Ко­гда го­во­рят мертвые

Я смот­ре­ла на нее и ду­ма­ла: «От­че­го жизнь так неспра­вед­ли­ва?»

Zhenskiye Istorii - - Дела Житейские -

Яра­бо­таю па­то­ло­го­ана­то­мом уже три­на­дцать лет и знаю, что в гла­зах обы­ва­те­лей это жут­ко­ва­тая и ма­ло­при­вле­ка­тель­ная про­фес­сия: при­хо­дишь на ра­бо­ту – а там те­бя ждут тру­пы. Од­на­ко мы та­кие же ди­а­гно­сты, как рент­ге­но­ло­ги, и та­кие же кли­ни­ци­сты, как те­ра­пев­ты и хи­рур­ги. Боль­шин­ство лю­дей ду­ма­ет, что мы ра­бо­та­ем с тру­па­ми, на са­мом же де­ле боль­шую часть вре­ме­ни мы ис­сле­ду­ем биоп­сий­ный ма­те­ри­ал – изъ­ятые из те­ла тка­ни. Ча­стень­ко нам при­пи­сы­ва­ют обя­зан­но­сти суд­мед­экс­пер­тов, ко­то­рым до­ста­ют­ся « кри­ми­наль­ные » те­ла, но мы про­во­дим вскры­тие толь­ко тех, кто умер сво­ей смер­тью, или, по край­ней ме­ре, счи­та­ет­ся, что сво­ей... Имен­но по­это­му, гля­дя на те­ло этой де­вуш­ки, я за­ду­ма­лась. Жизнь во­об­ще неспра­вед­ли­вая шту­ка: сколь­ко ста­рых, боль­ных и ис­ка­ле­чен­ных тру­пов по­бы­ва­ло на этом сто­ле, она же ка­за­лась вы­дер­ну­той из жиз­ни по ка­кой-то страш­ной и неле­пой ошиб­ке – неж­ная ко­жа без еди­но­го изъ­я­на, тон­кие за­пя­стья и щи­ко­лот­ки, строй­ные но­ги, ед­ва за­мет­но округ­лив­ший­ся жи­вот... – Сем­на­дца­тая неделя, – пе­чаль­но кон­ста­ти­ро­ва­ла Ле­на, моя на­пар­ни­ца. Мы ра­бо­та­ли вдво­ем все­го год, но бы­ли как ле­вая и пра­вая ру­ка – та­кие же сла­жен­ные вме­сте и неук­лю­жие по­рознь. Я зна­ла: Ле­на уже несколь­ко лет без­успеш­но пы­та­ет­ся за­бе­ре­ме­неть, по­это­му для нее факт смер­ти неро­див­ше­го­ся ре­бен­ка был, воз­мож­но, ку­да пе­чаль­нее смер­ти са­мой жен­щи­ны.

Вме­сте с Ле­ной мы бы­ли как ле­вая и пра­вая ру­ка

– Что на­пи­са­но в пред­ва­ри­тель­ном за­клю­че­нии? – «Смерть на­сту­пи­ла око­ло 19:06 по при­чине об­ту­ра­ци­он­ной ас­фик­сии вслед­ствие по­па­да­ния в ды­ха­тель­ные пу­ти ино­род­но­го те­ла», – за- чи­та­ла Ле­на. – В об­щем, по­да­ви­лась ле­ден­цом. При­шла в суб­бо­ту в офис – прав­да, непо­нят­но за­чем,– а спу­стя час охран­ник по­шел на об­ход и вы­звал «ско­рую»: мол, де­вуш­ка без со­зна­ния ле­жит... Толь­ко вот де­вуш­ка бы­ла уже по­чти час мерт­ва, бед­няж­ка. – Стран­но... – про­го­во­ри­ла я, ощу­пы­вая те­ло. – Ви­дишь вот эти от­ме­ти­ны? На пле­чах тру­па яв­ствен­но бы­ли вид­ны сим­мет­рич­ные си­ня­ки, остав­лен­ные, су­дя по все­му, паль­ца­ми рук. – По­хо­же, кто-то дер­жал ее за пле­чи. Воз­мож­но, по­мо­гая уме­реть... Еле­на вни­ма­тель­но рас­смот­ре­ла ге­ма­то­мы сквозь спе­ци­аль­ную лу­пу. – Со­всем све­жие. И точ­но от рук – боль­шие паль­цы воз­ле клю­чиц и че­ты­ре сза­ди. Стран­но, что в ми­ли­ции не

об­ра­ти­ли на это вни­ма­ния. – Да что тут стран­но­го? – мах­ну­ла я рукой. – Смерть от уду­шья ле­ден­цом, все яс­но как два­жды два. Уве­ре­на, все не так про­сто, но улик тут кот на­пла­кал. А на­шим сле­до­ва­те­лям, зна­ешь, оче­ред­ной «глу­харь» ни к че­му. – Жаль, та­кая мо­ло­день­кая... – про­шеп­та­ла Ле­на и вдруг об­ра­ти­лась ко мне: – Надь, а ес­ли улик бу­дет до­ста­точ­но, де­ло от­кро­ют? Ко­гда-то мой быв­ший муж ра­бо­тал сле­до­ва­те­лем в ми­ли­ции, и, ви­ди­мо, по­это­му на­пар­ни­ца ре­ши­ла, что я знаю все об уго­лов­ном су­до­про­из­вод­стве. – На­вер­ное, да, – по­жа­ла пле­ча­ми. – Толь­ко от­ку­да же они возь­мут­ся? И то­гда Ле­на пред­ло­жи­ла свой план. Сра­зу ска­жу, что мне эта идея из­на­чаль­но не очень по­нра­ви­лась: ра­бо­ты у нас и так хва­та­ет, а за иг­ры в сле­до­пы­тов боль­ни­ца не до­пла­чи­ва­ет. Но раз­ве я мог­ла от­ка­зать на­пар­ни­це, так жаж­ду­щей спра­вед­ли­во­сти? Кро­ме то­го, те­ло де­вуш­ки, ле­жа­щее на хо­лод­ном сто­ле, буд­то го­во­ри­ло со мной... О том, что лишь вче­ра эти мяг­кие во­ло­сы гла­ди­ла чья­то ру­ка, гре­ла чья-то улыб­ка, а ее хруп­кая ла­донь по­ко­и­лась на жи­во­ти­ке, в ко­то­ром бы­ло не суж­де­но окреп­нуть но­вой жиз­ни... – Хо­ро­шо, – неуве­рен­но со­гла­си­лась я. – Мы сде­ла­ем это. Но толь­ко не вы­хо­дя за рам­ки за­ко­на. – Ко­неч­но, – во­оду­шев­лен­но кив­ну­ла Ле­на. Че­рез па­ру дней я раз­до­бы­ла в ре­ги­стра­ту­ре ад­рес ме­ста ра­бо­ты по­гиб­шей де­вуш­ки, ко­то­рую зва­ли Ан­на. В круп­ной де­ве­ло­пер­ской ком­па­нии, за­ни­ма­ю­щей­ся пре­иму­ще­ствен­но тор­гов­лей недви­жи­мо­сти, Аня тру­ди- лась без ма­ло­го год на долж­но­сти ас­си­стент­ки ди­рек­то­ра. По­сле смер­ти де­вуш­ки про­шло несколь­ко дней, и мы на­де­я­лись, что в глав­ном офи­се уже при­ня­лись ис­кать пре­тен­ден­ток на осво­бо­див­шу­ю­ся та­ким тра­ги­че­ским об­ра­зом ва­кан­сию. На это за­да­ние от­пра­ви­лась Ле­на – она бы­ла об­щи­тель­нее, сим­па­тич­нее и мо­ло­же ме­ня на семь лет, а без бе­ло­го ха­ла­та, ша­поч­ки и пер­ча­ток вполне по­хо­ди­ла на неопыт­ную ин­же­ню в ро­ли по­тен­ци­аль­ной сек­ре­тар­ши. Я же по­сле ра­бо­ты от­пра­ви­лась до­мой и, при­ку­пив в бли­жай­шем фаст­фу­де тай­ской еды, устро­и­лась пе­ред те­ле­ви­зо­ром смот­реть но­вую се­рию лю­би­мо­го де­тек­ти­ва. Вне­зап­но в квар­ти­ре по­тух

Мне из­на­чаль­но эта идея не нра­ви­лась, но как тут от­ка­зать

свет. «Опять со­се­ди вклю­чи­ли обо­гре­ва­тель, и вы­би­ло проб­ки!» – раз­дра­жен­но по­ду­ма­ла я и ста­ла на ощупь про­би­рать­ся в при­хо­жую. Вот в чем глав­ный ми­нус от­сут­ствия в до­ме му­жи­ка – ни кран те­бе по­чи­нить, ни проб­ки вкру­тить... И тут я за­ме­ти­ла, что из-под вход­ной две­ри про­би­ва­ет­ся по­лос­ка мерт­вен­но-бе­ло­го све­та. Рас­пах­нув дверь, вдруг ока­за­лась на сво­ем ра­бо­чем ме­сте – в мор­ге. На сто­ле го­лы­шом си­де­ла Ан­на, пе­чаль­но гля­дя на ме­ня. – Что... про­ис­хо­дит?.. – спро­сил я сип­лым, со­вер­шен­но чу­жим го­ло­сом. Она мол­ча про­ве­ла ла­до­нью по гор­лу: мол, не мо­гу го­во­рить. По­том вста­ла, при­се­ла на кор­точ­ки и про­ве­ла по хо­лод­но­му го­лу­бо­му ка­фе­лю по­ла ука­за­тель­ным паль­цем, остав­ляя кро­ва­вый след: бук­ва «ж», по­том «е»... Гро­мо­глас­ная трель двер­но­го звон­ка цеп­кой клеш­ней вы­рва­ла ме­ня из это­го кош­ма­ра. Призна­юсь, от­кры­вая, я слег­ка за­па­ни­ко­ва­ла. Но там ме­ня жда­ла не мерт­вая де­вуш­ка, а Ле­на, ко­то­рая яв­но бы­ла жи­вее всех жи­вых. – На­деж­да, ну что ты так дол­го? Усну­ла, что ли? Я за­мерз­ла ждать... У ме­ня та­кие но­во­сти! Мы про­шли на кух­ню. Я за­ва­ри­ла чаю и се­ла на­про­тив по­дру­ги, при­го­то­вив­шись слу­шать. – В об­щем, при­шла я ту­да со сво­им ре­зю­ме: мол, уви­де­ла ва­кан­сию в Ин­тер­не­те. По­про­си­ли ме­ня по­до­ждать. Се­ла в при­ем­ной, жду. Вы­хо­дит, зна­чит, де­вуш­ка ко мне, вся с ви­ду та­кая де­ло­вая, а у са­мой глаз­ки, как у бро­шен­но­го щен­ка. Ну, ду­маю, что-то тут нелад­но. По­бол­та­ли мы с ней, я за­пол­ни­ла ан­ке­ту, а по­том и спра­ши­ваю: «Где тут мож­но пе­ре­ку­сить?», вре­мя-то обе­ден­ное. А де­вуш­ка эта и го­во­рит: «Идем­те со мной, я как раз обе­дать иду». Там она мне за са­ла­том да чаш­кой ко­фе все и рас­ска­за­ла... Я на­ли­ла в чаш­ки чай. Для ме­ня не бы­ло но­во­стью то, что лю­ди, пе­ре­жив­шие смерть близ­ко­го че­ло­ве­ка, ста­но­вят­ся уяз­ви­мы­ми и из­лишне от­кро­вен­ны­ми с чу­жи­ми. Та­ким об­ра­зом сра­ба­ты­ва­ет ка­кой-то за­щит­ный ме­ха­низм на­шей пси­хи­ки, и че­ло­век пы­та­ет­ся по­де­лить­ся го­рем с дру­ги­ми. – Ее зо­вут Ка­тя, и Аня бы­ла ее близ­кой по­дру­гой. Имен­но Ка­тя по­зва­ла ее в кон­то­ру, ко­гда ее по­вы­си­ли в долж­но­сти и ме­сто ас­си­стент­ки осво­бо­ди­лось. Го­во­рит, Аня

Ка­тя за­ме­ти­ла, что у Ан­ны по­яви­лись лиш­ние день­ги

спер­ва безум­но ра­до­ва­лась – она как раз сня­ла от­дель­ную квар­ти­ру, день­ги нуж­ны бы­ли, а же­них ее все по ка­ким-то экс­пе­ди­ци­ям пла­вал, его по пол­го­да до­ма не бы­ва­ло. Толь­ко че­рез па­ру ме­ся­цев Ка­тя за­ме­ти­ла, что де­нег ста­ло как-то на удив­ле­ние мно­го – Аня ча­стень­ко поз­во­ля­ла се­бе от­дых за гра­ни­цей, брен­до­вую одеж­ду, вся­кие до­ро­гие без­де­луш­ки... А про­шлой зи­мой она по непо­нят­ной при­чине рас­ста­лась со сво­им пар­нем. – А как же... ре­бе­нок? – уди­ви­лась я. – Вот тут и на­чи­на­ет­ся са­мое ин­те­рес­ное, – про­дол­жи­ла Ле­на. – Ко­гда Ка­тя спра­ши­ва­ла у Ани, от ко­го ре­бе­нок, та упор­но не хо­те­ла го­во­рить, хоть дру­жи­ли они еще со шко­лы. То­гда Ка­те­ри­на ре­ши­ла, что это кто-то

из офи­са, и раз Аня бы­ла ас­си­стент­кой ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра и ча­сто ез­ди­ла с ним в ко­ман­ди­ров­ки... – ...то, ско­рее все­го, это ее босс! – за­кон­чи­ла я. – Вот имен­но, – удо­вле­тво­рен­но кив­ну­ла моя на­пар­ни­ца. – А те­перь угадай: был ли у ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра ком­па­нии, соб­ствен­ни­ком ко­то­рой яв­ля­ет­ся се­мья его же­ны, мо­тив убить мо­ло­день­кую бе­ре­мен­ную от него сек­ре­тар­шу? – От­ку­да ты зна­ешь, что фир­ма оформ­ле­на не на него? – от­ве­ти­ла я во­про­сом на во­прос. – Ин­тер­нет, подруга, – Ле­на до­воль­но по­ма­ха­ла пе­ред мо­им но­сом смарт­фо­ном. Я вдруг вспом­ни­ла свой се­го­дняш­ний сон. – Слу­шай, а ты не узна­ла, как зо­вут ее ше­фа? – Узна­ла, ко­неч­но. Олег Сер­ге­е­вич, – Ле­на сде­ла­ла ум­ное ли­цо и хваст­ли­во до­ба­ви­ла: – Я те­бе боль­ше ска­жу, у ме­ня да­же есть об­ра­зец его ДНК! Те­перь мы смо­жем сде­лать ана­лиз ДНК пло­да, и ес­ли они сов­па­дут, то это бу­дет по­во­дом за­ве­сти уго­лов­ное де­ло на это­го по­дон­ка! Олег... Что же пы­та­лась ска­зать мне по­гиб­шая Аня? Ду­ма­ла, она хо­те­ла на­звать чье-то имя... – А с име­нем Же­ня в офи­се ни­ко­го нет? – как бы меж­ду про­чим по­ин­те­ре­со­ва­лась я. – Ну, я же не со все­ми успе­ла там по­зна­ко­мить­ся, – по­жа­ла пле­ча­ми Ле­на. – А за­чем те­бе? – Да так, про­сто спро­си­ла. На­зав­тра мы от­да­ли на­шим кол­ле­гам из ДНКла­бо­ра­то­рии биоп­сий­ный ма­те­ри­ал пло­да по­гиб­шей и несколь­ко во­ло­син ее быв­ше­го ше­фа Оле­га Сер­ге­е­ви­ча, ко­то­рые Ле­на тай­ком сня­ла с его паль­то, ви­ся­ще­го в при­ем­ной. Че­рез несколь­ко дней при­шли ре­зуль­та­ты те­ста: сов­па­де­ние 99,99%. Во вре­мя обе­ден­но­го пе­ре­ры­ва я по­зво­ни­ла сво­е­му ста­ро­му зна­ко­мо­му Во­ло­де, ко­то­рый ко­гда-то ра­бо­тал опе­ром вме­сте с мо­им му­жем, и вкрат­це из­ло­жи­ла ему суть де­ла. – Улик ма­ло, – ска­зал он. – Ну кру­ти­ла она ро­ман с ше­фом, ну бы­ла от него бе­ре­мен­на, и что? Вряд ли он мог за­су­нуть ей в рот ле­де­нец и за­ста­вить им по­да­вить­ся.

Ока­за­лось, де­вуш­ка упор­но скры­ва­ла, кто отец ее ре­бен­ка

– Но он же мог про­сто сто­ять и на­блю­дать, как она за­ды­ха­ет­ся... Или да­же «по­мочь», су­дя по си­ня­кам на пле­чах. – То­гда это уже ста­тья. Но как мы это до­ка­жем без сви­де­те­лей, оче­вид­ных сле­дов борь­бы и про­че­го? – за­ду­мал­ся Во­ло­дя. – Ох, На­деж­да, не лез­ли бы вы ту­да, это гиб­лое де­ло, за него не возь­мет­ся ни­кто... Ко­гда я пе­ре­да­ла этот со­вет Лене, она рас­стро­и­лась. – Но ведь мы по­чти вы­яс­ни­ли, кто убил ее? Неуже­ли смерть мо­ло­дой де­вуш­ки и ее ре­бен­ка так и оста­нет­ся без­на­ка­зан­ной? – в ее гла­зах за­ки­па­ли сле­зы. Мне са­мой бы­ло страш­но обид­но, что та­кое слу­ча­ет­ся в на­шем ми­ре – кто-то уми­ра­ет, не ро­див­шись, кто-то гиб­нет в рас­цве­те лет, ну а кто-то про­сто про­дол­жа­ет жить даль­ше, на­сла­жда­ясь сво­ей вла­стью и об­ще­ством мо­ло­день­ких ас­си­стен­ток. Но я по­жи­ла на этом све­те немно­го боль­ше Ле­ны и уже зна­ла, что как ни ста­рай­ся смот­реть се­бе под но­ги, од­на­ж­ды непре­мен­но всту- пишь в ку­чу дерь­ма... Про­шло па­ру недель. Ка­кто мы воз­вра­ща­лись с ра­бо­ты, про­хо­дя ми­мо боль­ших стек­лян­ных окон до­ро­го­го ре­сто­ра­на: на сто­лах го­ре­ли све­чи, лю­ди ужи­на­ли, негром­ко бе­се­дуя и на­сла­жда­ясь до­ро­гим ви­ном. Вне­зап­но Ле­на схва­ти­ла ме­ня за ру­кав и по­та­щи­ла за угол. – Да ты с ума со­шла... – Тс-с-с, – про­ши­пе­ла она, вы­гля­ды­вая из-за уг­ла и вни­ма­тель­но всмат­ри­ва­ясь ку­да­то. – Он там си­дит. – Кто? – не по­ня­ла я. – Этот Олег Сер­ге­е­вич. Я его ви­де­ла мель­ком, ко­гда в их офис хо­ди­ла, пом­нишь? Он с мым­рой ка­кой-то. Не­бось, оче­ред­ная жерт­ва, – гла­за мо­ей на­пар­ни­цы за­го­ре­лись недоб­рым огнем, и преж­де чем я успе­ла что-то ска­зать или да­же по­ду­мать, она уже за­бе­жа­ла в ре­сто­ран. Даль­ней­шее про­ис­хо­ди­ло на мо­их гла­зах, но слы­шать я ни­че­го не мог­ла, по­то­му знаю из сви­де­тельств при­сут­ству­ю­щих в за­ле лю­дей, чьи по­ка­за­ния бы­ли под­ши­ты к де­лу. Ле­на под­ле­те­ла к сто­ли­ку, где ужи­нал Олег Сер­ге­е­вич со сво­ей, как ока­за­лось, же­ной, и злоб­но про­из­нес­ла: – Я хо­те­ла вас спро­сить, креп­ко ли вы спи­те но­чью по­сле то­го, что сде­ла­ли? – А вы во­об­ще кто? – опе­шил муж­чи­на. – И по­че­му это я, по-ва­ше­му, дол­жен пло­хо спать? «Я еще по­ду­ма­ла: бо­же, вот это са­мо­об­ла­да­ние!» – поз­же рас­ска­жет Ле­на. И тут в их диа­лог вклю­чи­лась же­на. Она вста­ла, опро­ки­нув на се­бя та­рел­ку с са­ла­том, и на­ча­ла кри­чать Лене, что она не име­ет пра­ва вот так за­яв­лять­ся и в чем-то их об­ви­нять. Видно бы­ло, что она по­те­ря­ла са­мо­об­ла­да­ние, и вот-вот нач­нет­ся ис­те­ри­ка. Я ви­де­ла всю эту фан­тас­ма­го­ри­че­скую сце­ну: жен­щи­на на­хо­ди­лась на пре­де­ле нерв­ных воз­мож­но­стей. Ко­гда к ре­сто­ра­ну подъ­е­ха­ла по­ли­ция, вы­зван­ная ад­ми­ни­стра­то­ром, ба­рыш­ня на­ча­ла пла­кать. Это бы­ло как ми­ни­мум стран­но. Опе­ра­тив­ни­кам оста­лось лишь немно­го на нее под­на­жать – и она во всем при­зна­лась. ...Су­пру­гу Оле­га Сер­ге­е­ви­ча зва­ли Кри­сти­на, и она вы­шла за него по боль­шой люб­ви, в то вре­мя как он – по боль­шо­му рас­че­ту. По­след­ние несколь­ко лет Кри­сти­на, бу­дучи стар­ше му­жа на шесть лет, ми­ри­лась с мно­го­чис­лен­ны­ми ин­триж­ка­ми лю­би­мо­го, од­на­ко Ан­на ста­ла по­след­ней кап­лей. Кро­ме то­го, муж за­явил, что де­вуш­ка бе­ре­мен­на от него, и по­то­му он на­ме­рен пе­ре­ехать к ней. В ту зло­счаст­ную суб­бо­ту Кри­сти­на на­зна­чи­ла Анне встре­чу в офи­се, же­лая пред­ло­жить де­вуш­ке нема­лую сум­му в об­мен на то, что­бы та ис­чез­ла. Но де­ло обер­ну­лось

Муж­чи­на со­хра­нял уди­ви­тель­ную для убий­цы вы­держ­ку

тра­ге­ди­ей: Аня от­ка­за­лась брать день­ги, рас­пла­ка­лась, а по­том вне­зап­но на­ча­ла за­ды­хать­ся: маленький ле­де­нец, ко­то­рый был у нее во рту, по­пал в ды­ха­тель­ное гор­ло. Кри­сти­на, бу­дучи вне се­бя от зло­сти, схва­ти­ла де­вуш­ку за пле­чи и дер­жа­ла до тех пор, по­ка та не пе­ре­ста­ла ды­шать... Я вспом­ни­ла стран­ный сон, при­снив­ший­ся мне, и то, как мерт­вая де­вуш­ка ста­ра­тель­но вы­во­ди­ла паль­цем на по­лу не имя убий­цы, а ее се­мей­ный ста­тус: же­на...

Все, кро­ме нас, бы­ли уве­ре­ны, что Ан­на по­гиб­ла слу­чай­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.