Бе­да по­зна­ет­ся в срав­не­нии

Не мо­гу ска­зать, что я неве­зу­чая. Хо­тя бы по­то­му, что у ме­ня бы­ло пре­крас­ное без­об­лач­ное дет­ство. Но сей­час при­хо­дит­ся все ре­шать са­мой. Это труд­но!

Zhenskiye Istorii - - Содержание -

Ко­му из нас не при­хо­ди­лось тер­петь вся­ко­го ро­да непри­ят­но­сти? Они на­ва­ли­ва­ют­ся в са­мый непод­хо­дя­щий мо­мент и вы­би­ва­ют из ко­леи. Од­ни за дру­ги­ми гад­кие со­бы­тия на­сти­га­ют те­бя, и за­ча­стую бы­ва­ет так, что ты во­об­ще не ви­дишь света в кон­це тон­не­ля, рас­ки­са­ешь и опус­ка­ешь ру­ки. В та­кие ми­ну­ты каж­до­му нуж­на под­держ­ка близ­ко­го че­ло­ве­ка или на ху­дой ко­нец чья-то жи­лет­ка, что­бы по­пла­кать­ся. Как-то раз я пе­ре­жи­ва­ла сва­лив­ши­е­ся на ме­ня гло­баль­ные бы­то­вые пробле­мы. Черная по­ло­са на­ча­лась с то­го, что сло­мал­ся хо­ло­диль­ник. Огром­ная лу­жа во­ды по­сре­ди кух­ни под­жи­да­ла ме­ня по воз­вра­ще­нии из ко­ман­ди­ров­ки. Мас­са неудобств, ис­пор­чен­ные про­дук­ты, вы­яс­не­ние от­но­ше­ний с со­се­дя­ми сни­зу, ком­пен­са­ция за ис­пор­чен­ный по­то­лок и две недели ожи­да­ния ка­кой-то де­фи­цит­ной зап­ча­сти — все это силь­но раз­дра­жа­ло. В этот же пе­ри­од но­чью шкваль­ный ве­тер снес спут­ни­ко­вую ан­тен­ну, за­креп­лен­ную на стене

до­ма. По­ка устрой­ство вос­ста­нав­ли­ва­ли, я про­пу­сти­ла две лю­би­мые те­ле­пе­ре­да­чи. В ре­зуль­та­те не зна­ла, кто по­бе­дил в ку­ли­нар­ном шоу, и не по­смот­ре­ла оче­ред­ную се­рию про ве­се­лых со­се­дей. Но на этом непри­ят­но­сти не за­кон­чи­лись. На время без­дей­ствия хо­ло­диль­ни­ка я обу­стро­и­ла хранение все­го съест­но­го на бал­коне. И, бе­гая взад-впе­ред за

Без хо­ло­диль­ни­ка в хо­лод­ное время го­да еще как-то мож­но недель­ку обой­тись. А вот без те­ле­ви­зо­ра со­всем тош­но...

чем-то вкус­нень­ким, умуд­ри­лась за­це­пить што­ру, из-за чего ме­тал­ли­че­ский кар­низ с гро­хо­том сва­лил­ся мне на го­ло­ву. На лбу вы­ско­чи­ла боль­шу­щая шиш­ка, а льда-то нет, ведь хо­ло­диль­ник не ра­бо­та­ет! И это еще не все. На сле­ду­ю­щий день око­ло се­ми ве­че­ра в квар­ти­ре по­гас свет. Жут­кое ощу­ще­ние из-за тем­но­ты и неуме­ние на ощупь ори­ен­ти­ро­вать­ся в про­стран­стве не луч­шим об­ра­зом вли­я­ют на настроение. К то­му же я на­би­ла вто­рую шиш­ку и рас­ко­ло­ти­ла лю­би­мую чаш­ку. — Да что ж та­кое! — воз­му­ща­лась вслух. — Ка­кой-то злой дух здесь гу­ля­ет. Прям не квар­ти­ра, а сти­хий­ное бед­ствие. Нуж­но как-то с этим бо­роть­ся. Ре­ши­ла по­зво­нить луч­шей по­дру­ге. Мо­жет, хоть она по­жа­ле­ет и по­мо­жет от­влечь­ся от это­го кош­ма­ра. — При­вет, до­ро­гая. Ты до­ма? — До­ма. Но я не мо­гу сей­час к те­бе при­е­хать, — от­ве­ти­ла Ален­ка, пред­по­ло­жив, что я хо­чу по­звать ее к се­бе. — И не на­до, у ме­ня свет вы­ру­би­ли. Так что сама к те­бе на­гря­ну, — ска­за­ла я, ре­ши­тель­но на­стро­ив­шись хо­тя бы на один ве­чер по­ки­нуть зло­счаст­ное ме­сто. Но, как го­во­рит­ся, судь­бу не об­ма­нешь... Сле­ду­ю­щая непри­ят­ность на­стиг­ла ме­ня пря­мо пе­ред подъ­ез­дом Ален­ки­но­го до­ма. Ко­гда я со­би­ра­лась пе­рей­ти ули­цу, ка­кой-то су­ма­сшед­ший во­ди­тель на бе­ше­ной ско­ро­сти про­мчал­ся по до­ро­ге, щед­ро ока­тив ме­ня гря­зью из лу­жи. — Ско­ти­на! — крик­ну­ла я, гро­зя ку­ла­ком вслед уда­ля­ю­ще­му­ся ав­то­мо- би­лю. Черт! Мое бе­лое паль­то! Оно без­на­деж­но ис­пор­че­но! — Ну что за день се­го­дня та­кой! Ни до­ма, ни на ули­це нет по­коя. Кто та­ким при­дур­кам пра­ва да­ет?! Посмот­ри на ме­ня, — на­ча­ла я при­чи­тать, вой­дя в квар­ти­ру по­дру­ги. Но уви­дев за­пла­кан­ное ли­цо по­дру­ги, тут же за­мол­ча­ла, по­чу­яв нелад­ное. — Что слу­чи­лось? — спро­си­ла, сни­мая с ног гряз­ную обувь. — А где Де­би, по­че­му он ме­ня не встре­ча­ет? Де­би! Де­би! Ты где, маль­чик? — по­зва­ла лю­би­мо­го Ален­ки­но­го пса. — Де­би боль­ше нет, — сквозь сле­зы с тру­дом вы­да­ви­ла она. — Се­го­дня ве­те­ри­нар его усы­пил... — Бед­ный! — про­шеп­та­ла я. — Ну не уби­вай­ся так. Он же был ста­рень­кий, его время при­шло, он свое про­жил, — по­пы­та­лась най­ти пра­виль­ные сло­ва. Но Ален­ка за­ры­да­ла еще силь­нее: — Жал­ко Де­би. Он же... Я же его со щен­ка вы­рас­ти­ла. Как ре­бен­ка. А ка­кой он был доб­рый, пом­нишь? — Пом­ню, ко­неч­но, — про­гло­тив сле­зы, от­ве­ти­ла я. И мы за­мол­ча­ли. — Тань, — на­ко­нец на­ру­ши­ла ти­ши­ну Ален­ка, — у ме­ня ведь еще од­но го­ре... Я ма­ши­ну раз­би­ла, и вот... — она сбро­си­ла с плеч шарф, и я уви­де­ла за­гип­со­ван­ную кисть ру­ки. — Обал­деть! — вы­рва­лось у ме­ня. — Але­на! Как это слу­чи­лось? Ко­гда? И по­че­му ты не по­зво­ни­ла? Ты же зна­ешь, я бы сра­зу при­мча­лась... — Не хо­те­ла бес­по­ко­ить. У те­бя у са­мой веч­но ку­ча про­блем. А я... Тань, я ведь не толь­ко свою ма­ши­ну раз­би­ла, но и чу­жую. Пред­став­ля­ешь? По­дру­га за­пла­ка­ла еще гор­ше. Я рас­те­ря­лась, не зная, что де­лать. — Раз­би­ла и раз­би­ла, — про­из­нес­ла на­ко­нец не со­всем уве­рен­но. — От­ре­мон­ти­ру­ешь. Масте­ра сей­час хо­ро­шие, все быст­ро сде­ла­ют. А стра­хов­ка по­кро­ет часть рас­хо­дов. — Нет, — вздох­ну­ла она. — Моя стра­хов­ка за­кон­чи­лась неде­лю на­зад. Те­перь при­дет­ся опла­чи­вать ре­монт двух ма­шин. И это ка­та­стро­фа! Я остол­бе­не­ла. Ну и де­ла! Как и чем я мо­гу по­мочь ей в та­кой си­ту­а­ции? Нель­зя же оста­вать­ся в сто­роне! — Ус­по­кой­ся, до­ро­гая, — про­тя­ну­ла Алене ста­кан во­ды. — Глав­ное, что жи­ва оста­лась. Ты сей­час ру­ку под­ле­чи, а даль­ше бу­дем раз­би­рать­ся со все­ми про­бле­ма­ми. Да­вай я на­пою те­бя ча­ем и уло­жу в по­стель. Те­бе нуж­но по­спать. Утро ве­че­ра муд­ре­нее. Уло­жить бед­няж­ку не уда­лось. Она си­де­ла на ди­ване, под­жав но­ги и за­ку­тав­шись в клет­ча­тый плед. Здо­ро­вой ру­кой по­друж­ка об­ни­ма­ла сло­ман­ную и в по­дроб­но­стях рас­ска­зы­ва­ла мне о сво­их зло­клю­че­ни­ях. Как вез­ла Де­би к ве­те­ри­на­ру, как вы­еха­ла на крас­ный сиг­нал све­то­фо­ра и ка­кой ужас ис­пы­та­ла, услы­шав визг тор­мо­зов и уви­дев огром­ный джип, что нес­ся пря­мо на нее. Ду­маю, кош­мар­ная кар­ти­на еще дол­го бу­дет жить в ее со­зна­нии. — Мне же в по­не­дель­ник нуж­но бы­ло ехать на се­ми­нар по мар­ке­тин­гу. У нас в от­де­ле осво­бо­ди­лось хо­ро­шее ме­сто, и я хо­те­ла по­лу­чить по­вы­ше­ние. Но сей­час, ко­неч­но, его по­лу­чит кто-то дру­гой, — го­ре­ва­ла Ален­ка. — Не факт, — воз­ра­зи­ла я. — По­ста­рай­ся уснуть и не ду­май ни о чем. Зав­тра по­сле ра­бо­ты сра­зу при­ду к те­бе. По до­ро­ге куп­лю все необ­хо­ди­мое. А ты от­ды­хай, — ска­за­ла на прощание. — Тань, а ты чего при­ез­жа­ла? — спо­хва­ти­лась она. — Я тут раз­ню­ни­лась из­за сво­е­го и со­всем за­бы­ла спро­сить. Из­ви­ни. У те­бя как де­ла? Я вспом­ни­ла ис­тин­ную цель ви­зи­та: сло­ман­ный хо­ло­диль­ник, упав­шую ан­тен­ну, обо­рван­ные што­ры и раз­би­тую чаш­ку, и по­ня­ла, как несо­из­ме­ри­мо ма­лы эти непри­ят­но­сти по срав­не­нию с бе­да­ми, сва­лив­ши­ми­ся на Ален­ку. Дру­ги­ми сло­ва­ми, осо­зна­ла

Я по­смот­ре­ла на пла­чу­щую по­дру­гу, и мне ста­ло стыд­но. Раз­ве мож­но срав­нить мои непри­ят­но­сти с ее бе­да­ми?

раз­ни­цу меж­ду «пло­хо» и «очень пло­хо», и ста­ло стыд­но за се­бя и те ме­ло­чи, с ко­то­ры­ми, как по­след­няя эго­ист­ка, еха­ла че­рез весь го­род к по­дру­ге по­пла­кать­ся. Я еще раз об­ня­ла ее: — Не вол­нуй­ся, у ме­ня все хо­ро­шо! И у те­бя то­же все на­ла­дит­ся. Не мо­жет черная по­ло­са длить­ся веч­но. В кон­це кон­цов вме­сте мы су­ме­ем пе­ре­кра­сить ее в са­мые яр­кие цве­та ра­ду­ги!

Татьяна, 27 лет

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.