Про­кля­тие древ­не­го име­ни

Муж за­стал Иринэ в дет­ской с но­жом из его кол­лек­ции ору­жия в ру­ках...

Zhenskiye Istorii - - News -

Шеф, вы­зы­ва­ли? – Во­прос был ри­то­ри­че­ским. Ра­зу­ме­ет­ся, вы­зы­вал. А ина­че что мне с утра по­рань­ше де­лать в ка­би­не­те на­чаль­ства? – Хо­чешь в ко­ман­ди­ров­ку, Кли­мен­ко? – хму­ро бро­сил ка­пи­тан Еро­фе­ев. Я по­смот­рел за ок­но: там шел дождь со сне­гом. Са­мое вре­мя для по­ез­док. Осо­бен­но ес­ли они пред­по­ла­га­ют озна­ком­ле­ние с ме­стом пре­ступ­ле­ния где-ни­будь в ле­су или в по­ле. – На Ба­га­мы? Или Ба­ле­а­ры? – На Маль­ди­вы, ум­ник. На этот раз в Н-ск. – Ес­ли род­ное уг­ро при­ка­жет, то мож­но и в Н-ск. Хо­тя... У них что, сво­их сле­до­ва­те­лей мало? – По­ни­ма­ешь… – шеф по­че­му-то за­мял­ся, – ну­жен спе­ци­а­лист твоего про­фи­ля… Ну, по вся­ким там ненор­маль­но­стям. Призра­ки, вам­пи­ры… – Иван Ан­дре­евич, ка­кие еще па­ра­нор­маль­но­сти? Призра­ков сто­лет­няя баб­ка по ма­раз­му уви­де­ла, в кро­во­жад­ных вам­пи­ров сту­ден­ты­ме­ди­ки пе­ре­оде­ва­лись. А убий­ца вполне ма­те­ри­аль­ным му­жи­ком ока­зал­ся. Ре­ци­ди­ви­стом. – Оно-то так… но у тебя ведь имел­ся на­уч­ный под- ход к нена­уч­но­му яв­ле­нию. В об­щем, даю ввод­ную. Мо­ло­дая за­бот­ли­вая мать вне­зап­но ре­ши­ла убить двух ма­ло­лет­них сы­но­вей. Но­жом из кол­лек­ции ору­жия му­жа. Хо­ро­шо, что отец как раз вер­нул­ся с со­ве­ща­ния и от­нял у нее ту шту­ку. Жен­щи­на не от­ри­ца­ет, что хо­те­ла па­ца­нов за­ре­зать. Уве­ря­ет, что ей по­со­ве­то­вал это сде­лать некий голос. Ти­па при­не­сти жерт­ву. Ка­кая-то ца­ри­ца из про­шло­го. – Ну, то­гда ей к пси­хи­ат­рам, на экс­пер­ти­зу. Шеф по­че­сал ног­тем кон­чик но­са. Это у него при­знак ве­ли­чай­ше­го сму­ще­ния ли­бо вол­не­ния. – Де­ло в том, что муж в полицию не об­ра­щал­ся. Шу­ма не хо­чет. Ма­те­ри по­зво­нил. А та уже мне. Он… ну, мой пле­мян­ник. Де­ти сей­час на­хо­дят­ся у ба­буш­ки. Же­на до­ма, пла­чет. Илья от­пуск взял, си­дит при ней. Муж то есть. Я тебя про­шу, в част­ном по­ряд­ке, по­смот­ри для на­ча­ла, что к че­му. Я там те­бе на по­чту ки­нул ссыл­ки на «Фейс­бук», на этот… грам ко­то­рый… – «Ин­с­та­грам»? – Он са­мый. Что­бы ты фо­то по­смот­рел, по­моз­го­вал. В полицию и к пси­хи­ат­ру все­гда успе­ет­ся. Нор­маль­ная лю­бя­щая счаст­ли­вая се­мья… Бред пол­ный…

…По­ка ва­го­ны от­сту­ки­ва­ли по рель­сам ки­ло­мет­ры, я ли­стал ссыл­ки и об­ду­мы­вал сло­ва ше­фа. В его «ввод­ной» что-то ме­ня, как го­во­рит­ся, му­ля­ло. Вдруг по­нял: Иван Ан­дре­евич ска­зал, «голос по­со­ве­то­вал». Обыч­но эти по­ту­сто­рон­ние сущ­но­сти при­ка­зы­ва­ют. И жерт­ва, в ко­то­рую они все­ля­ют­ся, по­ко­ря­ет­ся. Во­об­ще-то ка­пи­тан не зря ко мне обратился. Мне все­гда ка­за­лось, что наш мир не так прост и ли­не­ен, как его пред­став­ля­ет уго­лов­ный ко­декс. И ес­ли чест­но, та баб­ка, о ко­то­рой упо­мя­нул на­чаль­ник, та­ки ви­де­ла дух по­кой­но­го су­пру­га. А дух этот ука­зал на воз­мож­но­го гра­би­те­ля. Я от­крыл на план­ше­те Instagram несо­сто­яв­шей­ся де­то­убий­цы. Ак­ка­унт не за­крыт, это хо­ро­шо. Вряд ли она сей­час в со­сто­я­нии до­ба­вить в дру­зья ка­ко­го-то Кли­мен­ко из уго­лов­но­го ро­зыс­ка. Кра­си­вая жен­щи­на. Иринэ Еро­фе­е­ва (Га­па­рид­зе). Гру­зин­ские кор­ни – зна­чит, го­ря­чий тем­пе­ра­мент, гор­дость, ре­ши­тель­ность. Та­кие ка­че­ства ха­рак­те­ра мож­но пред­по­ло­жить. На фо­то она в об­ним­ку с дву­мя маль­чи­ка­ми. Си­я­ет. Из­лу­ча­ет сча­стье и лю­бовь. А вот фо­то­гра­фия об­лож­ки стра­ни­цы стран­ная. То ли по­жар, то ли из­вер­же­ние вул­ка­на. В об­щем, ка­та­клизм ка­кой-то. Сним­ки с му­жем. Осо­бен­но один при­влек вни­ма­ние. На нем Иринэ смотрит на су­пру­га, но в момент, ко­гда тот это­го не ви­дит. И взгляд у жен­щи­ны со­всем дру­гой… Злой, нена­ви­дя­щий. Не тут ли кро­ет­ся раз­гад­ка ее гу­би­тель­ной вы­ход­ки? И за­чем она та­кую фот­ку опуб­ли­ко­ва­ла? Илья встре­тил ме­ня на вок­за­ле. Мо­ло­дой муж­чи­на был мало по­хож на соб­ствен­ные фо­то­гра­фии в Ин­тер­не­те. Под гла­за­ми тем­ные кру­ги, ще­ки вва­ли­лись, на лбу глу­бо­кие склад­ки. Да, до­ста­лось му­жи­ку. Не по­за­ви­ду­ешь. – С кем сей­час ва­ша же­на? – спро­сил я. – Со сво­и­ми ма­те­рью и баб­кой. При­е­ха­ли из Гру­зии, как толь­ко я по­зво­нил. Мы все в шо­ке, понимаете? – По­ни­маю. Ее нуж­но по­ка­зать пси­хи­ат­ру. – Нет. Это же клей­мо на всю жизнь. И не толь­ко на ней. На всей се­мье. На де­тях. Я на­чал политическую ка­рье­ру. Ка­кой из ме­ня депутат, ес­ли же­на в дур­ке? Кто за та­ко­го го­ло­со­вать бу­дет? Вы не по­ду­май­те, Вик­тор… э-э-э… – Мож­но про­сто Вик­тор. Я ведь по­ка част­ное ли­цо в этом слу­чае. – Спа­си­бо. Так вот, я не рвусь на вер­ши­ну ра­ди вер­ши­ны. Но хо­чет­ся что-то в этом ми­ре из­ме­нить, сдви­нуть с мерт­вой точ­ки. По­то­му и в де­пу­та­ты пошел. А тут… при­хо­жу до­мой, а же­на с но­жом и вся в кро­ви. Сы­на немно­го по­ца­ра­па­ла, но он вы­рвал­ся. И я хо­чу вас пре­ду­пре­дить. Там у нас те­ща и ба­буш­ка. Ну, те­ща адек­ват­ная, скри­пач­ка в про­шлом. А вот баб­ка… Стран­ная немно­го. – Я раз­бе­русь. Илья пред­ста­вил ме­ня как школьного то­ва­ри­ща, ко­то­рый за­гля­нул на ого­нек. Иринэ ще­бе­та­ла, рас­спра­ши­ва­ла о ка­ких­то сто­лич­ных но­во­стях, и мне при­шлось из­ряд­но по­по­теть, что­бы от­ве­тить на ее во­про­сы. Нор­маль­ная де­вуш­ка. Не мо­гу ее с но­жом пред­ста­вить. Свет­ски­ми сплет­ня­ми ин­те­ре­су­ет- ся, в отличие от ме­ня. Ее мать гре­ме­ла в кухне по­су­дой. Очень вы­ра­зи­тель­но гре­ме­ла. На­кры­ли на стол. И тут из спаль­ни (а квар­ти­ра у пле­мян­ни­ка мо­е­го ше­фа, бес­среб­ре­ни­ка и мест­но­го де­пу­та­та, весь­ма нема­лень­кая) вы­плы­ла ве­ли­че­ствен­ная ста­ру­ха. Вся в чер­ном, во­ло­сы на го­ло­ве в ко­ро­ну уло­же­ны. Сме­ри­ла ме­ня с ног до го­ло­вы и вы­нес­ла вер­дикт: – Мент. – Во­об­ще-то я… – Хо­ро­шо, коп. Да­вай вый­дем, по­ку­рим. – Я не… – но она толь­ко гля­ну­ла на ме­ня че­рез пле­чо, и я по­кор­но по­плел­ся сле­дом. На бал­коне ста­ру­ха вы­та­щи­ла тон­кую си­га­ре­ту, но за­ку­ри­вать не спе­ши­ла, вер­те­ла ее в смуг­лых паль­цах. – Ты зна­ешь ис­то­рию Ясо­на и ца­рев­ны Ме­деи? – Ну-у-у… На ли­це ста­ру­хи по­яви­лось та­кое пре­зре­ние, что у ме­ня в го­ло­ве что-то щелк­ну­ло: – Это ко­то­рый за ове­чьей шку­рой ез­дил? У него еще ко­рабль так стран­но на­зы­вал­ся, ти­па аг­ро­ном. – «Ар­го» его ко­рабль на­зы­вал­ся. Ясон же­нил­ся на кол­хид­ской ца­ревне и кол­ду­нье Ме­дее. Ес­ли вдруг в юра­ка­де­мии не учат: Кол­хи­да – это в Гру­зии. У них ро­ди­лось двое сы­но­вей. Ца­рев­на мно­гим для лю­би­мо­го жерт­во­ва­ла, мно­го зла во имя его со­вер­ши­ла. Слиш­ком лю­би­ла. Но Ясон из­ме­нил жене, и та, что­бы ему ото­мстить и сде­лать боль­но, уби­ла соб­ствен­ных де­тей. Иринэ по­то­мок древ­не­го ро­да, се­мей­ная ле­ген­да гла­сит, что Ме­дея, та са­мая, – ее пра­пра-пра… И по зо­ву кро­ви моя внуч­ка вполне мо­жет ре­шить­ся на страш­ный шаг, что­бы невер- но­му су­пру­гу мало не по­ка­за­лось. И при этом она невин­на, ибо в та­кой миг в ней про­сы­па­ет­ся древ­няя кол­ду­нья. Я чер­тых­нул­ся про се­бя. Это уже ни в ка­кие во­ро­та не лез­ло! – У ва­шей внуч­ки есть пробле­мы пси­хи­че­ско­го свой­ства. Без пра­виль­но­го ле­че­ния она дей­стви­тель­но мо­жет со­вер­шить пре­ступ­ле­ние и по­том сва­лить его на го­ло­са из по­ту­сто­рон­не­го ми­ра. Ее, ко­неч­но, по­ме­стят в ле­чеб­ни­цу, но уби­тых не вер­нешь. А Иринэ чуть не уби­ла ва­ших пра­вну­ков. Вы понимаете это? Один ра­ди ка­рье­ры скры­ва­ет пре­ступ­ле­ние, дру­гая при­пи­сы­ва­ет все ка­ким-то по­ту­сто­рон­ним си­лам. Пра­внуч­ка кол­ду­ньи, черт возь­ми! Но по­жи­лая да­ма оста­ва­лась невоз­му­ти­ма. – Моя ду­ра-невест­ка, узнав о се­мей­ной ле­ген­де, на­зва­ла дочь Ме­де­ей. Са­ма на­влек­ла на нее про­кля­тие древ­не­го име­ни, – сквозь зу­бы про­це­ди­ла ста­ру­ха. – Хо­ро­шо хоть я де­воч­ку окре­сти­ла Ири­ной. Но, вид­но, про­кля­тие сильнее. – А от ме­ня вы чего хо­ти­те? – рявк­нул я. – Ска­жи своему другу, пусть пе­ре­ста­нет с ры­жей шаш­ни кру­тить. Я ви­жу с ним ря­дом ка­кую-то ры­жую. И блон­дин­ку. И дру­гих, в бу­ду­щем. Но будущее – это все­го лишь ве­ро­ят­ность раз­ви­тия со­бы­тий. Мож­но и так, и этак по­вер­нуть, по­ка не позд­но. Ме­ня он слу­шать не за­хо­тел, вот как ты, про сказ­ки и стар­че­ский ма­разм бол­тал. А тебя по­слу­ша­ет, ты же коп, мо­жешь и по­са­дить. Ири­на с на­ми по­едет в Гру­зию. Там и пой­дем на кон­суль­та­цию. К осо­бым спе­ци­а­ли­стам. Ну, иди, – она на­ко­нец при­ку­ри­ла. Я вер­нул­ся в ком­на­ту, при­ки­ды­вая, как на­да­вить на мо­ло­до­го му­жи­ка, что­бы не за­гля­ды­вал­ся на чу­жих баб? По­ка не стало позд­но…

Ста­ру­ха счи­та­ла, что имя внуч­ки на нее на­влек­ло бе­ду

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.