Не так стра­шен бес!

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Ири­на, 31 год

Да и по­коя хо­те­лось, ес­ли чест­но. Уж очень мно­го нер­вов бы­ло по­тра­че­но на раз­вод. Вре­мя ле­те­ло быст­ро, я по­ти­хонь­ку об­жи­ва­лась, при­вы­кая к сво­е­му оди­но­че­ству и не слиш­ком от это­го стра­дая. Спро­си­те, по­че­му? Да по­то­му что замуж вы­хо­ди­ла во­все не по боль­шой люб­ви — про­сто род­ня и по­дру­ги за­му­чи­ли бес­ко­неч­ны­ми раз­го­во­ра­ми о без­ра­дост­ной судь­бе ста­рых дев и бес­ко­неч­ны­ми во­про­са­ми: «Ко­гда?». А тут Га­рик под­вер­нул­ся. Фар­то­вый же­них: с квар­ти­рой,

ма­ши­ной и при­лич­ным окла­дом. Пять лет про­жи­ли и вро­де непло­хо, да­же ма­ши­ну по­ме­ня­ли на бо­лее до­ро­гую мо­дель и улуч­ши­ли жи­лищ­ные усло­вия. А по­том... По­том муж ре­шил от­крыть свой биз­нес, снял офис и взял на ра­бо­ту мо­ло­день­кую сек­ре­тар­шу... Ко­ро­че, ба­наль­ная ис­то­рия. К то­му же пас­сия мо­е­го бла­го­вер­но­го ока­за­лась на ред­кость алч­ной осо­бой и по­пы­та­лась от­тя­пать у ме­ня не толь­ко су­пру­га, но и все иму­ще­ство. В об­щем, при­шлось по­бо­роть­ся... Эти вы­ход­ные у ме­ня опре­де­лен­но уда­лись. Все пе­ре­мы­ла, пе­ре­сти­ра­ла и пе­ре­гла­ди­ла. Те­перь си­де­ла на бал­коне, ды­ша све­жим воз­ду­хом и на­сла­жда-

Разъ­е­хав­шись с му­жем, я пы­та­лась сно­ва на­ла­дить быт. Вот толь­ко с со­се­дя­ми не спе­ши­ла зна­ко­мить­ся. Ре­ши­ла при­смот­реть­ся

ясь жиз­нью и от­ды­хом от ра­бо­ты. Неожи­дан­но сни­зу по­слы­ша­лись го­ло­са. — Вы бе­са не ви­де­ли? — воз­буж­ден­но спро­сил один, муж­ской. — При­хо­жу до­мой, зо­ву: «Бес, бес!» — ти­ши­на. Под ди­ва­ном — нет... под сто­лом и в шка­фу то­же... — Эка бе­да! — те­перь го­лос был жен­ский, яв­но немо­ло­дой, скри­пу­чий: — Сги­нул, и сла­ва те Гос­по­ди! Пе­ре­кре­стись и за­будь! Не хва­та­ло еще за вся­кую нечисть пе­ре­жи­вать! — Баб Кать, ну ты че­го? Мне вон да­же по­го­во­рить те­перь не с кем! — Твоя прав­да. А хо­чешь, я те­бе дру­го­го при­ве­зу? Бла­го в се­ле у сест­ры их как гря­зи, на каж­дом ша­гу кру­тят­ся под но­га­ми. — Не хо­чу я дру­го­го, — сер­ди­то воз­ра­зил муж­ской го­лос. — Мне мо­е­го на­до най­ти. Я к нему при­вык... — То­гда ищи, — со­гла­си­лась неиз­вест­ная мне ба­ба Ка­тя. — А как най­дешь, ве­зи на ка­стра­цию, по­ка не позд­но. А то раз­ве­лось этой нечи­сти, по­кою нет. У ме­ня че­люсть от­вис­ла. Кастри­ро­вать? Бе­са?! М-да, ка­жет­ся, им обо­им мож­но по­ста­вить один ди­а­гноз... Го­во­рят, утро ве­че­ра муд­ре­нее. Но не все­гда и не для всех. То есть стресс стрес­сом, но за­сну­ла я в тот раз до­воль­но быст­ро. И вот сплю ти­хо­мир­но, ни­ко­го не тро­гаю и тут в пять утра про­сы­па­юсь от то­го, что в подъ­ез­де ка­кой-то шум. Как буд­то ма­лень­кий ре­бе­нок пла­чет или жен­щи­на под­вы­ва­ет. Или сквоз­няк раз­гу­лял­ся... Ре­ши­ла оста­но­вить­ся на по­след­нем. Толь­ко ста­ла за­сы­пать, как кто-то на­чал скре­стись в мою дверь. Я да­же хо­лод­ным по­том по­кры­лась. «Гос­по­ди, — ду­маю, — Не­ужто и впрямь в этом до­ме нечи­стая си­ла жи­вет?»

Мне ста­ло страш­но, про­сто мо­роз по ко­же про­шел. Что это за зву­ки, не­уже­ли тут и прав­да чер­ти во­дят­ся? Жуть!

Трижды пе­ре­кре­стив­шись, на­пя­ли­ла ха­лат, взя­ла в ру­ки скал­ку (ибо го­лы­ми ру­ка­ми с бе­са­ми сра­жать­ся бес­по­лез­но и чре­ва­то), вы­хо­жу. На пло­щад­ке ни­ко­го, ни лест­ни­це то­же. При­слу­ша­лась. Ти­хо. Ре­ши­ла, что по­ка­за­лось спро­со­нья. Хруп­кое рав­но­ве­сие сна может на­ру­шить все что угод­но... Ду­ма­е­те, на этом ноч­ные кош­ма­ры за­кон­чи­лись? Как бы не так! По­чти каж­дую ночь я слы­ша­ла стран­ные зву­ки в подъ­ез­де. Вы­хо­дить из квар­ти­ры бо­я­лась, а в гла­зок ни­че­го не ви­де­ла, по­то­му что, как на­зло, на пло­щад­ке пе­ре­го­ре­ла лам­поч­ка, а вкру­тить но­вую не пред­став­ля­лось воз­мож­ным. По­тол­ки вы­со­кие, а у ме­ня нет стре­мян­ки. С со­се­дя­ми же так и не по­зна­ко­ми­лась. В ре­зуль­та­те со­вер­шен­но пе­ре­ста­ла вы­сы­пать­ся. Ино­гда в мет­ро ка­за­лось, стоя за­сну. На ра­бо­те слов­но сом­нам­бу­ла хо­ди­ла — спо­ты­ка­лась, до­ку­мен­ты рас­сы­па­ла. На­чаль­ник злил­ся, вор­чал. Ко­гда же я по­пы­та­лась объ­яс­нить ему об­ста­нов­ку с ноч­ны­ми тре­во­га­ми, он по­смот­рел на ме­ня как на ненор­маль­ную: «Ка­кие бе­сы, Ири­на? Хо­тя... Ду­маю, по­сле раз­во­да у вас нер­вы рас­ша­та­лись. Мой вам со­вет, об­ра­ти­тесь к пси­хо­ана­ли­ти­ку...» Мне ста­ло стыд­но: и прав­да, ка­кие бе­сы? Чушь! На­вер­ня­ка у то­го му­жи­ка, ко­то­рый про них го­во­рил, не в по­ряд­ке с го­ло­вой, а ба­ба Ка­тя его жа­ле­ет. Вот и подыг­ры­ва­ет... Ко­ро­че, ве­че­ром ре­ши­ла не смот­реть по те­ли­ку но­во­сти, дабы и без то­го бо­лез­нен­ную пси­хи­ку не пе­ре­гру­жать, от­кры­ла фор­точ­ку, что­бы от недо­стат­ка кис­ло­ро­да вся­кая фиг­ня не чу­ди­лась, и лег­ла спать. Толь­ко гла­за за­кры­ла... и тут по окон­ной ре­шет­ке с гро­хо­том и ца­ра­па­ни­ем ког­тей по стек­лу на­чи­на­ет ка­раб­кать­ся в фор­точ­ку что-то чер­ное с жел­ты­ми го­ря­щи­ми гла­за­ми. Ска­зать, что я за­ора­ла, — ни­че­го не ска­зать. В об­щем, спуг­ну­ла нечи­сто­го. Ре­ти­ро­вал­ся. А я по­чти до утра про­си­де­ла в кухне, раз­мыш­ляя о том, сто­ит ли оста­вать­ся в этом жут­ком до­ме или сно­ва бе­жать к ри­ел­то­ру. По­том по­ду­ма­ла: «А может, свя­щен­ни­ка по­звать? Пусть бе­са из­го­нит! А что...» До­го­во­ри­лась с ба­тюш­кой на суб­бо­ту. По­ка его жда­ла, ре­ши­ла пе­ре­ку­рить на бал­коне. Об­ло­ко­тив­шись на пе­ри­ла, за­ме­ти­ла вни­зу чер­но­го ко­тен­ка — со­всем юно­го, но яв­но боль­шо­го за­би­я­ку. Это бы­ло яс­но по его по­ход­ке. Про­каз­ник, ви­ди­мо, ре­шил про­явить свою ко­ша­чью сущ­ность и от­пра­вил­ся на охо­ту. Воз­ле са­мо­го злач­но­го из дво­ро­вых мест, то бишь у му­сор­но­го кон­тей­не­ра, толк­лась и вор­ко­ва­ла гро­мад­ная стая го­лу­бей. Что-то они там кле­ва­ли — то ли сер­до­боль­ная ба­ба Ка­тя хле­буш­ка птич­кам на­сы­па­ла, то ли бомж до­бы­чу рас­те­рял... Ко­те­нок крал­ся по всем пра­ви­лам ко­ша­чье­го ма­стер­ства, несо­вер­шен­но­го по­ка, но по­да­ю­ще­го на­деж­ды. Он на­дол­го за­сты­вал в непо­движ­но­сти,

На­блю­дать за этим ко­том бы­ло ин­те­рес­но. Но ему не по­вез­ло, охо­та за­кон­чи­лась неудач­но. Ни­ко­го не пой­мал

пре­жде чем сде­лать шаг впе­ред, вни­ма­тель­но вы­би­рал ме­сто, ку­да ста­вить каж­дую ла­пу, и пря­тал­ся за ку­сти­ка­ми. Я уже дав­но до­ку­ри­ла, и лишь же­ла­ние до­ждать­ся раз­вяз­ки за­дер­жи­ва­ло ме­ня на бал­коне. Раз­вяз­ка на­сту­пи­ла ско­ро. Под­крав­шись к бес­печ­но клю­ю­щим крош­ки го­лу­бям, чер­ный охот­ник со­вер­шил неук­лю­жий, но ре­ши­тель­ный бро­сок впе­ред и схва­тил бли­жай­ше­го эк­зем­пля­ра за хвост. Пе­ре­пу­ган­ный го­лубь мгно­вен­но взмыл в воз­дух, и, как это во­дит­ся в стае пер­на­тых, осталь­ные со­бра­тья сня­лись с ме­ста вме­сте с ним. Те­перь пред­ставь­те се­бя на ме­сте ко­тен­ка: чу­до­вищ­ные пти­цы раз­ме­ром с него са­мо­го в ко­ли­че­стве два­дца­ти пя­ти штук с ди­ким шу­мом и хло­па­ньем кры­лья­ми взмы­ва­ют в воз­дух ото­всю­ду — на­сто­я­щий апо­ка­лип­сис! Бе­до­ла­га и ду­мать за­был и о до­бы­че, и об охо­те в це­лом, при­жал уши и, с про­бук­сов­кой на стар­те, как его зна­ме­ни­тый аме­ри­кан­ский со­брат Том из муль­ти­ка, с неве­ро­ят­ной ско­ро­стью рва­нул в сто­ро­ну и за­лез на де­ре­во. По­чти на са­мый верх. По­сле по­ко­ре­ния вер­ши­ны, ко­гда опас­ность или раж ми­но­ва­ли, ко­ша­рик с ужа­сом вы­яс­нил, что слезть вниз не может, и жа­лоб­но за­мя­у­кал. И тут я вспом­ни­ла, где слы­ша­ла этот звук. — Вот глу­пый! Ну и как ты те­перь от­ту­да сле­зешь? — вос­клик­ну­ла обес­по­ко­ен­но. И в этот мо­мент сни­зу раз­дал­ся ра­дост­ный муж­ской вопль. — Бес! Дру­жи­ще! На­до же, на­шел­ся. Я рас­сме­я­лась. Зря ба­тюш­ку вы­зы­ва­ла. Не та­кой уж он страш­ный, этот бес!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.