Эти гла­за на­про­тив

«У каждого че­ло­ве­ка долж­но быть ме­сто, в ко­то­рое он хо­чет вер­нуть­ся», – пи­сал Ха­ру­ки Му­ра­ка­ми, и у ме­ня есть та­кое. Толь­ко оно очень осо­бен­ное

Zhenskiye Istorii - - Содержание: - Ин­на, 23 го­да

Ту­да невоз­мож­но до­брать­ся на по­ез­де или элек­трич­ке и са­мо­ле­том то­же нель­зя до­ле­теть, но сто­ит лишь на се­кун­ду от­клю­чить­ся от по­сто­рон­них шу­мов, за­крыть гла­за, со­сре­до­то­чить­ся — и я вновь по­па­даю в день, в ко­то­рый все­гда хо­чет­ся воз­вра­щать­ся. Пом­ню, как на­ча­лось то ут­ро. Я просну­лась за па­ру ми­нут до бу­диль­ни­ка, раз­бу­жен­ная зву­ком за­кры­ва­ю­щей­ся вход­ной две­ри, — ма­ма ушла на ра­бо­ту — и про­сто ле­жа­ла в кро­ва­ти, вгля­ды­ва­ясь в хо­лод­ную утрен­нюю мглу за ок­ном и ду­мая о том, как же все чер­тов­ски на­до­е­ло… Вам зна­ко­мо чув­ство, ко­гда про­сы­па­ешь­ся уже устав­шим? Ко­гда ка­жет­ся, что ты на­столь­ко креп­ко увяз в плот­ном от­вра­ти­тель­ном же­ле, со­сто­я­щем из од­них и тех же ин­гре­ди­ен­тов — ра­бо­та, по­ход в су­пер­мар­кет, дом, ужин пе­ред те­ле­ви­зо­ром, — что уже ни­ко­гда не бу­дет ни вес­ны, ни солн­ца, ни звон­ко­го сме­ха де­тей за ок­ном? Ко­гда чув­ству­ешь, буд­то кто-то те­бя бро­сил, так и не разыс­кав… Ку­та­ясь в ха­лат, я про­шле­па­ла на кух­ню, за­ва­ри­ла се­бе ко­фе и, на­спех умыв­шись и одев­шись, по­бе­жа­ла на ра­бо­ту, су­нув в сум­ку недо­чи­тан­ную кни­гу лю­би­мо­го Му­ра­ка­ми. Впе­ре­ди был оче­ред­ной длин­ный день, хо­лод­ный и бес­смыс­лен­ный, как сне­го­пад в ап­ре­ле. Зай­дя в по­лу­пу­стой вагон метро, я по­глуб­же спря­та­ла го­ло­ву в во­рот­ник паль­то и рас­кры­ла озяб­ши­ми ру­ка­ми кни­гу. «Мо­жет, у нас и прав­да нет ни­ка­ко­го вы­бо­ра? Мо­жет, то, что оста­ет­ся с на­ми в ито­ге, пред­пи­са­но свы­ше, а мы лишь де­ла­ем вид, буд­то из че­го-то там вы­би­ра­ем? И вся эта «сво­бо­да вы­бо­ра» — толь­ко ил­лю­зия?» — спра­ши­вал пи­са­тель, и его сло­ва эхом от­да­ва­лись в го­ло­ве, а ста­рый вагон метро с туск­лым жел­то­ва­тым све­том и людь­ми с се­ры­ми без­раз­лич­ны­ми ли­ца­ми мчал­ся ку­да-то в тон­не­ле под­зем­ки. И я по­ду­ма­ла: «Воз­мож­но, Му­ра­ка­ми прав?» И под­ня­ла гла­за. Он си­дел на­про­тив — стиль­ная ко­жа­ная курт­ка, скре­щен­ные длин­ные но­ги в си­них джин­сах, шап­ка в ру­ках — и смот­рел на ме­ня. При­сталь­но, слег­ка удив­лен­но, слов­но во­все не ожи­дал здесь уви­деть. Но мы не бы­ли зна­ко­мы. У ме­ня хорошая

па­мять на лица, я бы точ­но за­пом­ни­ла эти тем­ные вью­щи­е­ся во­ло­сы и ро­дин­ку над верх­ней гу­бой, и гла­за уди­ви­тель­но­го от­тен­ка — слов­но креп­кий ли­по­вый чай с ме­дом. Я лишь силь­нее схва­ти­лась за кни­гу, слов­но за спа­са­тель­ный

Мы точ­но не бы­ли зна­ко­мы. У ме­ня от­лич­ная па­мять на лица, а это я уж точ­но бы за­пом­ни­ла. Осо­бен­но гла­за

круг, и по­смот­ре­ла на незна­ком­ца в от­вет — с вы­зо­вом, слег­ка при­под­няв бровь. А он вдруг улыб­нул­ся мне. По­езд про­ез­жал стан­ции, лю­ди вы­хо­ди­ли и за­хо­ди­ли в вагон, а мы про­сто смот­ре­ли друг на дру­га, как буд­то не бы­ло ни­ко­го вокруг. Ко­гда я услы­ша­ла зна­ко­мое «Кре­ща­тик» и тол­па вы­нес­ла ме­ня на пер­рон, бы­ла уве­ре­на, что, огля­нув­шись, уви­жу его. Но две­ри ва­го­на за­кры­лись, с про­тяж­ным гуд­ком по­езд скрыл­ся в тон­не­ле, люд­ской по­ток по­ре­дел, и мне по­ка­за­лось, что я стою в аб­со­лют­но пустой ком­на­те, из ко­то­рой вне­зап­но все вы­шли... — Что, си­дел и всю до­ро­гу пя­лил­ся на те­бя? — спро­си­ла при­я­тель­ни­ца Аня, с ко­то­рой мы по утрам вме­сте пи­ли ко­фе. — Он не пя­лил­ся, а смот­рел. Стран­но как-то… Буд­то хо­тел что­то ска­зать и не ре­шал­ся. — Мо­жет, с кем-то пе­ре­пу­тал, — по­жа­ла пле­ча­ми она и, под­миг­нув, до­ба­ви­ла: — Или влю­бил­ся. Я пре­не­бре­жи­тель­но от­мах­ну­лась, хо­тя по­чув­ство­ва­ла, что пре­да­тель­ски крас­нею. — А что, ду­ма­ешь, та­кое толь­ко в ки­но бы­ва­ет? — про­дол­жи­ла Анна. — В жиз­ни ино­гда ис­то­рии и по­хле­ще слу­ча­ют­ся! — Но ес­ли так, то по­че­му же он не вы­шел сле­дом за мной? — усмех­ну­лась я. — Хм, это во­прос, — она за­дум­чи­во по­тер­ла паль­цем пе­ре­но­си­цу. — А что бы ты ему ска­за­ла? При­шла моя оче­редь по­жи­мать пле­ча­ми. Мы сме­ни­ли те­му раз­го­во­ра, я рас­се­ян­но впол­уха слу­ша­ла Анин от­чет о про­ве­ден­ных вы­ход­ных, а са­ма ду­ма­ла: дей­стви­тель­но, а что бы я ска­за­ла ему? «При­вет! Мы зна­ко­мы?», «Мне ка­жет­ся, мы с то­бой уже где-то встре­ча­лись рань­ше…», «Ты ве­ришь в лю­бовь с пер­во­го взгля­да? А вот со мной, ка­жет­ся, та­кое слу­чи­лось...» Я вспом­ни­ла взгляд теп­ло-ка­рих вни­ма­тель­ных глаз, смот­ря­щих слов­но не на, а в ме­ня, и то, как вне­зап­но за­хо­те­лось, что­бы этот па­рень боль­ше ни­ко­гда и ни на ко­го ТАК не смот­рел. Не знаю, что ска­за­ла бы ему, вый­ди он за мной сле­дом, но ес­ли удаст­ся ко­гда-ни­будь встре­тить его сно­ва, призна­юсь: — Зна­ешь, это очень слож­но объ­яс­нить, но каж­дый раз, ко­гда я за­кры­ваю гла­за, ви­жу твои… Я ста­ла ез­дить в метро ча­ще. Но те­перь по­чти не чи­та­ла — вни­ма­тель­но вгля­ды­ва­лась в лица лю­дей, на­де­ясь встре­тить его. Од­на­ко в жиз­ни не бы­ва­ет хеппи- эн­дов, не так ли? В жиз­ни бы­ва­ет по­чти все, о чем сни­ма­ют ки­но: про­стые рабочие, ста­но­вя­щи­е­ся мил­ли­о­не­ра­ми, лю­ди со сверх­спо­соб­но­стя­ми и да­же ино­пла­не­тяне. А вот счаст­ли­вые фи­на­лы — их прак­ти­че­ски нет. Так ду­ма­ла я, стоя в ва­гоне и на­блю­дая, как на мо­ни­то­ре под по­тол­ком сме­ня­ют друг дру­га смеш­ные животные и пей­за­жи за­сне­жен­ных гор­ных вер­шин. И вдруг мое вни­ма­ние при­влек­ла бе­гу­щая стро­ка вни­зу мо­ни­то­ра, где ча­ще все­го да­ют объ­яв­ле­ния о ра­бо­те и на ко­то­рую я обыч­но не об­ра­щаю внимания. Что на­сто­ро­жи­ло ме­ня в ту се­кун­ду, ума не при­ло­жу!.. «…де­вуш­ка, ко­то­рая в про­шлый по­не­дель­ник еха­ла в метро по красной вет­ке, чи­та­ла кни­гу Му­ра­ка­ми и вы­шла на стан­ции «Кре­ща­тик». К со­жа­ле­нию, не успел вый­ти сле­дом и те­перь не знаю, где те­бя ис­кать. Ес­ли ты про­чтешь это объ­яв­ле­ние, по­зво­ни мне по но­ме­ру…»

Я смот­ре­ла на бе­гу­щую вни­зу мо­ни­то­ра стро­ку и чув­ство­ва­ла, как на ще­ках рас­цве­та­ют ро­зы. Зна­чит, он то­же ищет ме­ня!

Дро­жа­щи­ми паль­ца­ми, ед­ва не ро­няя мо­биль­ный, за­пи­са­ла де­сять за­вет­ных цифр, чув­ствуя, как на ще­ках рас­цве­та­ют ро­зы. По­езд вы­ехал из тун­не­ля на ули­цу, я при­щу­ри­лась от яр­ко­го утрен­не­го солн­ца и вне­зап­но вспом­ни­ла, что се­год­ня День всех влюб­лен­ных.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.