Один день кош­ма­ра

Наш со­сед ка­зал­ся очень ми­лым че­ло­ве­ком, и я не ожи­да­ла от него ни­че­го пло­хо­го...

Zhenskiye Istorii - - Дела Житейские - Ека­те­ри­на, 31 год

Вой­дя в при­хо­жую, я оклик­ну­ла сы­на: «Ан­тош­ка, у ме­ня для те­бя сюр­приз. Пер­вая клуб­ни­ка!» Клуб­ни­ку наш ре­бе­нок лю­бит боль­ше мо­ро­же­но­го, кон­фет и чип­сов, так что дол­жен был бы вы­ле­теть из ком­на­ты пу­лей. Но он да­же не ото­звал­ся. Это бы­ло стран­но. У нас до­го­во­рен­ность: сра­зу по­сле шко­лы Ан­то­ша идет до­мой и де­ла­ет уро­ки. И до мо­е­го воз­вра­ще­ния из квар­ти­ры ни но­гой. Соб­ствен­но, это бы­ла да­же не до­го­во- рен­ность, а жест­кое тре­бо­ва­ние, и до сих пор сын его вы­пол­нял. А се­го­дня вдруг… По по­зво­ноч­ни­ку про­бе­жал непри­ят­ный сквоз­ня­чок тре­во­ги. По­зво­ни­ла Ан­то­ше на мо­биль­ный. Недо­сту­пен. Ба­та­рея раз­ря­ди­лась? Вы­ско­чи­ла на лест­нич­ную пло­щад­ку и по­зво­ни­ла в квар­ти­ру на­про­тив. Ни­кто не от­крыл. Сбе­жа­ла вниз. Во дво­ре маль­чиш­ки иг­ра­ли в футбол. — Ре­бя­та, вы Ан­то­на не ви­де­ли? — Он се­го­дня еще не вы­хо­дил. Вер­нув­шись до­мой, по­зво­ни­ла класс­ной ру­ко­во­ди­тель­ни­це сы­на. — Ан­на Ми­хай­лов­на, здрав­ствуй­те, это ма­ма Ан­то­на За­бо­лот­но­го... Ска­жи­те, он был се­го­дня в шко­ле? Я при­шла с ра­бо­ты, а его до­ма нет. — В шко­ле он был и ушел как обыч­но, — от­ве­ти­ла учи­тель­ни­ца. — Мо­жет, к ко­му ому из ре­бят в го­сти за­шел? За­пи­ши­те ите те­ле­фон Глеба Си­ни­цы­на — они с Ан­то­ном дру­жат. Учи­тель­ни­ца ль­ни­ца говорила что-то еще, но о я не слу­ша­ла. То­роп­ли­во о на­жа­ла кноп­ку от­боя и на­бра­ла но­мер при­я­те­ля сы­на. — Мы с Ан­то­ном по­сле уро­ков вме­сте из шко­лы вы­шли. Его де­душ­ка за­брал, а я до­мой по­шел… «Он ему не де­душ­ка!» — хо­те­лось за­кри­чать мне, но гор­ло сда­вил спазм. …В Ки­ев мы пе­ре­еха­ли пол­го­да на­зад. Му­жу пред­ло­жи­ли здесь ра­бо­ту, и он сра­зу же за­го­рел­ся: «Та­кой шанс вы­па­да­ет раз в жиз­ни! Зар­пла­ту обе­ща­ют в пять раз боль­ше ны­неш­ней!» Но я ко­ле­ба­лась. Ко­неч­но, пер­спек­ти­вы в сто­ли­це зна­чи­тель­но луч­ше, чем в про­вин­ции. И шко­лы хо­ро­шие. Од­на­ко… — Сна­ча­ла по­жи­вем на съем­ной квар­ти­ре, по­том ку­пим соб­ствен­ную, — уго­ва­ри­вал муж. — А к ро­ди­те­лям бу­дем ез­дить на празд­ни­ки… То­гда я озву­чи­ла глав­ное «но»: — Здесь Ан­тош­ка все вре­мя под при­смот­ром, а там мы с то­бой це­лый день бу­дем на ра­бо­те, а ре­бе­нок…

— Ему уже не два го­да, — пе­ре­бил ме­ня Са­ша. — Вз­рос­лый па­рень, во вто­рой класс хо­дит. Или хо­чешь, что­бы он до ин­сти­ту­та за ваши юб­ки дер­жал­ся? В об­щем, все-та­ки убе­дил…

Воз­ра­жать боль­ше бы­ло нече­го. В об­щем, вско­ре мы всем се­мей­ством пе­ре­еха­ли в сто­ли­цу. Сня­ли квар­ти­ру...

Ра­бо­ту я на­шла быст­ро — мед­сест­ры тре­бу­ют­ся вез­де. И квар­ти­ру то­же сня­ли, ма­лень­кую, но уют­ную, а глав­ное — недо­ро­гую. Так что все вро­де сло­жи­лось. Вот толь­ко на ду­ше все вре­мя бы­ло неспо­кой­но — как там сын без нас? По­сле уро­ков зво­ни­ла ему каж­дый час, но маль­чиш­ки — они та­кие, ска­жут, что все в по­ряд­ке, а на са­мом де­ле… Спу­стя ме­сяц по­сле пе­ре­ез­да мои мрач­ные пред­чув­ствия оправ­да­лис оправ­да­лись. Од­на­ж­ды Ан­то­ша при­шел с ли­ло­вым «фо­на­рем» под гл гла­зом. — Кто это те­бя т так?! — пе­ре­пу­га­лась я я. — Нез­на Незна­ко­мые па­ца­ны... Боль­шие, л лет по три­на три­на­дцать. Я из шко­лы возв воз­вра­щал­ся, а они ме ме­ня обст сту­пи­ли и хо­те­ли отоо брать б мо­бильм ник ни и де день­ги. — Отоб­ра бра­ли?! —Н — Нет. За ме­ня один ста­рик всту­пил­ся. А по­том про­во про­во­дил до до­ма. Ока Ока­за­лось, он то­же здесь жи­вет — в на­шем подъ подъ­ез­де и да­же на на­шем эта­же эта­же! Я ре­ши­ла по­бла­го­да­рит по­бла­го­да­рить со­се­да. «Ста­рик» ока­зал­ся муж­чин муж­чи­ной лет ше­сти­де­ся­ти пя­ти, ин­тел­ли­гент ин­тел­ли­гент­ным и при­вет­ли­вым. Я при­гла­си­ла его в го­сти, он не от­ка­зал­ся, и во вре­мя чае­пи­тия рас­ска­зал, как в мо­ло­до­сти хо­дил в пла­ва­ние на ры­бо­ло­вец­ком трау­ле­ре. Ан­тош­ка слу­шал его с от­кры­тым ртом. Они при­вя­за­лись друг к дру­гу — наш сын и Па­вел Ива­но­вич. Я это­му не пре­пят­ство­ва­ла. Оба де­душ­ки на­ше­го сы­на умер­ли еще до его рождения, па­па веч­но за­нят, и Ан­то­ну яв­но недо­ста­ва­ло муж­ско­го вни­ма­ния. А со­сед один как перст… Раз, прав­да, об­мол­вил­ся, что был ко­гда-то же­нат, но боль­ше этой те­мы не ка­сал­ся. Ко­неч­но, вна­ча­ле я кон­тро­ли­ро­ва­ла их об­ще­ние, чу­жой че­ло­век все-та­ки. Но Ан­тон с та­ким вос­тор­гом от­зы­вал­ся о «де­душ­ке Па­ше» — и в на­столь­ный тен­нис класс­но иг­ра­ет, и на ве­ло­си­пе­де на­учил ка­тать­ся, и в шах­ма­ты... И во­об­ще, с ним так ин­те­рес­но! — А ты за ним ни­ка­ких стран­но­стей не за­ме­чал? — по­до­зри­тель­но спра­ши­ва­ла я, на­слу­шав­шись стра­ши­лок о пе­до­фи­лах. — За­ме­чал, — до­вер­чи­во де­лил­ся Ан­тош­ка. — Он ме­ня «сын­ком» зо­вет, а еще ино­гда Ар­те­мом. Та­кие «стран­но­сти» ме­ня не на­пу­га­ли. Мно­гие пен­си­о­не­ры на­зы­ва­ют всех, ко­му мень­ше трид­ца­ти, «сын­ка­ми», а Ан­тон и Ар­тем — име­на по­хо­жие, мож­но и пе­ре­пу­тать по неча­ян­но­сти... «Гос­по­ди, я же мо­гу Пав­лу Ива­но­ви­чу по­зво­нить! Ес­ли он за­брал Ан­то­на из шко­лы, то дол­жен знать, где он сей­час!» — мельк­ну­ла спа­си­тель­ная мысль. Но мо­биль­ный со­се­да то­же был вне зо­ны до­сту­па. Во­об­ра­же­ние при­ня­лось ри­со­вать кар­ти­ны од­на страш­нее дру­гой. А вдруг со­сед дей­стви­тель­но из­вра­ще­нец, все это вре­мя вти­рал­ся к Ан­тош­ке в до­ве­рие, а те­перь за­ма­нил его ку­да-ни­будь и… По­зво­ни­ла му­жу и, ры­дая, со­об­щи­ла о про­па­же сы­на. Са­ша тут же при­мчал­ся. Мы с ним обе­жа­ли все окрест­ные дво­ры, но без­ре­зуль­тат­но. Ко­гда со­всем стем­не­ло и на­ше от­ча­я­ние до­стиг­ло апо­гея, по­еха­ли в по­ли­цию. Сла­ва бо­гу, ка­пи­тан, де­жу­рив­ший в от­де­ле­нии, ока­зал­ся че­ло­ве­ком нерав­но­душ­ным и про­фес­си­о­наль­ным. Вни­ма­тель­но вы­слу­шал мой сбив­чи­вый рас­сказ и спро­сил: — Вы кро­ме име­ни ка­кие-то пас­порт- ные дан­ные сво­е­го со­се­да зна­е­те? — Да, — кив­ну­ла я. — Гри­цук Па­вел Ива­но­вич, 1952 го­да рождения. — По­си­ди­те… — он вы­шел, вер­нул­ся толь­ко че­рез пол­ча­са, и это вре­мя по­ка­за­лось мне веч­но­стью. — Зна­чит, так… Есть но­во­сти — по­ка не знаю, хо­ро­шие или пло­хие. Мне уда­лось най­ти быв­шую же­ну ва­ше­го со­се­да. Я с ней со­зво­нил­ся и узнал ин­те­рес­ные по­дроб­но­сти... Ока­зы­ва­ет­ся, у них был сын — Ар­тем. В во­семь­де­сят вось­мом го­ду они всей се­мьей по­еха­ли в дом от­ды­ха, рас­по­ло­жен­ный в трид­ца­ти ки­ло­мет­рах от Ки­е­ва. За ру­лем был Па­вел Ива­но­вич. Он пре­вы­сил ско­рость, ма­ши­ну на по­во­ро­те вы­бро­си­ло в кю­вет. Маль­чик по­гиб — ему то­гда бы­ло во­семь лет. Чув­ство ви­ны спро­во­ци­ро­ва­ло у ва­ше­го со­се­да пси­хи­че­скую бо­лезнь, он дол­го ле­чил­ся, но и по­сле вы­пис­ки из боль­ни­цы мог го­во­рить толь­ко о по­гиб­шем сыне. Же­на не вы­дер­жа­ла и по­да­ла на раз­вод. Кста­ти, ваш ре­бе­нок по опи­са­нию очень по­хож на их Ар­те­ма... — Я до­га­ды­ва­юсь, где они, — хрип­ло ска­зал муж. — Вы узна­ли, как на­зы­вал­ся тот пан­си­о­нат, ку­да они то­гда не до­е­ха­ли? Мы дей­стви­тель­но на­шли Ан­то­на и Павла Ива­но­ви­ча в до­ме от­ды­ха. Ко­гда ка­пи­тан на­де­вал на на­ше­го со­се­да на­руч­ни­ки, тот за­кри­чал: — Ар­тем­ка, пожалуйста, ска­жи им! Я же не сде­лал те­бе ни­че­го пло­хо­го! И ни­ко­гда те­бе не на­вре­жу, сы­нок! Пе­ре­пу­ган­ный неожи­дан­ным аре­стом сво­е­го дру­га Ан­то­ша про­бор­мо­тал:

К сча­стью, муж не ошиб­ся: мы дей­стви­тель­но на­шли сво­е­го сы­на и Павла Ива­но­ви­ча за го­ро­дом в до­ме от­ды­ха...

— Де­душ­ка Па­ша ни­че­го мне не сде­лал. Мы про­сто хо­те­ли зав­тра по­ры­ба­чить! Удоч­ки ку­пи­ли… Че­рез два дня мы пе­ре­еха­ли на дру­гой ко­нец Ки­е­ва. Но­вая квар­ти­ра ху­же преж­ней, до­ро­же, да и до ра­бо­ты те­перь да­ле­ко до­би­рать­ся. Но… Я, ко­неч­но, ис­кренне со­чув­ствую горю быв­ше­го со­се­да, од­на­ко пред­по­чи­таю дер­жать­ся от него по­даль­ше.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.