ход­ные на ба­зу от­ды­ха. Там до­ми­ки — за­ка­ча­ешь­ся! Бу­дем це­лых два дня жить в ле­су, а во­круг — ти­ши­на. — Су­пер! Ты мо­лод­чи­на! — Толь­ко... со­бе­решь мои ве­щи? Ты лучше зна­ешь, что мне по­на­до­бит­ся. Я со­гла­си­лась, но с од­ним усло­ви­ем: — То­гда ты пол­но­стью от­ве­ча­ешь за ма­ши­ну. Учти: я на те­бя на­де­юсь, — и мно­го­зна­чи­тель­но по­смот­ре­ла Миш­ке в гла­за, на­ме­кая на его нерас­то­роп­ность. Мы вы­еха­ли утром. До­ро­га бы­ла чу­дес­ной! Слу­ша­ли му­зы­ку, под­пе­ва­ли под из­вест­ные хи­ты, за ок­ном ав­то — зо­ло­ти­стые ро­щи и солн­це, прям по­э­зия на­сто­я­щая! И вдруг наш «Лан­сер» за­каш­лял, за­ур­чал, по­том дер­нул­ся, слов­но в при­пад­ке, и за­мер. — Что слу­чи­лось? — за­нерв­ни­ча­ла я. До пунк­та на­зна­че­ния бы­ло еще до­воль­но да­ле­ко, а во­круг ни од­ной жи­вой души, по­ле. — Не знаю, — рас­те­рян­но от­ве­тил Миш­ка, вы­шел из ав­то­мо­би­ля и стал ко­вы­рять­ся под ка­по­том. — Ты от­да­вал ма­ши­ну Его­ры­чу на тех­осмотр? — крик­ну­ла, ожи­дая его от­ри­ца­тель­ный от­вет. — Я же го­во­ри­ла! Опять за­был? — От­да­вал, — оби­жен­но хмык­нул он. Миш­ка еще дол­го во­зил­ся в мо­то­ре, по­том вдруг вы­пря­мил­ся и со вздо­хом при­знал­ся: — За­был за­пра­вить­ся... Про­сти. Я взвы­ла так, что во­ро­ны на по­ле со­рва­лись и взле­те­ли в небо це­лой ста­ей, а му­же­нек вжал­ся в двер­цу ма­ши­ны. — Как же я уста­ла от тво­ей бес­по­мощ­но­сти! Ми­ша! Возь­мись за го­ло­ву! Я ведь да­же за­бе­ре­ме­неть бо­юсь, по­то­му что не уве­ре­на, что ты не уро­нишь ма­лы­ша! Муж по­скреб за­ты­лок, по­том взял ка­ни­стру и вы­шел на до­ро­гу. К сча­стью,

Я ужас­но разо­зли­лась. Ну как муж­чи­на может быть та­ким бес­по­мощ­ным? Ведь ря­дом с ним сла­бая жен­щи­на!

доб­рые ав­то­мо­би­ли­сты по­де­ли­лись с на­ми бен­зи­ном, и мы по­еха­ли даль­ше. И толь­ко на сле­ду­ю­щий день Миш­ка при­знал­ся, что ни­ко­гда не за­ду­мы­вал­ся, на­сколь­ко мне с ним труд­но. По­обе­щал ис­пра­вить­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.